Сегодня 3 Сентября
Погода за окном

13°C

Добыча торфа в Мещере спасет нас от пожаров?

На прошлой неделе в прессе-центре «КП»-Владимир» гостем был директор областного департамента природопользования и охраны окружающей среды Алексей Мигачев

Естественно, разговор начался с самой актуальной темы - лесных и торфяных пожаров.

Очаги пожаров во Владимирской области появляются с той же регулярностью, с какой их тушат. И основная причина пожаров - человек, поджигающий лес иногда нечаянно, а иногда и умышленно. А торф, раз загоревшись, потом тлеет месяцами.

- Пожарная техника на торфяниках не эффективна, - сказал Алексей Мигачев. - Самое эффективное средство тушения - это мотопомпа. Но от безрассудства людей ничего не спасет. Вот в Мещере - у них деревни на торфе стоят, а они весной поджигают сухую траву.

Сейчас ситуация с торфяными пожарами в Мещере более-менее благополучна. В нацпарке «Мещера» стоит тульский отряд МЧС - семьдесят человек, они проложили около 10 километров трубопровода и водой из реки Бужа заливают торфяники. Дыма сейчас почти нет, но кое-где торф еще тлеет.

Но окончательно проблему торфяных пожаров не решит ни один отряд спасателей. Торф в свое время во Владимирской области добывался беспорядочно, и выбран был примерно наполовину. Вот и остался такой рельеф: карьер, который подтоплен, а рядом - осушенное поле, оно и горит. Сделать с этим что-то очень сложно, подтопить всю территорию очень сложно. Единственный вариант - возобновить добычу торфа.

- При губернаторе создана рабочая группа, которая занимается этой проблемой, - рассказал Алексей Мигачев. - У нас в целом по области три территории, которые представляют наибольшую опасность в плане пожаров - это Гусь-Хрустальный, Собинский и Камешковский районы. И главное направление работы - это использование торфа. Ни государство, ни муниципалитеты справиться с этой проблемой самостоятельно не в состоянии технически. Государство может помочь в критической ситуации, но не вести постоянную разработку. Поэтому родилась программа комплексного освоения торфоразработок.

Для Гусь-Хрустального района инвестор - компания «Биоэнергия», который будет добывать и перерабатывать торф, уже найден и приступил к работе. На этот год в плане - добыча 30 тысяч тонн торфа и запуск 14 котельных в Судогодском районе, на этом торфе работающих. 4 из них - новенькие, их построят с нуля, а 10 - переделают из угольных и мазутных. Опыта работы таких торфяных котельных в России еще нет, наши будут первыми.

Строится два завода для изготовления брикетов из торфа, которые станут топливом для котельных. Здесь же будет построено производство оборудования для котельных этой корпорации. Во все эти проекты уже вложено 150 миллионов рублей, и в сентябре первые торфяные котельные уже должны заработать.

Каждая котельная будет отапливать один поселок. Строят их там, где пока нет и не предвидится в обозримое время газа.

- А уголь и мазут - это, во-первых, дорого, а во-вторых, почему-то холодно, - поясняет Алексей Мигачев.

Переработка торфа будет идти в поселке Мезиновский - там, где были при советской власти торфопроизводства. Сотрудников набирают тут же, на месте - в гусевском районе после развала торфопредприятий осталось много квалифицированных специалистов.

- На начало года во «Владимирторфе» работало 4 человека, - рассказал Алексей Мигачев. - Предприятие жило за счет сдачи металлолома. Еще годик - и они распилили бы рельсы путей, ведущих к торфяникам, и мы вообще бы никогда не добрались до месторождений. Пока они распилили старые вагоны, то, что не нужно. В прошлом году у них сгорело 50 тысяч тонн сухого торфа, лежащего в караванах. Вот откуда был основной дым! Так что инвестора найти - для нас было крайне актуально, я пол-Москвы обегал, пока эту фирму сюда заманил.

Но все же: как возобновление торфоразработок спасет область от пожаров?

- Во-первых, это - люди на торфяниках и техника на торфяниках, то есть территория под присмотром, - поясняет Алексей Мигачев. - Во-вторых, если где-то рядом пожар - они обязаны прекратить работу. Для них это прямые убытки. Поэтому они будут тушить огонь не только на своем отводе - а это три с лишним тысячи гектаров, но и во всей округе. Загорелось - они выделяют технику. А где без них взять болотный эскаватор?

Но самое главное - там появятся люди, которые знают, что и как надо делать.

- А что будет, когда кончится торф? Не бросит ли инвестор перекопанную, изуродованную землю, потеряв к ней интерес? - обеспокоились журналисты.

Но беспокоиться не о чем - успокаивают чиновники. Выработанные торфяники будут заливаться водой, на их месте образуются озера, в которых можно будет разводить рыбу. Но главное - торф вряд ли кончится. Это возобновляемый ресурс, ежегодно на затопленном участке образуется 3 миллиметра нового слоя торфа. Если умножить на площадь мещерских торфяников, получится 900 тысяч тонн нового торфа ежегодно. А план добычи на этот год - 30 тысяч тонн, максимальный годовой объем добычи - 180 тонн. Правда, в перспективе в Гусь могут прийти и литовские фирмы - они используют торф в лечебных и косметических целях, а свои торфяники уже почти все выработали. Но это еще когда будет...

КСТАТИ

На этой неделе пройдут переговоры с инвестором, который планирует добывать торф в Собинском районе. Предприятие будет производить на основе торфа садовый грунт, производство построят тут же, в районе.

 

 

Вернуться на главную
Новости сми


Комментарии 0
Загружается...
Новости сми

Пресс-центр
Новости сми
Новости сми


Новости Ttarget