2015-02-04T03:26:25+03:00

«Белый дом» подсел на кровавую диету!

Подав в отставку, Михаил Делягин, экс-помощник председателя правительства по экономике, дал «Комсомолке» свое первое интервью
Михаил Делягин: - В жертву правительству я принес 18 килограммов...Михаил Делягин: - В жертву правительству я принес 18 килограммов...
Изменить размер текста:

«Сановные» булочки по 7 рублей

Встречу отставник Делягин назначил в кафе рядом с метро:

- В нем по крайней мере не прослушивают. А то тут еще одно пафосное заведение открыли рядом с «Белым домом», так там сервис гробовой. Но не разоряются. Поневоле думаешь: чем они на самом деле занимаются?

- Боитесь прослушки?

- Прослушку сейчас любой ларечник может организовать. А госбезопасности не боюсь. Я же не шпион. Если их система работает хорошо, у меня просто обязаны с 1990 года слушать телефоны. Это нормально.

- И работает система?

- В «Белом доме» ее не видно. Значит, работает слишком хорошо или не работает совсем. Вот при Коржакове работала на троечку. Ко мне приходили люди и спрашивали: «Чего это вы так много общаетесь с иностранцами?» Не имели понятия, что я сопровождал всех иностранцев, шедших в наше управление.

- Вы, Михаил Геннадьевич, килограммов на 20 похудели! Или в правительстве плохо кормят?

- Кормят замечательно. В буфете самое вкусное пирожное стоит меньше 10 рублей. Булочки свежевыпеченные, дышащие паром, по 7 рублей. И точно знаешь, что в них нет никаких вредных присадок. Даже буфетчицы какие-то очень правильные. А чашка хорошего кофе - 2 рубля 84 копейки...

- Лучше, чем здесь?

Мы пьем кофе по 50 рублей за чашку. Делягин отхлебывает и выносит вердикт:

- Лучше.

- Как же вы при такой кормежке похудели?

- Сначала я на 4 килограмма поправился и начал вываливаться из костюма, а костюм жалко - дорогой. И тогда я сел на «кровавую» диету. Хотя и читал в вашей газете, что она - шарлатанство.

- Это та диета, на которой весь «Белый дом» и вся Госдума сидят?

- Многие. Один депутат уменьшился в объеме в два раза.

- А Касьянов?

- Про него не скажу. Но лично я с 18 килограммами расстался.

Во власти надо действовать без шума

- До призыва в правительство вы были его отъявленным критиком. Как же вас туда взяли?

- Журналистов не разубедишь, что меня наняли, чтобы я заткнулся. Но изнутри правительства ущерб можно нанести больше, чем любой критикой извне.

Первые три месяца для меня там были проверкой - вроде подмести пол, вымыть окна. То есть разрулить муниципальные отношения и прочая грязная работа. На ней проверяют, как новичок пашет, не сливает ли информацию. Такие проверки есть в любой приличной организации. А потом мне поручили еще одно, уже серьезное дело - реформу энергетики, где была настоящая дыра.

- И как работает аппарат по сравнению с прошлым?

- Сегодняшний секретариат в «Белом доме» - лучший из всех, что я видел. Он отлаженнее, эффективнее. Так что из трех ночей в жизни, которых я не спал из-за волнения, две не спал из-за этого ухода.

- А «ушел»-то вас кто?

- Сам. Понял, что все, что мог, уже сделал. Больше изменить уже ничего нельзя - все законы по электроэнергетике приняты. Дальше, как честному чиновнику, надо их исполнять, а как честному человеку - бороться за их отмену.

- Эти законы вам не нравятся?

- Они разрушительные! Но мне удалось оттянуть их принятие на 10 месяцев. Этим я отработал вкусный и дешевый кофе.

- Так, значит, это вы весь последний год лежали трупом на пути у Чубайса?

- С реформой боролись многие, говорят, вплоть до главы президентской администрации Волошина. Меня уже начали обвинять, что я недостаточно красочно расписывал Касьянову все ужасы этой реформы. Но премьер тоже может не все. Потому мне приходилось тормозить реформу неслышно, на личных связях, чтобы не подставить своих коллег.

- Это и есть подковерная борьба в коридорах власти?

- Это азбука работы там.

- Помнится, Наздратенко тоже жаловался на человека в аппарате Касьянова, который положил под сукно рыбную реформу и не давал ей хода. Это не вы были?

- Не я. Наздратенко назвал человека, которого счел виновным в своих неудачах. И выбрал того, кто ему не мог ответить. Это признак бессилия.

«Тут идеи не рождаются, а умирают»

- А правительство у нас идейное?

- В бюрократической структуре идеи вообще не рождаются, а в нашем Кабинете министров они скорее умирают. Его среднесрочная программа, по моим ощущениям, списана еще с программы 94-го года. Как тогда ее Ясин написал по гайдаровским мотивам, так она и осталась. Идеи сейчас рождаются в основном в коммерческих корпорациях. Они вбрасывают свои идеи во власть и там их лоббируют.

- Но многие считают, что нынешнее правительство профессиональнее предыдущих. Вы и сами это сказали...

- Я говорил об аппарате, а не о министрах. Четвертый год на нас льется поток нефтедолларов. И министры кажутся пушистыми и профессиональными. Нефтедоллары расслабили правительство, склонили к принципу: «Если хочешь поработать, ляг, поспи - и все пройдет». Среднесрочная программа на 2003 - 2005 годы рассматривалась в феврале, а сейчас сентябрь, и ее до сих пор не приняли. А один из отцов реформы электроэнергетики только после принятия ее в качестве закона узнал, что большая часть электроэнергии в мире продается по прямым договорам, а не на бирже. Это же анекдот!

- А говорят, что аппарат «Белого дома» чуть ли не воюет с министерствами?

- Если решение важное, там оказывают давление на министерства. Хотя меньше, чем при Черномырдине. Тогда просто глава аппарата приносил проект и говорил: вы, ребята, его согласовывайте, но оно должно быть принято - и точка. Сейчас такого нет. Министры сами давят на аппарат, и проблемы, которые стоят перед страной, не решаются!

- Вы удивитесь, но это заметно даже не из «Белого дома». Вот почему не идет административная реформа?

- Да разве чиновники сами себя зарежут? Никогда! Надо, чтобы государство определило свое присутствие в экономике и под него вновь создало 25 - 28 министерств вместо сегодняшних 60. Остальных - гнать в три шеи. Но такая реформа в компетенции исключительно президента. Если за это возьмется премьер, администрация президента вправе писать докладную о подрыве конституционного строя.

- А пока мы пребываем в блаженном застое?

- Для народа - в блаженном. А для правительства - в паразитирующем состоянии. Греф уже, по сути, признал, что на экономику влияет не его политика, а цены на нефть. Кому тогда нужна такая политика?

- Что же вы не помогли ее Касьянову выработать?

- Я потому и ушел, черт возьми, что исчерпал возможности влиять на нее. А оставаться причастным к тому, что сейчас будет происходить, я не хочу.

- И много таких людей в правительстве, которые понимают, что ничего сделать не смогут, но работают?

- В аппарате их и должно быть много. Вот тонет «Титаник», а радист звонит в столовую: «Когда будет обед?» Он настоящий чиновник - выполняет штатное расписание. Но должны быть и люди, которые не обязаны затыкать пробоины в корабле, но затыкают. Без них - на дно.

Американцы в 70-х годах сделали эксперимент на одном заводе. Приказали каждому делать только то, что ему положено. Завод стал через две недели. Никакая инструкция предвидеть всего не может.

Взяточником становятся раз и навсегда

- А что, сейчас Россия - «Титаник»?

- До первого столкновения с айсбергом. Но пока его не видно, и мы, спасибо дорогой нефти, хорошо плывем. Хотя наши инвестиции потребительские. Мы покупаем «Мерседесы», но не строим новые заводы. Очень много инвестиций в передел собственности. Один олигарх захватывает у другого завод и тратит на это миллионы. Это тоже инвестиции, но не в развитие страны.

- Говорят, сейчас идет новый передел собственности?

- Посмотрите, как пачками отстреливают бизнесменов - как в начале 90-х. 15 лет строим рыночную экономику, а собственность не защищена. Передел собственности - криминальное банкротство - сейчас самый выгодный бизнес.

- Почему именно сейчас?

- Бюрократия получила карт-бланш. И она начала отрывать себе куски. Но это вторая причина. А первая - улучшилась конъюнктура и российские заводы из золушек превратились в красавиц на выданье. К ним выстроились в очередь олигархи. И в толкотне давят друг другу ноги, а то и ножиком в бок. А уж замочить директора завода - это как рябчика на завтрак съесть.

- Что это за карт-бланш бюрократии?

- Бизнесмены признают, что чиновники за первые два путинских года повысили ставки своих взяток вдвое. Бюрократ стал более безнаказанным.

- Но вот Грызлов начал «оборотней» на чистую воду выводить. Наказывают же...

- Не надо издеваться над Грызловым. Он хороший человек. Ему просто не повезло с пиаром.

- А может, зарплата у чиновников плохая? Вот и живут на мзду?

- Многие - на зарплату. Но взятка - вопрос не денег. Положите чиновнику оклад 5 тысяч долларов, он брать не перестанет. Грамотный взяткодатель найдет способ привязать нужного чиновника. Взяв один раз, уже не отвяжешься.

Наверное, должна быть система внутренней безопасности, в которую чиновник мог бы прийти и сказать: ребята, меня скоррумпировали. Но я хочу исправиться. А под страхом репрессии никогда в этом не сознаются. И потому будут продолжать брать.

- А вам как чиновнику сколько родина платила?

- В прошлом году я получал «грязными» вместе со всеми накрутками 550 долларов в месяц. В этом году было повышение где-то до 750. Для правительства это много, для семьи в Москве - мало. С другой стороны, есть своя поликлиника, дома отдыха, детсад, вплоть до химчистки и ателье по пошиву костюмов. Даже квартиры кое-кто получает.

Но в правительство идут люди с особым взглядом на жизнь. Им достаточно прожиточного минимума или чуть больше. Лишь бы быть причастным общей идее и видеть, что работаешь на страну. Если этого нет - начинаешь брать взятки или уходишь.

Когда есть идея, берущий взятки воспринимается как вредитель. Если идеи нет - взяточнику просто завидуют. Сегодня идеи, увы, нет.

- После отставки по чему больше скучать будете?

- По коллегам. Ну, и по статусу, конечно. Это страшная болезнь. Когда на ваш звонок отвечают не через час задыхающимся от почтения голосом, а в лучшем случае на следующий день, это бьет по нервам. Есть такая песенка: «Теперь я Чебурашка, и каждая дворняжка...» Перестаете быть Чебурашкой. Психологически это болезненно. Но я знаю, что это болезнь, и буду ее лечить.

- Может, дадите народу один совет из тех, что давали Касьянову?

- Сейчас не могу. Есть какие-то правила. Лет через 25 подходите - дам.

ДОСЬЕ «КП»

Михаил Геннадьевич Делягин родился в 1968 году. С 1990 года работал в экспертно-аналитических группах при Борисе Ельцине, экономическим советником вице-премьеров Бориса Немцова и Николая Аксененко. Ушел в отставку за 1 день до дефолта 17 августа 1998 года. Возглавлял созданный им Институт проблем глобализации, не раз выступал с критикой правительства. А в 2001 году неожиданно для многих стал экономическим советником Михаила Касьянова. В конце августа 2003 года уволился из «Белого дома».

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также