2016-08-24T02:14:31+03:00
Комсомольская правда

Вечная память

Видеоверсию Международного благотворительного проекта «Реквием» покажут бесплатно в «Гоголь-центре»
Видеоверсию Международного благотворительного проекта «Реквием» покажут бесплатно в «Гоголь-центре»Видеоверсию Международного благотворительного проекта «Реквием» покажут бесплатно в «Гоголь-центре»Фото: СОЦСЕТИ

«Реквием», созданный режиссером Кириллом Серебренниковым, композитором Алексеем Сюмаком и дирижером Теодором Курентзисом, показали в МХТ им.А.П.Чехова лишь однажды. В 2010 к 65-летию окончания Второй Мировой войны. Это оратория, месса, действо. Это новое слово в музыке, слове, эстетике, достойное великой даты.

«Requiem» – симфонический перформанс, - так аккуратно обозначили его авторы, - стал данью памяти обо всех убитых в войнах, сотрясавших мир с XVII века до сентября 1945 года. Но может ли какая-нибудь из прошлых войн сравниться с ужасами, жертвами, «технологиями» Второй Мировой?

Изначально реквием - траурная месса, заупокойный плач. В музыке - это имеющее четкую структуру и законы произведение. Оно объединяет музыку и слово. В МХТ им.Чехова предприняли попытку представить театральный реквием. В нем музыка, вокал, действо, аудиовизуальная часть, канонические латинские тексты и документальные тексты 30-40х годов. Кто-то вспомнит «Военный реквием» Бенджамина Бриттена, который объединил камерный и симфонический оркестр, солистов, хор, церковные тексты и антивоенные стихи У.Оуэна, однако «Реквием» А. Сюмака и К.Серебренникова совершенно новый независимый проект.

Звучит Лакримоза, по канонам - плач, а в музыке А.Сюмака - пронзительная боль. Хор, солисты поют молитву, просят Божьей пощады для восставших из праха, а благости и смирения нет, только боль. И ужас от человеческого безумия.

В это время на экране божий агнец - чистый-чистый, потом сочащийся кровью, потом гниющий, и нет уже Райского сада для Адама и Евы, а есть жуткий вымерший лес, по которому они блуждают. Ад. Нет жизни.

...На сцене Ханна Шигула. Говорит о себе, о послевоенной Германии, о том, как было стыдно ощущать себя немкой, и о том, как своей жизнью, своим искусством смывала позор с поруганной родины. А дальше стихи Брехта, написанные еще в 1933 году: «О вы, которые выплывете из потока,/ Поглотившего нас,/Помните,/ Говоря про слабости наши/ И о тех мрачных временах, / Которых вы избежали./ Но вы, когда наступит такое время, / Что человек станет человеку другом,/ Подумайте о нас/ Снисходительно».

Ханна Шигула была первой с молитвой при исповеди, вместе с ней в этом Таинстве приняли участие Мюриель Майетт (Франция), Даниэль Ольбрыхский (Польша), Олег Табаков, Алла Демидова, Владимир Епифанцев, Мин Танака (Япония), Яков Альперин (Израиль). Это были Откровения о трагедии, свете, тьме и надежде на спасение. Именно Откровения о самом волнующем, мучающем, памятном. И слышать это без слез, комка в горле было невозможно.

Откровения Д.Ольбрыхского - истекающее кровью Варшавское восстание, а наша наступающая армия не помогла; это Катынь и благодарность российским руководителям за открытые, наконец, по ней материалы. И о гордости за поляков, которые примут участие в Параде Победы на Красной Площади.

А Откровения Якова Альперина на идиш - это газовые камеры. Это рассказ о мертвых на умершем вместе с восточно-европейскими евреями языке...

Откровения Олега Табакова - разрушенные войной семья и детство, и голод, и то, что предвоенное ощущение счастья, радости жизни более никогда к нему не вернулись. В Откровениях Мин Танака - скорбь о погибших в Токио в день его рождения и о счастье жить, о страстном желании жизни...

Обо всем этом «болеет» музыка А.Сюмака: частью резкая, прерывистая, будто рыдающая как рыдает человек, с трудом вдыхающий воздух. И здесь нельзя не сказать о хоре и вокалистах, о красоте и силе их голосов, и, конечно, о мастерах экстремального вокала, голоса которых плачут о детях, взывают к Богу, кричат, хрипят, стонут...

Кирилл Серебренников и Теодор Курентзис оказались настоящими кудесниками. Уметь так «сложить» два хора, солистов, оркестр, так понять и подать сложную музыку, текст, «проиллюстрировать» происходящее на сцене способны только великие мастера.

В «Реквиеме» есть и театральная часть. Все решено в черном. Это траур, но это и пепел, и черный дым печей. Этот прах и могильную землю пытаются воскресить, но груз прошлого неподъемен. На экране - вертящаяся как глобус кость. Человеческая кость - не требующий комментариев символ войны. А для конкретики - бегущие строки имен и фамилий погибших. Разные страны, разные века, разные смерти - Война объединила всех. Мировая Война. Борьба за Жизнь - ценой миллионов жизней.

ГДЕ: «Гоголь-центр», ст. м. «Курская», ул. Казакова 8.

КОГДА: 10 мая, начало в 18.00

Вход свободный

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также