2016-07-14T10:30:19+03:00
Комсомольская правда

Анатолий Панфилов. С чем «зеленые» идут на выборы

..

Разбираемся в эфире программы «Госдума-2016: перезагрузка» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Яковлев:

- Здравствуйте! В гостях у нас сегодня председатель российской экологической партии «Зеленые» Анатолий Панфилов.

Панфилов:

- Спасибо за приглашение!

Яковлев:

- Политические гурманы знают о существовании партии «Зеленые», но для обывателя это что-то новое, потому что мы наслышаны о том, что на Западе это, действительно, ведущие политические силы. А вот у нас пока еще нет.

Панфилов:

- Наша партия начала свою деятельность в середине 90-х годов, 95-й год. Была такая партия «Кедр». Мы участвовали в выборах и в первом созыве Госдумы у нас был один представитель. Он прошел по одномандатному округу. Впоследствии мы тоже участвовали во многих выборах, но в силу разных обстоятельств, к сожалению, экологическая тематика по разным причинам не находила массовой поддержки в том числе и в средствах массовой информации. Потому что в середине девяностых была очень сильная олигархическая группа в стране, которая препятствовала прохождению «зеленой» партии, в частности, в Госдуму. Но это известные личности, которых можно и не называть. Просто происходил передел собственности. Нефть, газ, лес, завоз атомных отходов. И представители крупного бизнеса в открытую говорили, что такая партия сейчас не нужна в Госдуме.

С приходом президента Путина было заявление, что все олигархи должны быть удалены от власти и политики. И определенная теоретическая отдушина была. Но в то же время была мощная власть губернаторов, которые свои задачи решали путем продвижения чиновников, людей, которые будут лоббировать свои интересы. И эта тема замалчивалась. У нас страна большая. И если взять Люксембург или Германию, более-менее однородное информационное поле. У нас информационное поле – Якутия, Колмыкия, Архангельск – совсем разные. И чтобы продвигать любые идеи, в том числе экологические, нужны были мощные финансовые потоки, обеспечение СМИ в частности. Но развитие цивилизованное, экологическая проблематика, она прошла через независимые СМИ. Потому что то, что говорит народ, поднимается тема. Только СМИ и нет других способов донести информацию до населения.

Карманов:

- Мы об экологии в целом и отношении населения к экологическим проблемам еще поговорим. У меня к вам личный вопрос. Вы обнаружили недюженные политические амбиции, намерены были подать заявку на участие в президентских выборах в свое время. Почему все это время вы придерживаетесь партии «Зеленых», хотя могли бы спокойно переметнуться и к «Справедливой России», и к КПРФ, куда угодно. В партию власти, в конце концов. Ресурс политический был накоплен.

Панфилов:

- Вы правы. Предложений было много. И от Жириновского, и от партии власти, и от «Справедливой России», но я счел необходимым пройти в Госдуму и быть там одиночкой, но это неэффективно и нерезультативно. Мы ставим задачу прохождения или ряда депутатов, или преодоление 5-процентного барьера, что позволит провести группу депутатов. У меня такая позиция.

Карманов:

- А кто эти «мы»? Кто ваша команда, с которой вы идете на выборы?

Панфилов:

- У нас 70 региональных организаций во всех субъектах Федерации. Это достаточно интеллектуальные люди, известные, которые занимаются проблемами экологии, сохранением водных ресурсов, решением вопросов охраны природы. Просто это люди несколько самодостаточные. И публичная политика не является для них тем основанием, что нужно бросить любимое дело и пойти в политику. Это люди, которые с нами 10-15 лет.

В России практикующих экологов не больше ста, думаю. И большинство в нашей команде людей-профессионалов. Строителей, юристов, бухгалтеров в стране много. Экологов единицы.

Карманов:

- Зато у нас очень много ненастоящих «экологов», которые активизируются по случаю строительства чего-нибудь. Ближайший пример – это Челябинск. Как отличать настоящего от ненастоящего?

Панфилов:

- Я говорю несколько в другом плане. Все люди, которые борются за экологию законными способами, они экологи. И я их считаю настоящими. Мы говорим о том, что…

Яковлев:

- Я вас прерву. Тут надо дать объяснение, потому что под ненастоящими экологами, я так понимаю, подразумеваются активисты, которые просто за деньги атакуют конкретное предприятие. Мы сейчас не будем говорить на примерах, но это имеет место быть и об этом все знают. И к защите природы это не имеет отношения.

Панфилов:

- Да. Хотя наибольшее количество людей искренне борются. Взять даже Тимирязевскую академию недавно, когда хотели продать мичуринские сады, то там вышли люди искренне, которые живут в этом районе. И студенты. И мы участвовали.

Яковлев:

- Когда мы говорим об экологии в целом, не будем забывать, что политический процесс шире. Каковы цели партии на выборах? Преодоление пятипроцентного барьера?

Панфилов:

- Безусловно…

Яковлев:

- Или три процента и государственное финансирование – это тоже будет успехом?

Панфилов:

- Три процента, государственное финансирование, здесь даже…

Яковлев:

- Я добавлю, что партия, которая преодолеет трех процентный барьер, в Госдуму не попадает, но при этом получает деньги в течение пяти лет из бюджета.

Панфилов:

- Финансы стоят не на первом месте. Мы получаем возможность участвовать во всех выборах в стране без сбора подписей. И в сельских, и в муниципальных, и в городских, законодательных. Это такой бонус, такая возможность, что здесь деньги играют не такую роль. У нас очень много людей, которые хотели бы заниматься активно политикой по всей стране и на разных уровнях. Но преградой является только сбор подписей.

Пять процентов, конечно, это создание фракции «зеленых». Любая партия ставит задачу прохождения.

Яковлев:

- А что с одномандатными округами? В каких регионах будете делать упор?

Панфилов:

- В одномандатных округах у нас порядка 70-75 человек из 225. У нас в Башкирии очень сильный кандидат Руфина Шагапова. Она уже депутат Курултая, заместитель комитета по экологии. Она идет в третьем уфимском округе.

У нас в Москве Олег Митволь идет в одном из округов.

Карманов:

- От «зеленых»?

Панфилов:

- Да. Пока он не член партии, но в соответствии с законом, вы знаете, можно участвовать и беспартийным. С Олегом Митволем у нас хорошие отношения.

Карманов:

- Геннадий Онищенко?

Панфилов:

- Онищенко с «Единой Россией». С Онищенко мы начинали. И очень была большая его помощь в девяностые годы личная. Мощная была поддержка. Это государственная структура и у них нет теперь такой возможности помогать по партийной линии.

У нас есть депутаты в Дагестане, практически во всех субъектах. Но реально, думаю, мы можем говорить о пяти, которые могут претендовать на прохождение в Госдуму.

Карманов:

- Выросло поколение молодых людей, которые, действительно, озабочены экологическими проблемами. Мы это видим по соцсетям. Многочисленные акции. Культура общения с природой растет. Как-нибудь это сказывается на привлечение сторонников в партию? Или люди объединяются в других местах, локально, через соцсети? Вы есть в соцсетях?

Панфилов:

- Молодежь по природе любит природу и общается в природе. Партии «зеленых» в Германии и другие, они молодежные и женские организации. У нас такая же ситуация. Для молодежи первична экологическая проблематика.

Карманов:

- Мода на партию зеленых может возникнуть?

Панфилов:

- Она существует. Сторонники и те, кто пойдет голосовать, к сожалению, это у нас разные вещи.

Яковлев:

- Важный вопрос Роман Карманов поднял. Мне думается, если вы сейчас спросите простых людей об экологических активистах, то это воспринимается как общественная организация. Нет смычки с политикой. И вашу партию сложно представить в парламенте.

А ведь именно это происходит во многих ведущих западных странах: экологические активисты становятся депутатами. Существует ли проблема разных миров: в одном мире депутаты и политики, а в другом экологические активисты?

Панфилов:

- На прошлых выборах в Московскую областную думу проголосовало 28 процентов населения. Из них 15 – бюджетники, которых привела «Единая Россия», коммунисты, которые отлажены, жириновцы. 70 процентов людей не ходит на выборы. Так же и везде будет. И эти выборы, думаю, не будут отличаться высокой явкой. На молодежь мы делаем ставку. Это те люди, которые могут позволить и партии продвигаться, и стране продвигаться. Но есть очень большой нигилизм. Много проблем политических и социально-экономических.

Молодежь ни за кого не пойдут голосовать, тем более за те партии, которые представлены в Госдуму.

Карманов:

- Партия власти провела праймериз 22 мая. Это событие подняло огромную волну. Многие впервые приняли участие в выборах, попробовали себя в дебатах и так далее. Потом кто-то выиграл, кто-то нет, возможно, кто-то и разочаровался. Вы на себе почувствовали приток новых людей, которым пора в политику? И они находятся в поисках движений, к которым присоединиться?

Панфилов:

- Праймериз – чрезвычайно важное событие в стране. Если бы его не было, может, и 28 процентов на выборы бы не пришли. Есть такой общий подъем. Участвовали и партийные, и беспартийные.

Карманов:

- Зеленые ведь тоже могли принять участие. Насколько я понимаю, не было ограничений.

Панфилов:

- Там должны были быть только беспартийные.

Это общий подход. Общий тонус определенный. И многие люди, которые не прошли праймериз, у нас там есть предложения, которые хотели бы с нами пойти на выборы. Так что, может, в перспективе мы тоже будем делать праймериз и для своей партии.

Карманов:

- Для осознания себя политиками, для страны это было крайне полезно.

Панфилов:

- Да. Это было положительно. Хотя «Единая Россия» для нас конкуренты, но мы болеем и ратуем за страну. И нам бы хотелось, чтобы страна развивалась. И без таких больших политических акций…

Яковлев:

- Пусть даже конкурентов.

Если посмотреть, что происходит вокруг, становится невесело. Экономический кризис очевиден, инфляция, увеличение тарифов ЖКХ и так далее. Как сказал премьер-министр, денег нет. На этом фоне может ли экологическая повестка быть актуальной? Люди не могут оплатить платежку за квартплату, постепенно ограничивают себя в еде, позволить себе отдохнуть, экологическая тематика уходит на второй план. Не так ли?

Ваша партия на сто процентов концентрируется на экологии? Или в другие сферы планируете залезать и предлагать решения?

Панфилов:

- Мы полноценная партия. И во всех аспектах принимаем участие.

Вы знаете, когда человек тонет, ему все равно за что его спасают: за ухо, за нос, за руку, за волосы. У нас такая ситуация, что экологическая имеется в виду природоресурсная. Это в первую очередь. Путин объявил следующий год – экология. Это не просто так.

Яковлев:

- 2017 год – год экологии в России. Да.

Панфилов:

- Сейчас Иванов говорит, что нам нечего ждать 2017 года. Нам нужно сейчас начинать.

Использование леса, водных ресурсов, нефть, газ, алмазы. Даже при существующей структуре, если мы эффективно будем использовать эти составляющие, мы уже принесем народу большие деньги.

Яковлев:

- А что значит «эффективно»? У нас эффективно добывается и продается за рубеж нефть. Цены то выше, то ниже. Еще больше выкачивать, что ли?

Панфилов:

- При добыче нефти теряется 3-4 процента добываемой нефти. И при транспортировке 3-4. И это огромные деньги. Нефтяные компании включают в себестоимость продукции, а это ложится на бензин, на нас с вами. А это их нерасторопность. Это их несоблюдение технологий. Хотя 7 процентов – это фантастические деньги.

Путин пять лет назад в своем послании сказал, что нужно утилизировать нефтяной попутный газ. У нас во время добычи нефти горят вышки. Когда летишь из Финляндии, из Хельсинки в Токио по северу, то весь север горит. Это порядка 15 миллиардов кубов сгорает. Это фантастические деньги! Нефтяные компании, у них все хорошо. И заниматься еще нефтяным попутным газом им неинтересно. И только на нефтяном бизнесе, в газовой отрасли такая же ситуация. Очень много потерь.

Сейчас ситуация, конечно, изменилась. Раньше нефтяники и газовики все закупали на Западе. Трубы, оборудование. Почему? Многим понятно И утекали фантастические деньги. Это же деньги наши, народные.

Сейчас можно говорить о больших финансовых средствах.

Яковлев:

- Одна из важнейших элементов программы – повышение эффективности работы газовой и нефтяной отрасли.

Панфилов:

- Мы эту тему поднимаем уже лет десять. А сейчас, видите, все опустилось.

Яковлев:

- Когда кризис, начинают и семь процентов считать.

Карманов:

- Вы сказали, что ваша партия является конкурентом партии «Единая Россия». А в чем она заключается? Я понимаю, конкуренция идей. Но в данном случае неужели партия власти, ЛДПР или коммунисты выступают против энергосбережения, например?

Панфилов:

- Не одна партия не выступает против экологической проблематики. Помню, жеребьевка эфира лет восемь назад была в Госдуму. И Жириновский говорит: я экологической партией дебатировать не буду! Что мне с ними говорить? То есть, понятно, сколько бы они не дебатировали, эта тема все равно играет на нас.

Возьмем Германию. Самая мощная экологическая команда у социал-демократов, у христиан-демократов. Зеленые там занимают несколько другую нишу. А у нас ни в «Единой России», ни у коммунистов таких серьезных программ нет. Если даже сейчас «Единая Россия» начала этот вопрос поднимать…

Яковлев:

- Может, потому что народу это не очень надо? На этом этапе развития общества. Понимаете, если они будут каждый раз говорить про коррупцию и ЖКХ, то за них будут голосовать. А экология простым людям неинтересна. Это плохо, но это так.

Панфилов:

- Когда начинался югославский кризис, лако-красочное производство было. И хозяин приходит: что, в конце года всем по сто динар? Или будем делать очистные сооружения? Но все сказали, что нам лучше по сто динар.

Поэтому нам нельзя ориентироваться чисто на народ. Народ в чем-то может не понимать, не разбираться. Но это не значит, что все мы должны возложить на народ. Это утопия. Причем здесь народ? Мы должны делать такие вещи. Мы же не говорим, что нам нужно сто процентов власти. Но пять отдайте. Они наши. Мы должны быть представлены в Думе, в органах власти. Думаю, у нас в стране есть пять процентов, которые соображают, что народ – это народ, а жить надо всей стране.

Яковлев:

- Еще ни разу партия, как полноценная фракция, не была представлена в Госдуме. Изменится ли что-то после выборов в сентябре 2016 года?

Я подумал, что есть города, где тема экологии – тема номер один. Например, Череповец, Магнитогорск. Ведь есть города, где тяжелейшая экологическая обстановка. С другой стороны, не просто вредное производство, это градообразующие предприятия, которые дают рабочие места людям. Где грань между соблюдением экологических норм и экономическим развитием? Потому что если не будет этого предприятия, воздух будет и чище, только работы не будет.

Панфилов:

- Я приводил пример про Югославию. Примерно такая же ситуация – Челябинск, Магнитогорск, Череповец. Здесь много зависит от власти и тех же депутатов. И от бизнеса.

Яковлев:

- А власть на местах этих занимается, на ваш взгляд?

Панфилов:

- Сложный вопрос. Я с вами согласен. В первую очередь зарплата людей, ЖКХ. Для власти это на первом месте.

Карманов:

- Экология – это роскошь. Не до нее. Нет денег.

Панфилов:

- В любой стране, которая дальше хочет жить, должна быть критическая масса людей, 5 или 7 процентов, которые понимают, что экология – это жизнь страны, будущее, дети. И сюда входят и активисты, и СМИ. Народу, конечно, нужна зарплата в том же Череповце. Если завод закроется, значит, как жить? Это тупик.

Цены на наши металлы большие. Потанин сегодня сказал, что у них 2 миллиарда долларов прибыли, те, которые они могут использовать для дивидендов. Это же фантастические деньги! А государство взяло и отдало «Норильский никель» в руки олигархам. А почему? Зачем? А эти два миллиарда…

Старый случай. Абрамович купил яхту за 200 миллионов. Футбольный клуб содержит. А на сто миллионов можно построить все детские сады в стране. Оборудовать их.

Или Билл Гейтс. Он 30 миллиардов долларов, весь свой бюджет отдал в фонд.

Яковлев:

- На благотворительность. Да.

Панфилов:

- Они заботятся о людях.

Карманов:

- Мы о каких-то очень правильных вещах говорим. Но, понимаете, остается ощущение, что не можешь ухватить суть партии зеленых, центральную идею.

Допустим, партия набирает пять процентов. Попадает в Госдуму. Какие три закона будут инициированы первые?

Панфилов:

- Решить проблемы экологии чисто государством, обществом невозможно. Три составляющие – государство, бизнес, народ. Российский союз промышленников, есть комитет экологии, там возглавляет ее Дерипаска. Они подготовили экологический кодекс. Мы в нем не участвовали. Но это наши общие идеи.

Карманов:

- Он красного цвета почему-то.

Панфилов:

- К Дерипаске вопрос. Но мы в чем здесь согласны? Они предлагают путь, как нужно развиваться промышленной экологии. А за промышленной экологией все вопросы потянутся. Тремя законами, пятнадцатью законами…

Яковлев:

- То есть, экологический кодекс как таковой.

Панфилов:

- Слово «кодекс» несколько другой. Какое-то философское название, не просто свод законов. Тремя-пятью законами мы ничего не решим. Все законы в стране должны проходить экологическую экспертизу. Если приняли какой-то закон, например, о военных сборах, школах, если нет экологической экспертизы, все равно что-то всплывет.

Карманов:

- Анатолий Алексеевич, я, как избиратель, хочу вас спросить: чем вы меня соблазните? Три пункта, которые меня бы загнали на избирательный участок?

Яковлев:

- В этой студии мы от многих политиков, которые специализируются на конкретной теме, слышим две тезиса. Первый: именно эта отрасль должна обсуждать, контролировать и принять все закона, а второе – омбудсмен по этой тематике. Я не удивлюсь, что вы предложите сейчас интересное предложение – омбудсмен при президенте по вопросам экологического развития в целом.

Но что-то конкретное. Нас сейчас слушают простые люди по всей стране. Они хотят конкретное. Кодекс – непонятное. Свод законов – это нечто не совсем понятное. Какая-то конкретная инициатива с точки зрения проблемы лесосбережения, например? Воды и так далее.

Панфилов:

- Я понимаю вопрос. В первую очередь, это природные ресурсы. На чем мы можем сделать сразу быстро доходы. И должна быть определенная национализация предприятий. Тот же «Норильский никель». Во-вторых, природная рента. Понятно, они все это выхолостили. Ее надо было вводить в 95-м году.

Яковлев:

- Тем не менее, природная рента.

Панфилов:

- Конечно. В каком-то виде. И третье. Нефтегазовые компании. Надо провести их аудит. Только от того, что они сейчас получают, государство уже может стать на пять процентов дороже. А сейчас что получается? Сын вице-президента из «Лукойла» разъезжает по Москве на машине, он что хочет делает. Все они так ведут себя безобразно! Золотая молодежь! У них уже за границей все есть и прочее. Они должны вести себя порядочно.

Карманов:

- То есть, партия зеленых может сформулировать достаточно агрессивную повестку для выборов в Госдуму, думаю, набрать больше трех процентов.

Панфилов:

- Она не агрессивная. Она объективная. Какая агрессия, когда весь народ в нищете, а нефтегазовые компании, например, Газпром сейчас финансирует немецкую команду «Шальке». Зачем? Понятно. Политика. А Халка купили за 35 миллионов? У нас «Зенит» стоит столько, сколько бюджет двух-трех регионов.

Яковлев:

- Это так.

Панфилов:

- Все лежит на поверхности! Продайте Халка за 50 миллионов и постройте сто детских садов, санаториев для детей.

Карманов:

- Отличное предложение от партии зеленых – продать Халка.

Яковлев:

- Мне кажется, многие поддержат то, что вы говорили сейчас.

Панфилов:

- Это не я говорю. Это все говорят.

Яковлев:

- Спасибо за этот разговор.

Анатолий Панфилов. С чем «зеленые» идут на выборы

00:00
00:00
Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24