2016-02-24T03:04:42+03:00
Комсомольская правда
3
Стас ТЫРКИНкинообозреватель

Послания в бездну

«Золотой медведь» предсказуемо, но справедливо присужден документальной картине «Огонь в море»«Золотой медведь» предсказуемо, но справедливо присужден документальной картине «Огонь в море»Фото: кадр из фильма

На Берлинском фестивале раздали золотых и серебряных «медведей» - лауреатами стали хорошие и плохие фильмы, чьи месседжи достаточно очевидны

Предваряя вердикт жюри, его председательница Мэрил Стрип сообщила, что «великие умы мыслят одинаково», намекая на то, что особых разногласий в его членах не возникало. И хотя в жюри доминировали актеры (кроме Стрип еще Клайв Оуэн и Ларс Айдингер), им удалось достичь баланса в награждении хороших и плохих фильмов и даже соблюсти приличия, в отличие, допустим, от скандального распределения призов братьями Коэнами в Каннах. Берлинский вердикт оказался предсказуемым, но, в конце концов, программа нынешнего Берлинале — слабейшая за все обозримое прошлое — и не давала возможности особых маневров.

Приз за художестенный вклад справедливо отошел оператору Марку Ли Пин-Биню (он снял «Любовное настроение» Вонга Карвая) за одну из немногих жемчужин конкурса — удивительную китайскую медитацию "Встречное течение" (Crosscurrent) Янг Чао, экзистенциальное "роуд-муви" по мифологической реке времени к истокам жизни и к истокам реальной реки Янцзы. Невообразимой красоты композиции оставляют позади музеи современного искусства, для которых в этой картине искусства, пожалуй, слишком много.

Приз за художестенный вклад справедливо отошел оператору Марку Ли Пин-Биню за удивительную китайскую медитацию "Встречное течение" Фото: кадр из фильма

Приз за художестенный вклад справедливо отошел оператору Марку Ли Пин-Биню за удивительную китайскую медитацию "Встречное течение"Фото: кадр из фильма

За лучший сценарий был вознагражден, напротив, маловысокохудожественный польский фильм «Объединенные штаты любви» Томаша Василевского — коллективный портрет четырех польских женщин, влачащих жалкое существование в постсоциалистической Польше в начале лихих 1990-х годов, и, все как одна, страдающих от несчастной любви. Картина — продукт очевидного эпигонства шедевров Кесьлевского («Три цвета») со щепоткой Ульриха Зайдля и «румынской новой волны» (снимал оператор Олег Муту), но жюри, включавшее, кстати, и критика, скорее всего, ничего из перечисленного не видело.

Приз за лучший первый фильм и 50 000 евро впридачу достался Мохамеду Бен Аттиа за фильм «Хеди» Фото: кадр из фильма

Приз за лучший первый фильм и 50 000 евро впридачу достался Мохамеду Бен Аттиа за фильм «Хеди»Фото: кадр из фильма

Приз за лучший первый фильм и 50 000 евро впридачу, а также приз за исполнение лучшей мужской роли (Маджид Мастура) достался немолодому дебютанту из Туниса Мохамеду Бен Аттиа за фильм «Хеди» (Hedi). Это портрет 25-летнего лысеющего юноши, находящегося на пороге женитьбы, но все еще обдумывающего житье. Современный арабский герой не хочет жениться на одобренной матерью малознакомой ему девушке, выполнять унылую работу коммивояжера, следовать навязшим в зубах глинобитным традициям. Он хочет свободы, равенства и братства, рисовать комиксы и переехать в Европу на ПМЖ. В общем, всего того, что и все нормальные люди. Поддержать этот мессидж в текущей политической обстановке действительно было важно, что и радостно было проделано.

Приз за лучшую женскую роль из рук самой Мэрил Стрип получила датчанка Трине Дирхольм за худший фильм одного из создателей движения «Догма» Томаса Винтерберга «Коммуна» - пошлую поделку про 1970-е, про раскрепощение духа и нудизм тела, про желание быть смелым, современным, и прогрессивным, которое не может не натолкнуться на инстинкт обладания и страх одиночества - даже в коммуне. Хорошая датская актриса, конечно, не виновата, что в роли ведущей тамошней программы «Время» режиссер попросил ее заливаться слезами ревности во время читки новостей. Многим эта пошлость пришлась по вкусу.

Приза за режиссуру удостоилась молодая постановщица Мия Хансен-Лав за ленту "Будущее" Фото: кадр из фильма

Приза за режиссуру удостоилась молодая постановщица Мия Хансен-Лав за ленту "Будущее"Фото: кадр из фильма

Приза за режиссуру удостоилась молодая постановщица Мия Хансен-Лав за один из лучших фильмов фестиваля "Будущее" (L'avenir) - разговорную интеллигентскую драму на темы философии, семьи и свободы. В отличие от предыдущих несовершенных усилий этого инфантильного автора, "Будущее" — по сути, монофильм. Изабель Юппер, играющая профессоршу философии, целиком и полностью держит его на своих хрупких плечах - и этой гравитации достаточно для того, чтобы кино с таким количеством болтовни не только не развалилось, но и смотрелось вполне захватывающе. Юппер, как и любая другая актриса, не в состоянии спасти любое кино, в котором снимается, но здесь режиссёр и актриса действительно как-то нашли друг друга, в результате чего Лав сняла лучший свой фильм на сегодняшний день, а Юппер впервые за долгие годы сыграла достойную себя роль.

Второй по значению приз, Гран-при, заработала вполне бессмысленная "Смерть в Сараево" Даниса Тановича. В мешанине событий одного дня в главном отеле боснийской столицы (годовщина выстрела Гаврилы Принципа во Франца Фердинанда, ставшего поводом для Первой Мировой войны, забастовка работников отеля и ответные репрессии руководства) фильм видит рифму тому, что произошло больше века назад, и без проблем убеждает зрителя в том, что с тех пор ничего особо не изменилось. Балканы - по-прежнему пороховая бочка, и новый Гаврила Принцип уже заряжает свой револьвер. Эти общие места фильм преподнес технически весьма впечатляюще, при помощи разнообразных стэдикамных проездов, но затмить "Бердмана" и другие клаустрофобские «бродилки», лауреату «Оскара» Тановичу явно не удалось.

Приз за «инновации» отошел за картину "Колыбельная печальной тайне" Фото: кадр из фильма

Приз за «инновации» отошел за картину "Колыбельная печальной тайне"Фото: кадр из фильма

Приз за «инновации» имени основателя Берлинале Альфреда Бауэра не мог не отойти в руки проворного филиппинца Лаврентия (Лава) Диаса за 8-часовую вещь под убийственным названием "Колыбельная печальной тайне". Психологически это понятно: отмучившись 8 часов на просмотре любого кино, жюри не может его не вознаградить, иначе придется признать, что они, как лохи, потратили весь световой день непонятно на что. Фестивали, как известно, портят режиссеров. Что бы ни снял Диас (а все его произведения идут от 5 до 8 часов), отправлялось либо во второй конкурс первостепенных фестивалей, либо в первый второстепенных. Новую вещь не глядя взяли в главный конкурс одного из главных, Берлинского. Теперь прямая дорога в Канны. Надеюсь, что следующий фильм придумавшего изумительное ноу-хау филиппинского хитрована будет длиться уже 12 часов.

«Золотой медведь» предсказуемо, но справедливо присужден документальной картине «Огонь в море» Фото: кадр из фильма

«Золотой медведь» предсказуемо, но справедливо присужден документальной картине «Огонь в море»Фото: кадр из фильма

«Золотой медведь» предсказуемо, но справедливо присужден документальной картине «Огонь в море» (Fuocoammare) Джанфранко Рози — это и вправду лучшее, что показали в этом году на Берлинале. Документальное наблюдение за повседневной жизнью на Лампедузе, небольшом островке между Ливией и Сицилией, на который каждый год прибывает десятки тысяч мигрантов из африканских стран, если им удается выжить в нечеловеческих условиях нелегальной транспортировки. Это второй подряд фильм Рози, завоевывающий главный приз на крупнейшем мировом кинофестивале — его «Священная автокольцевая» несколько лет назад была увенчана в Венеции «Золотым львом». Проведя на острове полтора года, Рози избежал всякой сенсационности — его фильм о вековом и по-прежнему нерушимом укладе островной жизни, на который незваные гости, как ни странно, не оказали почти никакого влияния. Сила картины Рози — в том, что абсолютно реальные детали и ситуации она совершенно ненатужно, без пошлости и претензий на глобализм, переводит в убийственно точный метафорический ряд. Фиксирующая уходящую европейскую натуру и без всякой сентиментальности оплакивающая этот незаметный и, будем надеяться, нескорый уход, картина удостоена «Золотого медведя» абсолютно по делу: «Огонь в море» актуален в равной степени и по своему гуманистическому мессиджу, и по содержанию искусства кино.

ДРУГИЕ КОЛОНКИ АВТОРА С БЕРЛИНАЛЕ

Патриотическая комедия

Предположение о том, что в фильме под таким названием (Where to Invade Next) Майкл Мур, как честный американец, будет обличать захватническую политику Пентагона, сбылось лишь отчасти. С темой обличения американской внешней политики Мур справился ещё на титрах (подробности)

Хуже не бывает

В программе Берлинского фестиваля с недавних пор показывают и новейшие телесериалы. Один из них — снятый для BBC «Ночной администратор» (The Night Manager), очередная экранизация Джона ЛеКарре («Преданный садовник», «Шпион, выйди вон!» и т.д.), сработанная на сей раз датчанкой Сюзанной Бир (подробности)

Философия на Берлинале

"Будущее" (L'avenir) молодой постановщицы Мии Хансен-Лав - разговорная интеллигентская медитация на темы философии, семьи и свободы. В отличие от предыдущих несовершенных усилий этого инфантильного автора, "Будущее" — по сути, монофильм (подробности)

Выживший

«Огонь в море» (Fuocoammare) Джанфранко Рози — документальное наблюдение за повседневной жизнью острова Лампедуза, небольшого островка между Ливией и Сицилией, на который каждый год прибывает десятки тысяч мигрантов из африканских стран, если им удается выжить в нечеловеческих условиях нелегальной транспортировки (подробности)

Сбрось маму с поезда

Первые, не самые сильные фильмы конкурсной программы Берлинского фестиваля посвящены теме семьи.

Дебютант из Туниса Мохамед Бен Аттиа назвал фильм «Хеди» именем главного героя — это портрет 25-летнего лысеющего юноши, находящегося на пороге женитьбы, но все еще обдумывающего житье. Все в его жизни всегда решала навязчивая, сердобольная мать, от заботы и причитаний которой можно спастись лишь на том свете (подробности)

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
3
 

Читайте также

Новости 24