2016-07-14T10:30:19+03:00
Комсомольская правда
20

Владимир Сунгоркин: Антироссийская истерика будет продолжаться и после выборов в США

Владимир Сунгоркин: Антироссийская истерика будет продолжаться и после выборов в СШАВладимир Сунгоркин: Антироссийская истерика будет продолжаться и после выборов в СШАФото: Евгения ГУСЕВА

Главный редактор «Комсомольской правды» - о планах США, скандале с болельщиками, письме Эрдогана, Петербуржском экономическом форуме и споре православных церквей [аудио, видео]

А. Яковлев:

- Это проект «Что будет?». В этой студии главный редактор Издательского дома «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин. Владимир Николаевич, добрый вечер.

В. Сунгоркин:

- Добрый вечер.

А. Яковлев:

- Меня зовут Александр Яковлев. Главное событие сегодняшнего дня носит спортивный характер. Сборная России по футболу проиграла во втором туре группового этапа Евро-2016 со счетом 1:2 словакам. Но несмотря на это поражение, у нас еще есть шансы выйти в плей-офф чемпионата Европы. Для этого нам нужно побеждать в последнем туре команду Уэльса. Матч 20-го числа. Я хотел бы вас спросить о том, что происходит вокруг футбола. Большой скандал, связанный с болельщиками, со столкновениями как вне поля, так и непосредственно на стадионе. Речь идет о матче Россия – Англия, после которого сборную России даже условно дисквалифицировали. Тревожный сигнал прозвучал некоторое время назад. Дело в том, что на сегодня уже на трибуне, где были российские болельщики, был зажжен файер, а это значит, что теоретически нашу сборную могут уже не условно дисквалифицировать. Многие обратили внимание, что говорят о российских болельщиках прежде всего, а на самом деле беспорядки организовывали местные арабы, если говорить о Марселе, прежде всего англичане, очень много провокаций с российским флагом, и так далее. Уж очень много политики во всем этом.

В. Сунгоркин:

- Действительно, это все информационное поле бушует уже третий день. По-прежнему внятной, прозрачной информации, с чего все началось, как развивалось, что потом стало, - очень мало. Я бы тут вспомнил Дмитрия Киселева, который недавно на одной информационной конференции в РИА «Новости» вдруг сказал, что вообще журналистика как поиск объективной истины уже давно закончилась. Что сейчас каждый журналист пишет, сообщает, рассуждает о том, что ему кажется правильным сообщать. Я внимательно наблюдал, как трактуются те или иные события. Если даже у нас некая радиостанция в Москве, конкурирующая с нами, настроена традиционно всегда антироссийски, есть у нас она, мы знаем эту радиостанцию, я у них буквально вчера был, и мы обсуждали ту же тему. И вот я смотрю, всеми способами они обязательно подводят к тому, что во всем виноваты русские болельщики, что якобы это абсолютно доказано, и так далее, и тому подобное. В то же время каждый, кто знает, как устроены все эти болельщицкие сообщества, кто следит за этой историей войн болельщиков, болельщики же у нас точно воюют, начиная, как все, что у нас началось интересного, с 1990 года, с 1989-го, и во многих странах точно так же. Можно долго рассуждать о том, что происходило и так ли происходило или эдак происходило, и кто там в чем виноват, но из всего огромного массива информации, дезинформации, трактовок я бы выделил ровно один фактор или один фактор безукоризненный, что российская сборная наказана, она условно до первого предупреждения играет, а потом ее могут просто снять с забега. Российские болельщики массово отлавливаются в эти дни по признаку, у кого флаг России на майке, у кого надпись «Россия» на майке. Они все отлавливаются, их просят, как минимум, убрать эту символику. Это то, что происходит сегодня во Франции. Что с британской сборной? Ничего. Никак.

А. Яковлев:

- Там есть предупреждение, но такой высылки болельщиков нет.

В. Сунгоркин:

- Сопоставимого ничего нет. Когда вот это все смотришь, можно подумать, что действительно наши болельщики напали на британских бедолаг и накостыляли им, и все это сплошное хулиганство. Это, действительно, все сплошное хулиганство, но каждый, кто знает британских болельщиков, он знает, что это такие же отчаянные хулиганы, как во всех других странах хулиганы. Это такие же пьяницы, трезвыми они практически не бывают во время этих мероприятий. Бузотеры, любители подраться. И находятся все эти люди в полном неуважении к закону. Но мы где-то про это слышим? Да нигде ничего. В основном русские, русские, русские. Русские дрались, русские побили британцев. Вот это, конечно, очень трогательный момент. Не момент, а процесс, который продолжается и сейчас. Мы сейчас получаем репортажи из Франции, и там по-прежнему сообщается, что теперь уже бегают британские болельщики и отлавливают всех, у кого есть значки России или знаки России на одежде. И затевают с ними драки. Но при этом, как вы, наверное, знаете, никаких новых предупреждений, наказаний, угроз британской сборной не поступало.

А. Яковлев:

- Вспоминается и то, что скоро олимпиада в Рио-де-Жанейро. И поговаривают о дисквалификации нашей легкоатлетической сборной. Ну как поговаривают? Предварительное решение именно таково. Говорят и о дисквалификации сборной вообще. В последнее время спорт и политика неразделимы. Это элемент политического давления?

В. Сунгоркин:

- Они, наверное, давно уже неразделимы – спорт, политика. Я бы добавил сюда еще и бизнес. Потому что тут разные процессы одномоментно идут. Очень хочется политикам, безусловно, загнать Россию в данном случае опять куда-нибудь в угол.

А. Яковлев:

- Это все события одного порядка?

В. Сунгоркин:

- Да, да. Но там нас спасает то, что бизнесу очень нужна аудитория. Поэтому это гигантская рекламная игра, история. Поэтому они будут всячески сопротивляться, я имею в виду бизнес.

А. Яковлев:

- Пришло сообщение: «Нам в очередной раз плюнули в лицо. Пора уже привыкнуть. Это новая тенденция. Мы не отвечаем, поэтому нам так делают».

В. Сунгоркин:

- Я бы тут сильно пафоса не нагонял. Потому что, действительно, хулиганство есть хулиганство. За хулиганство надо наказывать. Но остается, тем не менее, такой осадок: ну наказали, а почему дальше-то все продолжается с уклоном в Россию? С обвинительным уклоном ко всем болельщикам, которые приехали. Насколько я знаю, сегодня посол Франции в России был вызван в МИД с тем, чтобы сделать ему заявление, что так нельзя.

А. Яковлев:

- К внутренним российским событиям. Хотя следующее событие сложно назвать внутриполитическим. В Питере стартует Международный экономический форум, 16, 17 18 июня. Надо сказать, что форум действительно масштабнейший. Обсуждаются и вопросы развития инфраструктуры, экономики, политики, науки и так далее. Примет участие в работе форума и откроет форум президент Российской Федерации Владимир Путин. Отдельно там будет конференция по развитию Арктики, по Латинской Америке. То есть это не только о России форум. Любопытно, нам все время говорят о санкциях, нам все время говорят о том, что Россия превращается в кокон. А с другой стороны, в Россию едут.

В. Сунгоркин:

- Да, как раз специфика нынешнего форума, который открывается в Питере, что по нему можно проверять истинное состояние наших отношений, нашего места в мире. Например, завтра там окажется в два раза больше иностранных участников, чем год назад. По количеству капитала, который представляют бизнесмены, которые туда приедут, это тоже в два раза больше, чем год назад. Хотя Госдеп по-прежнему рекомендовал не ездить, а если уж очень вам надо поехать, то рекомендовали не ехать первым лицам туда. Глава Еврокомиссии, тем не менее, едет, Юнкер.

А. Яковлев:

- Николя Саркози завтра будет выступать.

В. Сунгоркин:

- Глава Италии приедет, премьер-министр. Приедет глава Организации Объединенных Наций Пан Ги Мун. Это, конечно, такой новый прилив публики иностранной, богатеев этих, которые просто так не ездят, им просто съездить в Питер недосуг. И они едут явно с целью все-таки налаживания или восстановления контактов с Россией. Или возвращения бизнеса в Россию. Кстати, сейчас им очень выгодно возвращаться в Россию. Потому что случившаяся девальвация сделала объективно гораздо более выгодным с точки зрения конкуренции ведение бизнеса в России, чем, скажем, два года назад. Потому что за то же количество долларов, что два года назад, можно получить в два раза больше работы, в два раза больше энергии электрической, в два раза меньше заплатить налогов, потому что налоги платятся в России в рублях. Все это влияет на поведение бизнесменов, и они приезжают.

А. Яковлев:

- Реальный индикатор – это не слова политиков, а список участников Петербургского экономического форума.

В. Сунгоркин:

- Мало того, все эти деятели бизнеса, безусловно, влияют и на политику. Они на своих форумах, на своих встречах с политиками уже все с большей руганью или менее деликатно настаивают на снятии санкций. Потому что они понимают, что сама Франция, сама Италия, сама Германия теряют от этих санкций, а не выигрывают.

А. Яковлев:

- Михаил нам пишет в WhatsApp: «Я считаю, что подъем экономики возможен во всех отраслях. Но назначение Чайки говорит о том, что элита консерваторов пришла надолго, и глобальных изменений в экономике с перспективой в 10 лет ждать не приходится». Это к вопросу о том, что сегодня Совет Федерации переназначил Чайку на пост генпрокурора на пять лет. Внесистемная оппозиция пикет пыталась устроить и считает, что это просто оскорбление для России.

В. Сунгоркин:

- Я бы не связывал впрямую назначение Чайки и судьбу нашей экономики. Тем более Чайка тоже будет завтра выступать и говорить о защите бизнеса. Буквально вчера они создали некую прямую линию для бизнеса телефонную, некую почту, которую будет персонально генеральный прокурор изучать, по жалобам бизнеса. Что нам надо? Нам надо, чтобы на посту генпрокурора был человек, который выполняет свои функции. Чайка в данный исторический период всячески демонстрирует, что он свои функции будет выполнять.

А. Яковлев:

- Еще одна тема. Когда мы говорим об инвестиционной привлекательности, мы очень часто говорим о политике и так далее. Но ведь во многом это вопрос регионов. Есть регионы, которые умеют это делать. Мы только вчера в эфире обсуждали Калужскую область. Там умеют это делать. А ведь у большинства регионов просто не получается этим заниматься.

В. Сунгоркин:

- Смотря чем этим?

А. Яковлев:

- Привлекать инвестиции в свой регион.

В. Сунгоркин:

- Ну да, Калуга тут, безусловно, в лидерах. В принципе, все секреты Калуги всем губернаторам известны. Я представляю любого среднестатистического губернатора, который с периодичностью не реже чем раз в месяц обязательно эту мантру слушает. То из уст премьер-министра, то из уст президента, на Госсовете от коллег, министров: ребята, не грабьте инвесторов, встречайтесь с ними, разговаривайте и так далее. Видимо, действительно, есть какие-то более интересные занятия у них. Для меня это вообще загадка – почему то, что делает Артамонов, нельзя тиражировать. Но сами губернаторы часто, когда их спрашивает, говоришь: ребята, почему вы не Артамонов? Почему у Артамонова восемь заводов, допустим, а у тебя ни одного? И вот они начинают. Кстати, все очень убедительно. У Артамонова есть такой пылесос, у него есть такая проблема как близость Москвы. Все здоровые физические и умственные рабочие силы забираются Москвой. Тут рядом. То, чего нет, допустим, в Пензе. Там ни в какую Москву не наездишься. Или где-нибудь в Чебоксарах. Но, тем не менее, начинают объяснять: ну вот, близость Москвы, у нее есть плюсы. Я честно скажу, много людей таких слушаю годами. Никакого внятного объяснения не дают, кроме одного-единственного, который возникает: ребята, чем-то вы не тем занимаетесь все-таки.

А. Яковлев:

- От внутренней политики к тому, что происходит на мировой политической арене. Самым обсуждаем трагическим событием, без сомнения, стала трагедия в США в ночь на 12 июня. Омар Матин напал на ночной клуб в Орландо, штат Флорида. Погибло 50 человек. Еще 53 человека получили ранения. Ответственность взяла на себя запрещенная в России международная террористическая организация «Исламское государство». Это ведь не просто трагедия. Мы понимаем, что погибли люди. Но важны и глобальные политические последствия.

В. Сунгоркин:

- Мы въехали в такую интересную ситуацию, что, что бы ни произошло, и что бы ни произошло дальше, все тут же становится неким сырьем, некими ингредиентами для приготовления самых немыслимых блюд из одних и тех же ингредиентов, идеологических конструкций. Мы вот сидим сейчас и говорим: так, что мы имеем? Очень шумную историю. Поубивал человек…

А. Яковлев:

- 49 жертв и он сам погиб.

В. Сунгоркин:

- Это мне напоминает какую-нибудь программу «Смак» или «Готовим дома». У тебя есть перцы, соль, мука, немножко мяса, костей, масло. Из этого можно сделать – одни делают пиццу, другие греческий салат.

А. Яковлев:

- Мы сейчас не о самой трагедии, а о трактовках, которые возникли впоследствии.

В. Сунгоркин:

- Ну да. И вот здесь не успел рассеяться пороховой дым, понеслись во все тяжкие. И на самом деле начали из этих ингредиентов кучу блюд. Сторонники Хиллари Клинтон начали шум, что это еще раз доказывает, что надо запретить оружие в стране. Хорошо, допустим. Сторонники Трампа и сам Трамп в угаре предвыборной борьбы: это еще раз доказывает, что надо жестче относиться к понаехавшим. Все эти мигранты, мусульмане.

А. Яковлев:

- Он предлагал запретить въезд мусульманам вообще.

В. Сунгоркин:

- Сторонники какой-нибудь третьей силы начали кричать: слушайте, а что же у нас творится? Или, допустим, российское силовое сообщество приободрилось и говорит: слушайте, что там у них творится? 50 человек – трупы. У нас это невозможно. Потому что у нас везде уже рамки стоят, досмотр. У нас уже с пистолетом ты никуда не пройдешь. Попробуй пройти в ночной клуб на Арбате. Не пройдешь ты с пистолетом. Пятая сила еще что-то говорит. Вот до чего довела гомофобия, нетерпимость, легкомысленные заявления.

А. Яковлев:

- Потом выясняется, что он сам представитель секс-меньшинств.

В. Сунгоркин:

- И был завсегдатаем этого дела. Что хочешь, то и выбирай. Действительно, вот настолько отмобилизованы и изощренны все медийные группировки.

А. Яковлев:

- Бойцы идеологического фронта.

В. Сунгоркин:

- Выбирай двенадцать историй вокруг стрельбы.

А. Яковлев:

- Перейдем к другим геополитическим событиям. Эрдоган, фактический глава Турции, направил письмо президенту России Владимир Путину, в котором поздравил Путина и всех граждан Российской Федерации с Днем России и выразил надежду на нормализацию отношений. Многим это событие показалось знаковым. Какова вероятность того, что действительно какое-то потепление в отношениях после этого последует?

В. Сунгоркин:

- Я думаю, что здесь тот самый феномен, о котором мы только что говорили, по поводу американцев. А именно, пиар-раскручивание в общем-то ничтожных событий. Почему событие ничтожное? Потому что так называемое письмо Эрдогана Путину, если просто нырнуть к первоисточнику, то обнаружится, что это не более чем традиционное поздравительное протокольное письмо, которое руководители государств отправляют друг другу регулярно, когда у тех есть повод. И специфика наших сейчас отношений с Турцией заставляет, так как нет каких-то внятных, желательных, серьезных факторов для улучшения отношения, а ожидание улучшения отношений существует, потому что россиянам на отдых надо бы ехать, сейчас вон Черноморское побережье Кавказа уже переполнено в России, Крым уже переполнен. Бизнесмены тоже страдают от случившегося. Поэтому они цепляются как за соломинку ну хотя бы вот за это письмо. Итог – ничего в этом письме нет, что достойно было бы серьезного обсуждения. Эрдоган поздравляет Путина с праздником 12 июня, желает ему успехов и выражает надежду, что будет какое-то потепление. Ни к чему такое письмо не приведет.

А. Яковлев:

- То есть с Эрдоганом мы не договоримся?

В. Сунгоркин:

- Нет, ни о чем не будем договариваться. Потому что все условия для договоренностей с Турцией Путиным давным-давно изложены. Это буквально несколько пунктов, и главный из этих пунктов – недвусмысленное, однозначное извинение за случившееся. Эрдоган и так, и эдак, и вот он поздравления прислал. А вот просто взять и извинения принести как извинения – он этого не делает. Все, точка, ничего не будет.

А. Яковлев:

- К другим новостям. С 14 по 22 июня в России проходит внезапная проверка боевой и мобилизационной готовности вооруженных сил. Впервые в ней задействованы все четыре военных округа одномоментно. Любопытно, что тут же с критикой учений выступил генсек НАТО Йенс Столтенберг. Он посетовал, что подобные внезапные проверки боеготовности «подрывают прозрачность и предсказуемость, а также делают невозможным наблюдение за ними». Как вам? Это ведь событие на самом деле важное.

В. Сунгоркин:

- Во-первых, действительно, никаких с точки зрения НАТО, например, или, допустим, с точки зрения Китая, никаких внезапных учений, никаких внезапных маневров, никаких внезапных перебросок техники на территории России не существует. Почему? По определению не существует. Когда мы по своим новостным ресурсам читаем или даже пишем, что внезапно объявлены учения, это означает, что они внезапно объявлены для воинской части 6932, а для потенциального противника их еще пять дней назад заранее или два дня назад заранее предупредили, что будет то-то и то-то. У нас такие соглашения. Больше того, разрешено самолетам летать натовским над некоторыми нашими объектами, специально проверяя то, что положено проверять обеим сторонам. Никакой внезапности не было и в данном случае. Другое дело, что есть несколько вещей. Первая – учения. Что начнется стрельба, что все куда-то поедут, запылят на дорогах колонны танков. Это мы заранее предупреждаем: не волнуйтесь, это у нас учения. Как и НАТО нас предупреждает. А вот если мы хотим проверить внезапно склады, извините, собственные, если мы хотим пересчитать наши бомбы, снаряды и наличие танков, не продали ли их лихие прапорщики в азербайджанскую армию, условно говоря. Вот это мы абсолютно не обязаны указывать, предупреждать. Это наши внутренние дела, внутренние проверки. Что-то, не связанное с приведением войск в боеготовность. Что-то, не связанное со стрельбой. В данном случае именно это и случилось. И натовское руководство – ему просто надо докопаться, что называется, до нас. Потому что они свои решения уже приняли о передвижении тех же батальонов в Латвию, в Литву, в Эстонию.

А. Яковлев:

- То есть приближение к нашим границам.

В. Сунгоркин:

- Да. Причем, что самое интересное, они размещаются прямо на наших складах, на наших базах – бывшие базы Советской армии сейчас будут использоваться батальоном или двумя батальонами американцев, так называемое НАТО, а на самом деле там, конечно, все будет под руководством американцев. И вот они для того, чтобы это более весело все шло, постоянно сейчас сообщают о том, какие мы ужасные люди. Постоянно идет какой-то дикий разговор и дикие аналитические отчеты печатаются, что мы за 60 часов можем захватить Прибалтику. Наши обижаются, включая, по-моему, начальник Генштаба так по-солдатски пошутил: чего вы нас обижаете? Если уж понадобится, мы за четыре часа все захватим. Конечно, это юмор такой спорный. Но человека тоже довели. Сидят эти наши генералы, ни в какую Прибалтику они, естественно, не собираются. Это абсурд – начинать войну с Прибалтикой. Для чего – никто не может понять. Зачем нам надо напасть на Прибалтику? Да еще за 60 часов ее захватить. А те все постоянно: нет, мы знаем, мы лучше вас знаем. Это говорят те самые генералы, чьи предки с 1946 года регулярно обновляют планы всяких наступательных операций против тогда Советского Союза, сейчас – России. У них же постоянно эти планы. Они первый план уничтожения советской экономики разработали в 1946 году. А к 1950 году у них был такой план «Dropshot», когда мы вообще об этом ни о чем не размышляли. План о том, как уничтожить всю экономику России с помощью ядерных бомб. И эти люди, как в том анекдоте, «не дают нам ковыряться в носу», то есть проверить наши склады. Вот что происходит.

А. Яковлев:

- В Брюсселе завершен двухдневный саммит министров обороны стран – членов НАТО. Принято решение дополнительно четыре батальона отправить в Прибалтику.

В. Сунгоркин:

- Ну да, эти четыре батальона, конечно, поменяют всю ситуацию. И Красная армия в ужасе откажется от своего плана завоевать Прибалтику. Конечно, это все можно воспринимать только как анекдот. Но они действительно сейчас очень много шумят по этому поводу в Брюсселе, потому что им нужно всячески по пиару опять подготовить эту переброску батальонов, как-то объяснить, чего они туда поехали.

А. Яковлев:

- Это специально создается некая истерика.

В. Сунгоркин:

- Конечно. Любой повод, любое лыко в строку сейчас будет.

А. Яковлев:

- В дальнейшем, в ближайшие месяцы, год-два, вот это нагнетание ситуации, формирование образа дикого медведя будет продолжаться?

В. Сунгоркин:

- Конечно, оно будет продолжаться и после выборов в США. Я вам больше скажу, оно будет продолжаться в 2021 году, в 2025 году и в 2030-м тоже. Это большая стратегия, которая… Я говорил, что с 1946 года каждый год обновляются планы удара по России. Сейчас они отрабатывают стратегию, это перестало быть тайной, стратегию в течение двух или трех суток уничтожить всю военную мощь России. Ну, ради бога.

А. Яковлев:

- Когда слушаешь это, думаешь: а действительно, как-то по-другому можно воспринимать высказывания либералов, что надо сокращать стремительно военный бюджет, перевооружение и так далее.

В. Сунгоркин:

- Конечно, они объективно или субъективно выступают в роли той самой пятой колонны, о которой говорил в свое время еще Франко: четыре колонны идут на Мадрид, а пятая колонна у нас в Мадриде. То же самое.

А. Яковлев:

- Потому что это один из ключевых пунктов программы российских либералов. И яблочники об этом говорят, и отдельные персоны.

В. Сунгоркин:

- Сокращаем, нам никто не угрожает. Свинство полное. Потому что любой наш слушатель, может… Ведь сейчас такое время, когда ничего нельзя спрятать. Очень сложно обманывать население долго. Вот сейчас нас слушают люди, любой может набрать в поисковике «Американский план «Dropshot».

А. Яковлев:

- Пришел вопрос: «Что будет, если вместо Лукашенко придет прозападный политик?»

В. Сунгоркин:

- Как-то представить, что придет прозападный политик в Белоруссии, конечно, все бывает, «никогда не говори «никогда». Но это абсолютно не актуально сейчас. Потому что при всем при том Лукашенко создал очень устойчивую на фоне многих других стран ситуацию и в экономике, и в политике. Хотя, конечно, его можно ругать. У них есть много проблем. Так скажем: всем бы их проблемы.

А. Яковлев:

- Хочется поговорить о вере. Знаковое событие, я бы даже сказал – великое событие состоится совсем скоро, в воскресенье. На Крите открывается Всеправославный Собор. И продлится до 27 июня. Последний раз аналогичное мероприятие состоялось в 787 году, после Великого раскола между католичеством и православием в XI веке Соборы больше не проводились. Идея о проведении нового Собора церквей, но, подчеркну, Всеправославных, была выдвинута в 20-е годы. Реальная подготовка началась в 1961 году. И тут возник в последние дни, недели, я бы сказал, открытый конфликт. Патриарх Константинопольский Варфоломей отказался удовлетворить просьбу Русской Православной церкви о переносе сроков проведения Всеправославного Собора. Он выразил надежду, что в Москве пересмотрят решение о неучастии в мероприятии. Варфоломей носит титул Вселенского Патриарха и Архиепископа Константинополя – Нового Рима. Надо сказать, что не только РПЦ отказалась принимать участие, но и ряд других православных поместных церквей. Это ведь событие знаковое. Получается, прямой конфликт.

В. Сунгоркин:

- Кого с кем?

А. Яковлев:

- С одной стороны – РПЦ, которая не готова участвовать в этом формате. А с другой стороны – Патриарх Константинопольский Варфоломей.

В. Сунгоркин:

- Вот, почти разобрались. Действительно, скажем так, формально все звучит красиво. Патриарх Константинопольский – с одной стороны, РПЦ – с другой стороны. Вот они о чем-то не договорились. На самом деле эта история больше касается, скажем так, аппаратных всяких игр. У РПЦ, как и у любой другой церкви, есть свои аппараты, своя бюрократия и так далее. Смотрите, что происходит. Главным на этом Всеправославном Соборе должен оказаться, в связи с тем, что в каком-то году они начинали подготовку, главным должен оказаться этот Варфоломей из Константинополя. По современному выражаясь, их Стамбула. В Стамбуле, действительно, есть очень небольшая православная община. Она и не может быть там большой. Потому что мы только что Турцию вспоминали со всей ее агрессивной жизнью. И вот он оказывается главным на Крите. При том, что он должен там председательствовать, сидеть во главе стола. Там никакой демократии, что интересно, не просматривается. Там во главе всего должен стоять вот этот Варфоломей. И, собственно, он должен определять повестку, течение этого мероприятия и так далее. Что произошло дальше? Наша православная церковь, и не только наша…

А. Яковлев:

- Самая влиятельная, кстати говоря, и самая крупная в мире.

В. Сунгоркин:

- Она обнаружила, что на этом Всеправославном соборе она не будет иметь каких-то возможностей управлять этим процессом или она окажется равна вот этой небольшой совсем общине. И это, между прочим, не просто игра в рассаживание, кто где сидит, кто во главе стола, а кто сбоку, а это гораздо серьезнее. Сегодня у православной церкви есть огромное количество внутренних проблем. В частности, это как сопротивляться и в каких формах и методах надо сопротивляться экспансии мусульманства. Там разные есть предложения и разные есть версии. Скажем так, по-простому, более агрессивные, менее агрессивные. Смириться. Представляете, всем этим Собором руководит человек, который живет в Стамбуле, ясно, что никакого серьезного сопротивления, по объективным причинам, нельзя от него ожидать. Потому что ему жить в Стамбуле, среди очень враждебной религиозной среды. Может такой человек вслух и громко призывать или поддерживать всякие заявления против того, что случилось на Ближнем и Среднем Востоке в последние годы? А случился геноцид по отношению к христианам. Это одна сторона. Вторая сторона: как нам быть, я имею в виду РПЦ и вообще всему православному человечеству, как относиться к встрече на Кубе, которая состоялась у Патриарха и Папы Римского. Это же тоже интересный вопрос. Эта встреча вызвала же не только аплодисменты кого-то и какой-то публики. Очень много в том числе и священнослужителей выступили против этой встречи.

А. Яковлев:

- Это была первая встреча в истории предстоятелей двух церквей.

В. Сунгоркин:

- Что это такое, то ли он еретик, то ли он изменник, то ли он вообще тайный униат. И все это на фоне противоречий с Русской Православной церковью, которая сейчас существует на Украине. Все это при наличии геноцида по отношению к христианству. Представляете, нужно обсуждать огромное количество вопросов православию. И все эти вопросы очень больные, очень острые, вызвавшие много под ковром столкновений в православии. Всем этим будет дирижировать Патриарх из Константинополя. Красиво звучит, а на самом деле, скажем так, священник небольшого прихода из Стамбула, де-факто, находящийся под очень мощным давлением мусульманства. Слушайте, это Турция. Поэтому, если по-простому говорить, Русская Православная церковь все это обсудила, подумала, подумала и говорит: нет, мы туда не поедем. Потому что там можно в такую ситуацию прийти, что большинство проголосует за те или иные меры, и РПЦ окажется в очень странном положении.

А. Яковлев:

- Глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Илларион призвал Патриарха Варфоломея проявить присущие ему мудрость, смирение и спокойствие. Представитель РПЦ также сказал, что, если Собор будет проведен в таком формате, то его никак нельзя считать ни Всеправославным, ни Святым, ни Великим, и его решения – легитимными.

В. Сунгоркин:

- Знаете, я вот даже…

А. Яковлев:

- Это очень жесткое высказывание.

В. Сунгоркин:

- Так как я имею возможность с иерархами РПЦ иногда общаться, я знаю, что там одной из ключевых дискуссий накануне было так. Вот собираются иерархи церкви. Как принято что в Евросоюзе, что в НАТО, что в Организации Объединенных Наций, принято подчеркивать равенство круглым столом. А тут, знаете, как нарисовал Варфоломей? Он нарисовал и стоит насмерть на таком треугольном столе. Вот так два крыла, а по бокам сидят, условно говоря, Патриарх Кирилл где-то там сбоку, а во главе стола сидит этот Вселенский Патриарх Варфоломей из Стамбула. И он же непримирим в этом деле. Он говорит: нет, никаких круглых столов. Я вам скажу еще такую вещь. Это мне иерархи рассказывали. Они говорят: ну, хорошо, не круглый, но, может, хотя бы полукруглый? Нет, он будет вот таким острым углом. И во главе сидит один глава. Вот его в VII веке определили, что он был главой, с тех пор мир изменился, а он по-прежнему говорит: нет, я буду главой. Ну что это такое? Вот отсюда все и пошло. А если уж там нырять в богословские вопросы или важнейший вопрос сближения всех христиан перед угрозой агрессивных всяких исламских радикальных течений, ну о чем можно договариваться, когда мы даже о форме стола не можем договориться?

А. Яковлев:

- Надо сказать, что РПЦ не одинока. Изначально предложение перенести сроки проведения Собора вынесли Антиохийская, Грузинская, Сербская, Болгарская православные церкви. Надо сказать, что они на стороне РПЦ.

В. Сунгоркин:

- Так они в этом же положении. Они все приезжают туда, получается, в качестве вассалов стамбульского иерарха. Ну как это так?

А. Яковлев:

- А решения при этом надо будет все обязательно реализовывать, подписываться под всем тем, что будет принято на Всеправославном Соборе.

В. Сунгоркин:

- Ну да. А самое главное, это же не Евросоюз, где есть некие уполномоченные. Надо же с верующими говорить об этом, с паствой. Там же нет никаких силовых рычагов, как в коммунистической партии: ежели ты веруешь, то вот так веруй. Нет же этого ничего.

А. Яковлев:

- Ну что ж, спасибо большое за этот разговор.

Что будет?: Последствия трагедии в Орландо и внешнеполитические вызовы Россииttps://www.facebook.com/onlinekpru Вконтакте http://vk.com/kpru Twitter https://twitter.com/onlinekpru Одноклассники http://www.odnoklassniki.ru/kpru

Владимир Сунгоркин: Антироссийская истерика будет продолжаться и после выборов в США

00:00
00:00
Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24