Сегодня 25 Октября
Погода

-6°C

Эдуард Хиль: В перестройку я чуть умом не тронулся...Комментарии: 44

Мистер Трололо удивляется своей популярности в Интернете и пока не хочет ехать в мировое турне - деньги для него не главное [видео]

Эдуард Хиль и сам не знает, радоваться ли оглушительному успеху, который настиг его песню в Интернете спустя сорок лет. С одной стороны, приятно, что миллионы оценили его голос. А с другой - как-то непривычно идти на поводу у интернет-фанатов, которые требуют предъявить им русского Мистера Трололо. Поэтому Эдуард Анатольевич сейчас в раздумьях. А пока он думает, его рвут на части и журналисты, и продюсеры. Жена Зоя Александровна тщательно составляет расписание: в час - телесъемка, в два - интервью, вечером - концерт... Но для беседы с «КП» артист время выкроил. Жена, верная помощница, время от времени принимает участие в разговоре.

Средство от головной боли

- Понимаете, я еще не могу осознать, что происходит, - поделился с «КП» Эдуард Анатольевич. - Мы с Зоей Александровной считаем, что это игра - то, что происходит в Интернете. Это все равно что по телевидению говорят: «На первом месте артистка такая-то, а на 21-м месте - такая-то». Но это ведь очень субъективно. Правда? Поэтому здесь много непонятного нам.

- Но вы сами-то пытались объяснить этот неожиданный успех?

- Песня хорошая. Она специально писалась для тех, у кого депрессия, кто плохо себя чувствует или, может, расстался с любимым человеком. Когда мы работали над ней с композитором Аркадием Островским, про это думали. Он был человек жизнерадостный, я тоже. Это же было сорок четыре года назад! Я ее часто исполнял, даже когда самому как-то невмоготу было. Споешь - и нормализуется давление, и голова проходит.

У Островского много было хороших песен: «Солнечный круг, небо вокруг», «Моряк вразвалочку», «Песня остается с человеком», «Как провожают пароходы», «Лунный камень»... Они все зовущие к свету, солнцу. А эту песню не только я пел - и Ободзинский, и Магомаев...

- Как вы думаете, а если бы в песне были слова, она бы так «выстрелила»?

Мистер Трололо удивляется своей популярности в Интернете и пока не хочет ехать в мировое турне
Мистер Трололо удивляется своей популярности в Интернете и пока не хочет ехать в мировое турне

- Но слова не пропустили, хотя мы несколько вариантов предлагали. Поэтому и появилась смена тональности, и хохотание, и траля-ля, и ага-га, и ого-го. Она получилась - как шампанское. А была бы со словами - трудно сказать. Это как если бы мне вернуть молодость - как бы я жизнь прожил? Одни считают, что на ошибках учатся. А другие, в том числе и я - я бы так же прожил. Все горести и радости - это же и есть жизнь.

- А на ваше настроение что влияет?

- А все что угодно - и погода, и неправильный взгляд, и не то слово. Надо уметь сдерживать себя, но не всегда получается. В творчестве я закаленный. А вот дома иногда бываю злой.

- Вы - злой?! Не верю!

- Вот жену другой раз обижаю (смеется). Скажу ей: «Ты почему мне сегодня драники не сделала?!» А она: «Сейчас! С чем тебе?» «С салом». - «С салом? Так сейчас же пост!»

Маменькин сынок

- Я в детстве был очень застенчив, - признался Эдуард Анатольевич. - Маменькин сынок. А когда война началась, попал в детский дом, и надо было с семи лет выживать самому. В детском доме свои законы. И меня колотили, и я колотил. Голодное было время, жестокое. Я вспоминаю, как бойцы отдавали нам свои сухари, тушенку. А мы ухаживали за ранеными, пели им песни. Мы с моим другом Мишей Хайкиным два раза на фронт убегали, в 9 лет. Нас поймали, вернули. А потом меня мама нашла. Ей отчим написал, он был на фронте, но следил за моей судьбой. Даже денег присылал.

- То есть вас отправили в эвакуацию, а мама осталась в оккупации?

- Нельзя было уезжать тем, кто работал. А детей вывезли. Прицепили последний вагон к санитарному поезду, на котором увозили раненых. И через полтора часа, как нас отправили, немцы уже вошли в Смоленск. По дороге мы видели, как немецкие самолеты летели бомбить Москву. Дети из вагона высыпали, и тут очередь из самолета. Прямо по детям. Хоронили там же, прямо так, без гробиков...

Мама приехала за мной, когда Смоленск от оккупации освободили. В дом-то наш снаряд попал. Так что мы уехали в деревню. Наверно, это и спасло меня. Там и молоко было, и мясо, и рыба. Сначала я даже ходить не мог - дистрофия. Бабушка откормила. Здоровый вырос, сильный. На лыжах любил кататься. Жалею, что сейчас уже не мог нашим на Олимпиаде помочь.

- Неужели на лыжи бы встали?

- Если бы был молодой, почему нет?

Эдуард Анатольевич с женой Зоей Александровной, сыном Дмитрием и внуком Эдиком.
Эдуард Анатольевич с женой Зоей Александровной, сыном Дмитрием и внуком Эдиком.

 

Золотая свадьба

- Вот вы говорите: отчим воевал. А отец?

- Отец тоже был на фронте. Но у него уже другая семья была. А потом и третья. И дети и там и там.

- Не общаетесь с братьями-сестрами?

- Даже как-то и не встречался.

- И они не пытались познакомиться?

- А что они будут говорить?

- А вы в отличие от отца как женились - так и на всю жизнь!

- Мы с Зоей Александровной уже 52-й год вместе. На золотую свадьбу даже не смогли в ресторан сходить - у меня концерт был...

- У вас жена - балерина. Как познакомились?

- Сидел в зале, они репетировали. Думаю: какая красивая. Стал ухаживать. Много ли надо холостому студенту? В июле познакомились, 1 декабря 1958 года уже поженились. Мы оба работали в Театре оперной студии консерватории. А когда я стал гастролировать, мы поняли, что надо ей уходить. Вскоре и сын Дима родился. Жена мне помогала как режиссер-постановщик и как директор. И до сих пор иногда вместе ездим.

- Зоя Александровна не жалела, что пожертвовала карьерой ради семьи?

Эдуард Хиль в 5-летнем возрасте с мамой Еленой Павловной Калугиной.
Эдуард Хиль в 5-летнем возрасте с мамой Еленой Павловной Калугиной.

- А для кого жертвовать, как не для семьи?

- Вы сейчас иногда с сыном-музыкантом вместе выступаете, как вам, комфортно?

- Поем иногда вместе. Он человек своего направления. Со многим, что я делаю, не согласен. И это правильно.

Все «сгорело»

- А как вы петь-то начали?

- В детстве-то все мы пели и в детсаду. И в школе. С 16 лет задумал, что, наверно, буду либо в театре, либо в оперном театре. А тут девчонки-однокурсницы привели меня в консерваторию: давай прослушивайся. Ну я шутя прослушался, как-то серьезно не отнесся. А мне говорят: надо поступать. В оперной студии после консерватории пел и Фигаро, и Онегина. А потом стал камерный репертуар петь, западную классику, русскую, а потом уже и песни.

- Эстрада перетянула?

- Перетянула, и я не жалею.

- В Советском Союзе вы были очень востребованны, наверно, по советским меркам считались богатым?

- Ну наверно. Я получал и 300 рублей в месяц, и 400, и 500 мог заработать. Мы с женой ездили, а деньги оставляли на сына и маме моей помогали.

- Как перестройка на вас сказалась?

- А ничего вообще не стало: ни денег, ни работы. Даже те сбережения, которые были на книжке, все «сгорели».

- А психологически как перенесли 90-е годы?

- Чуть умом не тронулся (смеется).

- Шутите?

- Да до сих пор переживаю.

- Почему все-таки кто-то же остался на плаву, а кто-то ушел в тень?

- Ну, значит, так надо.

Значит, другие герои появились. Значит, что-то ты не так делал.

- Это в то время вы уехали во Францию?

- Это не была эмиграция - я уезжал туда несколько раз всего на пару месяцев. Здесь же совсем концертов не было. Но больше чем на два месяца французы визу не давали.

- Остаться не предлагали?

- Предлагали. И в Австралии предлагали. И в Швеции, и в Бразилии!

- В Бразилии? Неужели ничего не екнуло?

- Ну, это несерьезно.

- А как вам сейчас живется?

- Я живу так же, как живет весь наш народ. Переживаю за все, что происходит, и с богатыми, и с бедными.

1966 год. Семья Хилей на отдыхе.
1966 год. Семья Хилей на отдыхе.


- А себя вы к каким причисляете?

- Я не могу жаловаться. Мне сейчас повысили пенсию - стала 10 450 рублей.

- Это у вас, у народного артиста?!

- А в прошлом году было 5 тысяч.

- Шесть, - подсказывает жена. - Но лучше не надо опять о деньгах.

- Жена получает больше, чем я. И если бы не концерты... Но их бывает ну два, три в месяц. Так что живу, как все.

- Так, может, все же принять предложение в тур? Кстати, как вы относитесь к тому, что коммунисты Петербурга требуют, чтобы вы не ехали к проклятым империалистам?

- Такое мнение может быть. Только почему же они тогда, когда возглавляли наше государство, не запрещали нам выезжать за рубеж? И петь там «Я люблю тебя, жизнь», «Песня остается с человеком»? А почему они сейчас хотят запретить, я не понимаю. Это не коммунисты. Это, я думаю, какой-нибудь неуравновешенный человек.

Интернет - это как телеграф...

- Как жена и сын отнеслись к неожиданной славе Мистера Трололо?

- Дима рад, а Зоя Александровна переживает. Он современный человек, а мы-то люди XX века, хотя и живем в XXI. Мы пришли к выводу с Зоей Александровной, что Интернет - это такое же явление, как телефон, телеграф, электричество, радио. Если не нравится, нажали кнопочку и выключили, пошли в театр или в парк гулять.

- А почему жена так переживает?

- Вот вы нормальные вопросы задаете, а есть люди, которые, наверно, не знают, кому позвонили. Сейчас время более тусовочное. Всех интересует не жизненное, а что модно, как надо выглядеть. Словечки - тусоваться, оттянуться. Все про это. А мне это совершенно неинтересно.

- Но все-таки приятно, что такой успех?

- Порадовало, конечно. Все-таки это не сто человек посмотрели. Но это же все виртуально. Не как в наше время - за успехом стоял огромный труд, консерватория, репетиции, спевки, генеральные репетиции, концерты, спектакли, поездки. А сейчас р-раз - и через Интернет. И не надо больше ничего. Бери да поезжай. Ну как вам сказать... Очень трудно приспособиться.

1963 год. Эдуард Хиль с женой Зоей. У них только родился сын Дима.
1963 год. Эдуард Хиль с женой Зоей. У них только родился сын Дима.

- Но ощущаете, что началась новая жизнь?

- Жизнь одна. И смерть одна. Жизнь вообще не идет по прямой. Вот вы едете на ярмарку. А потом с ярмарки уже человек едет. И не бывает так, что раз, и приехал. Бывают скачки, взлеты и падения, разочарования.

- Насчет ярмарки: почему вас совсем в телевизоре не видно?

- Это не ко мне вопрос, это к руководителям канала. А зачем им, чтобы кто-то мелькал со стороны? У них есть свой набор, и они спят спокойно. Дают установку: провести, допустим, концерт памяти Муслима Магомаева. И опять тот же набор артистов. Потом памяти Высоцкого - и опять те же. И так из года в год, из десятилетия в десятилетие, а некоторые, можно сказать, даже из столетия в столетие! (Смеется.) И вроде бы все хорошо. А зачем им пускать еще кого-то?

- Может, они конкуренции боятся? Вы же живьем поете!

- Смешно, да? Теперь уже надо указывать особо: поет живьем! Я с одним олигархом разговаривал в Москве. Спрашиваю: почему у вас выступают только те артисты, которые живьем? Он ответил: мы что же, идиоты? Будем платить деньги, чтобы они открывали рот? Мы и дома можем их фонограмму послушать. Я так удивился! Вот у нас в «Петербург-концерте» - там все вживую. И еще - каждый год музыкальные училища, консерватории выпускают огромное количество артистов. И наверняка там есть высочайшего класса молодежь. Но их нигде не видно!

- А продюсеры вам стали звонить?

- Звонили уж... предлагали одно, другое...

- А всемирный тур?

- Да предлагали... Но я люблю дома. Работать люблю в Петербурге. Недалеко чтобы поехать. Раньше это все было интересно. Отправились на Дальний Восток на полтора месяца. Или на Камчатку на месяц. В Австралию ездили. В Южную Америку. А сейчас: «Вы не можете к нам в Петропавловск-Камчатский приехать на один день?» И больше суток туда придется лететь, потом нелетная погода, а потом назад. Сейчас вот такая работа. У меня сейчас физических сил таких нет.

- Так что, откажетесь от мирового турне?

- Я это сейчас обдумываю. Но я склоняюсь к тому, что в России - самое интересное.

Мнение жены:

- Мне не очень нравится, что Эдуарда Анатольевича воспринимают только как Мистера Трололо. Или как исполнителя «Избушки» и других песен. Он же пел оперные арии, романсы. Ему бог дал такой голос! И в метро его узнавали еще до того, как Интернет взорвался от Мистера Трололо. И за границей поклонники его помнят. Сейчас возможности техники таковы, что можно и в тур не ехать. Нас иногда спрашивают, будете ли вы требовать авторские права за кепки и майки с его изображением. Нам не хочется даже говорить о деньгах. Поверьте, это далеко не главное для нас. Моя задача - уберечь его от лишних нагрузок. Чтобы он еще долго мог петь для нас.

Вернуться на главную
Также по теме
Новости сми


Комментарии 44
Загружается...
Новости сми

Новости сми
Новости сми


Новости Ttarget