2016-07-14T10:30:19+03:00
Комсомольская правда

Введение акцизов на сладкую газировку

..

Обсуждаем, к чему это может привести, в эфире программы «Тема дня» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Антонов:

- Мы сейчас возьмем тему, которая вот уже полгода обсуждается в кулуарах власти. Похоже, все это к какому-то логическому завершению обязательно придет во второй половине 2016 года. Представлю нашего эксперта, гостя – главного редактора «Финансовой газеты», кандидата экономических наук Николая Вардуля.

Вардуль:

- Добрый день.

Антонов:

- Мы будем говорить про акцизы, которые в 2015 году в декабре перед самым Новым годом предложил один из депутатов – Олег Михеев. Он предложил ввести акцизы на сладкие газированные напитки и чипсы. Далее в феврале не поддержало правительство Российской Федерации законопроект господина Михеева. Потом было заседание правительстваИ вот, пожалуйста, министр финансов Антон Силуанов говорит журналистам в кулуарах, что акцизы, вполне возможно, будут введены. Причем формулировка такая: акцизы на вредные продукты. Я бы отказался от этой формулировки, потому что тогда легче акциз сразу на сахар ввести.

Вардуль:

- Я согласен. Понимаете, не знаю, как Олег Михеев, на самом деле идея здесь, конечно, чисто минфиновская. Потому что проблема кризиса, проблема дефицита бюджета, который надо чем-то покрывать. Вот они и находят, по их мнению, самый безопасный путь. В чем опасность этого пути? Тут можно с разных сторон обсуждать. Я надеюсь, у нас так и получится. Я бы хотел начать с такого, может быть, немножко неожиданного ракурса. Есть акцизы, к которым мы уже привыкли. Это акцизы на водку, на сигареты, это почему-то в этом же ряду акцизы на бензин. Хорошо это, плохо – но это уже есть. И вот нам предлагается букет новых акцизов. В чем опасность? Хорошо, нам говорят, что это на вредные продукты. Вы совершенно правильно сказали, что я не знаю ни одного продукта, употребление которого в неограниченных масштабах приносило бы пользу. И наоборот, тот же самый многострадальный алкоголь, если его принимать очень дозированно, то, как уверяют врачи, он полезен. Так что вот здесь есть такая грань, которая за пределами Минфина, за пределами Госдумы и так далее.

Антонов:

- Самое главное, что это преподносится как забота о нашем здоровье. Дескать, повысим акцизы, вырастет товар в цене, конечно, мы трижды подумаем, брать ли эту газировку, брать ли чипсы, брать ли те же самые сигареты. Хотя, честно говоря, если человек любит сидеть, смотреть кино и грызть чипсы, по-моему, никакой акциз его не остановит.

Вардуль:

- Здесь у меня возникает вопрос. Вы сказали – сидеть перед телевизором. Мы сейчас сидим перед телевизором и смотрим футбол, поэтому у меня будет спортивная аналогия. Есть замечательная Международная антидопинговая организация, которая произвольно, по мнению многих спортсменов, объявляет вредными, то есть допингосодержащими, те или иные препараты. Вот ни с того, ни с сего появился этот мельдоний, который очень дорого обходится нашей сборной. С акцизами примерно то же самое. Сегодня это будет газированная вода. А завтра можем как рассуждать? Ага, газированная вода – это Coca-Cola. Давайте введем акцизы на джинсы, чего там. Мне интересно посмотреть, сколько слушателей нашей программы в джинсах. Я к чему? Я к тому, что это первый подход, не единственный. Вот выпускать, открывать этот сундук, откуда с легкостью Амаяка Акопяна будут нам все новые и новые акцизы называть вредными. Скажите, а вот синтетическая одежда, она что, полезная, что ли? Здесь можно очень далеко зайти. Это первое. Второе – о чем вы говорили. Это экономический аспект.

Антонов:

- Вы упомянули Coca-Cola. Да, бренд международный, завод расположен на территории Российской Федерации. Работают россияне на этом заводе. Это рабочие места. Они производят газировку под брендом Coca-Cola. Хорошо, повышаются акцизы - она становится дороже. Производство немножечко сокращается, подсокращают людей, конечно. Белоруссия говорит: ребята, спасибо, а у нас-то есть своя замечательная белорусская сладенькая вода.

Вардуль:

- Совершенно правильно. То же самое было с водкой, когда у нас начали резко повышаться акцизы. Казахстанская водка появилась повсюду. Да, экономический аспект. С одной стороны, тот, о котором вы говорите, что действительно, если будет сокращение производства тех или иных товаров, естественно, пострадают их производители, поставщики семьи сотрудников и так далее. А давайте посмотрим с другой стороны. А цель будет выполнена? Повторяю, цель – не наше с вами здоровье. Минфин наше с вами здоровье совершенно не волнует. Давайте посмотрим, что они делают с пенсиями. Что их волнует? Их волнует наполнение бюджета. Повысится ли наполнение бюджета от того, что акцизы повысятся? Ну, казалось бы, прямая зависимость. Ничего подобного! Классический пример из нашей истории, когда у нас вместо прогрессивной шкалы был введен знаменитый налог в 13 %, то собираемость подоходного налога выросла. Но примеров много. Есть страны, которые пошли по нашему пути. Они вводят плоскую шкалу, они снижают налоги, и в результате у них выигрыш бюджетный. Как это происходит? Мы-то с вами все прекрасно знаем. Опыт теневой экономики по-русски мало у кого есть. Так что, если у нас производителей будут выталкивать за счет повышения цен, за счет того, что надо больше платить налогов, конечно, найдутся какие-то пути, которые оставят бюджет в накладе. Опыт многократно проверенный.

Антонов:

- Я правильно понимаю, что сейчас, когда мы упоминаем газированные напитки и чипсы, это просто попали под раздачу? На их месте мог бы оказаться любой другой продукт?

Вардуль:

- Да. Раз вы цитируете фильмы, то я из того же фильма приведу другую цитату. «Ты Софи Лорен видел?» - «Нет». – «А «Кока-Колу» пил?» - «Да!». Это была такая своеобразная ценность в свое время.

Антонов:

- «Быть или не быть, вот в чем вопрос». Если перефразировать Шекспира, «пить или не пить, вот в чем вопрос». Потому что мы-то поднимаем тему о том, что, вполне возможно, будет введен 20-процентный акциз на газированные напитки с высоким содержанием сахара.

Вардуль:

- По-моему, на всю сладкую газировку.

Антонов:

- И на чипсы. Позиционируется это все как товары, которые не очень хорошее влияние на человеческий организм оказывают. Говорят: 20-процентный акциз должен принести доходы в бюджет 600 млн. рублей в год. Это 0,02 % консолидированного бюджета на здравоохранение в 2016 году. А самое главное, что акциз будет вводить Минфин и деньги будет с этого акциза получать Минфин. Будет ли оно эти 600 млн. на здравоохранение направлять? А смысл-то такой, что акциз вводится на товары, которые так или иначе влияют на наш организм. И все это делается специально для нашего здоровья. Есть примеры, когда акциз на какой-либо продукт вводился, и это принесло пользу государству?

Вардуль:

- Это общо сформулировано, но, конечно, когда акцизы собираются, то это как с теми – «на флейте водосточных труб». Если деньги в бюджет поступают, то потом они оттуда, наверное, на что-то идут.

Антонов:

- Где-то убавилось, где-то прибавилось.

Вардуль:

- Но вы совершенно правильно сказали, что один из аргументов в пользу подобного рода взимания акцизов, предположим, есть заключение Российской академии медицинских наук, что те или иные товары повышенной вредности. Поэтому мы вводим акцизы, которые адресно идут на здравоохранение. Здесь хоть какая-то логика была бы. Но этого нет. С нашим здравоохранением происходят сейчас, к сожалению, не самые выдающиеся вещи. Тут и санкции повлияли. У нас происходит обновление оборудования – да, но оно немножко тормозится. Из-за этого современным оборудованием или пользоваться не научились, или чего-то важного еще недостает. Поэтому со здравоохранением масса проблем. В том числе денежных. Но вы правильно сказали, акцизы идут просто в бюджет. Они могут оттуда пойти на такие предметы, которые тоже, по-моему, не слишком способствуют здоровью человека, как пушки-пулеметы. Так что здесь вопрос о пользе чисто денежный. Раз собирают деньги, значит это польза. Раз не собирают, значит вред. Это логика Минфина. Но мы с вами уже разбирали с разных сторон пользу или вред для конкретных производителей и для нас с вами – потребителей. Когда за меня делают выбор, мне это всегда не нравится. Даже если я не люблю газировку, мне всегда неприятно, когда мне говорят: а ты ее не пей. В принципе, ограничение выбора, на мой взгляд, не самый лучший вариант. Потому что, от чего страдает наша экономика и наше общество в значительной степени, это от того, что никто никому не доверяет.

Антонов:

- Вот здесь пишут: «Добрый день. Очередные поборы. Все налоги переходят на конечного потребителя – на простой люд». И снова мы возьмем этот бренд Coca-Cola, снова завод, люди работают. Допустим, вводят 20-процентный акциз. Заводу каким-то образом надо выживать. Я правильно нарисовал картину, что самое простое – это сокращение штата, расходов производства. Или, может быть, завод тут же начинает выпускать творожки, йогурты и прочее?

Вардуль:

- Конверсия – это такое слово с плохим шлейфом. Поэтому я не думаю, что удастся производить что-то другое. Но что они будут делать наверняка, о чем вы уже говорили, они будут искать собственно другое место. Производство, тем более пользующееся таким большим спросом, как Coca-Cola, оно всегда найдет спрос. И жалко, если это предприятие, которое существует у нас, переедет. Не так далеко, куда-нибудь в тот же Казахстан, в Белоруссию. И оттуда те же товары пойдут опять же в Россию. Там будет опять взиматься при ввозе НДС, пошлина. Но если там будут низкие цены, то может оказаться так, что все равно цена будет ниже, чем у нас с акцизом. Предприниматели всегда всё считают. И правильно делают. Нам тоже не вредно этим заняться. Депутатам, кстати, тоже.

Антонов:

- Добавлю немного квасного патриотизма. А давайте-ка мы с вами будем выпускать снова «Буратино», «Колокольчик», «Тархун», «Крем-сода», «Ситро».

Вардуль:

- Я боюсь, что все они попадут под акциз все равно. Потому что они сахаросодержащие напитки.

Антонов:

- И все несладкое пусть будет.

Вардуль:

- Еще раз повторяю, есть такая расхожая фраза: понять – значит простить. Вот понять Минфин можно. Потому что да, действительно, ему надо находить новые доходы. Понять так, чтобы это одобрить, не получается. Потому что любой путь повышения налогов в конце концов оборачивается против производства и против потребителя. Мы обещали поговорить о международных примерах. Существуют восточноевропейские страны, которые больше других восприимчивы к нашему опыту, не потому, что они помнят общие лагерные шконки, а потому что они формируют еще свои налоговые системы, поэтому более восприимчивы к опыту. Так вот, есть восточноевропейские страны – Словакия, которая идет по пути не просто снижения налогов, а уравнивания налогов на физических и юридических лиц. Там происходит комплексное снижение налогов. И они от этого только выигрывают. Вот президент говорит нам о том, что до 2018 года налоги повышаться не будут. Предположим. Хотя с теми же акцизами так не получается. С теми же акцизами получается так, что, скажем, цены на бензин у нас растут и тогда, когда цены на нефть падают. Вот этот парадокс объясняется именно налоговой нагрузкой. А что произойдет после 2018 года? Никто не сомневается в том, что налоги вырастут. А это плохо. Обещают поднять НДС, а это уже удар по всем. НДС - это самый собираемый налог, который легко собирать даже в кризис. Он, конечно, ложится тяжелым бременем на производителя. Выбор сейчас будет стоять именно такой: что делать после 2018 года - снижать налоги и рассчитывать на то, что их собираемость увеличится, или повышать, то есть гнаться за одним конкретным зайцем вместо того, чтобы поймать нескольких.

Антонов:

- Вот здесь нам пишут: «Черноголовка» выпускает «Тархун», «Байкал», «Дюшес». Зачем обязательно выбирать Coca-Cola? Друзья, если мы говорим про все безалкогольные сладкие газированные напитки, то такая же участь постигнет всех. Акцизы на сигареты в странах Евросоюза безумные. Пачка сигарет стоит зашкаливающую сумму – от 3 евро начиная. Но та же самая Германия – живут граждане, которые, несмотря на хорошую зарплату, не хотят тратить такие деньги. И они покупают польскую контрабанду. Любой человек, живущий в пригороде Берлина, прекрасно знает, где продаются блоками сигареты, которые контрабандой вывозятся из Польши, а стоят в разы дешевле. Еще один пример хотел бы упомянуть. В Дании есть акциз на сладкие газированные напитки. Он был отменен в 2013 году. Сначала подумали, что будет хорошее пополнение бюджета, а в итоге датский рынок заполнили газированные напитки, произведенные в соседних Германии и Швеции, где подобный вид акциза не действовал. И все-таки, ваш прогноз – будет что-то или не будет? Как у Высоцкого: «Уж если я чего решил, то выпью обязательно».

Вардуль:

- Министерство финансов решило. Но оппозиция по отношению к Минфину есть даже в правительстве. Насколько я знаю, Министерство экономического развития не поддерживает эту идею. И здесь все совершенно понятно. Минэкономразвития действует в интересах производителей, Минфин действует в интересах бюджета. Это вечный конфликт. И как он будет решен – лично для меня неясно. Хотя я еще раз повторяю: любые новые налоги я не приветствую.

Антонов:

- Полчаса про неэффективную экономическую меру мы с вами поговорили.

Введение акцизов на сладкую газировку

00:00
00:00
Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24