2016-07-14T10:30:19+03:00
Комсомольская правда

Бари Алибасов-младший: Когда миллионером становишься, своих миллионов уже не замечаешь, потому что они становятся не нужны

Бари Алибасов-младший в гостях у Радио «Комсомольская правда»Бари Алибасов-младший в гостях у Радио «Комсомольская правда»Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Бизнес-тренер рассказывает о своём секрете успеха в эфире программы «Миллионеры» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Беляков:

- Добрый день. В эфире программа «Миллионеры». Меня зовут Евгений Беляков, рядом со мной Саша Кочнева. Сегодня у нас в гостях Бари Алибасов-младший. У нас программа «Миллионеры». Наверное, Бари Алибасов все-таки миллионер.

Алибасов:

- Знаете, все мы Бари Алибасовы вроде как миллионеры. Но когда этим миллионером становишься, то получается, своих миллионов уже не замечаешь, потому что они становятся не нужны. Это просто какая-то катастрофа. Потому что когда тебе лет 20-23, ты хочешь зарабатывать много-много денег, крутишься, думаешь о яхте, о замке, а потом, где-то в 25-27, тебя отрубает, и ты начинаешь заниматься просто своим продуктом. И у тебя вроде в холодильнике что-то есть, вроде есть понимание того, как тебе переместиться из точки А в точку Б, и тебя больше ничего не интересует, кроме как твое любимое дело.

Кочнева:

- Получается, деньги уже не считаете?

Алибасов:

- Считаю. Мне стало недавно интересно, сколько я со всем своим состоянием трачу на себя в месяц, просто на жизнь. У меня получилось, за май я потратил 38 тысяч рублей. Мне кажется, нормально, бюджетненько. В кои веки заморочился, сколько стоит еда и т.д. Потому что на развлечения, оказывается, просто нет времени. И то, на что ты мечтаешь потратить все эти деньги в молодости, тебе просто это недоступно, потому что появляются абсолютно другие приоритеты в жизни.

Кочнева:

- Раз впервые занялись подсчетами денег, которые тратите на себя, значит, у вас нет никакого блокнота, никакого приложения в телефоне, где вы считаете свои расходы? Вот у меня есть. Меня наши гости научили, которые приходили в программу «Миллионеры». Они говорят: обязательно считай, сколько на туфельки потратили, сколько на кофе по утрам. Я считаю. А вы, получается…

Алибасов:

- Я тоже решил посчитать. Вот я сейчас к вам на метро приехал. Потому что в центре пробки, и на машине, получается, ехать к вам дорого и долго. Поэтому проще поехать на метро. Естественно, все миллионеры свои копейки считают, но я посчитал это просто ради интереса. Потому что многие говорят: вот Алибасовы ведут праздную жизнь. А я чувствую, что не веду праздную жизнь, мне интересно было понять, насколько я транжира. Оказывается, я транжира на 38 тысяч.

Беляков:

- А сколько вам лет?

Алибасов:

- Ровно 30 стукнуло.

Беляков:

- Уже какое-то переосмысление пошло по поводу денег?

Алибасов:

- Безусловно. Если брать меня лет до 25… Я лет с 20 уже много зарабатывал, даже когда у меня была первая работа. Я работал в топ-менеджменте университета Синергия. Я зарабатывал бешеную сумму денег. То есть у меня месячные доходы доходили до 400-500 тысяч рублей. И это притом, что мне было всего лишь 20 с небольшим лет. И мне этих денег не хватало, они постоянно уходили в клубы, на девчонок, на путешествия, вечно приходилось занимать, перебиваться каким-то образом. Как так оказалось после 25, что я на 38 тысяч живу, и мне этого на жизнь хватает, понятия не имею, но какое-то такое переосмысление, безусловно, пришло и отразилось в первую очередь на личном кошельке. Вы не думайте, у меня денег гораздо больше. Если я вставлю карточку в банкомат и напишу любую сумму, наверное, мне банкомат эту сумму выдаст. Не выдаёт, потому что не запрашиваю.

Беляков:

- Мы от главной темы нашей передачи постепенно уходим к тому, что деньги – не главное.

Алибасов:

- Нет, главное. Вы не представляете, как греет сердце понимание, что если вдруг ты захочешь оторваться так, как в молодости, и потратить много-много, у тебя эта возможность есть. И это очень сильно греет. Но когда ты знаешь, что она у тебя есть, какой смысл прогуливать эти деньги, когда они у тебя есть, когда их можно не прогуливать?

Кочнева:

- Так можно эти деньги не прогуливать, а куда-то вкладывать, инвестировать.

Алибасов:

- В том-то и дело, что все в бизнесе крутится. Есть огромное количество людей, которые считают: разделяй свой доход и доход своего бизнеса. Вот я попробовал разделить: мой доход 38 тысяч рублей, у моего бизнеса – несколько десятков миллионов. Но при этом, несмотря на то, что свой доход разделяю, я не понимаю, как это. Потому что я единственный владелец, и я не понимаю, как рассматривать бизнес отдельно от себя. Это как детище. Детей у меня еще нет, и получается, мое дело это единственное мое детище. Это то же самое, как отец будет говорить ребенку, которому лет 5. Вот моему бизнесу 8 лет. Когда отец скажет своему 8-летнему ребенку: я буду разделять твои деньги, твой доход и свой бюджет, свои средства, давай поделим жилплощадь. Это же нереально. Ты к нему относишься как к неотъемлемой части самого себя. И вот бизнес живет, развивается, все хорошо, а я всю жизнь кладу на то, чтобы моему бизнесу было прекрасно.

Беляков:

- Как вы считаете, деньги это все-таки главное или не главное? В вашей жизни какую роль занимают деньги?

Алибасов:

- Если деньги главное, их у вас никогда не будет. Потому что деньги это мерило твоего профессионализма. Безусловно, надо знать, как их зарабатывать. Я очень жадный, очень скупой человек, который считает каждую копейку, которые не гнушается ехать в место, для того чтобы сэкономить 100 рублей на бензин. Уже мозг таким образом работает, когда ты бизнес строишь. Но если твоя финальная цель деньги, ты их никогда не заработаешь, потому что тебе не на чем качать то, чем ты зарабатываешь. Если у меня есть два заработка – я очень хорош в рекламе в интернете и я хорош в публичных выступлениях, в бизнес-образовании, то есть я спикер. И если бы я пытался развиваться в какой-то другой ипостаси и просто деньги зарабатывать, я бы в свое время не платил деньги директорам компаний по персоналу за то, чтобы они пустили меня учить их персонал. У меня бы не было такого подхода, что я три года не беру из своего бизнеса ни единой копейки, для того чтобы нанять больше персонала, чтобы компания росла. У меня бы не было такой ситуации, когда ты едешь раз в неделю в «Ашан» закупаться, потому что в «Ашане» дешево. Поэтому деньги это очень важно, это мерило твоей успешности. Но они ни в коем случае не должны являться твоей целью – тогда их не будет.

Кочнева:

- Первое, что приходит в голову, когда слышишь имя Бари Алибасов-младший: ну, за счет отца, наверное, раскрутился.

Алибасов:

- Безусловно, только за счет отца. Отец сделал фантастический шаг, который мне обеспечил полжизни.

Кочнева:

- Денег дал?

Алибасов:

- Дал фамилию Алибасов. И с фамилией Алибасов живется… я не могу сказать, что легче, но многие бизнесовые люди ко мне относятся с фамилией Алибасов пренебрежительно. Потому что мало кто знает, что у меня отец первый предприниматель вообще в стране, и он начал коммерческую деятельность в 1964 году. Большинства современных олигархов еще даже в проекте не было, когда он начал зарабатывать деньги. Но большинство к нему относится как к шоумену, и убрать образ шоумена и показаться деловым человеком достаточно сложно. Но при этом все двери открыты. Куда бы ты ни обратился – к губернатору, в администрацию, в правительство, любая структура, генеральный директор любой компании, когда ты звонишь и говоришь, что сын Бари Алибасова по такому-то вопросу, всем просто прикольно посмотреть, кто такой сын Бари Алибасова. И это самое главное, потому что первый контакт выстроить легче.

Кочнева:

- Раз отец был первым бизнесменом, значит, он какие-то секреты вам передавал. Или, наоборот, получается, что вы сейчас его учите, как строить бизнес, как раскручивать ту же группу «На-На»?

Алибасов:

- И то, и то правда. Безусловно, в детстве было сложно. Потому что меня любили за то, что я сын Алибасова, со мной дружили из-за того, что я сын Бари Алибасова. Даже меня били за то, что я сын Бари Алибасова. Я был проказником, и мне хотелось самому какую-то гадость сделать, чтобы меня наказали за то, что я сделал, а не за то, что мне дали такую фамилию. Поэтому я, наверное, лет до 25 лет решил пойти по абсолютно другому направлению. Отец мне пророчил будущее телеведущего, заниматься какой-то передачей. Возможно, сейчас был бы вашим коллегой и сидел бы по вашу сторону. Но при всем этом мне хотелось почти в абсолютно другое направление, и я из шоу-бизнеса ушел в образование и начал заниматься развитием университета Синергия. Это было в 2002 году. И все думали: что такое, у тебя такой отец, а ты занимаешься высшим образованием, это же абсолютно другая отрасль. Когда мне стало лет 27, я обнаружил, что у нас с отцом все абсолютно одинаково. У него гастрольный райдер… Я занимаюсь как раз бизнес-спикерами, которые приезжают на форумы и рассказывают предпринимателям о том, как зарабатывать миллионы. В общем, всегда шучу, что мой бизнес – я рассказываю олигархам, как деньги зарабатывать. Получается все то же самое, только у него группа «На-На», которая работает под музыку и в форме стиха, а у меня без музыки, то есть дешевле себестоимость, и в прозе. Продюсирую просто немного другой контингент. Безусловно, именно сейчас, когда отец уже не чувствует бремя отцовства, потому что чувствует, что сын уже встал на ноги и достаточно самостоятельный, он не уделяет мне столько времени. А я сейчас, когда пытаюсь решить какие-то серьезные насущные бизнесовые задачи, понимаю, что единственный, кто мне может сказать правильное решение, это отец. И мне даже пришлось к нему переехать в офис с несколькими своими сотрудниками под предлогом, что я ему буду помогать с раскруткой группы «На-На», для того чтобы с отцом больше пообщаться. Потому что я 27 лет бежал от его советов, а вот тут наконец-то появилась возможность с отцом проводить время почаще. Даже он сейчас сам у меня преподает, у меня работает, получается, по найму как бизнес-спикер для предпринимателей. И когда я его приглашаю, я обязательно еду вместе с ним, желательно на поезде, чтобы у нас с ним 8 часов и 8 часов обратно была возможность поговорить.

Беляков:

- Не было такого в детстве… Помню, у нас была публикация про сына Шевчука. У него была другая фамилия, он скрывает родство и т.д.

Алибасов:

- Всем назывался Боря Уронич. У мамы девичья фамилия Уронич. Соответственно Бари не воспринимали в советское время, называли Боря. Так родился псевдоним Боря Уронич. И если для меня было важно, чтобы в определенном деле – бизнес, отношения с женщиной, в любом амплуа мне было важно, как меня воспринимают как личность, а не как сына кого-то известного, я всем назывался Боря Уронич. Сейчас просто лицо более-менее известное стало, поэтому Борей Уронич назваться не получается, все узнают.

Беляков:

- Для вас в бизнесе было что самое главное? Когда пришла идея его начать? Наверное, изначально какие-то деньги были. С другой стороны, наверное, крутая тачка была.

Алибасов:

- Крутая тачка была. Я с 20 лет очень хорошо зарабатывал, потому что был в топ-менеджменте самого крупного образовательного образования. Проблем в деньгах не было, но у меня была проблема в свободе. Получается, когда ты работаешь в крупной компании… А у меня же полет мысли отцовский. Цель, о которой вы говорите (в какой цели в жизни стремиться), она же появляется не просто так спонтанно, она появляется из твоих глубин. А глубины у нас с отцом, получается, одинаковые. И мне хотелось творить, революционировать. Безусловно, формат крупной компании, корпорации это все зажимает.

Кочнева:

- В чужой конторе, получается, нельзя самореализоваться, подняться, заработать миллион? То есть на дядю работать никак?

Алибасов:

- Если у тебя гены Бари Алибасова, безусловно, тебе нужна своя отдушина. Я вообще против того момента, что работать на дядю, не работать на дядю. Это какое-то такое рабское понимание - работать на кого-то или не работать на кого-то. Я с удовольствием сейчас работаю по найму в любой компании. Надо все совмещать. Свой бизнес, он для ответственности, он для отдушины, он для свободы. Получается, если ты всю жизнь занимаешься собственным бизнесом и не поработал в крупной компании, твой бизнес остается… Вот у тебя ларек, палатка одна, и под конец жизни у тебя две палатки. А вот масштаб мысли дает работа в масштабных проектах. На свой бизнес надо всю жизнь положить, чтобы он стал масштабным. Поэтому чтобы у тебя масштабность появилась чуть раньше, имеет смысл поработать где-то по найму. Мне нужно было понять, как работать в интернете. Я пошел работать в дочернюю компанию Avito. Год поработал, освоил интернет. Платили нищенскую зарплату.

Кочнева:

- А теперь эти навыки используете в своем бизнесе, а еще и других учите?

Алибасов:

- Безусловно. Поэтому для меня работа по найму это обязательный атрибут успешного человека. Если ты гнушаешься работать по найму, ты неадекватный. Потому что где бы ты ни работал, ты работаешь по найму. Даже в своем бизнесе ты работаешь на свою страну, на свое государство.

Беляков:

- На заказчика еще.

Алибасов:

- Да. Свободы как таковой нет, она – утопия. Просто в своем бизнесе ты можешь выбрать формат своей деятельности. Вот я, например, в своем бизнесе работаю сейчас копирайтером и методистом, создаю учебные продукты. Я даже не управляю своей компанией, плачу себе зарплату.

Кочнева:

- Это замечательно, когда у владельца бизнеса в трудовой книжке написано…

Алибасов:

- Методист. Бизнес-студия Бари Алибасова, и Бари Алибасов – методист.

Кочнева:

- Хоть бы золотую табличку себе на дверь повесили: директор. Ну так, для солидности.

Алибасов:

- Была у меня. Вы бы видели мое рабочее место. Я так ненавижу генерального директора за то, что у нас такие ужасные условия для нас, методистов. Но суть не в этом. Я понимаю, что в этом и есть правда жизни, потому что я смотрю, каким образом развивается отец. Наверное, в этот момент у меня все и перевернулось, когда я перестал тратить по 500 тысяч рублей, вытаскивать из своего дохода, и открыл свое собственное дело, и теперь живу на 38. Когда я начал отцу помогать с его бизнесом, я смотрю, что группа «На-На» может стоить значительно дороже. Сейчас порядок цифр - 1800 она стоит за концерт, 20 евро они просят. Но при этом можно сделать больше предложений, и тогда…

Беляков:

- Но сейчас 20 евро это 1,5 миллиона.

Алибасов:

- Можно сделать 3 миллиона, и я вижу, что ресурсы для этого есть, связи для этого есть. Прихожу к отцу и говорю: папа, давай вот здесь, давай письма губернаторам напишем, на Днях города повыступаем. Отец говорит: отвали, - и сидит в фотошопе, делает новую афишу.

Беляков:

- Сам?

Алибасов:

- Сам. Чем отец занимается у себя в бизнесе? Он вроде продюсер, но он делает сайт, программирует собственноручно (два года назад освоил программирование). И делает афиши в фотошопе. Третья фишка у него сейчас – он заполняет Википедию, он сейчас программист Википедии. Я в шоке, как у него происходит экономика. Весь год он пытается заработать много денег на группе «На-На» - концерты, билеты, спрос. Все хорошо, успешнейшая группа, где-то у них по 15-20 концертов в месяц. Под конец года собирается достаточно большой объем денег. Купить бы виллу. Но что делает отец? Он все эти деньги впуливает в какой-нибудь концерт в Кремле, который невозможно окупить. Сегодня в Москве окупить концерт в Кремле практически нереально. Люди за билеты заплатить не могут, вообще они от концертов устали, предложений куча, конкуренция огромная. Зачем он это делает? Для того чтобы снять классные фотки. Для того чтобы весь следующий год их можно было обрабатывать и делать афиши. И опять он делает новые афиши, на них делает новое большое количество денег, для того чтобы у него были новые фотки, чтобы сделать афишу. Я понимаю, что на вершине его пирамиды не успех, не величие, а возможность обрабатывать в фотошопе свои фотографии своих продуктов со своих концертов, чтобы они были самыми великими фотками.

Кочнева:

- Мы пришли к тому, что счастье не в деньгах. Счастье в удовольствии, которое получаешь от работы.

Алибасов:

- Но при этом не было бы у него нескольких миллионов – не было бы у него концерта в Кремле.

Беляков:

- Какие первые шаги должен сделать предприниматель, чтобы не загубить свои первые проекты и потом не потерять вкуса к предпринимательской деятельности? Мне кажется, сейчас некая вторая волна пошла увлечения предпринимательством, малым бизнесом.

Алибасов:

- Не спадающая первая. Как в 2009-м пошла эта тема…

Беляков:

- Я имею в виду после 90-х вторая.

Алибасов:

- Это безусловно. Я даже знаю, как это все началось. Все это началось в 2008 году. Была такая чиновник Елена Бочарова, которая придумала абсолютно сумасшедшее слово – молодой предприниматель. И начала эту программу толкать в различных государственных инстанциях: давайте начнем поддерживать молодых предпринимателей. Это вообще сумасшедшая история была. Потому что молодой предприниматель это как старческий педиатр.

Кочнева:

- Не бывает вообще молодого предпринимателя? Это значит, что человек идет, идет, идет и только на старости может стать предпринимателем, открыть свой бизнес, к этому вы ведете?

Алибасов:

- Конечно. Советская тема была следующая. Иди дворником, дослужись до руководителя дворников, директора дворников, и тогда ты сможешь открыть бизнес, который занимается дворниками. То есть предприниматель это какая-то верхняя ступень карьерной лестницы.

Кочнева:

- Примерно так мы это и представляем.

Алибасов:

- Безусловно. А мы в 2008 году поняли, что это абсолютно не так. Что предприниматель это точно такая же отдельная профессия, как и бухгалтер, как экономист, менеджер по продажам, в которой нужны свои навыки. Я в этом убедился на собственном опыте и на опыте 15,5 тысяч предпринимателей, которых мы открыли за свои и государственные деньги с 2009 года по сегодняшний день.

Расскажу про свой опыт. Мне захотелось сделать что-то свое. В нашем крупном университете Синергия был за миллиард уже оборот, я был в топ-менеджменте. И фактически у меня сложилось лжепонимание, что я сам способен организовать миллиардный оборот. Но почему-то здесь я зарабатываю нищенские полмиллиона в месяц, а могу заработать миллиард. Надо срочно попробовать свой собственный бизнес, я же такой крутой. Ухожу в собственный бизнес. Я до миллиарда не дошел до сих пор. То есть я уже 7 лет пытаюсь вырастить бизнес. Не получается.

Кочнева:

- На чем спотыкаетесь?

Алибасов:

- Абсолютно другое. Там я был наемным сотрудником, и там среду создавал другой человек, задачи ставил, стратегию компании задавал другой человек. И я фактически был исполнителем. У отца примерно та же самая ситуация была. Он мне рассказывал: самое страшное в моей профессиональной деятельности было, когда я вернулся из армии. Я, правда, в армии руководил концертным хором, но там мне генерал рассказывал, как должен спеть концертный хор, какие песни, какие эмоции должен вызвать. И я выполнял его установку. И каждый день у меня был построен другим человеком. Я вышел из армии и не понимаю, что делать. И где-то недели две с открытым ртом и открытыми глазами ходил понимать, как мне двигаться, как мне шевелить ручками-ножками.

И вот у меня произошло то же самое. Вроде я управляю практически миллиардным оборотом, участвую в команде, которая управляет миллиардным оборотом. Ухожу в свой бизнес. У меня плюс-то появился только на третий год. Для того чтобы стать предпринимателем, нужно срочно заниматься предпринимательской деятельностью, то есть что-то покупать, что-то продавать и отвечать непосредственно за это. Но в чем разница между глупостью и адекватностью в этом подходе? Кто-то призывает: продай квартиру, вложи в бизнес. Это нехорошо. Нужно понимать, что первые 5-7 проектов по-любому прогорят. Вы сейчас сказали: как сделать так, чтобы первые проекты не прогорели? Это то же самое, как без подготовки выйти на ринг и выиграть подряд 10 боев у профессионалов. Никак. Чтобы выиграть у профессионалов, ты должен раз 10 проиграть, и только тогда ты получишь опыт, на котором выедешь. Всегда в жизни так.

Кочнева:

- Первый секрет я записала – падать и подниматься.

Алибасов:

- Просто надо понять, насколько ты готов упасть. Что различает людей, которых потом убивают в подворотнях, которые сидят в тюрьме, и которые становятся успешными предпринимателями? Они знают эту грань риска. Выражаясь простецким языком, они знают, чем могут ответить. Вот ты определяешь бюджет, вот ты готов: ладно, попадешь на машину. Для тебя это критично? Не критично. Лишишься работы, не будет у тебя зарплаты. Критично? Не критично. Вот у тебя сбережения 200 тысяч. Готов ты их потерять? И каждый раз, когда ты делаешь несколько своих проектов, ты должен определить границу…

Кочнева:

- Того, чем ты можешь рискнуть. Кто не рискует, тот не пьет шампанское.

Алибасов:

- Безусловно. Эта граница должна быть адекватной. И быть уверенным, что с вероятностью 90% все первые проекты прогорят. У меня есть папочка, мои закрытые проекты. Тот бизнес, которым я сейчас занимаюсь, я его считаю успешным. Но перед этим у меня есть кладбище, в котором 43 папки бизнесов, в которые я что-то вложил – от времени до денег, которые не получились. Вот цена успеха.

Беляков:

- Нам пришло сообщение. «Где найти идею для бизнеса, если нет денег, а есть работа, которая занимает все свободное время, а денег хватает только на текущую жизнь?»

Алибасов:

- Шикарный вопрос. Это самое главное заблуждение. Дело в том, что большинство россиян считают, что для того, чтобы открыть бизнес, нужны деньги. На что нужны деньги? Они говорят: ну, на то, чтобы что-то произвести. Я всем говорю абсолютно простой пример. Нет ни одного бизнеса, который нельзя было бы запустить без денег. Потому что производство и финансы это абсолютно два не связанных друг с другом процесса - поставка продукта и получение финансов. Грубо говоря, если мы хотим открыть фитнес-центр, нашим конкурентам нужны деньги, чтобы открыть фитнес-центр, а нам не нужно. Мы просто идем, продаем абонементы в несуществующий фитнес-центр.

Беляков:

- А дальше?

Алибасов:

- Если мы заработали на фитнес-центр, продавая абонементы, пусть со скидкой, так он стоит 30 тысяч, а мы продаем его за 15 тысяч, но говорим, что он откроется через полгода.

Кочнева:

- Это мы не финансовую пирамиду строим?

Алибасов:

- А это зависит от того, что ты потом сделаешь с этими деньгами. Если ты деньги собрал с людей, кинул их и уехал в другую страну, ты аферист, подлец, тебя нужно линчевать и предавать анафеме. Но если ты заработал деньги и на эти деньги сделал то, что обещал, тогда ты, получается, успешный крутой предприниматель. Потому что так все бизнесы и делаются. Поэтому запомните. Если вы не можете заработать на продукте, когда его нет, вы точно не сможете на нем заработать, даже когда он появится. Считаешь, что ты будешь успешным предпринимателем с фитнес-центром, продай абонементы в свой несуществующий фитнес-центр.

Беляков:

- Здесь же много нюансов. Я могу продать, а потом не смогу найти помещение. И что мне делать – вернуть деньги?

Алибасов:

- Вернуть деньги. И это будет, получается, твоей зоной риска.

Кочнева:

- И в папочку кладбища складываешь свой фитнес-центр.

Алибасов:

- Безусловно. Если ты хочешь следующий проект, то эти деньги надо будет вернуть. Но если вы соберете с людей деньги за фитнес-центр, а потом по каким-то причинам фитнес-центр не откроется, и вы эти деньги вернете всем людям обратно, они вам еще больше будут верить. Потому что у нас в стране нет большего счастья у людей, когда им вернули то, что отобрали. Хотите доставить людям счастье, отберите у них что-нибудь, а потом верните.

Беляков:

- Помню, была сумасшедшая афера на вступительных экзаменах, когда один из людей, якобы имеющий связи в приемной комиссии, говорил, что вы мне платите деньги и 100-процентно поступаете. Если не поступаете, я вам возвращаю деньги. Естественно, кто-то поступал самостоятельно. Это что-то из этой же оперы.

Алибасов:

- В этом и есть суть слова «предприниматель». Если брать слова Даля, предприниматель это который начинает двигаться к поставленной цели, не понимая, как он ее достигнет. Знаешь, как заработаешь миллион, ты бизнесмен. Если ты решил открыть фитнес-центр без понимания, как он у тебя получится, что ты сделаешь, ты настоящий предприниматель.

Беляков:

- А как все-таки эту бизнес-идею найти?

Алибасов:

- Есть два варианта, как искать бизнес-идею. Первый вариант – качать мозги. У нас люди не любят думать. Начать каждый день думать по одному часу, как на тренировку ходить. Поверьте, когда вы начнете по часу в день думать над своими мыслями, а не над чужими (первым делом надо подумать, над чем думать), то на следующей неделе у вас уже появится первая бизнес-идея. Просто вы хотите, чтобы она пришла, не думая, чтобы кто-то вам ее дал. Это будет чужая идея.

Вторая, очень простая. Вспомните, чем занимались в детстве. Для первого бизнеса, для первого проекта важно, чтобы глаза горели. Поэтому надо, чтобы он был не экономически выгодный, а чтобы он нравился. Чтобы понять, что тебе нравится, вспомни, чем ты занимался в детстве – играл в казаков-разбойников, рисовал, что-то другое делал. И если ты начнешь заниматься тем, что нравится, у тебя будет энергия для того, чтобы первые год-два жить без денег и пытаться слепить слово «счастье» из этих маленьких осколков.

Кочнева:

- Итог нашей программы. Снова мы повторяем, что не в деньгах счастье.

Алибасов:

- Я бы поспорил.

Бари Алибасов-младший: Когда миллионером становишься, своих миллионов уже не замечаешь, потому что они становятся не нужны

00:00
00:00
Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24