2016-08-24T03:38:30+03:00
Комсомольская правда
67
Владимир ЛЕГОЙДАПредседатель Синодального информационного отдела Русской Православной Церкви

Дорога без житейского комфорта

Владимир ЛегойдаВладимир ЛегойдаФото: REUTERS

Как верить, если даже священнослужители способны на откровенно неблаговидные поступки?

«Как верить после всего?» Статья с таким заголовком, посвященная проблемам Церкви, появилась недавно на одном из православных Интернет-порталов. В самом деле: как верить, если выясняется, что даже священнослужители, которым мы несем свои грехи и перед которыми исповедуемся Богу, способны на откровенно неблаговидные поступки?

В последние недели новостные ленты оповестили сразу о трех ДТП с участием клириков. Согласно публикациям, все три происшествия сопровождались недопустимым поведением со стороны священнослужителей. (читайте подробнее: Игумен Тимофей (Подобедов): «Спорткар для священника непозволителен - это моя ошибка!», В ночь на 16 августа иеромонах Илия (Семин) на Кутузовском проспекте сбил насмерть двух рабочих, Протодиакон Сергий Фрунза побил двух пенсионерок, не поделив с ними дорогу)Понятно негодование, вызванное этими сообщениями. Ясен и вопрос: «Как такое возможно?».

Во-первых, конечно, надо разбираться. Если подтвердятся уже прозвучавшие обвинения и версии, то священнослужители ответят перед законом: светским и церковным. Иначе и быть не может. Во-вторых, как говаривал незабвенный Глеб Жеглов, правопорядок в стране определяется не наличием преступников, а умением властей их обезвреживать. Так и здесь: Церковь никогда с проступками своего духовенства не смирится, и священноначалие будет реагировать на непотребства жестко, в соответствии с церковными канонами. Да, в Церкви — разные люди. Священный сан — это, во многом и прежде всего, — ответственность. Но никак не пропуск в рай или страховка от ошибок и грехов. И если, по Достоевскому, сердца людей — поле битвы диавола с Богом, то сердца священников здесь не исключение, а передовой край.

Конечно, проблема этим не исчерпывается. Остаются возмущение и недоумение верующих. Остается боль за Церковь. Чувства вполне понятные. При рукоположении священнику вручается крест, на оборотной стороне которого написаны слова из послания апостола Павла Тимофею: «Образом будь для верных — словом, жизнью, любовью, духом, верой, чистотой». Люди совершенно справедливо ожидают от любого батюшки этих высоких качеств. Это все так.

Но давайте вспомним: из 12 апостолов, ходивших рядом с Самим Христом, один оказался предателем. А ведь они несколько лет, изо дня в день были вместе со Спасителем, видели чудеса, Слышали Его слово, чувствовали благодать Святого Духа. И это не избавляло их от ошибок и подлостей. Люди, с которых началось то, что Церковь именует апостольской преемственностью (именно апостолы рукополагали последующих священников и епископов, и сохраняется эта цепочка по сей день), не были безгрешны. Речь не только об отступнике-Иуде. Петр трижды отрекся от Христа, прежде чем раскаяться. Апостолы искушали Христа, спрашивая, кто из них «больше» и испрашивая для себя право сидеть по Его правую руку в грядущем Царстве…

Да, хочется верить, что приходской батюшка почти святой. Но Христос набирал Себе в ученики не святых (а вообще много ли таких среди нас?), но людей, которые то и дело оступались. Любой христианин ежедневно ведет брань со своими страстями. И священники — не исключение. В России свыше 16 тысяч приходов. И те, кто в них служит, в большинстве своем, уверяю вас, честно трудятся во славу Божию и на благо людей. Сколько примеров, когда священники строили храмы в буквальном смысле своими руками. Нередко батюшка, как врач, ночью срывается, чтобы навестить или причастить больного. Священник никогда не властен над своим временем, не успевает толком уделить время собственной семье. Священник выслушивает наши исповеди и грехи наши рубцами отлагаются на его сердце. Священник молится за всех тех, кто с его помощью приходит к Богу. И эти молитвы очень нужны нам. Таковы большинство священников. Но пишут чаще о другом.

Есть, конечно, и те, кто воспринимают рясу как «спецодежду». Однако для человека, взявшего на себя высокое служение и не выполнившего его, это непременно обернется глубоким кризисом. И достоин он не только порицания, но и сожаления. Поверьте, тому существует немало примеров.

Церковь не имеет возможности постоянно и всесторонне контролировать каждого своего служителя, следить за его моральным обликом. С одной стороны, нет цели держать человека «под колпаком». С другой стороны, важно, чтобы священнослужитель всегда был открыт и доступен, а его дела— известны. Увы, так бывает не всегда. Для решения в том числе и этой проблемы создаются новые епархии, чтобы каждый епископ мог своевременно оказать помощь тем священникам, кто в ней нуждается.

Патриарх Кирилл недавно сказал, что дорога, по которой идут верующие, — непростой путь, требующий «отстраненности от материальных благ, способности в любой момент этими благами пожертвовать. Ничто не должно порабощать наше сердце». «Те, кто связывает служение Господу в XXI веке с комфортом, с благополучием, с легким образом жизни, должны сойти с поезда, — подчеркнул Святейший. — Это имеет отношение к архиереям, к священникам, к монахиням, к монахам — ко всем».

Надеюсь, что священники услышат слово своего Патриарха, а мы, миряне, будем поддерживать духовенство и помнить, что, по слову Евангелия, только вынув бревно из своего глаза можно увидеть, как вынуть сучок из глаза брата своего.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
67
 

Читайте также

Новости 24