2015-02-04T06:32:09+03:00

Муж путаны: «Я выкупил ее из рабства, но она снова подалась в проститутки»

Сорокатрехлетний туапсинец в одиночку воспитывает дочку и сына, которых непутевая мамаша сдала в детский дом [обсуждение]
Поделиться:
Комментарии: comments102
Изменить размер текста:

- Наверное, это была любовь с первого взгляда, - глубоко вздыхает уставшего вида мужчина, и в этот момент кажется, что в его глазах загорается огонек теплоты и нежности. Игорь Кудимов рассказывает свою непростую историю, а я все пытаюсь понять, почему таким домовитым, хозяйственным мужчинам, о которых говорят «как за каменной стеной», так не повезло со второй половиной.

- С Оксаной я познакомился десять лет назад, - вспоминает туапсинец. - Встречи наши были очень трепетны и романтичны. Правда, сильно меня смущало кое-что. Девушка моя частенько куда-то пропадала, а потом как ни в чем не бывало возвращалась, а на теле у нее были синяки. «У тебя есть другой? Это он тебя бьет?» - допытывался я, но она, хохоча, отвечала, что случайно ударилась об стол или упала, что были срочные дела, из-за которых она мне даже позвонить не могла. Да, наверное, стоило устроить ей допрос с пристрастием, может, даже проследить. Но не зря же говорят, что любовь слепа, близкому человеку веришь больше, чем себе. Вот и я ни о чем не думал, пока однажды…Извините, говорить об этом больно до сих пор.

Как-то Игорь поздно возвращался с работы - трудился до полуночи на стройке. И буквально столкнулся около дороги со своей Оксанкой. На ней была такая вызывающе короткая юбка, такой боевой макияж, что он сразу все понял.

- Знаете, это как с какими-нибудь несчастьями - всегда кажется, что это произойдет с кем угодно, только не с тобой и твоими близкими, - чертит пальцем круги на столе мой собеседник. - Моя девушка - такая скромная, неприступная, гордая - оказалась на самом дне. Она плакала, кричала, что любит только меня, что ей нужны деньги, чтобы прокормить себя и маму свою, говорила, что она давно мечтает вырваться из этого ада, но ее не отпускают сутенеры. Было ощущение, что я в каком-то дурном сне, который все никак не закончится. Отвращение, жалость, злость, непонимание - почему это произошло именно с нами - все смешалось. В конце концов я решил, что не брошу невесту в беде. Сначала хотел просто вытащить ее оттуда и расстаться, так как не мог простить, что она сразу не сказала мне правду, а после просто не смог уйти от нее. Я работал днем и ночью, чтоб выкупить ее из рабства, а она пряталась в моей квартире и никуда не выходила. Когда, наконец, мы собрали нужную сумму, радости не было предела.

Казалось - вот она, новая жизнь. Оксана и Игорь стали жить вместе и обустраивать быт. Девушка оказалась хорошей хозяйкой, чуткой спутницей жизни. О прошлом пара старалась не говорить. Родилась дочурка, а через два года - сын. Это было то, о чем туапсинец мечтал всю жизнь: уютный дом, где пахнет пирогами, а вокруг стола носятся маленькие сорванцы. Счастье длилось недолго. После рождения детей жена начала пилить того, кому обязана была свободной жизнью - мол, зарабатываешь копейки, детей не на что в цирк сводить.

- Это я сейчас понимаю, что ей просто хотелось красивой жизни без обязательств, восторженных поклонников. Но тогда я был уверен, что Оксана переживает за будущее нашей семьи, - потирая лоб, вспоминает Игорь. - Устав от скандалов, я собрался на Север, туда, где всегда платили неплохие деньги. Жена мое решение поддержала, мне даже показалось, что с радостью собирала мне чемодан в путь. Спустя два месяца выяснилось, почему. Мне позвонили друзья их Туапсе и сообщили «радостную весть». Оксана снова стала проституткой, а малышей - наших с ней карапузов, родных кровиночек - отдала в детдом. Я долго не мог в это поверить - все звонил и звонил друзьям, спрашивал, не ошиблись ли они. Ведь все эти годы женщина, которая жила со мной под одной крышей, была неплохой матерью, хранительницей очага. Я был просто ошарашен. Первым же самолетом вылетел на малую родину, примчался в детдом. Но директор выставил меня вон, поскольку мы брак не регистрировали. Оксана сама так хотела, полагая, что матери-одиночке будет больше привилегий от государства. По закону я не мог забрать родных детей, так как по документам я им «чужой дядя». Несколько месяцев я бегал по разным инстанциям, собирал справки, пока мне не вернули четырехлетнего сына и шестилетнюю дочку. Все это время старался не думать о той, которая предала не только меня, но и их.

Игорь до сих пор не знает, что происходило в квартире, пока его не было. Прошло два года, но они до сих пор боятся свою мать, рыдают, когда она приходит их проведать.

Они не принимают никого из посторонних и даже с родной бабушкой боятся оставаться наедине.

- Каждый день, когда я ухожу работать на стройку, они будто раздирают мое сердце своими маленькими ручонками, - с тоской признается этот волевой мужчина. - Возле школы приходится буквально отрывать от себя дочку, а возле детского сада - сына. Наверное, стоит показать их детскому психологу - ведь мне нужно работать - на детское пособие, которое выдают раз в квартал, даже обувь купить нельзя, да и малышне моей нужно адаптироваться в обществе, научиться контактировать с чужими людьми. Я работаю, не поднимая головы - деньги на школу, садик, детские вещи нужны постоянно. Никогда не экономлю на еде - у растущих организмов питание должно быть самое лучшее. Дома на столе всегда стоят фрукты и соки.

Игорь хочет лишить горе-жену родительских прав, но, к сожалению, пока не получается. Руками разводят и адвокаты, мол, сделать ничего не можем. Недавно домой к Кудимову приходили сотрудники уголовного розыска, разыскивали Оксану.

Правоохранители не потрудились рассказать ее экс-супругу, что же она натворила на этот раз, но его это сейчас мало волнует. Главное - поставить детей на ноги.

- Алеша и Алина - это все, что у меня есть. Я их очень люблю и в обиду не дам никому, - светлеет лицом Игорь. - В конце февраля у моей принцессы был день рождения. Пахал ночами, чтобы купить ей большую куклу, о которой она так мечтала. Видели бы вы глаза моей доченьки, когда я вручил ей долгожданный подарок. Я не жалуюсь, воспитываю как могу. Дети всегда накормлены, обуты и одеты. Жаль только, что нет постоянной работы - шабашу потихоньку, жду лета, когда начнется сезон ремонта. Тогда и заработать смогу, и ребятишек своих хоть на неделю в санаторий отправлю. На их долю выпало столько испытаний, что они заслужили счастье на всю оставшуюся жизнь.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Брошенные мужья создают «Папа-клубы»

Чтобы помочь отцам, воспитывающим детей без мам, при управлении опеки и попечительства Туапсинского района создали клуб «Один за всех».

- Наша задача - помочь этим папам в разных областях: юридической, психологической, педагогической, - говорит местный психолог Алексей Леготин. - Членам клуба есть о чем поговорить, они всегда могут поделиться опытом. Найти единомышленников сложно, а у нас мужчины запросто общаются, не чувствуют себя такими одинокими. Кроме того, администрация нашего района помогает отправить ребят на отдых или лечение, защищает права и интересы детей. Участники организации собираются раз в квартал, а еще мы планируем подружиться с другими «Папа-клубами», которые сейчас повсюду создаются в Краснодарском крае.

Кстати, в одном только Туапсинском районе 110 одиноких отцов, воспитывающих 129 детей. Из них 47 вдовцов, у остальных жены ушли из семей и оставили дочерей и сыновей на попечение экс-возлюбленных.

«Отзывчивый телефон» по краю: департамент семейной политики Краснодарского края, отдел по вопросам семьи и детства: 8-861-279-16-91.

Работают «отзывчивые телефоны» в Туапсе: (86167) 2-37-90 и 8-988-501-58-44, по которым можно получить консультации или ответы на интересующие вопросы.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также