2015-02-04T07:09:02+03:00

Муж отобрал дочку у супруги и спрятал ее в Новороссийске

Отец и бабушка двухлетнего ребенка решили, что с ними малышке будет лучше, чем с матерью
Поделиться:
Комментарии: comments29
Изменить размер текста:

Когда в конце мая 27-летняя Светлана Спиваковская из Санкт-Петербурга согласилась отправить свою дочь к бабушке на юг, она рассчитывала, что двухлетняя Ксюша проведет на море летние месяцы, а в августе вернется домой. Мать без доли сомнения проводила дочку со свекровью Ларисой Проценко на дачу в Широкую Балку, что под Новороссийском, набираться здоровья. Ведь в сентябре малышке предстояло идти в детский сад.

- В то время наш с Романом брак дал трещину, и мы с мужем пытались спасти наши отношения, - вздыхает Светлана. - Супруг сказал мне, что уехал работать в Москву, я осталась в Петербурге. Все это время думала, что разлука восстановит наши чувства. Два раза собиралась навестить Ксюшу, но в первый раз свекровь убедила меня, что не стоит приезжать, мол, малышка чувствует себя прекрасно, да и дача маленькая, мне там спального места не найдется. Когда во второй раз упаковывала вещи в Новороссийск, неожиданно приехал Роман и с барского плеча преподнес мне путевку на Бали. Он убедил, что не стоит отказываться от такого подарка, ведь скоро Ксения вернется и все заботы о дочери опять лягут на мои плечи.

Светлана согласилась и уехала одна на курорт, а когда вернулась за дочкой в Новороссийск, ее там уже не было.

- Свекровь вообще отказалась со мной разговаривать. Я плакала, умоляла ее отдать мне ребенка, но она была непреклонна и даже не сказала, где сейчас малышка. - Светлана закрывает лицо руками, чтобы не показывать слез. - Я сразу же побежала в милицию, а там меня ожидал очередной сюрприз. В отделение пришел мой муж и заявил, что он вместе с дочерью в настоящее время проживает в Новороссийске, причем абсолютно легально по временной регистрации и домой возвращаться не собирается.

В этот же день Светлана выехала в Петербург и подала заявление в суд о расторжении брака и определении места жительства ребенка. После этого женщина вновь приехала в Новороссийск, но уже со своим адвокатом.

- Через уголовный розыск мы «пробили» адреса семьи Проценко и вместе с представителями органов опеки и попечительства отправились штурмовать их квартиры, - продолжает молодая мама. - Но в городских квартирах Ксюши не было. Она была заперта с бабушкой на даче. Там же оказался и муж. Увидев нас, он долго не хотел открывать двери и показывать нам дочь. После долгих уговоров юриста и представителей местной администрации он наконец-таки открыл дверь. Ксюша бросилась мне на шею, вцепилась в меня, а Роман со своей мамашей кричали и вырывали ее из моих рук. Это было ужасно!

Это была последняя встреча матери и ребенка. Сейчас Светлана Спиваковская мечется из Новороссийска в Питер и пытается вернуть кровинушку. Не мать, а чудовище?

О том, что Светлане могут не вернуть ее дочь, она не думает. Тем более что она не какая-то нищенка, а вполне обеспеченная женщина из интеллигентной семьи. Светлана работает на студии документального кино и телевидении, у нее своя квартира в Петербурге. Так что крохе есть где жить. Молодая мама всегда старалась сделать так, чтобы ее Ксюша ни в чем не нуждалась: покупала ей хорошие игрушки, баловала нарядами.

- Супруг и свекровь считают меня плохой матерью, - рыдает девушка. - Они настраивают дочь против меня, рассказывают всем какие-то страшные небылицы, мол, я отказалась от ребенка еще в роддоме, избивала ее, принимала наркотики, состояла в сектах, исповедовала разврат. В общем, не мать, а чудовище! Мало того, когда я вернулась в Питер, то не смогла попасть в свою же квартиру. Родственники мужа в мое отсутствие поменяли дверные замки, а все мои личные и детские вещи куда-то исчезли.

Сейчас Светлана живет со своим отцом и братом в Петербурге. В октябре вновь была на Кубани в надежде хоть одним глазком увидеть дочь, но не получилось. Она не нашла в городе никого из семьи Проценко и подала заявление в милицию и в прокуратуру, объявив мужа и дочь в розыск.

А Роман тем временем тоже подал иск в суд по новому месту жительства - в Новороссийске. Он тоже не прочь развестись и оставить девочку у себя. Сейчас в Петербургском городском суде решается, кому передать дело - южному городу или Северной столице. Светлана признается, что для нее очень важно, чтобы слушания прошли в Питере.

- Уверена, у Романа в Новороссийске уже все на мази, - говорит отчаявшаяся мать. - Поэтому я как-то не доверяю кубанскому правосудию.

Девочка даже не вспоминает о маме

У семьи Проценко на этот счет есть свое мнение. Мы связались по телефону с родным братом Романа, Русланом Проценко. Он уверен, что с отцом ребенку гораздо безопаснее и надежней. Руслан рассказал, что девочка прекрасно себя чувствует, а о своей маме даже и не вспоминает.

- Что?! Света скучает по Ксюше?! Ложь! Ребенок ей до сих пор был не нужен, она только и мечтала о том, чтобы сбагрить его моей маме. Уж я-то знаю! - Уверенно заявил Руслан. - Сами посудите: что она за мать, если даже супа девочке не могла сварить?! Племяшка частенько бывала у нас, так она с голодухи все подряд съедала и не могла насытиться. Постоянно голодная ходила. Мало того, эта так называемая мать ни разу с дитем в поликлинике не была, ни одной прививки малышке не сделала. В Новороссийске Ксюшу первым делом отвели в поликлинику, где ей сделали вакцинацию. Кроме того, ребенка показали психологу, так как в последнее время девочка вела себя неадекватно.

Представляете, она, кроме своего отца, никого из мужчин близко к себе не подпускала, даже меня - родного дядю! Я уже молчу о том, что в пять месяцев Ксения сильно упала, ударилась головой, и у нее образовалась гематома на голове. Как такое вообще могло случиться?! Нормальная мать не допустит, чтобы такое произошло с ребенком. А вообще, суд решит, с кем будет жить девочка. Поживем - увидим.

КОММЕНТАРИЙ ЧИНОВНИКА...

«Отец не выходит с нами на связь»

- Специалисты нашего управления видели и ребенка, и условия его проживания, - говорит начальник Управления по вопросам семьи и детства Новороссийска Татьяна Потапенко. - Надо сказать, что Ксения хорошо себя чувствует, рядом с ней находятся не чужие люди. Но в данный момент у нас нет никакой связи с отцом ребенка, он отключил все телефоны. Мы отправили ему телеграмму с требованием явиться к нам в управление. В случае если он это проигнорирует, то вопрос об общении ребенка с матерью будет решаться без его участия. Наша главная задача - помочь девочке. Но в любом случае окончательную точку в этом деле поставит суд.

… И ПСИХОЛОГА

- У меня сложилось впечатление, что дело здесь вовсе не в ребенке. Просто муж и жена выясняют между собой отношения посредством дочери и разговаривают исключительно на юридическом языке, - считает психолог Ольга Белоножкина. - Дети часто становятся не целью, а средством для выяснения отношений в подобных ситуациях. Как правило, такие выяснения судом не заканчиваются. К сожалению, в подобных случаях представители власти не в состоянии поставить точку. Муж с женой должны это сделать сами. И если они заботятся о ребенке, то для него очень важно остаться в стороне от родительских войн. А для будущего благополучия девочки очень важно мирное соглашение между мамой и папой, независимо от того, разведутся они или нет. Мир маленькой Ксюши состоит из главных для нее людей - тех, кто сейчас всегда рядом с ней. Этот мир, каким бы он ни был, сейчас под угрозой разрушения.

Уважаемые читатели! А как живут родители и дети в вашем населенном пункте? Расскажите нам об этом в своих комментариях.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также