2016-08-23T18:31:35+03:00
Комсомольская правда
11

Двести стран нашли общего врага - глобальное потепление

Если ничего не изменить, то к 2100 году на Земле потеплеет на 4 – 4, 5 градуса по сравнению с доиндустриальной эпохой, то есть с концом 19 векаЕсли ничего не изменить, то к 2100 году на Земле потеплеет на 4 – 4, 5 градуса по сравнению с доиндустриальной эпохой, то есть с концом 19 векаФото: Алексей БУЛАТОВ

Четыре наивных вопроса о новом соглашении по климату, которое собирается подписать и Россия

Какая проблема способна объединить абсолютно все страны мира? Терроризм, финасовый кризис, война, беженцы? Нет. Простая вроде бы штука – погода. А точнее, идущее семимильными шагами глобальное потепление. 2015 год был самым жарким в истории. 2016-й, по прогнозам климатологов, его переплюнет.

Если просто сидеть и удивляться температурным рекордам, к 2100 году на Земле потеплеет на 4 – 4, 5 градуса (если сравнивать с доиндустриальной эпохой, то есть с концом 19 века). Таковы самые мрачные прогнозы ООН и Росгидромета. И это страшно для всех стран без исключения – одни пострадают от дикой жары, другие о небывалых засух, третьи от катастрофических наводнений и ливней, четвертые от нашествия насекомых или невиданных прежде эпидемий... Уровень Мирового океана повысится на 80 сантиметров (это опять же самый пессимистичный сценарий), под воду уйдут острова и прибрежные города. Могут исчезнуть до 30% видов живых существ. В общем, плохо будет всем.

Так что всем и придется что-то делать. Именно поэтому представители 195 стран в декабре собрались на климатическом саммите в Париже, а в апреле 2016-го готовятся подписать принятое там соглашение.

Впрочем, до абсолютного единодушия далеко. Не случайно саммит длился необычайно долго – обычно-то и научные конференции, и политические форумы продолжаются два-три дня, ну максимум неделю. В Париже переговоры шли две недели. И то времени не хватило, еще целую ночь заседали. Спорили из-за одного градуса и ста миллардов долларов. И все же...

«Мы вошли в историю! Земля у нас одна, и был лишь один шанс сделать все правильно, и мы его использовали», - ликует Кристиана Фигейрес, исполнительный секретарь Рамочной конвенции ООН по изменениям климата.

Цель Парижского соглашения - сделать так, чтобы средняя температура на Земле к концу 21 века повысилась не больше, чем на 2 градуса.

Как будут тормозить глобальное потепление?

До чего же договорились? Как сбивать жар у “больного”? А это каждая страна решит сама!

С обывательской точки зрения такой подход выглядит странно. Вот представьте: собрались вы ремонт делать. Заключили контракт с бригадой. А уже потом каждый работяга сам решает, что он готов сделать. «Я покрашу половину комнаты, - говорит Вася. - А на вторую половину сил не хватит, уж простите». «А я окна хорошие поставлю», - берет на себя обязательство Петя. Ну и так далее. «А мне бы еще и сантехнику поменять», - напоминаете вы. А не судьба, на сантехнику никто не подписывался.

В Парижском соглашении именно так. Каждая страна сама определяет свои обязательства - что она готова сделать до 2030 года ради того, чтобы затормозить глобальное потепление. Способы климатического “ремонта” у всех похожи: надо меньше дымить, то есть выбрасывать в атмосферу меньше парниковых газов. Для этого - строить солнечные, ветровые, гидроэлектростанции, жечь меньше угля и внедрять новые, “зеленые” технологии.

Что должна сделать Россия?

Россия обязуется к 2030 году сократить выбросы парниковых газов на 30% по сравнению с 1990 годом. И тут пародокс: еще в 2012-м они были на 29% ниже. Какой смысл обещать через 15 лет сделать то, что уже выполнено?!

- Часто говорят, что парниковых газов стало меньше лишь потому, что промышленность в постсоветские времена развалились, - разъясняет Динара Гершинкова, замначальника управления специальных и научных программ Росгидромета. - Но дело не только в этом. С 2000 года ВВП России вырос на 73%. Выбросы парниковых газов тоже росли, но всего на 12%.

В ближайшие 15 лет России надо внедрять более экологичные технологии, такими темпами, чтобы производство росло, а выбросы нет Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В ближайшие 15 лет России надо внедрять более экологичные технологии, такими темпами, чтобы производство росло, а выбросы нетФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Обязательства России очень серьезные, - уверен Алексей Кокорин, руководитель программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы. - Мы ведь хотим развиваться и дальше? Значит, в ближайшие 15 лет надо внедрять новые, более экологичные технологии, такими темпами, чтобы производство росло, а выбросы нет. Минэкономики, Минэнерго и Минприроды объявили это своей целью, есть списки технологий по всем отраслям.

- Буквально пару месяцев назад запущены две крупные солнечные электростанции в Оренбургской области и Хакасии, - продолжает Динара Гершинкова. - Но полностью от «вредных» технологий мы не избавимся по вполне объективным причиинам. Отопительный сезон в России долгий, никакими солнечными или ветровыми станциями потребности в энергии не закрыть - на севере зимой солнца просто нет.

- И с точки зрения пиара России было бы невыгодно сказать: а мы снизим выбросы на ноль процентов, - замечает Кокорин. - Поэтому для отсчета взяли точку, когда у нас были самые большие выбросы, 1990 год. Не мы одни такие. Американцы отсчитали от 2005 года, когда у них был пик производства (и обещали снизить на 26%), японцы - от 2013-го... Китайцы поступили хитро: посчитали не в сравнении с каким-то годом, а на единицу ВВП. И у них получилось снижение аж на 60%! В общем, у всех маленькие хитрости. Но серьезность взятых Россией обязательств они не отменяют. Если взять страны с похожим уровнем доходов - а это Чили, Мексика, Турция, Польша - то мы выглядим очень достойно.

Хватит ли сил?

А теперь вернемся к цели - затормозить глобальное потепление на уровне 2 градусов.. Если сложить обязательства всех стран и посчитать общий эффект, выяснится: мало этого. Даже если все вполнят обещанное, температура к 2100 году повысится 3 градуса, а не на 2, как бы нам хотелось. А разница в один градус, когда речь идет о всей Земле, это очень много. Ученые подчитали, что от потепления на 2 градуса пострадают 500 миллионов человек, а от трех градусов – уже 3 миллиарда.

Почему тогда соглашение приняли? Почему не придумали вариант пожестче?

Алексей Кокорин объясняет это эгоизмом крупнейших мировых держав. Для России, скажем, с ее суровым климатом небольшое потепление даже на пользу – урожаи станут выше, на отопление денег потратим меньше.

- Вот 4 градуса для нас и правда очень плохо: дикая пожароопасность в лесах, катастрофические скачки погоды – из жары в холод, резкое падение урожаев... Для большинства развитых стран расклад такой же. Ну и чудненько, решили они, надрываться не будем. Доживем до 2030 года, а там посмотрим.

Но есть в мире места, для которых потепление на 3 градуса очень страшно. Райские острова вроде Мальдив могут просто уйти под воду. Многие страны, в том числе наши соседи в Центральной Азии (Таджикистан, Кыргызстан и другие) столкнутся с жесточайшим дефицитом воды. В Эфиопии – губительные засухи... В соглашении страны, которые пострадают особенно сильно, называются уязвимыми. И таких около сотни! В Париже они пытались гнуть свою линию: давайте принимать жесткие меры. Не получилось. Ведущие страны продавили соглашение. И тогда уязвимые страны стали требовать срочной финансовой помощи.

Откуда возьмут 100 миллиардов долларов климатической помощи и на что потратят?

Сумма, конечно, впечатляет – 100 миллиардов долларов! Примерно две трети – это инвестиции, деньги частных компаний. Еще треть выделят из госбюджетов, причем львиную долю дадут Евросоюз, США и Япония. Создан Зеленый климатический фонд, и страны уже вовсе “скидываются” - Норвегия, скажем, внесла 250 миллионов евро. Глава Минприроды Сергей Донской пообещал, что Россия выделит 5 миллионов долларов, хотя в принципе могла бы этого не делать:

- Россия в терминах Конвенции по климату считается страной с переходной экономикой, она не обязана делать взносы в Зеленый климатический фонд, но и претендовать на средства фонда может, - объясняет Динара Гершинкова. - Вместе с тем наша страна участвует в разных программах, связанных с охраной природы и изменениями климата. Скажем, в 2014 году на международную помощь было выделено 876 миллионов долларов.

- 10 миллионов долларов вместе с Программой развития ООН Россия планирует потратить на помощь соседям: Таджикистану, Кыргызстану, Узбекистану, - добавляет Алексей Кокорин.

Миллиарды пойдут на самые разные проекты, помогающие бороться с глобальным потеплением или приспособиться к его последствиям: строительства новых ГЭС, страхование от стихийных бедствий и даже покупки новых генераторов для сельских медпунктов в Таджикистане.

КТО ДЫМИТ БОЛЬШЕ ВСЕХ

Китай 24,5%

США 13,9%

Евросоюз 9,8%

Индия 6,7%

Россия 5,2%

Япония 3%

Бразилия 2,3%

По данным World Resources Institute о выбросах парниковых газов 2012 год.

КСТАТИ

А ведь и Киотский протокол был о том же: разные страны тоже обещали меньше загрязнять атмосферу парниковыми газами! Принят он в 1998 году, и был хоть и не идеален, но полезен. Но сейчас потерял смысл. Хотя бы потому, что касался лишь небольшой части стран. В нем не участвовали США, Китай хоть и был, но без конкретных обязательсты– а они “дымят” больше всех. Парижское соглашение, скорее всего, подпишут практически все государства мира.

ЦИФРЫ

В России глобальное потепление идет в 2,5 раза быстрее, чем в целом на планете. У нас температура повышается на 0,43 градуса за десятилетие, а средняя на Земле на 0,17 градуса.

По данным Росгидромета.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Михаил Делягин: Глобальное потепление - новая религия Запада

В Париж прибыли лидеры 150 государств, включая Владимира Путина, Барака Обаму, Си Цзиньпиня, Ангелу Меркель… Цель конференции по климату - принять новое многостороннее климатическое соглашение. Парижский протокол вступит в силу в 2020 году, сменит устаревший Киотский (подробности)

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24