2015-02-04T07:52:33+03:00
Комсомольская правда
61

Чиновников в России больше, чем врачей и инженеров

Как поспорили частный сектор с государственным, от кого больше пользы

Крупнейший работодатель в России - государство. Прямо на него трудится почти 10 млн. чел. Как к этому относиться? Это плата за то, что в 90-е годы в стране развалилась тяжелая индустрия и только государству под силу ее возродить? Или дело в том, что чиновники хотят все контролировать? Попробуем разобраться.

ОНО ПОВСЮДУ

Давайте подсчитаем, сколько людей получает зарплату непосредственно из бюджета. И начнем с чиновников. Благо цифры известны.

В России 38,2 тысячи гражданских федеральных служащих, сообщает Федеральный портал управленческих кадров. К ним приплюсуем 760 тыс. чиновников, работающих в областных администрациях, и 340 тыс. муниципальных служащих. Вместе получается 1,14 млн. человек. Росстат дает другую цифру - 1,6 млн. В ней еще и мельчайшее звено - поселковые начальники. В одном поселке начальников немного, зато поселков в России не счесть.

Труднее сосчитать силовиков - данные по некоторым ведомствам (ФСБ, ФСО) засекречены. Зато по Интернету гуляют экспертные оценки (скажем, по ФСБ подсчеты провел сайт Чекист.ру). Суммируем цифры (см. графику) и получим, что все силовики (вместе с Вооруженными силами) - это 2,4 млн. чел.

Но бюджетники - это, конечно же, не только чиновники и военные. В стране 700 тыс. врачей, подсчитала компания ФинЭкспертиза. Количество учителей - 1,2 млн. называл бывший теперь уже министр образования и науки Андрей Фурсенко. Жаль, что никто и никогда не считал нянечек в детских садах, а ведь это целая армия. В целом количество людей, получающих деньги непосредственно из бюджета, можно оценить в 10 млн. человек. А всего в стране 87 млн. трудоспособного населения. Посмотрим, чем занимаются остальные 77 млн.

ГОСКОМПАНИИ РУЛЯТ

Пять самых крупных в стране по числу работников компаний - это гос­компании (см. графику). Суммарно в них трудится чуть более 2 млн. человек. А сколько всего гос­компаний? Минфин дает точную цифру - 1120. Но в это число вошли, конечно, только крупнейшие (ведомство считало компании, чтобы урезать в них бонусы руководителям, а серьезные бонусы есть лишь у крупных фирм). Эксперты в разное время называли число 5 - 6 тыс. - сюда уже входит и какой-нибудь полуразвалившийся племенной завод или мастерская по валянию валенок, по странной прихоти находящаяся в собственности муниципальных властей. Сколько же там народу? Среднее число персонала в крупных компаниях принято оценивать в 10 тыс. человек (методика компании KPMG). Ну а на малом предприятии и 2 - 3 человека работать могут. «КП» посовещалась с экспертами, и наш коллективный разум решил, что за среднюю цифру всех видов фирм можно взять 1 тыс. человек - итого, стало быть, в госкомпаниях порядка 5 млн. занятых.

Но воздействие на экономику не исчерпывается просто вот этими цифрами. Каждое предприятие дает работу другим - тем, кого в СССР называли смежниками. Как подсчитать их?

- Существует методика мультипликативных оборотов, - с ходу ошарашивает мудреным термином директор компании «ФинЭкспертиза» Агван Микаелян.

Резче всего эффект «умножения» выражен в строительстве - один строитель обеспечивает работой семерых человек в других отраслях. В среднем «множитель» можно принять за 5. И получим, что госкомпании кормят еще около 25 млн. чел.

Итак, 10 млн. «прямых» бюджетников да 5 млн. сотрудников госкомпаний плюс 25 млн. «свиты» - итого 40 млн., или чуть меньше половины всех трудящихся россиян. Вот таков масштаб участия государства в экономике.

ОЛИГАРХИ С ПЕРЕКРЕСТНЫМ ОПЫЛЕНИЕМ

Ну а что же олигархи и прочие бизнесмены? Согласно последнему рейтингу крупнейших частных работодателей, фигуранты российского списка Forbes нанимают 800 тыс. человек и косвенно дают работу более чем 70 миллионам граждан. То есть 96% трудоспособного населения страны. Когда эти выкладки появились несколько месяцев назад, они крайне обрадовали сторонников «либеральной модели». Вот ведь олигархи какие шустрые! Всего-то 800 тыс. на работу наняли, а всю страну кормят.

Но мы недаром подводили вас к этой цифре другими, из которых получается, что государство кормит полстраны. Откуда такие противоречия и где все-таки правда? Противоречия на самом деле нет, считает директор Института социальной политики ВШЭ Сергей Смирнов:

- Это же как перекрестное опыление. Вот частная парикмахерская. Туда ходят стричься и те, кто получил зарплату в госкомпании, и в этом смысле госкомпания «дала» этому парикмахеру работу. Но также и те, кто трудится на олигарха. Важна среда в целом, чтобы было кому зарплату получать и нести ее в парикмахерскую.

«Опыление» зашло далеко, говорит Александр Осин из компании «Финам»:

- В России считанное число прибыльных секторов. Они поделены, и вроде бы сложилось равновесие: нефтянка процентов на 70 частная, газовый сектор процентов на 70 государственный, металлургия частная почти вся, как и торговля со строительством.

Но этому равновесию держаться недолго.

- Идет консолидация того, что приносит прибыль. Компании меняются активами. В лучшем случае скоро непонятно будет вообще, где частное, где государственное. У нас уже сегодня зачастую невозможно разобраться в форме собственности конкретного предприятия. В худшем случае государство примется закручивать гайки и подбирать бизнес под себя.

ЧАСТНИКИ ВПЯТЕРО ЭФФЕКТИВНЕЕ?

Есть в этих цифрах еще одна интересная вещь. Вдумаемся: 5 млн. тружеников госсектора кормят вокруг себя ненамного меньше людей, чем 800 тыс. работающих на олигархов. Значит ли это, что частные компании окормляют в несколько раз эффективнее государственных? Василий Колташов из Института проблем глобализации считает, что не все так просто:

- Частные компании взяли себе прибыльные сектора, - говорит он, - государству же пришлось принять активы, требующие больших вложений, людских ресурсов и не опирающиеся на стабильный спрос, -

авиапром, судостроение, атомную отрасль. Людей государству требуется больше, а «выхлоп» меньше. Но если бы государство взяло в руки нефтянку, то получало бы точно такую же прибыль, что и частные компании.

Микаелян с этим согласен, но вносит существенные поправки:

- Там, где требуются структурная перестройка и большие капиталовложения, государство эффективнее хотя бы потому, что у него больше ресурсов, - говорит он. - Но оперативное управление бизнес выполняет лучше. Поэтому оптимальная схема такая: государство настраивает работу бизнеса, а потом его продает.

Еще месяц назад этот пассаж закончился бы сетованиями на то, что уходить из бизнеса государство как раз не хочет. Но на Петербургском экономическом форуме в июле власти объявили масштабную программу приватизации, к середине десятилетия госкапитал уйдет из таких, например, компаний, как «Аэрофлот», «РусГидро», «Зарубежнефть». Микаелян такую «распродажу» приветствует:

- Конечно, тут есть и цель наполнить бюджет, но что же в этом плохого, не даром же отдавать! А цена как раз адекватная.

ВСЕ ХОТЯТ БЫТЬ ЧУБАЙСАМИ

Молодежь не утруждает себя чтением аналитики, выбирая будущий путь. Молодые осматриваются по сторонам и делают выбор: стану или чиновником, или сотрудником крупной госкомпании. Согласно последнему опросу портала Superjob, на одну вакансию в сфере госуправления присылают 25 резюме. Молодежь можно понять. Зарплаты чиновников если не всегда больше, чем в частном секторе, так растут быстрее. Так, в 2011 году в Следственном комитете (он тоже проходит по категории «госслужба») средние зарплаты выросли на 80%, почти до 80 тыс. руб. В МЧС в среднем - на 65%, до 79 тыс. руб. Лидером по асболютному размеру средней получки стало Федеральное агентство по поставкам во­оружений -

почти 104 тыс. Напомним, что средняя зарплата по Москве - 55 тыс. руб., по России - 22,8 тыс. руб. У чиновников, включая законодательную ветвь власти, - 62,6 тыс. руб.

ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ

Малый бизнес потерялся

Малый и средний бизнес на фоне этих цифр просто теряется. В Москве средняя зарплата в этом секторе - 25 тыс. руб., в Туле -

16 тыс., в Ульяновске - 8 тыс. Научный сотрудник Института экономики РАН Владимир Димов считает, что перед нами не просто перекос статистики, а тревожный сигнал:

- Деловую и социальную среду формирует именно малый и средний бизнес, - говорит он. - Страна не может встать на путь модернизации, если в ней доминируют крупные компании. Это связано с тем, что «малыши» формируют средний класс, а он, в свою очередь, - модернизационную повестку - и экономическую, и политическую.

Налоговая система России, заточенная, как считает Димов, под крупные компании, не дает малому бизнесу идти в науку, производство.

- Именно поэтому мы повсюду видим «палаточников».

И то налоги да еще коррупционная нагрузка (то есть попросту взятки) держат их на грани выживания, отсюда и низкие зарплаты, и, как можно подозревать, конверты, то есть черный нал.

- Я оптимист и надеюсь, что государство осознает наконец: время мегапроектов, мечтаний, оперирования громадными задачами прошло, нужно взрастить «подшерсток» бизнеса. Я не преувеличиваю - речь идет о выживании России как конкурентоспособного государства. Все наши пресловутые проблемы (отсталость, зависимость от нефти) в конечном счете из-за того, что заниматься малым бизнесом неинтересно, а работать в госкомпаниях или на госслужбе престижно и выгодно.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также