2016-08-24T03:27:17+03:00
Комсомольская правда
466

В дорогу к турбазе зятя Анатолия Сердюкова под Астраханью закопали больше 100 миллионов казенных денег

По бумагам Минобороны потратило на дорогу к частной турбазе 18 миллионов.По бумагам Минобороны потратило на дорогу к частной турбазе 18 миллионов.Фото: Эллина ЕМЕЛЬЯНОВА

«Комсомолка» отправилась в Астраханскую область, чтобы своими глазами посмотреть на дорогу, которая может привести экс-министра обороны на скамью подсудимых [эксклюзив "КП", фото + видео]

Тома дела «Оборонсервиса» пухнут с каждым днем. Скоро к интригующей истории российской оборонки аля-Сердюков может прибавиться новая страничка. Она, конечно, не столь впечатляюща по сравнению с предыдущими, но, тем не менее, Главное военное следственное управление СК России после процессуальной проверки возбудило уголовное дело по статье «Злоупотребление должностными полномочиями». А проверяли, на какие средства Министерство обороны построило в Астраханской области дорогу за 18 миллионов рублей и оборудовало частную турбазу «Житное». Причем, 18 миллионов – это цифра, которая фигурирует в документах, предоставленных следствию. В целом ущерб оценили в 100 миллионов. Экс-министр обороны Анатолий Сердюков пока допрашивается как свидетель, хотя, по словам представителя СК Владимира Маркина, может выступить и в качестве обвиняемого. Что и говорить, в сердюковском окружении родственники держали глухую оборону. ООО «Житное», к примеру, принадлежит мужу его сестры Валерию Пузикову. Правда, в своих владениях он практически не показывается, предпочитая жизнь в столице.

А вот корреспонденты «Комсомолки» отправились в Астраханскую область, чтобы своими глазами увидеть, что это за дорога, которая может привести Сердюкова на скамью подсудимых.

Не красна Краса зимой

В селе Краса красивое только название. Двадцать дворов с понурыми домами, одинокий таксофон и не менее одинокий памятник Кирову с интригующей надписью «Лена» на постаменте. Однако именно здесь начинается дорога к турбазе «Житное». Чтобы разобраться в местной геополитике, находим провожатого. Помочь «ради справедливости» соглашается Алексей Семенов. Он владелец одной из многочисленных турбаз, которые теснятся на берегу и ериках Волги (дело выгодное – в богатые на улов места съезжаются со всей России).

- Давайте, показывайте вашу дорогу золотую! – командую я.

- Глаза разуй, вот же она, - Алексей Семенов смеется.

Я разуваю глаза пошире, но передо мной лишь развороченная лента глины. Такие обычно прокладывают вдоль просек для лесовозов. Вот эта разбитая лента и тянет на уголовное дело. На редакционной семерке тут точно не проедешь.

- Надеюсь, не застрянем, - приглашает нас к себе в джип Алексей Иваныч.

Следствие считает, что речь идет о 100 миллионах. Фото: Эллина ЕМЕЛЬЯНОВА

Следствие считает, что речь идет о 100 миллионах.Фото: Эллина ЕМЕЛЬЯНОВА

Солдатский подряд

- «Житное» начали строить три года назад. Сначала снесли старые домики, которые остались от старого владельца. Облагородили территорию. Возвели коттеджи. Дерево для отделки доставляли по реке из-за границы. Таким же способом привозили и другие дорогостоящие стройматериалы. Паромы шли через день. На погрузке-разгрузке работали солдатики, - просвещает меня Алексей. - Они же и клумбы копали, в общем, делали все работу! Сколько их было там – не скажу. Специально не отслеживал.

А вот следователи смотрели. По данным Следственного комитета, на частной турбазе постоянно работали 15 солдат, которых откомандировали из астраханской военной части. Кстати, по факту использования солдатской силушки дело возбудили еще на прошлой неделе. Статья все та же - «злоупотребление должностными полномочиями». Правда, адвокат Сердюкова прокомментировал общественности этот факт как спонсорскую помощь. Ах, что-то мне подсказывает, что турбаза - странный выбор для меценатства. В 20 километрах от нее находится детский интернат, но до него благотворительность военных почему-то не простерлась.

Дорогу начали строить весной 2011 года. На поле рядом с поселком Краса разбили палаточный лагерь, прибыла рота солдат из Краснодарского края.

- Я общался с их командиром майором Чуйковым, - рассказывает наш провожатый. - Они до этого работали на сочинских объектах. А затем их перебросили сюда.

Земли сельхозназначения, по которым должна была пройти дорога, быстренько переоформили в земли военного назначения. И работа закипела. Строили солдатики не то чтобы совсем плохо, но особенно в инженерные тонкости не вдаваясь. Перегородили ерики, оставив для воды лишь узкие трубы. Ну, не экологи, что тут скажешь. А рыбаки сетуют: через пару лет рыба на нерест во время разливов сюда просто не придет. И то же «Житное» рискует остаться без клиентов. Ведь ценятся эти места как раз за хороший клев. Но у солдата приказ – он выполняет.

В 2012 году по только что отстроенной дороге к острову Школьный (именно на нем находится турбаза) поехали Камазы с песком: чтобы весной паводком не смыло вип-рыбаков, надо было остров поднять.

Работы выполнили – военных вернули обратно в Краснодар. А турбаза продолжила принимать вип-клиентов. Одним из самых частых гостей, по словам красовцев, был сам Анатолий Сердюков. Но на 2-3 дня приезжали и другие высокопоставленные посетители. Кто именно заехал в «Житное», разносили по окрестным деревням сотрудники – егеря и уборщицы. Только прибывали гости не по этой дороге, по которой сейчас трясемся мы. В «Житное» прилетают на вертолетах. Ведь и дорогу сделали исключительно, чтобы подвезти песок и стройматериалы для турбазы.

Частную турбазу строили солдатики на казенные деньги. Фото: Эллина ЕМЕЛЬЯНОВА

Частную турбазу строили солдатики на казенные деньги.Фото: Эллина ЕМЕЛЬЯНОВА

Здесь вам не равнина

А теперь немного арифметики. По документам, километр астраханской дороги стоит 2, 25 миллиона рублей. Всего построили 8 километров, и сейчас в протоколах следствия фигурирует цифра 18 миллионов.

- Чтобы построить 1 километр асфальтовой дороги с коммуникациями, нужно примерно 100 миллионов, километр простой гравийной, но с инженерными коммуникациями (например, с мостовыми переходами, как на сердюковской дороге) обойдется в 25 миллионов, по самым скромным подсчетам, - консультирует меня Анатолий Васильев, руководитель департамента городского хозяйства администрации Волгограда.

Получается, на 8 километров потратили даже не 100 миллионов, как определило следствие, а минимум 200 миллионов рублей. И 25 из них уничтожили буквально месяц назад.

Древесину и стройматериалы поставляли из-за границы. Фото: Эллина ЕМЕЛЬЯНОВА

Древесину и стройматериалы поставляли из-за границы.Фото: Эллина ЕМЕЛЬЯНОВА

- Ну, все, приехали, - тормозит машину наш гид Алексей.

Дорога обрывается, впереди лишь свежевспаханная территория.

- А где же Житное и остров?

- Еще месяц назад все было на месте, - удивляется вместе с нами провожатый. - Может, военные решили так откреститься от турбазы? Мол, до нее еще километр, и отношения она к нам не имеет.

Перепаханный километр даже джип не одолеет, мы идем пешком. Интересно, как Минобороны собирается сдавать эту дорогу в аренду? А ведь эту благую цель озвучивал в многочисленных интервью защитник Анатолия Сердюкова. Мол, дорога в собственности Минобороны и никакого ущерба бюджету не нанесла.

Кое-как по коричневой жиже доползаем до Школьного. Остров окружает лента подмерзшей реки. Работники турбазы крепкую тропинку знают, а чужим на ней не место. Простому смертному здесь не отдохнуть даже за деньги. А было бы неплохо: деревянные домики-игрушки, аккуратные деревца, катера, лодки, снасти, гаражи - примерная стоимость, по оценке местных туроператоров, – 600 миллионов рублей. Всю эту красоту видно издалека.

Нас тоже замечают почти сразу, как мы подходим к берегу. И весь персонал, а это человек 10, высыпает на берег поглазеть, кого это не остановила «веселая дорога Сердюкова». Обычно туристы даже ехать по ней не решаются.

- Как добрались? – развлекаются женщины на том берегу.

На турбазе гостей сегодня нет. Да и в ближайшее время вряд ли появятся. Скандал многих останавливает. Но номера должны быть в идеальном состоянии - так что администратор быстро разгоняет толпу и нас.

- Сейчас собак спущу, убирайтесь отсюда.

И мы уходим под грозный собачий лай.

На дорогу обратно тратим на полчаса больше – проливной дождь сделал ее еще непроходимей.

- Годика через два здесь совсем ничего не останется - так что запоминайте, фотографируйте, - встречают нас в деревне красовчане. – Дорога теперь не нужна даже турбазе.

А что, очень удобно. Нету тела, нету дела. Предъявить «расхитителям государственной собственности» будет просто нечего. Глиняные ямы да канавы – не в счет.

Напомним, в настоящий момент расследуется несколько уголовных дел по хищениям в связанной с военным министерством компании «Оборонсервис». Под стражей уже находятся двое подозреваемых. Это экс-глава Центра правовой поддержки «Эксперт» Екатерина Сметанова и ее супруг - бывший гендиректор склада Московского округа ВВС Максим Закутайло. 6 декабря суд продлил арест Закутайло и Сметановой до 10 февраля. Кроме того, экс-руководитель Департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева находится под домашним арестом.

Минобороны построило дорогу к частной турбазе

Минобороны построило дорогу к частной турбазе. Эллина ЕМЕЛЬЯНОВА

Еще больше материалов по теме: «Чиновников Оборонсервиса подозревают в грандиозной афере»

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
466
 

Читайте также

Новости 24