2016-07-14T10:30:19+03:00
Комсомольская правда

Рома Зверь: Такое ощущение, что против наших болельщиков уже хотят выпускать натовские войска

Солист группы «Звери» Рома Зверь в гостях у Радио «Комсомольская правда»Солист группы «Звери» Рома Зверь в гостях у Радио «Комсомольская правда»Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Солист группы «Звери» рассказал Радио «Комсомольская правда» про футбол, творческие сомнения, первые в жизни гастроли и сюрпризы на концерте в Зеленом Театре [видео, аудио]

Лаптева:

- Я знаю, что 18 числа у вас будет концерт, на который не то чтобы вы делаете какие-то большие ставки, но, по крайней мере, он будет отличаться от всех остальных. Действительно ли оно так и есть?

Рома Зверь:

- Ну да, отличия будут от обычных кассовых концертов, потому что это все-таки большой концерт летний, который проходит на открытой площадке. Поэтому мы к нему готовимся немного по-другому.

Лаптева:

- Очень интересно как. Потому что, я так понимаю, что важен еще и выбор песен. Потому что, по-моему, будет 35 песен, да?

Рома Зверь:

- 35 – это много, нет, будет меньше, будет 25 песен.

Лаптева:

- Ну, это надо их еще как-то выбрать, подобрать. То есть, должна быть какая-то концепция, чем-то они должны быть объединены. Когда «Агата Кристи» делала свой концерт ностальгический, они на сайте устроили голосование, типа кто какие песни хочет, да, и какое большее число набрала композиция, те их и вставляли в программу. А вы как отбираете?

Рома Зверь:

- Какие мне хочется, такие и будут.

Лаптева:

- Это пока секрет или…

Рома Зверь:

- Нет, ну, понятно, часть хитов там будет – такие, как «Районы, кварталы», «Напитки покрепче», «Дожди и пистолеты», «Просто такая сильная любовь», «Все, что тебя касается», «Южная ночь», «Тебе!», «Клятвы», «Муха», все треки, на которые снято видео, они все будут присутствовать. А остальное это уже сюрприз.

Лаптева:

- Я поняла. Кстати, я вспомнила, что я была на самом первом концерте группы «Звери», по-моему, в Москве. Если не ошибаюсь, это было в «16 тоннах», когда была еще презентация диска тогда.

Рома Зверь:

- Да, презентация первого альбома «Голод» была в «16 тоннах» и это было такое небольшое выступление, мы там не играли полноценную программу, потому что у нас было только всего один альбом, поэтому мы сыграли там песен 6-7.

Лаптева:

- Я к чему веду? На самом деле, не уверена, что прямо какие-то хорошие у вас воспоминания с этим связаны, тем не менее, когда я готовилась к интервью, я открыла старые ваши интервью, я их прочитала и я даже не знала… хотя я читала книжку и, может быть, я забыла, что так непросто Роману пришлось в свое время, до того, как он стал популярным артистом, так скажем. То есть, пришлось ночевать там где-то на вокзале… Как говорится, огонь и медные трубы прошли. Ни квартиры, ни еды, ничего вообще, а еще какие-то хулиганы порезали… В «7 днях» я прочитала, по-моему. Чему я дико удивилась. К чему я все это веду? Как вы думаете, нужно ли современному артисту немножко понюхать пороху, как говорится, или вам на тот момент, не знаю даже, повезло, не повезло? Вот эта история повлияла или нет на вас, как на артиста? Или по фигу уже – поют и поют?

Рома Зверь:

- Кто поет?

Лаптева:

- Сейчас очень много артистов, которые не нюхали пороху, которым не пришлось пройти через какие-то трудности для того, чтобы увидеть свет в конце тоннеля. То есть, найти продюсера… Они не ночевали на вокзалах, не сталкивались с какими-то хулиганами, как пришлось вам, например, это сделать, когда вы только приехали в Москву.

Рома Зверь:

- У каждого свой путь. Может быть, и хорошо, что кто-то не испытывал каких-то трудностей. Дело-то не в этом. Дело в том, что ты делаешь и какая реакция у публики на твое творчество. А все остальное, мне кажется, не очень важно. Это личная жизнь отдельно взятого человека. Каждый может вспомнить какие-то трудные моменты и т.д. Это все, кажется, должно принадлежать одному вот этому человеку. Не знаю, может быть, у кого-то возникают трудности от того, что все есть, понимаете? И это и есть самое большое преодоление и какой-то барьер.

Лаптева:

- Сейчас идет такой сериал – «Империя» - вы его видели?

Рома Зверь:

- Он не очень хороший. Он не настоящий.

Лаптева:

- Да, я полностью согласна, просто там очень много именно таких избалованных детишек, которые что-то творят как бы и их слушают, они становятся популярными. Вот я просто пыталась, может быть, через вас как-то понять – нужны ли действительно какие-то трудности в жизни артиста?

Рома Зверь:

- Нет, не нужно. Потому что в любом случае любой артист, который стремится стать популярным и известным, столкнется со многими трудностями в этом бизнесе. Так что не обязательно проходить это до, потому что все это будет. И медные трубы, и огонь, и вода – все будет.

Лаптева:

- Есть еще, я знаю, куча плюсов даже в той же самой непростой гастрольной жизни. Насколько я знаю, у вас сейчас готовится выставка фотографий, многие из которых наверняка были сняты в гастрольных поездках…

Рома Зверь:

- Так и есть, да, я использую свое служебное положение для личных целей.

Лаптева:

- Там же наверняка тоже есть какая-то общая цель. Не цель, а идея выставки.

Рома Зверь:

- Идея выставки крайне проста – показать то, чем я занимаюсь последние пять лет, держа в руках фотокамеру. Вот это основная идея. Фотографий будет достаточно много, будет представлена аналоговая фотография, сделанная на пленочный фотоаппарат и разных форматов, начиная от узкого и заканчивая там средним форматом. Будет цифровая фотография и будет телефонная фотография, скажем так.

Лаптева:

- Я видела, кстати, ваш набор, с которым вы ездите путешествовать, а зачем вам две камеры гоупро?

Рома Зверь:

- Потому что две лучше, чем одна, если говорить по-простому. Просто иногда некоторые планы снимаются с двух точек, я просто ставлю две камеры, два разных ракурсы снимаются одновременно.

Лаптева:

- Мне кажется, фотографии вообще намного сложнее отобрать, чем песни в альбом.

Рома Зверь:

- Нет. Нет, не так сложно. Просто когда ты показываешь друзьям фотографии, потом ты приходишь в лабораторию, садишься с человеком, который занимается цветокоррекцией, ретушью и, собственно, здесь еще один специалист подключается к выбору фотографии и т.д. Тут же все очень просто. Если фотография хорошая, на нее тут же происходит реакция людей. А если фотография не очень, то никакой реакции не будет. Поэтому отбор крайне прост.

Лаптева:

- Кстати, про реакцию людей. Опять же, вы говорили, что не хотите быть таким голубем мира и вам вообще претит, когда артист начинает пытаться каким-то образом на аудиторию влиять – ну, в политическом смысле этого слова. Но, тем не менее, в культурном вы все-таки как-то стараетесь это делать, потому что я знаю, что вы ходите на какие-то выставки, рассказываете про какие-то картины. То есть, вы пытаетесь свою аудиторию еще и развивать таким образом. Или мне показалось и в этом нет никакого подтекста все-таки?

Рома Зверь:

- Подтекста нет, просто мне интересно делиться той информацией, которую я получаю и мне просто действительно важно и приятно поделиться тем, что я узнал, допустим, неважно о чем я узнал, но, когда я что-то узнаю, я обязательно делюсь с людьми этой информацией в виде фотографии.

Лаптева:

- Вот тут вы еще решили поделиться… записали впервые, по-моему, за все время у вас совместная композиция с Лампочкой, да, наверное, так?

Рома Зверь:

- С автором, да. Автора зовут, девушку, Юля, псевдоним у нее Лампочка. Я познакомился года три назад, может быть, и четыре, точно не могу сказать, но достаточно давно, это не спонтанное какое-то знакомство и не спонтанное решение о совместном треке. Как-то услышал пару песен, мне очень понравилось, мне понравилось, что человек сам пишет и музыку, и слова, и делает очень неплохие песни. И последние несколько лет я пытаюсь ей помочь найти свой путь. Именно Юле, как человеку, найти свое место в этом бизнесе музыкальном, и всячески помогаю ей. Начиная от инвестиций, заканчивая советами и какими-то совместными посиделками, разбиранием текста и вообще. Рассказываю, что такое музыкальный бизнес в нашей стране, потому что он немного отличается от мирового шоу-бизнеса. Вот этой всей информацией делюсь и вот как-то мы додружились до того, что родилась какая-то песня. Мне прислал Витя Бондарев, мой товарищ, поэт, некий текст, он мне понравился, я его обработал и тут же представил, что возможно спеть эту песню с Юлей. Вот у нас и выходит такой трек.

Лаптева:

- Да, песня мне очень понравилась, я надеюсь, наши радиослушатели ее сегодня услышат.

Рома Зверь:

- Да вы что, уже? Я только вчера отдал песню. Круто!

Лаптева:

- Она меня очень впечатлила. Она не похожа не то, что вы делаете, как мне показалось, она немножко такая как бы сказать даунтемпо, если можно выразиться…

Рома Зверь:

- Да, да, так и есть.

Лаптева:

- И голос, я даже боялась, если честно слушать, потому что, когда ты привыкаешь к тому, что артист сольно все делает и когда вдруг эксперимент, то обычно это бывает что-то такое… ну, как сказать, слишком отличающееся от того, что он делает. А тут как-то все очень в жилу. И голос, и тембр, и все вообще так очень аккуратно получилось.

Рома Зверь:

- Аккуратно, да.

Лаптева:

- Кстати, интересно, что вы это делаете в первый раз. Мне казалось, что вас ждет судьба такого Григория Лепса, с которым все хотят записать дуэты и вы будете непосредственно не как продюсер даже, а собой давать дорогу молодым.

Рома Зверь:

- Собой – да, это происходит впервые. Да нет, предложений-то было очень много дуэтов, просто у меня не было в этом необходимости, я не понимал, зачем это делать, если честно. Нет, я понимаю, конечно, для чего это делается, но мне это не нужно было, не было такой потребности и такой критической необходимости. А здесь просто, благодаря тому, что мы знакомы хорошо и общаемся, и даже совместно что-то делаем, как бы подпитываем друг друга уже, получается, обмениваемся песнями, смотрим, разбираем, ну, как-то вот дошло до того, что, а почему бы и нет? И вот это «почему бы и нет» скоро все услышат.

Лаптева:

- А вообще есть ли такие люди, с которыми бы хотелось еще посотрудничать? Я имею в виду из каких-то таких, может быть, из западных даже?

Рома Зверь:

- Да нет, нет такой цели, нет такой задачи и нужды. А когда нет нужды, задачи и цели, соответственно, тебе ничего и не нужно, в принципе. Это нужно подружиться с человеком, мне кажется, прежде всего.

Лаптева:

- А есть ли вообще такое, чтобы вы вот чьи-то альбомы прямо ждали? Наши там или западные. Какую, например, музыку вам интересно было бы услышать сейчас? Условно говоря, новый альбом кого-то или уже из-за того, что изменился немножко музыкальный формат, то уже альбома-то и не ждешь особо?

Рома Зверь:

- Да нет, некоторые альбомы ждут. Вот Florence In Machin, когда вышел новый альбом в этом году, я его ждал.

Лаптева:

- Не разочаровал?

Рома Зверь:

- Нет, даже обрадовал.

Лаптева:

- У них заглавная песня очень хорошая.

Рома Зверь:

- Супер песня.

Лаптева:

- Жизнеутверждающая такая.

Рома Зверь:

- Да. Ну, Foo Fighters я ждал новый, но так как-то, не очень вышло. The Last Shadow Puppets новый альбом тоже я ждал, точнее, ждали больше мои подруги. Они просто во всех соцсетях прожжужали уши этим альбомом и поэтому я его тоже ждал вместе с ними. Неплохой альбом, песни 3-4 есть хорошие.

Лаптева:

- Я понимаю, да. На самом деле я недавно читала интервью – то, что уже из-за того, что все ушло в интернет, то по-другому стало сейчас. Вроде бы постоянно выходят синглы, вот, например, видео – только его сняли и оно уже появилось – нет такого, что ты сидишь у телевизора, ждешь премьеры его.

Рома Зверь:

- Да, время поменялось. И время альбомов тоже, скорее всего, уходит, так, в глобальном понимании. Понятно, что это остается все-таки, потому что это какой-то этап группы. Если мы говорим о группах, а не о сольных исполнителях. Потому что у сольных исполнителях, не только российских, а вообще мировых, нет такой уже практики, как выпуск альбома. Они работают исключительно синглами и видеоклипами. Делается клип, выпускается сингл. И вот он крутится. Для них альбом не есть цель, не есть задача и не есть какой-то новый этап. А для групп все-таки еще, мне кажется, альбом работает в своем предназначении, потому что много людей действительно любят разные группы и ждут вот их новые творения. Не в виде синглов, а в виде альбома, где можно одну песню послушать, вторую. Потом вернуться и еще раз переслушать. Вот это очень важно. Это как книгу. Ты ж ее не читаешь – вот первая часть, все, прекрасно, теперь буду ждать вторую часть, второй абзац. Мы же читаем полностью произведение. Так же и альбом, как мне кажется, это такое цельное произведение из нескольких произведений, песен, в данном случае, которые можно….

Лаптева:

- Сложить в какую-то картину, в конце концов,

Рома Зверь:

- Да, можно найти какую-то общую идею и настроение альбома, и это очень важно, и остается важным. Для меня, по крайней мере.

Лаптева:

- Вот как Адель устроила осенью такой ажиотаж невероятный, выпустив одну песню всего и люди, конечно же, сразу сошли с ума и поназаказывали себе, заплатив вперед уже. Мне кажется, это очень неплохая практика, но у нас, мне кажется, группам еще выгоднее выпускать альбомы, потому что с ними можно поехать в тур, потому что, если на западе люди зарабатывают, по-человечески продавая свои записи, то у нас это в основном история туровая, как ни крути. Туровая–концертная в смысле. Действительно ли так оно и есть или мне кажется?

Рома Зверь:

- В последнее время интернет-продажи музыкального контента приносят музыкантам какие-то деньги, пусть и небольшие, но ситуация изменилась. То есть, время пиратства и воровства в глобальном понимании исчезло. Сейчас гораздо проще людям молодым, современным все-таки не только качать из контакта музыку, но гораздо для некоторых проще скачать просто на Айтюнс или на Гугле сразу же музыку себе альбом, любимые группы, сразу качать в телефон и слушать, потратив при этом сто рублей. Раньше такого не было. Сейчас наконец-то это появилось и много людей действительно покупают музыку легально, чем самым помогают непосредственно прямо своему любимому артисту. Это приятно. Но основная, конечно же, статья доходов – это гастрольная деятельность. Ничего не изменилось в этом плане. Но продажи музыки тоже приносят небольшие деньги.

Лаптева:

- Начали приносить. Потому что многие артисты говорили, вот еще год назад, с кем я говорила, что нет, нет, а сейчас уже как-то, видимо, начало накапливаться со временем. Люди действительно привыкли к тому, что можно платить 19 рублей за трек.

Рома Зверь:

- Да, это хорошо, это хорошая культура, которая развивает музыкальный рынок и музыкальный бизнес в стране. Потому что когда мы все воруем, понятно, что ничего не произойдет. Потому что нет средств на создание, на продакшн не только там звука, но и видеоряда. Это все деньги артиста. И когда люди легально покупают, они тем самым помогают артисту не ехать куда-то еще на какой-то заказник там или пахать там на гастролях, чтобы потратить эти деньги потом на производство песен, на запись, на видео, а использовать именно те деньги, которые он легально получает за продажу своей музыки. Это большая польза и это действительно на самом деле развивает и помогает артисту дальше двигаться. Потому что, не будь этих денег, он бы поехал куда-то и искал бы какие-то возможности заработать себе денег хотя бы на жизнь, не говоря уже о творчестве. А эти деньги все-таки поддерживают и помогают людям не клянчить, опять же, как у нас любят клянчить деньги – помогите, соберите деньги на альбом.

Лаптева:

- Это такая холдинговая история, да?

Рома Зверь:

- Краудфандинг, да. Они собирают деньги, как мне кажется, это немного выглядит… ну, я бы сказал, постыдным для артиста. Но если артисты идут на это, значит, в этом ничего, наверное, для них постыдного нет. Но я просто не могу поверить, чтобы там Борис Гребенщиков или там группа «Би-2» не имела бы средств на запись какой-то песни.

Лаптева:

- Возможно, они так пытаются найти какой-то язык с аудиторией дополнительный, потому что фанатская аудитория в Сети, так скажем, она же самая развитая. И это не секрет, я знаю, что у вас тоже взаимоотношения с фанатами в Сети они очень, так скажем, хорошо выстроены. Я знаю, что вроде бы сейчас готовится некий флешмоб, который будет… Вы что-то про это можете рассказать?

Рома Зверь:

- Я не в курсе, меня не ставят в известность по поводу флешмобов. Дабы сделать сюрприз для меня, наверное.

Лаптева:

- Ну да… просто я разговаривала до этого с вашим пресс-агентом, я что-то слышала по поводу этого флешмоба, поэтому решила у вас узнать. Но часто ли вам удается в Сети там с кем-то пообщаться? Вернее, им удается с вами пообщаться?

Рома Зверь:

- Удается, да. В Инстаграмме, ВКонтакте, в Фейсбуке. В принципе, если люди задают адекватные вопросы, я отвечаю достаточно оперативно.

Лаптева:

- Сейчас вообще, мне кажется, все так изменилось. Помню, 150 лет назад была такая история, когда вы пришли под своим именем куда-то на форум и вас оттуда чуть ли не палками прогнали, сказали, что самозванец. А теперь уже такого нет. Ну, не знаю, правда, насколько это хорошо или плохо, такая прозрачность Сети. Я имею в виду, что ты уже никуда не денешься, потому что… я тут общалась с Сережей Лазаревым перед Евровидением и он мне говорил, что это, конечно, адское давление – то, что вся твоя жизнь, хочешь ты или нет, она выкладывается в Сеть. Там тебя встретили, там тебя встретили. Ты никуда не можешь от этого деться вообще.

Рома Зверь:

- Ну да, такая современная реальность, когда ты на виду. Но это дело тоже каждого человека – заводить Инстаграмм, открывать соцсети и общаться там с поклонниками, либо нет. Как показывает практика, это стало повсеместным и даже такой обязаловкой. Вот это немного пугает. Когда мне звонит, допустим, Лера Германика и говорит – вот надо мне Инстаграмм все-таки вести, говорят, полезно для всего. То есть, сейчас любой начинающий артист первым делом создает страницу себе в Ютюбе, ВКонтакте, в Фейсбуке, в Инстаграмме, везде и пытается через соцсети стать известным и предоставить свое творчество на суд зрителя, публики. Это современная норма. Но это вопрос уже другой. Как человек, насколько он будет реагировать на какие-то вопросы, отвечать не отвечать, либо это сухая информация, просто вот у меня такого-то концерт и – до свидания. Это дело каждого.

Лаптева:

- Но вы в основном фотографии с отдыха выкладываете, я знаю.

Рома Зверь:

- С работы тоже.

Лаптева:

- Я вам честно признаюсь, есть такие артисты, причем, крупные, они, например, вот сидят, пьют, курят, а потом как бы это все убирают из кадра, ставят, условно говоря, какие-то цветочки, потом фотографируют и говорят – это для Инстаграмма… А потом все снова наставляют. Ну, это просто чтобы вы понимали, как люди на самом деле начинают зависеть просто уже от соцсетей, поскольку это стрёмно на самом деле, как мне кажется.

Рома Зверь:

- Да, да.

Лаптева:

- Я хотела с вами поговорить по поводу отдыха. Я знаю, что вроде бы как вы на майские праздники ездили рыбачить? А вообще это такая мужская тема – рыбалка – поэтому я хотела вас спросить про другое мужское развлечение. Про футбол. Я знаю, что вроде бы как Акинфеев на своем дне рождения даже пел вашу песню в караоке. Может быть, вдруг в вас есть капелька фанатская такая – что вы тоже, например, посматриваете в дни чемпионата Европы телевизор…

Рома Зверь:

- Акинфеев тоже рыбак, насколько мне известно. Просто мы посещаем одну рыбацкую базу в Астрахани, в Астраханской области, одну и ту же, поэтому я знаю, что Акинфеев тоже рыбак. А по поводу футбола. Я смотрю, да, достаточно интересно. Не все смотрю, но ключевые смотрю, да.

Лаптева:

- А будете что из ближайшего смотреть?

Рома Зверь:

- Завтрашний наш матч со Словенией. Или Словакией?

Лаптева:

- Словакия, да. А сейчас как раз идет Англия-Уэльс – тоже для нас важный матч, мне кажется.

Рома Зверь:

- Уэльс должен победить, да?

Лаптева:

- Ну, не знаю, нам бы хорошо, чтобы никто из них не победил. Нет, на самом деле я еще хотела спросить вас – мне кажется, что это важно и интересно – вы же не пропускаете эту историю, и она не политическая как бы. По поводу того, что сейчас происходит с футбольными фанатами там. Сейчас все обвиняют Россию – то, что мы устроили там страшный махач, а бедные все остальные – поляки, британцы, французы, итальянцы – они как бы не при чем, а мы виноваты. Как вы думаете, это справедливая позиция? Или нас пытаются каким-то образом сейчас заказать для того, чтобы попытаться нас выкинуть из чемпионата?

Рома Зверь:

- Дело в том, что нас боятся. Боится вся Европа. Побаивается. Ну, понятно, потому что пропаганда же действует, работает и мы видим плоды этой пропаганды. А так-то, мне кажется, болельщики английские самые ярые, самые дурные, на мой взгляд. Поэтому, если они получили от русских просто люлей, ну, так же бывает, это же футбольные разборки, правильно? У них же там свой мир целый, просто пытаются, скорее всего, подтянуть все эти разборки и не в пользу России, не в пользу сборной. Но я думаю, все будет нормально, никто нас не закроет, не лишит дальнейшего участия в чемпионате. Мне кажется, здесь все будет нормально. Нет, ну, понятно, что они гонят волну и у всех есть страх – вот, русские приехали, они сейчас нас здесь всех поработят. Мне кажется, натовские войск надо запускать уже против наших болельщиков. То есть, получается, что, вот если написать на фоне фотографий бабушки – это русский какой-нибудь зольдатен идет на Европу, - то все испугаются.

Лаптева:

- Уже так оно и есть. Я видела, эту фотографию повесил Венедиктов у себя в Твиттере: типа, вот они русские. Короче, какой-то упырь со свастикой. А потом люди начали расследовать, типа чемпионат мира, какой ужас. Во-первых, это совсем не так было, во-вторых, люди вокруг в пуховиках. И все такое прочее. Уже начались такие вбросы.

Рома Зверь:

- Это вбросы, да. Мне кажется, не надо реагировать на это, надо просто поддерживать команду свою, и всё.

Лаптева:

- Не было у вас такой мысли, я задам такой пошлый вопрос, написать какую-нибудь песню про футбол?

Рома Зверь:

- Нет.

Лаптева:

- Я читала ваше интервью, песня про серфинг-таки или нет?

Рома Зверь:

- Про серфинг?

Лаптева:

- Вы не писали песню про ваше увлечение серфингом?

Рома Зверь:

- Нет.

Лаптева:

- То есть вы просто подобрали свое творчество. Видела интервью про ваше увлечение досками.

Рома Зверь:

- Это просто тематическое интервью, наверное. Спортсменам.

Лаптева:

- Так и было.

Рома Зверь:

- Они спрашивали, какая из ваших песен больше всего подходит под этот вид спорта. Но это не значит, что я писал песню. Я просто приблизительно подумал, какая могла бы подойти.

Лаптева:

- Сергей Шнуров тут недавно заявил на весь мир, что «В Питере – пить». Хотелось бы у вас узнать, а что делать в Таганроге?

Рома Зверь:

- Есть, спать.

Лаптева:

- А вы вообще бываете там?

Рома Зверь:

- Гастролей там давно у нас нет. И с частными визитами я тоже не посещал Таганрог года четыре уже.

Лаптева:

- У нас есть редакция в Белоруссии. Им интересны воспоминания артистов про Белоруссию, про Минск.

Рома Зверь:

- Первые гастроли, первый выезд группы в другой город с концертом – это был город Минск. До этого мы давали несколько концертов в Москве. И наш первый выезд в другой город с концертом – это был как раз Минск. Мы поехали на гастроли и решили остаться после концерта еще на несколько дней в городе. Потому что это был первый выезд, нам хотелось больше почувствовать этот дух гастрольной жизни. Мы его почувствовали. Потому что мы перепились там все. И два или три дня просто были в жутком состоянии. Но было всем весело. И дня через три мы смогли уехать из Минска в Москву. Не знаю, почему решили остаться там на такое длительное время. Сейчас уже после гастролей нигде не остаемся. А вот тогда хотелось. Нам понравился Минск.

Лаптева:

- Наверное, потому что там недорого и так все дружелюбно?

Рома Зверь:

- Да, правда, большую часть времени мы проводили в гостиничных номерах, никуда не выходя. Там было все, что надо.

Лаптева:

- Вы недавно там выступали. Как вам публика? Хорошо принимают?

Рома Зверь:

- Да все прекрасно. В Минске хорошая публика, дружная такая. Они нас порадовали. Дело в том, что предыдущий концерт в Минске год назад, который был анонсирован, он отменился. И вообще отменился весь тур по Белоруссии. Не по нашей вине. Просто организаторы кинули всех. И сейчас идет судебное разбирательство. До сих пор еще никого не осудили. Какая-то темная история. Какая-то женщина – директор филармонии Гродно, она продавала билеты на концерт без договоренности. Пока не понес за это ответственности. И мне бы хотелось, чтобы разобрались и закончили это дело. Потому что репутация наша пострадала. И пострадали люди, которые покупали билеты на эти концерты. Я надеюсь, правоохранительные органы Белоруссии разберутся в этом вопросе. Мы всячески им помогаем, стараемся.

Лаптева:

- Это всегда неприятно, когда на гастролях происходят такие вещи. У вас в кризис ваша гастрольная жизнь никак не пострадала? Сейчас изменилось гастрольное поле. Ты понимаешь, что те, кто был посредине нашего шоу-бизнеса, у них вообще практически пропали гастроли. Те, кто был наверху, у них так все и осталось. Произошло серьезное расслоение. Вы умудряетесь еще и цены не сильно повышать и быть лояльными к аудитории.

Рома Зверь:

- Да. Мы поднимали цены на билеты. Просто некоторые группы это сделали. А нам важно, чтобы человек мог купить билет на концерт, чтобы это были не заоблачные 5 тысяч, а 1200-1300 рублей. Чтобы каждый желающий, интересующийся творчеством группы, мог посетить концерт. Это нам очень важно. Потому что без людей – зачем тогда всё? Смысл ездить на концерты, задирая цены на билеты, чтобы приходили по 500 человек вместо 3 тысяч? Нам гораздо важнее собирать полные залы, что и происходит. Удерживаем цены. Мы не гонимся за длинным рублем. Нам важнее, чтобы люди могли прийти на концерт. Потому что около 50 процентов поклонников группы до сих пор не были на концертах.

Лаптева:

- А почему?

Рома Зверь:

- Потому что у кого-то не получается, у кого-то нет денег. По разным причинам. Мы приезжаем в город – кто-то отсутствует, кто-то не знал, за отсутствием нормальной рекламной деятельности компании. По многим причинам. До сих пор люди приходят на концерты, если в процентном соотношении брать, на сегодняшний день 70 % - это люди, которые хотя бы раз уже были на концерте, а 30 % людей – вообще ни разу не были.

Лаптева:

- А группа уже миллион лет работает.

Рома Зверь:

- В том-то и дело. Такая ситуация.

Лаптева:

- Концерт ваш будет сниматься. Может, как раз для них?

Рома Зверь:

- Мы будем делать. Мы давно не делали съемку концерта полноценную. Мы делали последний раз в 2014 году или в 2011-м, на юбилее группы, когда нам было 10 лет. Мы делали съемку в «Олимпийском». Но эта съемка пропала. Потому что занималась съемкой компания «Красный квадрат», которая принадлежит Первому каналу, обслуживает его. А Первый канал как-то этот концерт куда-то спрятал или им не до этого было. В общем, так все и замялось. И до сих пор этого концерта никто не видел. Даже мы его не видели. Ну и ладно, бог с ним. Сейчас мы будем снимать сами. Точнее, мы приглашаем компанию, которая будет заниматься обслуживанием этого концерта. И весь материал будет у нас. И в ближайшее время, может, к сентябрю уже выпустим этот концерт.

Лаптева:

- Есть ли какой-то конкретный день, с которого идет отсчет рождения группы?

Рома Зверь:

- Нет. Такого дня нет. Придумывать его не хочется. Просто 2001 год – это начало.

Лаптева:

- Первый концерт, сели, ударили по рукам…

Рома Зверь:

- Этого всего не было. Поэтому никто не знает даты. Можно ее придумать, это не важно. 1 апреля, 1 мая, 1 декабря.

Лаптева:

- Много ли было в жизни преодолений себя? Если почитать целиком интервью, то преодолений себя немало. Или это так кажется стороннему зрителю? Встать на доску тоже непросто. Выйти на сцену тоже непросто. Я знаю очень много артистов, тот же покойный Принс, у которого вообще каждый раз панические атаки были, когда он на сцену выходил. Вообще артистическая жизнь непростая. Много ли приходится себя преодолевать?

Рома Зверь:

- Да вообще нужно прикладывать очень много усилий. Это может казаться со стороны, просто кому-то дается легче, экстравертам, допустим. Что-то дается легче в этом бизнесе и творчестве. Интровертам тяжелее. Все зависит от характера самого человека. Но то, что это не так просто, это действительно так. Нужно все время прикладывать усилия и трудиться, самое главное. Даже если ты обладаешь неким талантом и тебя можно назвать гением, это не отменяет обычного труда. Ну что – песню написать? Вот оно пришло откуда-то, ты ее написал минут за 10-15, за часик. А потом труд начинается. Дорабатывание тексты, додумывание гармонии, мелодии, работа над аранжировкой, записью, над видео. Потом исполнение вживую на концерте. Это большая тяжелая работа. Тяжелая в плане выбора, что как использовать. Потому что вариантов много. Можно просто растечься во всем многообразии музыки. Вот это и есть работа. Ты сидишь и делаешь по пятьдесят аранжировок, пытаешься потом это все спеть. Тебе не нравится, как это спето. Давай перепевать, переделывать. И эта работа – есть самое главное. Если человек любит трудиться, то у него все получится не только в музыкальной сфере, в любой.

Лаптева:

- Вы себя считаете больше талантливым человеком или трудолюбивым?

Рома Зверь:

- Больше трудолюбивым, наверное.

Лаптева:

- Гигантское количество очевидно талантливых людей считают себя не то что… постоянно сомневаются в своем таланте, переживают по поводу того, что они делают что-то не так.

Рома Зверь:

- Это нормально.

Лаптева:

- Вам тоже свойственны такие сомнения?

Рома Зверь:

- Конечно. Каждый раз, когда я что-то пишу, я начинаю думать: это нормально или нет? Потом спустя какое-то время смотришь на реакцию людей и вообще на то, чем стала для людей песня, важна она для них или не очень. Понимаешь: да нет, пока все нормально. Вроде как-то… Эти сомнения все время присутствуют, каждый день. Иногда даже доходит до ужасного – до уныния. Нельзя унывать, но иногда эти мысли посещают тебя. Хочется ничего не делать, тебе кажется, что все уже закончилось, что ты уже все сделал. Но на самом деле эти мысли нужно гнать и просто работать.

Лаптева:

- Мне кажется, что абсолютно у каждого артиста ровно такие же мысли. Потому что ты же не приходишь на эту землю с паспортом, в котором написано: Роман Билык, талантливый человек. Такого нет ни у кого – ни у Земфиры, ни у того же Принса, ни у Мадонны.

Рома Зверь:

- Сомневаться – это правильно. Если человек сомневается, значит с ним все в порядке. А если человек без сомнения утверждает некие вещи, значит он дурак.

Лаптева:

- И у него не было бы тогда никаких 50 аранжировок. Он бы написал, отправил, и всё. Роман, спасибо вам большое. 18 июня мы все должны прийти на концерт в «Зеленый театр» в Парк Горького в 7 часов вечера.

Рома Зверь:

- В семь-восемь. Лучше пораньше подходите.

Лаптева:

- Я вангую хорошую погоду. Будет много прекрасных песен. Берем напрокат велосипеды, приезжаем в Парк Горького и наслаждаемся.

Рома Зверь о новом концерте и своей фотовыставкеЛидер группы "Звери" о том, как отбирает песни для выступлений, личной жизни и творческих планах.

Рома Зверь о новом концерте и своей фотовыставке. Лидер группы "Звери" о том, как отбирает песни для выступлений, личной жизни и творческих планах.

Рома Зверь: интервью

00:00
00:00
Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24