2015-02-04T08:17:29+03:00
Комсомольская правда
13

«Единая Россия» против нового крепостничества

Почему партия продвигает закон о запрете заемного труда

В 2001 году, практически одновременно с рождением партии «Единая Россия», родился Трудовой кодекс. Еще будучи прообразом партии, наша центристская коалиция активно продвигала его в Государственной Думе. Мы добились того, что над кодексом вместе работали и согласовывали позиции между собой все три стороны социального партнерства: профсоюзы, представляющие работников, объединения работодателей и правительство. Мы помним заверения наших оппонентов слева о том, что в результате принятия кодекса социально-трудовая сфера в России рухнет, вспыхнут массовые дикие забастовки, остановятся поезда и перестанут летать самолеты. Все это оказалось благоглупостным лепетом. Сегодня Трудовой кодекс продолжает успешно работать, защищая основные права трудящихся и регулируя социально-трудовую сферу не в ущерб экономике и интересам людей. За это время он несколько раз претерпел изменения. Это логично: жизнь не стоит на месте, она ставит перед нами новые задачи, развиваются трудовые отношения, а значит, кодекс постоянно будет меняться. Но остается неизменным принцип, который был заложен изначально: все поправки согласовываются с основными сторонами социального партнерства, то есть с профсоюзами, работодателями и правительством. Именно поэтому в социально-трудовой сфере России все достаточно спокойно. Основные проблемы, споры решаются за столом переговоров.Но не секрет, что определенная часть работодателей, особенно в условиях усиливающегося социально-экономического кризиса, хотела бы переложить издержки этого кризиса на плечи работников. Трудовой кодекс мешает им, и их задача его обойти. Подобного рода лазейки существуют.

Например, можно принять сотрудника в фирму водителем, а можно заключить с ним договор гражданско-правового характера о том, что он формально будет считаться индивидуальным предпринимателем без образования юридического лица, оказывающим услуги по перевозкам. И вот уже не надо платить ему отпускных, оплачивать больничный лист, заранее предупреждать его об увольнении и выплачивать выходное пособие.

Есть еще одна схема, которая называется «заемный труд». На сегодняшний день она достаточно мало известна в России. Некоторые журналисты до сих пор путают заемный труд с наемным, когда пишут статьи на данную тему. Это хорошо. Конечно, хорошо не то, что у нас есть некомпетентные журналисты, а то, что пока болезнь, именуемая «заемный труд», охватившая уже целый ряд экономик, в том числе ведущих европейских стран, в России еще не распространилась достаточно широко. Увы, распространяется она быстро.

О чем идет речь? О том, что то или иное предприятие нанимает работников не непосредственно, а через агентство занятости, которое формально выступает в роли работодателя и потом предоставляет своих работников в аренду их фактическому работодателю. Зачем это нужно? Приведу пример: человек может быть принят на металлургический комбинат. В этом случае за него надо будет заплатить высокие взносы в фонд страхования от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний, предоставлять ему удлиненный отпуск в связи с вредностью, он будет претендовать на досрочную пенсию. На всех крупных предприятиях действуют коллективные договоры, где профсоюзы добиваются дополнительных прав для работников. Но если человек принимается на работу в агентство занятости, а оно потом сдает его в аренду металлургическому комбинату, то ничего этого не потребуется: и взнос будет гораздо меньше, и удлиненного отпуска не будет, и коллективные переговоры не с кем будет вести. Таким образом, распространение схемы заемного труда означает резкое попрание прав работников. А когда работник лишается своих прав, да еще и сдается в аренду, получается, что мы имеем дело с новым крепостничеством.

Кроме того, происходит еще и реальное понижение заработной платы трудящихся. Ведь частное агентство занятости – это коммерческая структура, которая, работая на рынке, хочет получить свою прибыль, маржу. Эта маржа складывается из недоплаченной работникам зарплаты.

«Единая Россия», поддерживая заявленные Президентом Российской Федерации цели повышения реальной заработной платы и производительности труда, улучшения социального самочувствия работников, формирования слоя рабочей аристократии, решила поставить заслон на пути развития института заемного труда и, по согласованию с профсоюзами, внесла в Госдуму и приняла уже в двух чтениях законопроект, запрещающий заемный труд, а также создающий механизмы, позволяющие переквалифицировать гражданско-правовые договоры в нормальные трудовые (если имеют место трудовые отношения). Во втором чтении за этот законопроект проголосовала практически вся Государственная Дума – 442 депутата. Вместе с тем, сегодня он подвергается чрезвычайно жестким нападкам: как справа, так и слева.

По поводу атак справа все достаточно ясно. Лоббисты частных агентств занятости, которые хотели бы построить свою деятельность именно на использовании механизма заемного труда, недобросовестные работодатели, которые хотели бы воспользоваться этим механизмом, чтобы снять с себя издержки, разумеется, подкупают необходимую им прессу и экспертов для борьбы с законом.

Гораздо интереснее атака слева, со стороны так называемых «защитников интересов трудящихся» и «социалистов» - всех этих политологов и экспертов различного пошиба. Что им не нравится в законе? Они утверждают, что закон недостаточно запрещает заемный труд и даже якобы его легализует.

Поясню, что привлекает их внимание. В результате переговоров, ко второму чтению в законопроекте появились исключительные случаи, когда найм работников через частные агентства занятости допускается. Эти случаи четко описаны. Есть группы работников, которым самим выгоден такой способ найма. Например, студенты очных отделений вузов. Понятно, что им удобнее открыть трудовую книжку в частном агентстве занятости и получать там возможность подработок: сегодня это может быть разгрузка вагонов, завтра – покраска помещения, послезавтра – уборка территории и так далее. Другая группа – лица, освободившиеся из мест лишения свободы, для них устроится на постоянную работу достаточно проблематично. Еще одна группа – родители, имеющие неполные или многодетные семьи, они не могут гарантировать свою деятельность на постоянной основе и нуждаются в подработках. Помимо этого, есть три случая, когда по просьбе фактического работодателя частное агентство занятости может выступать в роли формального работодателя. Во-первых, если речь идет о предоставлении работников для нужд домашнего хозяйства: домработниц, нянечек и тому подобное. Очевидно, что открытие для них трудовой книжки или оформление трудового договора в частном агентстве занятости с выплатой взносов во внебюджетные фонды, в том числе для накопления пенсий, будет гораздо лучшей перспективой, нежели просто найм за черный нал, что часто наблюдается сейчас. Во-вторых, если работодатель обязан сохранить место за работником, который заболел или отсутствует по другой уважительной причине, но необходимо, чтобы в период отсутствия работника кто-то исполнял его обязанности. Срочный трудовой договор не всегда можно заключить (особенно в случае болезни), потому что работодатель не знает, сколько будет отсутствовать его работник. И в этом случае предоставление ему временного сотрудника вполне обоснованно. В-третьих, если предприятия (например, торговые или сельскохозяйственные) заведомо временно (до 9 месяцев) расширяют производство. Если им требуются работники, и они твердо убеждены, что в дальнейшем не будет необходимости в сохранении этих работников в штате, то в качестве работодателя также может выступать частное агентство занятости. При этом в законе строго оговорено, что в случае привлечения работника по данной схеме он должен получать ту же заработную плату и тот же объем социальных услуг, который получают работающие у фактического работодателя на тех же должностях сотрудники, и за него должны уплачиваться взносы во внебюджетные фонды, соответствующие его фактической деятельности. Наконец, если число работников, привлекаемых по этой схеме, превышает 10% от персонала, работающего на предприятии, то работодатель может заключить соглашение с частным агентством занятости только с учетом мнения профсоюзного органа своей профорганизации. Также жестко оговорено, что ни при каких обстоятельствах персонал не может быть предоставлен взамен работников, которые бастуют, в случае, если предприятие находится в состоянии простоя или банкротства, если работники прекратили работу, требуя погашения задолженности по заработной плате. Не могут предоставляться работники и на производства, которые отнесены к вредным и опасным или на которых требуется лицензирование деятельности.

Получается, что заемный труд запрещен, но оговорены исключительные случаи, которые жизненно необходимы и для людей, и для экономики. Против чего здесь протестовать?

То, что закон претерпел существенные изменения в сторону легализации заемного труда, - ложь. Ведь именно ко второму чтению появился прямой запрет заемного труда, которого не было в первом чтении законопроекта. То, что закон разрешил деятельность по сдаче персонала, которая сегодня в России не разрешена, - тоже ложь. Ведь сегодня разрешена любая деятельность по сдаче персонала. Не только потому, что действует принцип: все, что не запрещено – разрешено, но и потому что в Налоговом кодексе Российской Федерации есть отдельный вид деятельности, который называется – предоставление персонала в аренду. Таким образом, по отношению к нынешней ситуации данный закон только улучшает положение работников.

С нашей точки зрения, он запрещает заемный труд. С точки зрения наших оппонентов, он его ограничивает. Но ведь ограничение – это лучше, чем ничего. Если наши оппоненты считают, что нужно идти дальше и исключить все возможности предоставления персонала как такового, надо сначала поддержать ограничивающий закон, а потом уже попытаться добиться принятия своего более жесткого закона. Однако так наши условно «левые» действовать не желают. Эти люди уже давно существуют на гранты и понимают, чего от них хотят те, кто эти гранты платит. От них хотят, чтобы под левой трескучей демагогией они торпедировали принятие нашего закона. Работодателям, частным агентствам занятости, которые хотят использовать схему заемного труда, абсолютно все равно, под каким предлогом не пройдет наш законопроект: потому, что он мешает частному бизнесу, или потому, что он якобы легализует заемный труд. И вот, как черти из табакерки, выскакивают необходимые кагарлицкие и делягины, которые начинают пространно рассуждать о том, что данный законопроект принимать не нужно.

Такая схема используется уже не первый раз. Напомню, что когда Михаил Прохоров выступил со своей инициативой пересмотра Трудового кодекса явно не в пользу работника (речь шла о шестидесятичасовой рабочей неделе, о расширении применения срочных трудовых договоров, об отказе от целого ряда социальных гарантий), господин Кагарлицкий неожиданно поддержал идею отмены действующего Трудового кодекса, как недостаточно социального для работников. Он рассуждал так: давайте отменим ТК, а там ввяжемся в драку и посмотрим, кто победит. Кто бы победил в этом случае – очевидно. Готовая модель была только у РСПП (предложения господина Прохорова). Так, выступая слева, господин Кагарлицкий сознательно и вполне расчетливо помогал тем, кто действует справа, то есть либералам.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24