1568

Конфликт в московской школе: Учительница попала под суд из-за «неправильной» оценки

А ее сыну отомстили кулаками

- Муслим закрыл дверь в классе. А Мурад подошел ко мне и сказал: «Ты забыл, кто тут главный? Кто на уроке хорошо отвечать может? Я тебе напомню!» А после этого ударил, - сбивающимся голосом рассказывает Саша. Дальше он плохо помнит - его тошнило и было очень больно. Потом в больницу отвезла «неотложка». Врачи диагностировали у мальчика сотрясение мозга. Избиением занялась милиция.

Но перед судом оказался не Мурад, а мама Саши - учительница из этой же школы...

Дружба за деньги

Саша с детства много болел - суставы плохо развивались, и почти всю младшую школу мальчишка провел в больнице. Врачи до последнего не верили, что он сможет ходить. Но он назло всем прогнозам научился даже бегать. А вот драться так и не научился.

Разбирая эту историю, я бывала в его школе несколько раз. Однажды на перемене совершенно случайно разговорилась с девчонкой, слонявшейся без дела. Оля оказалась как раз из 8-го класса, в котором учились Саша и Мурад. «Да Сашка никого пальцем никогда не тронул. Ему подзатыльник отвесят, а он только что-то сказать может, да и то чаще промолчит, - бойко вступила она в разговор. - У нас в классе дружат только за деньги. У кого есть - те друзья, а все остальные - мусор. Мурад только богатеньких признает, а с ним лучше не ссориться. Они с Лехой, Колей и Муслимом весь класс держат на коротком поводочке, - доложила девочка, вертя в руках новенький iPhone.

Потом об этом же мне говорила учительница Мария Ивановна. Но лишь после того, как убедилась, что никто не подслушивает, и при условии, что я изменю ее имя и отчество:

- С Мурадом очень сложно работать. Он иногда переходит на ты. Может нахамить, посмеяться. У него в учебнике закладки из пятитысячных купюр. Однажды одна на пол упала, я его попросила поднять, ну неудобно все-таки. Он мне заявил: «Поднимите сами! Вам же нужнее!»

Зато одноклассникам выходки тринадцатилетнего вожака по вкусу.

- Мурад - классный пацан. У него своя квартира рядом. Мы все там тусуемся. Там и выпивки, и сигарет - завались. Он на нас денег не жалеет, - гордо говорит мне Володя.

Я очень рассчитывала поговорить и с Мурадом. Но подойти к нему попросту не удалось. По школе он шествовал, как Драко Малфой в фильмах про Гарри Поттера. По бокам чуть впереди двое крупных парней - те самые Леша и Коля. Где-то между ними на уровне плеча друзей гордо вышагивал Мурад. Замыкал колонну Муслим. Стоило приблизиться, как меня оттеснили в сторону: «Че стоишь на проходе?»

«Получи за свою маму!»

...Учительница музыки из школы ушла неожиданно. И директор Виктор Евгеньевич позвал к себе Светлану Валерьевну Гоголевскую - преподавателя музыкальной школы и в прошлом концертмейстера нашумевшего мюзикла «Норд-Ост». В школе учился ее сын Саша.

- Я не очень хотела идти работать туда. Но были очень нужны деньги после очередной Сашкиной операции, - призналась она мне чуть позже.

И понеслось... Постановки детских праздников, мюзиклов, дополнительные занятия.

Однажды вечером, проверяя контрольную работу 5-го класса, преподаватель сильно огорчилась - Мамедиева не справилась с заданиями, а ведь девочка ходила в музыкальную школу, мечтала стать музыкантом. Светлана Валерьевна, вздохнув, поставила четверку. На следующий день объяснила девчушке, что стоит чуть больше внимания уделять теории. А еще через день учительницу к себе вызвал директор и попросил срочно исправить четверку: отец пятиклассницы очень недоволен оценкой: «Мамедиевой нужны только пятерки». Пришлось исправлять.

Еще один «сюрприз» ждал Светлану Валерьевну дома. Сын встретил маму с здоровенным фингалом под глазом.

- Меня Мурад побил, - признался Саша. - Сказал, что это за четверку, которую ты его сестре поставила. Ты унизила ее честь, а он - меня.

Оказалось, что Мамедиева - сестра Мурада Мамедзаде.

После этого были разбирательства между детьми и родителями в кабинете директора. Вроде конфликт удалось погасить.

- Я подошла к отцу Мурада и хотела объяснить, что Саша - инвалид и любой даже самый легкий толчок может навсегда посадить его в инвалидную коляску. Но Шадман Мамед-оглы ответил, что сын не виноват - он защищал честь сестры. И после этого вообще запретил своей дочери посещать мои уроки, - вспоминает Светлана Валерьевна.

Какое-то время Сашу одноклассники не трогали.

- Ну иногда угрожали побить, но не трогали. Ну только иногда затрещину дадут... - сжавшись на стуле у себя в комнате, рассказывал мне Саша.

17 мая угрозы привели в действие. Муслим закрыл дверь в классе... Повод: Саша слишком хорошо ответил на граждановедении...

«Они поспорили на него»

Мурад несколько раз ударил Сашу. Мальчик упал, стукнулся головой, закашлялся.

- Я помог ему встать и повел в учительскую. Потом приехала его мама с подругой и вызвали «Скорую», - рассказывает Сашин друг Игорь. - Били его сильно, ведь Мурад занимается восточными единоборствами с собственным тренером. А когда его увезли, Мурад поспорил с Муслимом на 10 тысяч рублей, что Саня не выживет после правильного удара...

Игорь стушевался.

- Мне Мурад тогда сказал, что отправит вслед за моей бабушкой, которая только-только умерла, - признался Саша.

В милиции по факту избиения несовершеннолетнего завели дело. Но, поскольку и самому Мураду еще не стукнуло 16, решили просто ограничиться постановкой подростка на учет.

Орфография сохранена

Саша поправился, и они с мамой на все лето поехали на дачу. С 1 сентября Сашка должен был идти в новую школу, а Светлана Валерьевна - на новую работу в Центр творческого развития. Но в августе учительница обнаружила в почтовом ящике повестку в суд. В прокуратуре ей объяснили: учительницу обвиняли по двум уголовным статьям - № 116 ч. 1 «оскорбление» - унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, и № 130 ч. 1 «побои» - совершение насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье № 115 УК РФ. Потерпевший... Мурад.

Из материалов дела получалось, что 17 мая, после того как Мурад избивал Сашу, Светлана Валерьевна подошла к тому и сказала: «черный, подлый, кавказец, понаехали, вас надо выгнать из Москвы, так как вы нерусские, тупой, дурак, дебил» (орфография свидетельских показаний сохранена). А потом учительница музыки отвесила ему пощечины и подзатыльники, которые мальчик покорно снес.

Намек учительнице был сделан прозрачный: заберешь заявление из милиции об избиении Саши, снимут Мурада с учета, тогда и дело об «оскорблении» закроем.

«Я очень испугалась»

Через несколько дней в квартире раздался звонок. «Вас сразу в «Матросскую Тишину» увезут! Вы что думаете, такие дела просто так проходят? Мы на вас управу найдем!» - кричал голос в трубке, представившийся следователем. Потом выяснилось, что никакого следователя не существовало - делом занимался дознаватель.

- Я очень испугалась. Всю свою жизнь работаю с детьми разных национальностей. И никогда, никогда никаких конфликтов! Конечно, в тот момент, когда я увидела побитого Сашку, у меня внутри все перевернулось, но я прежде всего педагог. И даже когда Мурад, крутившийся неподалеку, сказал мне, что добьет сына, я прошла мимо! - чуть не плача, объясняла мне подсудимая.

- Он ее и обзывать начал, мол, он тут хозяин и будет делать что хочет! - добавила подруга учительницы Наталья Гусь, которая приезжала в тот день в школу.

Справедливый суд

Первое заседание суда оказалось далеко не для слабонервных. То, как оскорбляли и били Мурада, рассказывали... два его высокорослых другана - те самые Леха и Колян и водитель семьи, который ежедневно забирает Мурада из школы. Сам парень при входе в зал судебных заседаний чудесным образом забыл русский язык, хотя еще пять минут назад бойко и почти без акцента трепался с приятелями. Он как-то странно сбивался в показаниях. Путались и другие. Коля вспомнил, как в пятом классе Светлана Валерьевна дала ему затрещину. Учительница напомнила, что работает всего год, тогда он тут же поправился и сказал, что не ему, а Мураду. Еще, подумав немножко, он добавил, что не в пятом, а в седьмом. А когда судья спросила у Леши и Коли, как они относятся к Светлане Валерьевне, те вдруг хором прокричали, что очень им нравится учительница музыки. И водитель рассказал, что он слышал, как Светлана Валерьевна в школе оскорбляла Мурада, только потом почему-то выяснилось, что он все время просидел в машине.

Судья несколько раз предлагала сторонам примириться. Мне не раз приходилось присутствовать на судебных процессах, но не помню, чтобы конфликтующие стороны так упорно уговаривали протянуть друг другу руки! Шадман Мамед-оглы, пошептавшись с адвокатом, сказал, что готов на примирение. Но это произойдет, если Светлана Валерьевна извинится перед Мурадом и выплатит 80 тысяч рублей в детский фонд, который он сам и курирует.

Мировой не получилось...Приходите завтра

На последнем заседании были только пятеро - судья, секретарь, учительница музыки и старший Мамедзаде. На задней скамейке сидела я с диктофоном. Ни адвоката, ни прокурора... Судья еще раз предложила выкурить трубку мира. На этот раз против был потерпевший: «Она такое натворила, я ее прощать не буду». В своем последнем выступлении папа Мурада вдруг стал говорить о каких-то конфетах, которые он принес во втором классе, а сын подсудимой якобы обозвал его богатым армянином (хотя он родом из Азербайджана!). Потом вдруг вспомнил, что учительница требовала, чтобы Мурад встал перед ней на колени и целовал ей ноги...

- Что мы творим? Чему мы учим наших детей? - вздохнула обескураженная Светлана Валерьевна.

- А почему вы не позвали свидетелей - ребят из класса? - спросила я.

- Зачем еще ребят по судам таскать? Чтобы они слушали все это?!

...Суд признал Светлану Валерьевну виновной по всем статьям. Учительница должна была выплатить 4 тысячи рублей штрафа и 1 тысячу рублей компенсации за моральный ущерб потерпевшему... «Но я же не виновата...» - как-то растерянно сказала она вслед скрывшейся за дверью мантии судьи.

- Я буду жаловаться! За такое и такой смешной штраф! - горячился папа Мурада...

Фамилии и имена героев материала изменены в соответствии с законодательством РФ.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Молчание не всегда золото

Давайте на минутку представим себе, во что может превратиться школа, получившая такой «урок». Разделение на классы, но только не по знаниям, а по положению в обществе. Те, кто побогаче, сами выбирают себе оценки и учителей, позволяя лишь состоятельным общаться с собой. Те, кто победнее либо в подчинении у «господ», получают регулярно по шее. Хорошая перспективка? А ведь все к этому идет. Уже сейчас детки ни во что не ставят своих учителей и могут запросто обвинить их и в домогательстве, и в избиении, и еще в чем-нибудь.

А уж если сынуля рассказал дома, что учительница ему по шее надавала, мама тут же на крыльях летит в школу и устраивает разнос. И хорошо, если все закончится заведением уголовного дела, а то некоторые родители самосуд могут учинить. Одна мама мне рассказала, что хотела кислотой облить учителя, который приставал к ее дочке. Но не успела, поскольку ее драгоценная Машенька призналась, что соврала, поскольку Федор Степанович ей два поставил, а она обиделась.

Самое страшное во всем этом грязном белье школы даже не разборки между учителями и родителями, не выходки учеников, не денежные отношения, воцарившиеся между ребятами... Пугает то, что влиятельные дети чувствуют свою полную безнаказанность и правоту. Унизить учительницу - способ получить хорошую отметку, избить слабого одноклассника - способ самоутвердиться, купить друзей - лучший способ показать, кто в классе хозяин... И ведь это только дети, которым всего по 13 лет. Еще страшнее станет, когда подрастут ребята, которых в школе унижали... Одни станут вечными Пьеро, а другие начнут мстить...

Но и это одна сторона медали. Есть и другая. С каждым годом в Москву все больше приезжает гостей из стран СНГ. И в школах все чаще можно услышать легкий акцент. В этом нет ничего страшного. В советское время уживались же душа в душу. Моя мама за десять лет дружбы ни разу не задумывалась, что одна ее подруга молдаванка, а вторая - грузинка. А я училась в международной школе в одном классе с казахами, украинцами, азербайджанцами, башкирами, армянами. И ни одной ссоры из-за разреза глаз или цвета кожи не припомню. Али из Азербайджана был всеобщим любимчиком - поможет, поддержит. Он очень старался по всем предметам, над ним даже посмеивались - зубрила... А он отвечал: «У нас уважительное обращение к человеку - муалим, что в переводе учитель! Учителя нельзя обижать - каждое слово важно слушать».

Конечно, у каждого народа свои традиции, свои характерные черты. И задача учителей и родителей объяснить это. Но зачастую проблема сидит намного глубже - иногда гости не хотят соблюдать наши традиции и пытаются установить свои взаимоотношения. Я уверена, что у себя на родине Мурад о таком поведении даже и подумать бы не мог. И если он даже просто обидел учительницу, то все соседи, все родственники заклеймили его позором. А здесь, в России, - можно? Раз избил Сашу - ничего не произошло, два - снова безнаказанность, три - опять сухим из воды вышел. Учительница четверку сестре поставила - отец пришел, разобрался, исправили. Унизил педагога раз - класс смеется... Унизил другой, третий - «поднимите деньги, вам нужнее»... На ты назвал училку пожилую - опять весело. Педагоги молчат.

Что же учителя, спрашивается, не пошли к директору? Не вызвали родителей? Боюсь, мы очень любим поговорку - «моя хата с краю...». Вот поэтому педагоги этой школы и дрожат в кустах. Кто-то не хочет связываться с горячим богатеем, кто-то боится, что и его сына или дочку отлупят. Что ж, у школы XXI века большие перспективы...

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Надо думать о последствиях!

Хорошо понимаю горячего отца мальчика. Поставила учительница четверку - значит, задела честь, отчитала при всех - оскорбила. Ну кто она такая - мать-одиночка, пианистка, - чтобы под ногами путаться? Это у меня деньги - значит, у меня власть!

А чуть-чуть подумать? Ты можешь жить по своим законам, если не стыдно. Но как будут к тебе относиться окружающие? Те же учителя, школьники, их родители? Демонстрация пещерного пренебрежения к людям вызывает в ответ раздражение, злость. Может быть, папаша, окруженный охраной, высоким забором собственного дома, личным водителем ответную реакцию на себе и не почувствует. Для него обвинение в национализме - способ поставить на место «зарвавшуюся» учительницу. Но отыграться могут и уже отыгрываются на его же менее удачливых земляках, стоящих у прилавков, на безобидных таджиках-дворниках, на узбеках-строителях. Понаехали... Вы этого хотите?

Есть такое очень важное для сегодняшней жизни понятие - социальная ответственность. Ты не один живешь в этом мире, в этой стране, в этом городе. И должен, обязан думать о том, как твои поступки скажутся на тех, кто рядом. А, может, и не совсем рядом.

И еще. Можно, конечно, установить в школе «рыночные» порядки. Я тут спонсор - значит, мои дети будут отличниками. Но честные, порядочные учителя из школы, построенной на таких взаимоотношениях, уйдут, как ушла в конце концов и Светлана Валерьевна. Останутся те, кому все равно - хоть шестерку ставить состоятельным детям. И будет девочка с пятерками в дневнике с трудом связывать слова, а мальчик, мечтающий о карьере программиста, путать синус с тангенсом. Вы этого хотите?

Александр МИЛКУС, редактор отдела образования

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

В материале была допущена досадная опечатка. Все описанные нами события происходили не в школе № 1260, как было указано ранее. Приносим свои искренние извинения администрации, ученикам и родителям этой школы.

Однако номер школы, где произошла история с учительницей музыки, мы называть не станем. Делом заинтересовались юристы, учительнице помогают. Происходит наконец то, чего и добивалась газета, - конфликт с отцом одного из ее бывших учеников разбирается в рамках закона. А всех, кто высказался в поддержку Светланы Валерьевны, мы благодарим. Ваши звонки и сообщения на сайте kp.ru мы ей передали.

Отклики читателей на публикацию и рассказ о том, как продвигаются дела, читайте в ближайших номерах нашей газеты.

Автор ждет ваших откликов на сайте

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
1568
 

Читайте также

Новости 24