585

В Россию пришла "ювеналка": за семьями москвичей поставят следить соцработника

В случае, если соцработник решит, что родители категорически не справляются со своими обязанностями, дети у них будут изыматься государствомВ случае, если соцработник решит, что родители категорически не справляются со своими обязанностями, дети у них будут изыматься государствомФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Горожане боятся, что новый институт "социального патроната" будет бороться не за детей, а против родителей [видео]

В Москве с 1 мая 2013 года берет старт совершенно новая программа по профилактике сиротства. Так называемый институт «социального патроната» вводит в отношения между государством и семьей совершенно новый механизм взаимодействия – обязательное государственное сопровождение всех семей москвичей. Новая модель профилактики сиротства предполагает раннее выявление социального сиротства, для того чтобы помочь детям не стать жертвами жестокости или алкоголизма своих родителей.

С этой целью на каждые 20 детей в Москве выделяют специального соцработника, задача которого будет состоять в «расследовании» провинностей родителей перед своими детьми. В случае, если соцработник решит, что родители категорически не справляются со своими обязанностями, дети у них будут изыматься государством.

В Москве этот проект в качестве эксперимента работает уже около двух лет. И на сегодняшний день, власти пришли к выводу, что эта система ведет полностью адекватную работу и прекрасно ложится на российскую действительность. Под этим флагом минсоцзащита теперь с 1 мая становится структурой, которая будет контролировать семью. Так как опека не справляется с полным перечнем обязанностей, принято решение нанять сторонние некоммерческие организации, которые будут собирать информацию о семьях и детях москвичей.

На сегодняшний день соцработники уже нашли 360 тысяч детей в потенциально неблагополучном состоянии. То есть каждый четвертый ребенок в Москве имеет перспективы стать социальным сиротой и лишиться родных матери и отца.

Родительское сообщество Москвы всерьез озабочено этой информацией. Противники этой идеи считают, что она принесет неизмеримо больше вреда, чем пользы. В самом худшем случае с Москве возникнет новая коррумпированная структура, которая в открытую и на вполне законных основаниях будет спекулировать детьми как живым товаром.

А вот сторонники ювенальной юстиции кивают на опыт западной Европы. Там, кстати, социальными сиротами стали уже более 300 тысяч детей. Для благополучного Евросоюза эта цифра шокирующая. О том, как работает европейская "ювеналка" мы решили спросить у женщины, которая жила в Норвегии и столкнулась с «борьбой за права детей» в том виде, как ее там понимают.

«Они объявили нам войну»

Так считает Ирина Бергсет, у которой еврочиновники отняли детей. Увы, с первого мая эти же ювенальные технологии вводятся и в Москве.

Координатор международного общественного движения «Русские матери» Ирина Бергсет стала широко известна после событий с её сыновьями. Два года назад норвежские работники ювенальной юстиции отняли у ней детей, один из которых родился в Москве и являлся гражданином Российской Федерации - что не остановило похитителей. Похищенный и вывезенный в другой город, в секретную патронажную семью 13-тетний сын, тайно, через посредников связался с матерью, и им совместно удалось бежать в Россию. Сотни русских матерей, которых ювенальщики уже лишили детей, и продолжают лишить почти ежедневно, сегодня обращается к Иране и к её организации за помощью. Однако, в последние время матери с тревогой замечают, что все признаки наступления на права родителей видны и у нас, в России. Ирина хорошо знает, к чему это в итоге приводит, и готова бороться. Об этом - наше интервью.

- Ирина, с кем и с чем вы боретесь? За что вы выступаете? Кто ваш противник?

- «Русские матери» - это не только мамы, это все российские родители, а также и дедушки, и бабушка - все, кто пострадал от таково нового для нас явления последних лет, как насильственное разделения родителей с родными детьми. Ко мне за последний год обратились семьи из тридцати стран мира, где происходит одно и тоже - наших детей хватают в детских садах, в школах, на улицах и увозят от своих родителей - как правило навсегда.

Россия - последний остров нормальной, традиционной семьи, нам трудно представить, что такое вообще возможно, однако за рубежом дети вовсе не принадлежат родителям! Дети там принадлежат государству, причем с рождения. А на примере мой семьи видно, что аппетиты у них постоянно растут, и они готовы объявить своей собственность и детей, рожденных в России - без согласия матери. Страны Европы, Австралия, Новая Зеландия, Канада идут в авангарде в деле национализации детей – и своих, и рожденных за рубежом. Мать имеет право родить, и на этом её права заканчиваются. Далее они имеет право лишь на временное пребывание с ребенком, причем до своей первой провинности.

А что является такой провинностью - решают чиновники социальной службы. Это может быть желание уехать на Родину, например. Если вы собрались в Россию – пусть временно, к бабушке в гости - ждите доноса соседей, и визита двух вооруженных полицейских с работниками соцзащиты, которые найдут повод, чтобы ребенка изъять, как правило - навсегда. Причину они найдут всегда! Не думайте, что вы можете избежать этого, если вы замечательная образцовая мать. Вам могут поставить в вину даже то, что то заставляете ребёнка мыть руки перед едой – это же недопустимое насилие над личностью ребенка. Все, с кем соприкасается семья - школа, детские сады, медработники- обязаны на вас писать доносы, и с большим удовольствием делают это.

Доносы пишут соседи, нередко анонимные (и власти их рассматривают), просто «доброжелатели», случайные свидетели любой ссоры, и даже - дети, сверстники! Нам известен случай, когда 12-летняя девочка, поссорившись с русской подругой сказала ей: «Я вот живут в приёмной семье, и ты теперь тоже будешь жить не с мамой, а в приёмной» - и написала на подругу донос, где сказала, что два года назад родители, оказывается, шлёпнули девочку по попе. Этого оказалось достаточно - ребенка изъяли из семьи, передали патронажной семье норвежцев, и никто, разумеется, ничего не проверял.

В повестке дня Европы – гей-женитьбы на приёмных детях Фото: REUTERS

В повестке дня Европы – гей-женитьбы на приёмных детяхФото: REUTERS

- Ирина, насколько мне известно, Норвегия и другие скандинавские страны ещё совсем недавно были странами с традиционной семьей и семейными ценностями. Когда наступил перелом, и почему так быстро? Не угрожает ли такой же быстрый переход в «новую реальность» и нам? Что говорят политики, как они обосновывают этот крестовый поход на права родителей?

В повестке дня Европы – гей-женитьбы на приёмных детях

- Все началось там, как и у нас, под флагом «борьбы за права детей», в ходе которой чиновники постепенно забыли, что существуют и права родителей. То же самое происходит в Москве прямо сейчас, я расскажу об этом позже. Существует несколько версий того, что происходит в мире. Одна из них - что нетрадиционные сообщества (геи, лесбиянки, феминистки) борются с традиционной семьей и семейным укладом. История эта уходит корнями в борьбе за равноправие между мужчинами и женщинами. С этого всё начиналось. А сейчас это все превратилось в борьбу за так называемое «полное гендерное равноправие». В Европе сейчас узаконены семь гендерных полов. На вид это мужчины и женщины, но на самом деле это уже совсем другие социальные особи. Борьба меньшинства за равноправие привела к тому, что они не только добились этого равноправия, но и в ряде случаем полностью подавили настоящих мужчин и женщин.

Проблема гораздо шире, чем нам кажется отсюда. Когда мы слышим «однополые браки» то обычно представляем себе двух геев, или двух лесбиянок. Но это уже давно не так! В Норвегии, например, узаконено семь гендеров. Это мужчины и женщины (которых, кстати, в Европе уже перестали называть натуралами - это оскорбляет меньшинства, их зовут новым модным словечком «стрейт»), далее гомо - это геи и лесбиянки, пятый пол - это бисексуалы, затем трансвеститы и транссексуалы. Они все уже добились права вступать в брак, и венчаться в местных церквях. Сейчас в США и Европе стоит вопрос о полной легализации уже не только «однополых», а целых тридцати видов брака, между представителями всех этих новых «полов». Мужчины и женщины потихонечку вытесняются, как нечто отжившее, почти первобытно-общинное.

Следующий шаг - это право усыновлять детей на воспитание в такие гомо-семьи. Эта высота уже взята, и теперь обсуждается следующая ступень - это право таких приемных «родителей» по прошествии времени жениться на этих приёмных детях, воспитанных ими самими в своих гомо-традициях. В Норвегии уже широко обсуждается эта проблематика. Также в Норвегии весьма распространена практика временного «обмена детьми» между такими продвинутыми семьями для интима. Причем менять могут и своих детей, и приёмных. Северная Европа - она просто впереди планеты всей, поэтому вскоре ждите таких энтузиастов «новой семьи» и у нас.

- Так они уже не где-то там, а тут, и активно высказываются, взять хотя бы Машу Гессен. Недавно она обозначила позицию, к которой стремятся все ювенальщики - это ликвидация семьи как таковой. Не только традиционной, как союза мужчины и женщины, а семьи вообще. Насколько они уже близки к этой цели?

«Это уже новая реальность»

- Когда Франция сейчас легализует однополые браки, она просто идет вслед за Скандинавией. Так, энтузиасты гомо-движения утверждают, что к 2050 году Норвегия на 90% станет гомо-страной. При этом дети , отобранные из традиционных семей будут уже, по их мнению, массово передаваться на воспитание в такие гомо-семьи. Уже сегодня все делается, чтобы переделать наших детей из традиционных мальчиков и девочек в нетрадиционные. Вы, наверно слышали, что в Швеции есть несколько детских домов. где ребёнка уже нельзя называть «он» или «она», их называют в среднем роде, где куклы лишены признаков мужественности и женственности, и все делается для полноценного гомо-воспитания. Это не фантазии русских мамаш, это какая-то новая реальность, с которой мы столкнулись. Не случайно в Европе запрещают использовать слова «Мать» и «Отец». Теперь у них в документах – лишь «Родитель №1», и «Родитель №2».

- Многие подвинутые личности уже недоумевают, почему число таких «родителей» ограничена всего двумя. Почему не пять?

- Ювенальная юстиция так и задумана – это, на первом этапе, отчуждение детей от родителей, а затем превращение их в некий новый гендерный субъект, перепрофилирование их на новые гендеры. Фактически они объявили нам войну. Войну за наших детей, которых они хотят отобрать у классической семьи и переделать их на свой лад. Но, к счастью, есть ещё такие острова, как Россия.

- Существуют два подхода к защите детей. Это либеральный, который озвучен в Европе, где ребенка изымают, если его воспитание не соответствует неким евро-нормам. Причем это не какая то самодеятельность, а четкая, консолидированная позиция Совета Европы.

- Я вам пришлю сегодня восемьдесят страниц новых евро-стандартов сексуального воспитания детей, где, к примеру, написано, почему в четыре года родителям уже поздно учить детей мастурбировать, а надо начинать гораздо раньше …

Когда мы слышим «однополые браки» то обычно представляем себе двух геев, или двух лесбиянок. Но это уже давно не так! В Норвегии, например, узаконено семь гендеров Фото: REUTERS

Когда мы слышим «однополые браки» то обычно представляем себе двух геев, или двух лесбиянок. Но это уже давно не так! В Норвегии, например, узаконено семь гендеровФото: REUTERS

- Вот-вот. И есть наш опыт, идущий корнями из ХХ века, когда традиционная семья находится под защитой, и ей оказывается помощь, вплоть до материальной помощи, обеспечения детсадами, жильём наконец ...

«Западная система - это система разрушения нравственных ценностей»

- Наша система базируется на нравственных ценностях. А западная система - это система разрушения этих нравственных ценностей и вседозволенности. Родитель, к примеру не имеет право сказать: нельзя курить. Если ты так скажешь - ты нарушаешь тем самым «права ребенка». Нельзя запретить употреблять наркотики. Нельзя девочке 12 лет запретить остаться ночевать у мальчика. Любой запрет в этой системе невозможен и незаконен. Любой запрет дает право опеке изъять у вас ребенка.

- Совершенно очевидно, что государство должно обеспечить любому ребенку право на жизнь, здоровье, образование, и если неадекватный родитель представляет угрозу жизни ребенка, он может быть лишен своих прав. Но где та грань, за которую не должны заходить государственные службы?

- Судя по тому, что я видела за рубежом, к детям там относятся точно так же, как к булочкам и колбасе. То есть в Европе это некий товар, который может приносить доход государству, доходы коммуне, от перемещения детей все обогащаются, так же, как от перемещения товаров. При этом считается, что все родители заведомо опасны, и за всеми надо приглядывать. действует презумпция виновности родителя, ищется малейший повод, чтобы отнять ребенка, причем бремя доказывания своей невиновности лежит на родителях.

У нас, в России - совсем другой подход. У нас большинство семей – нормальные. Нормативные. У нас в стране родные люди всегда помогали семьям в критическом положении. Но когда сегодня европейское либеральное законодательство наступает, то в результате размывается граница между нормальной, нормативной семьей, и семьей асоциальной. Ранее опека у нас занималась лишь личностями асоциальными, оставляя в покое нормальных родителей. Но эти времена закончились!

Так, с первого мая в Москве вводится реформа, в итоге которой все родители, и все семьи в Москве теперь считаются подозрительными, и требующими обязательного надсмотра со стороны чиновников опеки. И за всеми теперь необходимо следить. Причем на эту тотальную слежку за родителями найдены деньги, и немалые.

Вводится понятие «социальные сироты» - это дети, имеющие родителей, которые могут оказаться в «сложной жизненной ситуации». Причем нет четких стандартов - когда семья перестает быть благополучной и становится неблагополучной. А если нет стандартов, значит, решать судьбу вашей семьи будет чиновник по своей воле.

Одновременно, похоже, просто переписаны западные инструкции для опеки – инструкции о том. что следует считать «неблагополучной семьей». Родитель оказался делать прививку, или ребенок пришел три раза в одной майке - кто виноват, выясняться потом, а вначале надо изъять ребёнка из семьи. И путь потом родитель всю оставшуюся жизнь доказывает свои права. Это все уже у нас, здесь, в Москве.

То есть у нас появилась целая система, которая начала за нами следить, и имеет теперь право нас наказывать. Но за что нас будут наказывать - мы не знаем, поскольку её документы не опубликованы!

Ребёнка изъять теперь стало проще, чем кошку

- Объясните мне такой парадокс - получается. что ребёнка изъять теперь стало проще, чем домашнюю кошку. Кошка - имущество, и изъять её можно лишь по решению суда, и никак иначе. А ребёнка, до решения суда, можно изъять просто решением чиновников опеки. Как такое вообще возможно?!

- Эта система идет к нам сюда с Запада. Я столкнулась с ней сама. У меня изъяли двух детей вообще без предъявления каких либо документов. В органы опеки можно обращаться за помощью, и я обратились к ним, не зная ещё, что любое такое обращение они рассматривают как повод изъять ребенка!

Чиновники отправили меня в другой кабинет, а пока я ходила, раздался звонок от сына, что его, оказывается, уже везут в другую семью, на секретный адрес! Государство украло у меня детей, оставив мне право оправдываться - причем, неизвестно от каких обвинений. Ведь обвинения вам предъявят потом! Вот это именно то, что ждёт Россию. Ребёнок изымается на 90 дней, а за это время органы опеки собирают компромат на вас. Имейте в виду, что это могут быть сотни, сотни страниц документов! Используются всё, и слухи, и доносы, И вот сейчас эта тотальная война против семьи приходит к нам, в Россию.

В Европе к этому относятся иначе. Никто не живет нам ради детей. Изъяли ребенка? Ну что же, теперь поживем для себя, - говорит типичный европеец. Сыну исполнилось 18? Пошел вон. Мы – совсем другие. Мы помогает детям с институтом, помогаем молодым семьям, бабушки у нас сидят с внуками ... И нам эту особенность нашу - в том числе и православную традицию - надо укреплять. Причем не только православную - все народы нашей страны объединены семьей, типом построения традиционной семьи ради продолжения рода. У нас здесь есть некое геополитическое пространство, объединённое настоящим духом семьи. Мы не можем копировать их западную систему. Там из-за каких то временных ситуаций - вроде болезни - можно потерять детей. У нас иной способ решения сложных жизненных ситуаций. У нас другая традиция, и иная мораль.

Когда  Франция сейчас легализует однополые  браки, она просто идет вслед  за Скандинавией Фото: REUTERS

Когда Франция сейчас легализует однополые браки, она просто идет вслед за СкандинавиейФото: REUTERS

«Немедленно опубликовать все документы по этой реформе»

- А каких масштабов у нас сейчас достигла эта «борьба за права детей»?

- В Москве уже около двух лет в некоторых районах работает соцпатронат. Власти, не советуясь с родителями решили, что с первого мая эта система будет действовать повсеместно. Однако, органы опеки, как они считают, не полностью справляется с задачей, потому что люди зачастую просто перестали открывать им двери.

Теперь под красивым флагом «раннего выявления социального сиротства», собираются за счет городского бюджета нанять сторонние некоммерческие организации, которые будут следить за семьями, и «знать о семье всё» - это я цитирую руководителей Минсоцзащиты. Причем эти наемные структуры уже обнаружили в Москве 360 тысяч детей (!) в потенциально неблагополучном состоянии. Это уже каждый четвертый ребенок. А если им ещё приплатить - то они и каждого второго нам запишут в неблагополучные, так?

Мы, родители, хотим диалога с властями. Мы не хотим, чтобы западные модели вводились здесь директивно, лишь решением чиновников. Все проекты, которые касаются каждой семьи, должны обсуждаться публично, должны быть опубликованы. по крайней мере. Все же понимают - модель, которую сейчас «экспериментально» вводят в Москве потом непременно распространится и на всю Россию, на все наши города.

Что мы хотим. Первый пункт - мы требует немедленно опубликовать все документы по этой мутной реформе. Второе - провести широкое общественное обсуждение, с обязательным участием родителей. Третье - приостановить реформу опеки до результатов этого обсуждения. Создать родительские советы на местах, и общемосковский родительский Совет при Мэрии, которые будут давать оценку всем новым проектам, касающимся семьи.

И наконец, мы обязательно должны проверить эту модель на коррупционность. Мы не исключаем, что под благовидной вывеской «заботы о детях» орудует криминалитет, который хочет тут выстроить новые формы торговли детьми, взамен недавно умершего бизнеса усыновления детей на Запад.

Необходимо также внимательно проверить эту модель на наличие среди этих НКО, наемных некоммерческих организаций, которые будут следить за семьями - иностранных агентов. Кто, в конце концов, учредители этих НКО, которые вскоре начнут получать огромные деньги из городского бюджета? Не те ли самые чиновники, которые проталкивают у нас эту «реформу»? Именно об этом мы написали в Следственный комитет, и надеюсь, что то он займется этим вопросом. Если тут налицо коррупционные схемы, этот бизнес надо немедленно пресекать.

Мы также обратились в Президенту с просьбой приостановить введение законов и моделей, в том числе тех, которые сегодня у нас внедряют на уровне Москвы и других городов, которые противоречат традиционному семейному укладу России.

Родительское Сопротивление – «Но пассаран»?

- Недавно нас на самом высоком уровне заверили, что ювенальной юстиции в России не будет. И вдруг мы видим, что она успешно проползает уже не на федеральном, а на муниципальном уровне! Наше Родительское Сопротивление, которое создано на первом съезде родителей России будет бороться за своих детей, и мы не отдадим их так просто в лапы этих пролиберальных проектов.

У Запада здесь явно есть какие то свои планы, недаром ювенальную юстицию с такой силой проталкивают. Это разрушение России, через нарушение связи между ребенком и родителями, через нарушение связи поколений, это целенаправленная политика снижения рождаемости, в том числе и в разрезе мировой демографии. Возможно, кого-то на Западе сильно смущает, что у нас тут значительно выросло число рожденных детей, наметился демографический рост, и его надо срочно снижать. Ведь все проекты ювенальной юстиции в итоге нацелены на снижение демографии.

У нас здесь два лагеря. Один лагерь - пророссийский, для которого семья и семейный уклад - это святое, и который против изъятия детей по западным образцам. И либеральный лагерь, тесно связанный с НКО, получающими тут иностранное финансирование.

- Насколько ситуация в Москве уже близка к тому, что происходит в Европе?

- Мы, конечно, здесь ещё не доросли до западных высот. Так, министр по делам детей в Норвегии был гомосексуалистом. и публично заявлял, что хотел бы, чтобы все дети в стране были как он. Но и нас уже появляются «ученые», которые публично заявляют, что, к примеру, сексуальные действия в отношении детей - это, оказывается, вовсе не отклонение, а некая норма поведения, вызванная гиперсексуальностью.

В мире уже написана новая литература, где король любит короля, принц – принца, и всем остальным новым гендерным полам тоже найдены свои партнёры. Их уже читают в Скандинавии детям в детских садах. А феминистки в Европарламенте пошли дальше. Они потребовали, чтобы вся старая литература - где мужчина мужественен, и кормит семью, а женщина заботлива - была запрещена.

Речь там сегодня идет о полном запрете традиционной детской литературы, как нарушающей права геев. Эти люди боролись и боролись, а мы тут жили, и не подозревали, что наша литература в какой-то момент может быть сожжена, как в старые времена. Уже написаны другие книжки, взамен старых, неправильных, и теперь всё это добро наверняка поползет к нам, сюда!

Нулевая толерантность

- У нас нулевая толерантность должна быть к такому! Нулевая, потому что пошла прямая атака этих людей, борющихся за «гендерное равноправие» на самых-самых маленьких! А вместо «нулевой толерантности» к развращению детей либеральное сообщество навязывает нам свою схему: Вы имеете право сказать нем «нет», а мы имеем право отобрать у вас ребенка. И будем воспитывать его, как принято в «прогрессивной Европе».

А может быть это - вовсе не прогресс? Может быть - это деградация? Скажем мне, за то что критикую норвежские порядки полностью запретили общение с ребёнком - вообще, любое общение, даже переписку. То есть это система не просто отбирает детей - она ещё и жестоко карает за инакомыслие!

Знаете, для того. чтобы полюбить Россию надо её потерять на какое то время. Чтобы ощутить шарм нашего жития-бытия русского, этот наш простой уклад, даже со всеми нашими проблемами, он, на самом деле, и есть то лучшее, что у нас было в жизни, то, что нам нужно беречь как зеницу ока.

- Спасибо вам за содержательное интервью.

Ирина Бергсет о ювенальной юстиции в Норвегии

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
585
 

Читайте также

Новости 24