Новости 24

26

«Катерина Измайлова» - луч света в темном царстве

Сцена из оперы «Катерина Измайлова» Большого театра. Фото: FB Большого театраСцена из оперы «Катерина Измайлова» Большого театра. Фото: FB Большого театра

Премьера оперы Шостаковича в Большом - одно из самых сильных моих потрясений в театре

Я шла с опаской. Шостаковича я глубоко уважаю, но не могу назвать любимым композитором. Режиссер Туминас, конечно, один из самых интересных режиссеров Москвы, но ставит серьезную оперу первый раз. Вытянет ли он эту махину, эту громадину, которую советские власти, не обремененные культурой, назвали "сумбуром вместо музыки" в разгромной статье "Правды" и надолго сняли с репертуара?

Словом, я ждала каких-то театральных находок, необычных решений - ну как может Туминас: трех Катерин, например, или там танцев призраков... Чего угодно я ждала, даже вежливой скуки, только не того, что произошло.

Все - два? три? часа - я сразу потеряла счет времени, с первой же сцены, с первой ноты я оказалась подхвачена этим обрушившимся на меня ураганом страсти, я просто рухнула вместе с героями в пучину любви и отчаянья, и, прекрасно зная сюжет, следила за действием, не дыша, даже надеясь - а вдруг, а вдруг?, но неистовый поток нес героев, и меня вместе с ними, сминая, калеча, к разверстой воронке финала, мы с ними чувствовали ее неотвратимость, и не могли, не хотели остановиться.

Никаких театральных придумок не было. Ну то есть они были, но спрятанные глубоко внутри. Ни одной подпорочки не дал великолепный Туминас своим актерам. Он вытолкнул их на лобное место, и заставил выворотить наизнанку свое нутро, вытащить из своей души эту раздирающую, сочащуюся кровью музыку.

Всей декорации - высокие грязно-белые стены с бойницами окон - двора ли, острога - все едино. Катерине здесь везде тюрьма.

Все выразительные средства - это музыка. И сами актеры.

Прекрасное сценическое решение сделало хор пластической декорацией. Эта серая роевидная масса народа, почти неотличимая в образе работников дома от будущих кандальников, то обтекает героев, то рассыпается испуганно, то снова собирается в жестко управляемый начальством - то купцом, то жандармом - рой. Скажут - будут жалить, скажут - замрут...

Великолепная сатирическая сцена с арией полицейских, жалующихся на то, как трудно брать взятки, вызывает в зале такой хохот, на который Шостакович, творивший во времена относительно вегетарианской в этом смысле советской милиции, даже и не рассчитывал.

Но самое главное - блестящие солисты, ставшие в спектакле настоящими драматическими актерами. Здесь все хороши и безукоризненно точны. Толстенький хлюпик в очках - муж Катерины (Максим Пастер). Фанатично строгий свекр, который сам много грешил и сейчас бы не прочь, но готов запороть всех за то, к чему сам уже не способен ( Андрей Гонюков). Яркий, мужицки привлекательный, безжалостный змей-искуситель Сергей ( Олег Долгов).

Но главная, конечно, она...

Шостакович сделал все, чтобы оправдать свою Катерину. Он изменил роман Лескова «Леди Макбет Мценского уезда», убрав оттуда сцену детоубийства, просто вычеркнув племянника из действия. Его Катерина не убивает ради выгоды, не рожает и не оставляет ребенка.

Она здесь вся - лишь любовь, страсть, страдание. И если бы вы видели, как то взлетает прямо в небесную высь, то корчится на земле от этой раздирающей ее любви Катерина Марии Лобановой (я смотрела русский состав, и говорят, они лучше, ну, ладно, - нисколько не хуже приглашенных на первое представление иностранных звезд).

Глядя на нее, ты забываешь, что это - опера, что это вообще - театр, ты мечешься вместе с ней, высвеченной светлым лучом, среди темного беспробудного царства. А какой это сильнейший удар по чувствам, когда отдавшая все вплоть до последних шерстяных чулок Сергею Катерина вдруг видит, что он подарил их сопернице.

Она отвернулась от нас, застыла, кажется, сейчас взорвется криком. И тут вместо нее закричал оркестр - завыли скрипки, застонали трубы, вокруг одинокой фигуры Катерины закружился тяжелый смертный смерч музыки... А она только стояла, опустив под его напором плечи...

Гениальная опера. Блестящий оркестр (дирижер Туган Созиев). Великолепная постановка.

Я в последнее время перевидала много чего в Венской опере. В том числе с участием мировых звезд.

Вот честно - ничего подобного по силе произведенного эффекта видеть не приходилось. Один из побочных эффектов этой постановки - я испытала чувство гордости за свою страну. И уверена - эта постановка завоюет весь мир.

Когда занавес упал, я обнаружила себя, истошно орущей "Браво". И если коротко,

это именно то, что я хотела бы всему прекрасному коллективу сказать.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
26

Читайте также