2016-08-24T02:47:03+03:00

Обнародованы личные записи Менделеева об экспедиции на Урал

Корреспонденты «КП» изучили архивы и поговорили с учеными, чтобы выяснить чем занимался великий химик во время своей поездки по заводам Свердловской области.
Поделиться:
Комментарии: comments1
Снимок сделан в Кушве в 1899 году. Дмитрий Менделеев (второй слева) в этот момент был сильно простужен, поэтому не смог осмотреть в окрестностях Кушвы все, что запланировал.Снимок сделан в Кушве в 1899 году. Дмитрий Менделеев (второй слева) в этот момент был сильно простужен, поэтому не смог осмотреть в окрестностях Кушвы все, что запланировал.
Изменить размер текста:

ЗАБОЛЕЛ В КУШВЕ

К экспедиции Дмитрий Иванович Менделеев готовился целый месяц. По заданию министра финансов Сергея Витте, в начале лета 1899 года он должен был проехаться по Уралу, и узнать, почему многие промышленные предприятия стали убыточными. Тогда Менделееву было уже 64 года, а потому в поездку он взял с собой трех помощников, которым и поручил осмотреть вместо себя некоторые заводы. Двигались они поездом, и первую остановку на территории нынешней Свердловской области сделали в Кушве. Здесь, едва начавшись, уральская экспедиция чуть не сорвалась. На Урале в то время стояла холодная погода, часто шли дожди. Дмитрий Иванович заболел.

– Мне пришлось пробыть здесь целых пять дней, проведенных почти исключительно в вагоне, тем более, что мне сильно нездоровилось и погода была почти все время дождливая и холодная. Ночью доходило до 2 градусов цельсия, – пожаловался в своем отчете Дмитрий Менделеев. – С самого приезда вагон наш посетили местные власти, и я получил хлеб-соль и приглашение остановиться в доме, где нам всем приготовили помещение. Мы остались, однако в вагоне, чтобы было удобнее расположить время, и я занялся письмами и депешами.

На следующий день после прибытия в Кушву, Менделееву стало чуть лучше, и он решился покинуть вагон. С помощником управляющего Гороблагодатским горным округом ученый отправился посмотреть на местную достопримечательность – гору Благодать, богатую магнитным железняком. К сожалению, на Менделеева впечатления она не произвела.

– Возвышается гора Благодать над уровнем местности лишь немного и по своим округлым очертаниям скорее достойна названия высокого холма, – отметил в записях Дмитрий Менделеев. – Въезд огибает спиралью гору и идет мимо многих выработок, имеющих свои номера, к строениям и месту обжига руд, расположенных около вершины, где часовня. Поездка на Благодать опять попортила мое хилое здоровье, и следующий день, когда хотел ехать в Богословск, должен был смирно лежать в своей каюте вагона. Притом опять стало холодно, и я решился оставить мысль о личной поездке в Богословский округ и по Тавде.

НЕ ПОНРАВИЛАСЬ ТЕСНОТА В НИЖНЕМ ТАГИЛЕ

Изменив свои планы из-за болезни, через несколько дней Менделеев отправился в Нижний Тагил. Интерес ученого к нему был вызван не только тем, что Тагил к тому времени уже стал историческим центром уральской железной промышленности, но и тем, что Менделеев лично преподавал химию одному из династии уральских промышленников Павлу Павловичу Демидову. В Тагиле, Дмитрий Иванович, напротив, был приятно удивлен увиденным.

– Нижне-Тагильск – целый город, 32 тысячи жителей, с широкими улицами, с прекрасными церквами, с монументами на площадях, с пожарной каланчей на соседнем холме, как на многих заводах, а считается селом, хотя в нем одном три волости, – написал в мемуарах Дмитрий Иванович. – Не сделан он городом, вероятно, по той причине, что состоит в посессионном владении рода Демидовых, и с городским устройством еще более запутались бы и без того путаные отношения между владельцем, казною и жителями.

В Нижнем Тагиле Менделеев первым делом заглянул в старинный дом Демидовых.

– Вхожу в богатые залы: по стенам старинные портреты предков Демидовых и картины не нового покроя; такова же вся обстановка; даже терраса под окнами, даже вид в сад и на окрестности, - Мы многое осмотрели, хотя день был воскресный и многие работы не производились. Показали мне также отделение золота от платины, которую давно добывают на землях Демидова. Сырую платину копят целую неделю, а по воскресеньям из нее при помощи ртути в железных ковшах выделяют золото. Показали мне и музей с образцами тагильских произведений: из рельс навязаны узлы и наплетены чуть не кружева без следов трещин, толстые в несколько дюймов листы железа согнуты не в два, а в четыре и более раза, как мягкая салфетка, и тоже нигде ни следа трещин.

Однако не все в Нижнем Тагиле понравилось ученому. Так, по пути к горе Высокой он заехал на медный завод и обнаружил, что там яблоку негде упасть.

– Теснота везде, особенно между отдельными зданиями, чрезвычайная, – пожаловался в отчете Дмитрий Менделеев. – Вызвана она тем, что к старому, насиженному месту, – вблизи запруды – со временем прибавляли и прибавляли. А теснота эта все же помеха для движения вперед и большая.

ПОМОГ УРАЛЬЦАМ НАЙТИ НОВЫЕ МЕСТОРОЖДЕНИЯ РУДЫ

После Нижнего Тагила Дмитрий Менделеев отправился в Тюмень. Проездом, он несколько часов провел в Екатеринбурге. В ожидании поезда ученый гулял по городу, однако чем именно он здесь занимался свидетельств не осталось. В отчете Менделеев лишь указал общее впечатление от города:

– Екатеринбург называют столицей Урала. Нельзя сказать, чтобы он производил впечатление, соответствующее названию. Правда, город большой, но какой-то унылый, как будто он обстраивается, и как будто разрушается. Особенно неприятное впечатление производит набережная городского пруда.

Зато подробно Менделеев описал свой второй визит в Екатеринбург, когда возвращался из Тюмени назад в столицу Урала.

– От Тюмени до Екатеринбурга всего верст около 300, а поезд, выходящий вечером, приходит только около полудня, – писал Дмитрий Менделеев. – Утром на пути меня поразило благоустройство лесов, тянущихся на десятки верст вдоль дороги: чередовые лесосеки одновозрастных насаждений чисты, сучья и валежник выбраны и лежат в кучах, очевидно, приготовленных к вывозу, и вообще видна старательность рук, приложенных к делу.

Прибыв в Екатеринбург Менделеев надел мундир и отправился на прием к главному начальнику горных заводов, чтобы поговорить о кризисе промышленности на Урале. Однако чиновник, по-видимому, решил избежать тяжелого разговора, так как его сторож сказал ученому, что хозяин вдруг резко уехал к себе на дачу. Но когда Менделеев прибыл по указанному адресу, то и там ему сказали, что начальника горных заводов нет и где он неизвестно. Тогда ученый решил подождать некоторое время в городе. Он заселился в «Американскую гостиницу» (старинный двухэтажный дом на перекрестке улиц Малышева и Розы Люксембург, где, кстати, за девять лет до этого жил Чехов, а позже Бальмонт, - прим. ред.) и переодевшись отправился в обсерваторию на метеогорке.

– Во время экспедиции Менделеев проводил магнитные измерения для выявления областей, где залегают железные руды на Урале, – рассказал «Комсомолке» Владимир Литовский, заведующий сектором размещения и развития производственных сил в Институте экономики УрО РАН. – В обсерватории он хотел провести сравнение результатов.

Однако, выяснилось, что в известной на всю страну уральской обсерватории есть лишь устаревший стационарный прибор для измерения магнитного поля. В то время как Менделеев работал с мобильной его версией.

– Когда я с удивлением узнал, что до сих пор обсерватория не производила полных магнитных определений нигде на Урале, кроме Екатеринбурга, то оказалось, для того совершенно полное объяснение, – указал в отчете Менделеев. – Дело в том, что на приобретение «книг и приборов» обсерватории ежегодно по штату отпускается только по 200 рублей, так что нет никакой возможности и думать о приобретении переносного магнитометра, стоящего, как наш прибор от 1500 до 2000 руб.

В итоге Менделеев решил помочь своим уральским коллегам.

– Мобильная аппаратура была просто передана спутниками Менделеева в обсерваторию и на Урале развернулись исследования, которые позволили открыть ряд месторождений и провести исследования в направлении севера Арктики, – добавил Владимир Литовский.

После этого Менделеев снова попытался увидеться с главным начальником горных заводов, но и в этот раз ему не удалось этого сделать. После Екатеринбурга ученый отправился в Челябинскую область – в Кыштым, однако там он вновь заболел.

– В ночь после выезда из Кыштыма у меня возобновилась моя старая болезнь – кровь горлом – и я, несмотря на великую охоту, не мог уже продолжать разъезды и возобновлять тревоги, с ними неизбежные. А потому поехал в Уфу и Самару, направляясь к семье.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также