2015-02-04T07:10:03+03:00
Комсомольская правда
9

В Астрахани сектанты похищали детей

«Вы - избранные. Ваши родные – дьяволы. Скоро конец света. Они погибнут, вы спасетесь», - убеждали они их

Год назад в Астрахани один за другим пропали трое детей. 5 –летняя Настя Далакян - 11 октября. Через три дня – 14-летняя Нина Кейно. И 10 декабря – 10-летний Ансари Сулейманов. Поначалу милиция никак не связывала эти исчезновения. Тем более Настя ушла из дома не одна – с мамой. Похищением не назовешь. Только когда пропал Ансари, следователи объединили все три дела в одно. И уже 18 декабря 2009 года нашли их в Пятигорске.

А на прошлой неделе, почти через год, суд вынес приговор трем женщинам. Цыганок Раису и Наталью Оглы, маму Насти Светлану Далакян осудили за похищение на восемь, семь, и шесть лет лишения свободы соответственно.

«Дети были как зомби»

Эту историю можно приводить как пример образцово-показательной работы астраханской милиции. Даньял Багаутдинов, и.о. начальника УГРО, рассказывает об операции так, будто все случилось вчера. Год назад он был рядовым опером. Сам ездил в Пятигорск.

- Они сняли квартиру. Дом был заперт, но было слышно, что внутри кто-то есть. Когда мы открыли входную дверь, на меня набросилась с криком «Сатана» маленькая девчушка – Настя. Кричала «Изыди». Ребенок был не в себе, было жутко, - видно, что при этом воспоминании Даньялу даже сейчас в своем кабинете становится неуютно. – Все дети тогда были словно зомби, шепчут что-то себе под нос: то ли молитвы, то ли заклинания. Стеклянный, отрешенный взгляд, агрессия в наш адрес. В доме много свечей, икон, крестов, какой-то круг на полу. Когда мы их привезли обратно в Астрахань и отдали родителям возле здания УВД, ребята даже их не обняли. Узнать узнали, но словно те им были чужими. Легче всего адаптировался к привычной жизни Ансари, он в плену находился меньше всех – 8 дней. Нина была с ними два месяца, а Настя с мамой и того больше.

- Это была секта?

- Не знаю, мы такими вопросами не занимались. Главное, было найти детей. Знаю, что христианское что-то. Там по делу священник один допрашивался. Наталья и Раиса Оглы в церковь пару раз ходили.

Даньял Багаутдинов вспоминает, что дети ьыли, как зомби.

Даньял Багаутдинов вспоминает, что дети ьыли, как зомби.

«Они уходят сами»

Там, где милиция поставила точку, подписала рапорт об успешном деле и получила очередные звезды на погоны, и начинается история, все герои которой умоляли нас:

- Только не пишите наши имена.

- Почему?

- Мы боимся. Женщины не могли действовать в одиночку, наверняка, на свободе остались другие члены секты. И значит, наши дети до сих пор находятся в опасности.

Что это было и зачем похищали детей? На эти вопросы милиция отвечать не уполномочена, а церковь не хочет. На суде женщины утверждали, что действовали с благословления батюшки астраханского мужского монастыря отца Петра. Мы дозвонились священнику.

- Они были несколько раз на службе, - неохотно вспоминает отец Петр. - Но они из приходящих – тех, кто бывает редко. Ни о каких благословлениях на поездки, каких-то особых наставлениях и речи не было. Почему они так сказали, не понимаю.

На этом разговор закончился. Куда под видом православия уводят детские души, представителю официальной церкви, видимо, было неинтересно. Лишь бы его имя не приплетали к темной истории.

Раиса, Светлана, Наталья – подруги, похитительницы детей. Сектантки?

Раиса, Светлана, Наталья – подруги, похитительницы детей. Сектантки?

Итак, доподлинно известно только одно. Сестры Оглы – давние приятельницы Светланы Далакян. Промывали ей мозги долго и нудно. Цыганки-сектантки – звучит прямо зловеще. Для семьи Далакян – в прямом смысле.

- Вы не обращайте внимания, - сразу извиняется Сергей Далакян, когда мы заходим в просторную прихожую. - Квартира хоть и новая – купили с женой как раз перед свадьбой, но нужен ремонт. А я половину зарплаты отдаю за кредиты супруги и ипотеку. Когда Светлана свою долю квартиры продала, мне пришлось ее выкупать.

С этими словами что-то в цыганско-сектантской истории начинает проясняться. После свадьбы Светлана переехала к мужу, а свое жилье отдала сестрам Оглы.

А когда пропала вместе с Настей, в их трешку пришли какие-то странные люди и риэлтор. Тогда Сергей узнал, что жена продала свою часть квартиры.

- Сделка чистая. Все по закону. Куда я только не писал. Так что пришлось выкупать собственное жилье. А деньги от продажи она отдала Оглы.

Все ясно. Вот тут бы и поставить точку. Но в комнате появляется чернявая кудрявая девочка.

- Настя, иди знакомься.

- А это кто? – гости явно не внушают ей доверия.

- Это тетя журналист пришла. Будет писать про то, как ты в секте была и что ты там делала, - Сергей обращается к нам. - Когда я был дома, эти Оглы старались не приходить. Но после их визитов в мое отсутствие Света была сама не своя. В квартире пахло свечами, ладаном. В два часа ночи могла встать и читать вслух молитвы. Настю поили какой-то водой. Причем после нее у ребенка в глазах звездочки были. Настя, расскажи лучше сама.

- Да, вот такие вот звездочки, - ребенок вертит перед глазами ручонками.

- А когда вы из дома с мамой ушли, что делали?

- Ну…. мы там молились, иногда нам давали один хлебушек и воду. Еще нас не выпускали. Только в магазин ходили пару раз. Ну, еще иногда голос в голове был, говорил что-то.

Сергей Далакян с трудом вырвал дочь из рук сектантов. Кроме того, жена оставила его с огромными долгами.

Сергей Далакян с трудом вырвал дочь из рук сектантов. Кроме того, жена оставила его с огромными долгами.

- А почему вы ушли, мама говорила?

- Да, потому что от папы убегали. Он сатана, поэтому всех погубит. Папа, ты сатана, - разворачиваясь к отцу, произносит шестилетняя Настя.

Даже мне становится жутко. Отец старается все перевести в шутку. Но получается плохо.

- Вы знаете, ведь я не один такой, - уже провожая нас, говорит Сергей. - У нас на работе у молодого парня так жена ушла в секту, тоже продала жилье. На самом деле их много. Просто перед законом сектанты чисты. Людей же не на цепях ведут, сами уходят.

Лишь звено в цепи

- Когда дочка Нина пропала, я ждал, что позвонят и потребуют выкуп, - я разговариваю с Кунде Кейно, акцент у африканца почти не заметен, в России он живет не первый год. - У меня свой небольшой бизнес. Но ничего подобного. Это были самые страшные два месяца в моей жизни. В середине декабря исчез еще один ребенок. Сказали, что это сектанты. Выбрали детей метисов, читали какие-то молитвы, а дочку туда заманил мальчишка из ее школы, Червон – сын одной из цыганок. Она просто утром ушла на занятия и не вернулась. Когда 18 декабря привезли обратно – почти не узнал. Зомби. Меня даже не обняла. Первое время была словно чужая. Только сейчас начала отходить. Вечером на улицу боится выйти. А о том, что с ними там делали, совсем старается не вспоминать.

Анна Сулейманова помогает сыну Ансари к нормальной жизни.

Анна Сулейманова помогает сыну Ансари к нормальной жизни.

Легче всего вернулся к обычной жизни Ансари. Десятилетнего мальчишку привел к цыганкам все тот же Червон.

- Они общались с ним уже давно. Я и не думала, что он цыган, - вспоминает мать Ансари Анна Сулейманова. - Просто темненький. В начале декабря сын стал бояться подходить к телефону, избегал Червона. Просил, чтобы говорили, будто его дома нет. А перед самой пропажей сказал вдруг брату о своей избранности. Будто только он выживет в конце света, который будет скоро. Им постоянно говорили об апокалипсисе.

Родители убеждены, что это была самая настоящая секта. Почему же следователи обошли эту тему? На самом деле, если бы не похищения Нины и Ансари – никакого следствия и суда вообще бы не было. По закону преследованию подлежит только тотальное сектантство. Но ФСБ не нашло в действиях цыганок элемента экстремизма. Проще говоря, те не собирались никого убивать, подрывать, призывать к массовым беспорядком. Все остальное с небольшими оговорками вроде как разрешено.

- Я боюсь за своего ребенка. Дочь снова смогут позвать и она пойдет, - говорит Кунде. - Ведь Нина уже была в их руках. И эти женщины вряд ли действовали одни. Пятигорск был для них только перевалочным пунктом. Они направлялись дальше. Значит, есть организатор и они лишь звено в цепи.

История закончена, но никаких точек, только многоточие. И еще знак вопроса – много вопросов. Куда и зачем через южный Пятигорск везли детей-метисов? Была ли это секта или под ее видом скрывалась совсем другая организация? Но главный - как уберечь своих близких? Родители детей, побывавших в плену, задают его себе каждый день.

Комментарий специалиста

Наталья Пашкова, психолог:

- Внушению подвержены люди психологически неблагополучные. И как правило с таким низким уровнем социализации, что в принципе не готовы критично мыслить и осознать, что сами себя ввергают в еще большие проблемы. Главное не то, что они рано или поздно поймут, что секта это не то место, а то, что они не смогут претендовать на освобождение из нее. Это недолюбленные дети, супруги, проблемные куски общества

Что человек попал в секту, видно почти сразу: он замыкается в себе, мало рассказывает, что происходит в его жизни. Человек как будто зомбированый, живет в другом мире. И самостоятельно вытащить его из этого практически невозможно. Без помощи специалиста не обойтись.

Имена детей и родителей изменены по просьбе героев публикации.

В Астрахани сектанты похищали детей. Андрей МИРЕЙКО

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также