2016-08-24T03:42:25+03:00
Комсомольская правда
159

Стране нужны заводы и прогресс? А казакам - родная выхухоль и крест! Часть 1-я

Чтобы разобраться, почему донские казаки организовали на реке Хопре настоящую оборону против строительства у себя горного комбината, спецкор «Комсомолки» Владимир Ворсобин отправился в эпицентр противостояния

Когда россияне печалятся о вымирании своих деревень и городков, в которых не осталось никакой работы, - это легко понять. Но вот когда население восстает против строительства крупного производства, которое обещает озолотить местную казну и дать рабочие места, впору удивиться: «А что, собственно, происходит?»

Чтобы разобраться, почему донские казаки организовали на реке Хопре настоящую оборону против строительства у себя горного комбината, спецкор «Комсомолки» Владимир Ворсобин отправился в эпицентр противостояния...

ХОПЕРСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ АНОМАЛИЯ

Спор был долгий. И замгубернатора Воронежской области Андрей Марков не выдержал...

- Вы как-то странно рассуждаете, - пошел он в атаку с улыбкой психиатра, имеющего дело со сложным больным. - Настоящий политик сначала должен думать о государственных интересах...

- Фундаментальная ошибка. Сначала надо думать о людях... - продолжаю упрямствовать из либерального окопа.

- Хорошо, - кивнул замгубернатора и после задумчивой паузы сменил угол обстрела: - Тогда пойдем другим путем. Представьте, вы даете больному ребенку микстуру. Она его вылечит. Вы будете спрашивать у ребенка, изволит ли он выпить эту гадость?

- Вы считаете народ ребенком? - любопытствую.

Замгубернатора в отчаянии машет рукой и морщится. Я сочувственно молчу - сейчас Маркову не позавидуешь. Вот ведь наваждение! Бьюсь об заклад - чиновники до сих пор не могут поверить, как федеральный проект добычи никеля (та самая «горькая таблетка») у заповедной реки Хопер мог привести к такому разухабистому скандалу. Ну как, спрашивается, самый доходный, самый прозаический на Руси бизнес торопливого выгребания из земли хоть чего-нибудь ценного мог так разбудить шальное гражданское общество.

- Химкинский лес какой-то... - посочувствовал я.

- Химкинский?! - По кабинету замгубернатора пронесся нервный смешок. - Ну вы еще на Хопре не были. Хуже...

Гордость Хоперского заповедника - выхухоль. Даже она, похоже, хохочет над попытками олигархов устроить тут свое производство.

Гордость Хоперского заповедника - выхухоль. Даже она, похоже, хохочет над попытками олигархов устроить тут свое производство.

А МЕСТА ТУТ БУНТАРСКИЕ

Впрочем, это было видно и из Москвы.

«Народное восстание на реке Хопер» охватило меня... в прямом эфире телевидения «Комсомольской правды». Мы тогда в сотый раз пережевывали историю о несчастных Pussy Riot (под привычный аккомпанемент телефонных проклятий воцерковленных зрителей), и тут в эфир ворвался казак.

- У нас на Хопре беда! - кричал он. - Нам крест не освятили...

- Это еще что такое? - удивились мы.

- Русь травят, олухи! - кипел казак.

Оказалось, где-то между Воронежем и Урюпинском православные защищают землю русскую. На этот раз от строительства никелевого комбината. Иначе, по словам казака, олигархи непременно перетравят весь народ, превратят в безжизненную пустыню заповедник и уже окончательно изведут упрямо цепляющуюся за жизнь выхухоль. Оказывается, уже выставлены казачьи патрули из Новохоперска, Борисоглебска, Урюпинска. Соседняя Волгоградская область официально поддержала протестующих (через урюпинского мэра и областную думу). И общество «Зеленая лента» (та-а-ак, а нет ли где-то рядом неистовой Чириковой? - В. В.) организует чуть ли не ежедневные многотысячные митинги «Стоп никель». И вот хотели было казаки поставить на месте будущих разработок крест православный (видимо, в уверенности, что коль распятие действует на чертей и вампиров, то олигархов отпугнет точно), но местный батюшка в его освящении отказал.

- Ну ладно власть, с ней все ясно, - рубил он наотмашь. - Так вот скажите: церковь с кем - с народом или нет?

- Разберемся, - ответил я, понимая, что ехать к казакам теперь сам бог велит.

Ведь бунтуют хоперцы обычно с размахом. За Булавинский мятеж Петр Первый приказал пустить виселицы на плотах по Хопру. Со Стенькой Разиным и в Гражданскую 1918 - 1922-го тоже не очень хорошо получилось...

И вот я покидаю раскаленный тридцатиградусный Воронеж и держу курс в прохладу Хоперского заповедника, размышляя над словами одного из высокопоставленных воронежских чиновников (надо отдать должное - они искренно пытаются понять желчное воронежское гражданское общество).

- Тут есть одна загадка, - говорил он. - Я на двести процентов уверен, что, случись этот злополучный никелевый комбинат год-два назад, ничего бы не было - рыл бы «Норникель» свои шахты, а народ бы в худшем случае ворчал на кухнях. А сейчас какая муха людей укусила?! В тридцати километрах от Воронежа стоит атомная станция - и никого она не пугает! В 80-х я был молодой, глупый и тоже верил, что надо закрыть все советские АЭС, а воронежская станция взорвется непременно завтра. Но поорали и забыли. А теперь воюют против никеля... И вот я думаю: то ли после болотных время другое настало, то ли подстрекают народ профессиональнее... На Хопре ведь сейчас много политики. Подозрительно много...

Наш спецкор Владимир Ворсобин убедился: места на Хопре в самом деле удивительно красивые и чистые.

Наш спецкор Владимир Ворсобин убедился: места на Хопре в самом деле удивительно красивые и чистые.

ЧТО ТАМ ГИБНЕТ ЗА МЕТАЛЛ?

Сказка русской природы. 200 верст по золотым подсолнечным полям, меж волн пшеничных нив, к бескрайним - покуда хватает глаз - небесно-изумрудным просторам... И где-то под этим чудом на глубине 45 - 200 метров миллионы тонн пока нетронутой руды стоимостью как минимум 15 миллиардов долларов.

Только здесь понимаешь, как эффектно выглядят на сайтах защитников Хопра фотографии Норильского никелевого комбината. Грязная дымка, выжженная земля... И чувствуешь: еще немного - и в гринписовцы! А с другой стороны, думаешь - 15 миллиардов...

Кстати, пока еду к Хопру, давайте о предыстории, чтобы понять, из-за чего весь этот сыр-бор.

Воронежское никелевое месторождение - третье по величине в России и единственное нераскопанное в Европе. Металл здесь нашли еще в 60-х годах прошлого века, но в СССР то ли никеля было уже много (из Норильска и с Кольского полуострова), то ли сомнения в рентабельности бурения были еще тогда (цитируя местных экологов: «из-за необходимости больших вложений и экологической опасности»). Но все сомнения теперь бессмысленны, потому что 14 января прошлого года правительство одобрило проведение конкурса на разработку под Воронежем. Гендиректор ГМК «Норильский никель» (тогда именно этот комбинат считался фаворитом конкурса) Владимир Стржалковский пообещал, что «экология в Воронеже нарушаться не будет, так как будут вестись подземные разработки», зато «проект даст значительное количество рабочих мест».

Заметим, что решение было принято больше года назад, но тогда воронежцы восприняли эту новость, как обычно, - то есть никак.

Минула осень. Прошли выборы в Госдуму. Хопер молчал. Более того, казаки (похоже, преданные любому русскому государю не только душой, но и генетически) единодушно проголосовали за «Единую Россию», а затем и за Путина.

И вот настало 22 мая, когда объявили итоги конкурса на месторождения. Казалось, дело было решенное - бурить суждено «Норникелю»... Но неожиданно выиграла Уральская горно-металлургическая компания (УГМК).

И Хопер вдруг встал на дыбы.

Подозрительно, скажете... (В Воронеже мне действительно намекали, что конфликт могли разжечь мстительные конкуренты УГМК.)

Но, коль все началось с Интернета, с обычных сайтов, блогов, где вернувшиеся с работы юзеры на «электронной завалинке» «перетирают за жизнь», я решил отследить начало бузы.

Казаки в дозоре - не приближается ли «враг» в лице геологоразведчиков. А то самое место, где должна быть вырыта шахта будущего никелевого комбината, от «супостата» защищает крест.

Казаки в дозоре - не приближается ли «враг» в лице геологоразведчиков. А то самое место, где должна быть вырыта шахта будущего никелевого комбината, от «супостата» защищает крест.

«НЕ РАЗГОВАРИВАЙТЕ С НАРОДОМ, КАК С ПАПУАСАМИ!»

На сайтах, где нет модерации, - красивый двух-трехэтажный мат с двумя тезисами. Первый (если, конечно, зажмуриться и перевести): конец природе, конец самому чистому уголку Черноземья. Второй: пора уезжать, потому что теперь нас по-любому отравят... Где мат чистили, море вопросительных и восклицательных знаков - и все вокруг вопроса-крика «а нас спросили?» (ну прямо-таки декабрьский Фейсбук перед первой Болотной площадью. - В. В.).

Оскорбленные хоперцы бросились учить матчасть: кто по экологии, кто по недропользованию, кто просто судорожно вытаскивая из Паутины что попало.

И выяснилось, что конкурсные проекты УГМК... засекречены.

Что УГМК никогда раньше не занималась добычей никеля.

Что земли над месторождениями были выкуплены в пользу этой самой УГМК еще несколько лет назад...

И, как обычно бывает на фоне зарождающейся бури, местные власти хранили скорбное молчание в надежде, что как-нибудь обойдется. Затем привычно попытались убедить народ, что контроль за экологической безопасностью чиновники и ученые гарантируют...

Но тут, как назло, представитель УГМК прибыл в Воронеж на свою первую пресс-конференцию и заявил хоперцам: «Зачем я буду их убеждать? О чем мне с ними говорить?»

«Они прислали товарища, который разговаривал с народом, как с папуасами!- ругался один из очевидцев (доброжелательно, кстати, настроенный к добыче никеля, считая это шансом на развитие области). - Дескать, мы тут всю землю расковыряем, а вы сидите и молчите. Ему задают конкретный вопрос: вы как добывать руду будете? А он шуточки-прибауточки, потом: «Все мое время вышло» - встал и пошел... Так что эти ребята себя повели неправильно изначально!»

ДОСТАНЕМ НИКЕЛЬ - ПОТЕРЯЕМ ЧЕРНОЗЕМ

Через пару дней дотошные блогеры обнаружили, что два года назад представитель УГМК Григорий Рудой фигурировал в деле о даче взятки какому-то начальнику управления экологического контроля...

Ко всему прочему и в научном мире также наметился раздрай.

Например, начальник отдела геологии и лицензирования по Воронежской области профессор Александр Плаксенко заявил, что воронежский кристаллический массив залегает под мощной толщей осадочного чехла... Дело осложняют гидрогеологические условия - интенсивное обводнение. Руды обогащены сурьмой, мышьяком и другими вредными примесями, которые могут нанести ощутимый вред экологии, если их потревожить. Мы можем просто лишиться главного богатства - чернозема - и полностью угробить сельское хозяйство…

И хотя потом ученый поправился и заметил, что «проблемы есть, но строители шахты с ними разберутся - да, вырастет себестоимость никеля, снизится рентабельность его добычи, но куда деваться - металл-то все равно нужен», интернет-хоперцы поняли по-своему.

«В России все делается через задницу, ну а коль пошла речь о рентабельности - обязательно обманут», - решили они, и через пару недель митинги в защиту Хопра перешли в режим нон-стоп.

Когда они стали собирать по 2 - 3 тысячи человек, а чуть ли не каждый третий местный автомобиль украсили символы протеста - зеленые ленты (по примеру Москвы, где на болотных митингах тоже носили ленты, только белые), областная власть встревожилась: а нужны ли ей-то все эти рудники такой ценой?

- Без поддержки населения и без достижения общественного согласия реализация этого проекта не начнется, - пообещал губернатор Алексей Гордеев, и его слова мне показались жутко знакомыми...

Окончание в завтрашнем номере «КП».

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также