Новости 24

215

Финны опять забрали ребенка у русской матери

Финны опять забрали ребенка у русской материФинны опять забрали ребенка у русской материФото: GLOBAL LOOK PRESS

Причину столь жесткого решения мама 10-летнего Томаса объяснить не может

История странная. Вероника Стопкина – гражданка Эстонии. Она 12 лет живет с Финляндии, замужем за финном. У нее четверо сыновей – 22, 12, 10 и 6 лет. То есть и язык знает, и законы этой страны должна бы знать тоже.

Сына – 10-летнего Томаса у нее изъяли 27 ноября. А первое свидание с ним, как она рассказывает, состоялось только 31 декабря. Мальчик помещен в частный детский дом, где он находится «как в тюрьме», говорит Вероника. В январе состоялось еще несколько свиданий. Мама рассказывает об ужасных условиях, в которой содержится ее ребенок – грязные простыни и полотенце, ограничение прогулок. И даже на каток Томаса повели без средств защиты – в результате мальчик ударил колено и заработал синяк под глазом.

Но только сейчас она с помощью финского правозащитника Йохана Бекмана предала дело огласке и обратилась к уполномоченному при президенте РФ по правам ребенка Павлу Астахову с просьбой о помощи («было устное обращение» - говорит Астахов). Но почему-то не пошла в посольство России в Хельсинки, что было бы логично.

"По информации консульского отдела посольства России в Финляндии, госпожа Вероника Стопкина туда за содействием не обращалась", — отметил сегодня сотрудник российского посольства.

Не обратилась она и к властям Эстонии. Вместо этого она попросила о помощи… эстонское телевидение - передачу "Очевидец".

И вот наконец, как пишет «Интерфакс», муж Стопкиной отправил письмо в социальную службу Финляндии с требованием немедленно вернуть в семью сына Томаса.

Финские органы опеки снова демонстрируют жесткие и чрезмерно агрессивные методы борьбы "за благополучие" детей. Семья Вероники Стопкиной на грани отчаянья. У них 4 сына Семья состоятельная и счастливая а. Проблема лишь в том, что Вероника - русская, хотя формально имеет эстонское гражданство. У родителей изъяли маленкого Томаса , без решения суда, без ордера, без суда и следствия. Он просто не вернулся из школы. Томас сейчас в одном из частных приютов, хотя сам считает , что он в тюрьме. В семье никакого конфликта нет, никаких побоев, никаких разводов. Финский муж Раймо наоборот решительно защищает русскую жену. Семья обратилась к нам за помощью. Мы часто сталкиваемся с подобными историями и многим удалось помочь. Хотя это очень непросто, особенно, когда наши люди уже утратили российское гражданство. Но если мы помогаем сирийским, украинским гражданам, почему не можем помочь и финским, эстонским? Обязательно поможем ! Фото: rfdeti

Финские органы опеки снова демонстрируют жесткие и чрезмерно агрессивные методы борьбы "за благополучие" детей. Семья Вероники Стопкиной на грани отчаянья. У них 4 сына Семья состоятельная и счастливая а. Проблема лишь в том, что Вероника - русская, хотя формально имеет эстонское гражданство. У родителей изъяли маленкого Томаса , без решения суда, без ордера, без суда и следствия. Он просто не вернулся из школы. Томас сейчас в одном из частных приютов, хотя сам считает , что он в тюрьме. В семье никакого конфликта нет, никаких побоев, никаких разводов. Финский муж Раймо наоборот решительно защищает русскую жену. Семья обратилась к нам за помощью. Мы часто сталкиваемся с подобными историями и многим удалось помочь. Хотя это очень непросто, особенно, когда наши люди уже утратили российское гражданство. Но если мы помогаем сирийским, украинским гражданам, почему не можем помочь и финским, эстонским? Обязательно поможем !Фото: rfdeti

Не ясно, правда, главное – почему ребенка изъяли из семьи и сразу же после уроков отправили под надзор местных социальных служб? В нескольких коротких интервью расстроенная мама как-то аккуратно обходит этот вопрос. Мол, сын пошел к директору и пожаловался, что мама с папой его ругают, когда он приносит из школы плохие отметки. Хотя в бумагах, которые ей на руки выдали, должна быть написана (и наверняка написана) причина изъятия ребенка.

На самом деле социальные службы Финляндии, какими жестокими они нам не казались, изымают детей только при условии, что детям дома грозит реальная опасность. И стараются максимально активно работать с домашними, чтобы ребенок не переживал стресс, оказавшись вместо дома в казенном учреждении.

Но при этом социальные службы этой страны никогда в прессе не комментируют причины изъятия ребенка из семьи. Они считают, что это в будущем может повредить человеку – ведь информация сохраняется в интернете.

И сейчас трудно составить объективную картину произошедшего.

Не случайно Павел Астахов очень аккуратно прокомментировал ситуацию: «Мы часто сталкиваемся с подобными историями и многим удалось помочь. Хотя это очень непросто, особенно, когда наши люди уже утратили российское гражданство. Но если мы помогаем сирийским, украинским гражданам, почему не можем помочь и финским, эстонским? Обязательно поможем".

Три года назад «Комсомолка» разбиралась с похожими громкими историями – помните, cначала у жительницы пригорода Хельсинки Вантаа Анастасии Завгородней забрали сразу четверых детей, включая младенца пяти дней от роду. И тоже обнародованная мамой причина: старшая дочь сболтнула в школе, что папа шлепнул ее по попе. А потом, правда, матери разрешили видеться с младенцем, но запретили кормить грудью.

Затем шестилетнего Лукаса и пятилетнюю Вивиан забрали у Альбины Касаткиной. Новая жена ее бывшего мужа позвонила в органы опеки и сказала, что Альбина лупит детей ремнем. Врачи осмотрели детей прямо в детском саду - на руке девочки нашли небольшой синяк, происхождение которого ребенок объяснить не смог.

Шума было много. И больше всех кипятился именно Иохан Бекман. Вот и сейчас в эфире 1 канала он рассказал, что сына Стопкиной забрали в детдом именно потому, что у матери русские корни. Он часто говорит и о некоей рекомендации финского Минздрава «где написано, что русские родители системно избивают своих детей, поэтому их придется преследовать, проверять». На самом деле речь идет о национальной программе «Не бей ребенка!», подготовленной министерством базовых социальных услуг – это что-то вроде нашего Минздравсоцразвития. Вот точная цитата из документа: «Физическое наказание не запрещено в законе многих стран, граждане которых переезжают в Финляндию (Россия, Сомали). Поэтому есть особая необходимость активно информировать новых жителей страны о финском законодательстве и правах детей».

Для властей Финляндии не имеет значения какие корни у семьи и ребенка. Если и родители, и дети граждане Финляндии с ними поступают так, как велят законы государства.

Статистика. За последние несколько лет из смешанных русско-финнских семей было изъято около 70 детей. В целом же по Финляндии каждый год забирают из семей около 3,5 тысяч детей.

Хотелось напомнить, как закончились громкие истории с изъятием детей три года назад.

Анастасия Завгородняя вместе с детьми была помещена в специальный кризисный дом (помог, кстати, МИД РФ) - здесь за ней и ее отношениями с детьми присматривали врачи и психологи. Здесь ей помогали социальные работники вести хозяйство. На вопрос нашего корреспондента: как же могли запретить Анастасии Завгородней кормить грудью младенца? Сотрудник соцслужбы ответила уклончиво:

- Причин, как правило, только три: мать принимает либо какие-то лекарства, вредные для ребенка, либо алкоголь, либо наркотики.

Альбина Касаткина была под наблюдением соцслужб довольно долго. Она жила одна. Не работала. Существовала вся семья на пособия на детей. Мало того, ей даже выделяли соцработников, которые ходили гулять с детьми пока она дома должна была наводить порядок. И решение об изъятии детей было принято после того, как два соцработника сообщили о проблемах в семье. Альбине Касаткиной разрешили видеться с детьми по выходным и средам. С ребятами работал психолог. Больше она в прессу не обращалась.

И еще важная деталь: в Финляндии вообще нет такого понятия, как лишение родительских прав (что довольно часто практикуют в России). Как бы ни было – родители навсегда остаются родителями. А дети живут в приемных или замещающих семьях и знают, что у них есть биологические родители.

И еще цифры. В 2014 году в России были лишены родительских прав больше 30 тысяч семей. А вот что сообщал полгода назад Следственный комитет России: «В первом квартале 2015 года на 52,7% возросло число несовершеннолетних, пострадавших от преступных посягательств со стороны близких, членов семей – 597 (в 2014 году – 391). В связи с этим ведется работа с неблагополучными семьями и при необходимости инициируются вопросы о лишении родительских прав граждан, которые подвергали насилию своих детей».

А В ЭТО ВРЕМЯ

Русская мать, у которой забрали ребенка в Финляндии: «Томас плачет и очень хочет домой». Вероника Стопкина рассказала «Комсомолке» как у нее забрали сына (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Расследование «КП»: Почему Финляндия отбирает детей у русских мам

В Хельсинки я приехал в самый разгар так называемого детского конфликта. Несколько случаев из жизни наших соотечественников в Финляндии вызывают оторопь. Финские социальные службы отбирают у русских родителей детей за сущую, на наш взгляд, ерунду - отругали, поставили в угол, дали подзатыльник (подробности)

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
215

Читайте также