2016-07-14T10:30:19+03:00
Комсомольская правда

Детский отдых: на что обращать внимание, когда выбираешь путевку ребенку

..

Разбираемся со специалистами в эфире Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Конюхова:

- В студии корреспондент отдела образования газеты «Комсомольская правда» Ксения Конюхова. Сегодня мы будем обсуждать тему детской безопасности во время летнего отдыха и в лагерях. Многие родители, когда отправляют ребенка в детский лагерь отдохнуть, они смотрят на то, чтобы его там хорошо кормили, много развлекали, чтобы ребенок вернулся после смены довольный, счастливый, было у него много разных приятных впечатлений. Далеко не все родители знают, на что нужно обращать внимание. Когда происходят трагедии, как недавняя ситуация в Карелии, все это становится очень актуальным, приходится обсуждать это в таком экстренном ключе. Сегодня у нас в гостях Борис Викторович Куприянов, ведущий аналитик Центра социально-экономического развития школы Института образования Высшей школы экономики.

Куприянов:

- Добрый день.

Конюхова:

- Насколько я знаю, все лагеря в стране проходят с началом смены большую приемку. Приезжают специалисты – пожарные службы, МЧС, Роспотребнадзор. Все смотрят. И все равно каждый год у нас какие-то проблемы возникают.

Куприянов:

- Действительно, это очень серьезный вопрос. Целая группа специалистов проверяет все виды и все формы организации летнего отдыха. Такой же приемке подвергаются и так называемые пришкольные лагеря или лагеря дневного пребывания. Это тоже связано и с безопасностью детей. К сожалению, есть печальные истории даже в пришкольном лагере, где внешне оснований для тревог вроде бы совершенно мало. Мы в том же школьном здании, на той же спортивной площадке, на которой вроде бы дети занимались в течение всего учебного года. Тем не менее, у нас были очень печальные истории, когда существенные травмы детям наносили, а иногда непоправимые травмы наносили плохо закрепленные металлические конструкции ворот для мини-футбола. Приемка пришкольного лагеря тоже осуществлялась. Конечно, никто не застрахован от случайностей. Всем экспертам и специалистам очень хотелось бы верить в то, что те печальные, трагические истории, которые у нас происходят, что там высока доля некоего стечения обстоятельств. Хотя мы видим, что этим фактором выступает и недооценка непосредственно работниками рисков, которые возникают. А так, безусловно, за последние годы отработана серьезная практика приемки лагеря. Когда проверяется и пляж, и водоем, и пищеблок. Проводится большая работа. Но так как эту работу проводят люди, велики риски сбоев, возникающих по разным причинам.

В то же время по данной ситуации, которая у нас сегодня у всех в сознании, та трагедия, которая случилась, сегодня все те, кто хотя бы чуть-чуть познакомился с материалами, в курсе того, что к этому лагерю были претензии и ранее. Здесь, к сожалению, не сработал некий механизм, который бы позволил, увидев недостатки, своевременно вмешаться. Думается, именно этот урок нам – и экспертам, и государству, наверное, и родителям – надо извлечь из этой трагедии. Вмешиваться вовремя и пытаться не только уповать на контролирующие органы, но и принимать решения в соответствии с собственным внимательным ознакомлением, экспертизой того, что о лагере пишут в том числе в открытом доступе.

Конюхова:

- Всем родителей хотелось бы пожелать отправлять ребенка в проверенный лагерь. А лучше всего самим съездить и посмотреть. Но далеко не всегда это возможно. Если говорить об интернете, если даже провести параллели с бытовой техникой, с компьютерами, очень высок риск нарваться на поддельный отзыв, на слишком много негативных заказных отзывов, которую не дадут полную объективную информацию. Есть какие-то вещи, которые родитель может для себя проверить?

Куприянов:

- Прежде всего, судя по нашим исследованиям, ВШЭ в рамках мониторинга экономики и образования пытается отслеживать уже несколько лет ту ситуацию, которая складывается на рынке услуг в сфере детского отдыха и оздоровления, мы можем сказать, что пока основная масса родителей во всем полагаются в большей мере на неформальные источники. Это не интернет, тем более не печатные издания, а это уровень соседства, знакомства, родства, когда информация распространяется, что называется, из уст в уста.

Конюхова:

- Такое сарафанное радио.

Куприянов:

- Да. Именно неформальный ход. В то же время, конечно, некоторые простые советы мы можем сегодня родителям дать. Надо понять, кто является организатором данной программы. Насколько организатор данной программы является квалифицированным в данной сфере деятельности. Как долго он работает на этом рынке. И большего доверия заслуживают те, кто не первый год здесь, у кого есть определенная репутация. Сегодня наиболее успешные, наиболее результативно работающие операторы все-таки стараются иметь свое представительство во всемирной сети. Это либо сайты, у некоторых даже порталы, на которых можно все это увидеть.

Конюхова:

- Сейчас у многих лагерей есть свои группы в социальных сетях, где тоже оперативно выкладывается информация. Можно зайти и посмотреть, что же пишут про ваш лагерь те, кто уже там побывал. Самый очевидный критерий – это стоимость путевки. Понятно, что если цена высокая, остается надеяться, что все будет хорошо. А вот если путевка стоит копейки, это повод насторожиться?

Куприянов:

- Во-первых, сама по себе стоимость путевки должна рассматриваться в зависимости от того, сколько дней программа. Сейчас мы понимаем, что в связи с экономическими сложностями и вообще это такая тенденция последние годы замечается, это такая диверсификация летнего отдыха. Если раньше классические смены были 24 дня, потом мы говорили о 21 дне, потом вроде как у всех было 18-21 день. Сейчас есть и недельные программы, и десятидневные программы, и двухнедельные. Тогда возникает вопрос о стоимости дня. Если в среднем по стране, по исследованиям последних лет, в прошлом году было в некоторых регионах даже 700 рублей в день, и в то же время сейчас это где-то 1000-1200 в день. Есть программы, которые стоят и 3-3,5 и даже 4 тысячи в день. Но здесь разница – любой родитель может посмотреть, что предполагает собой предоставленная ему услуга. Если у нас палаточный лагерь, дети идут на неделю, причем со своими консервами, палатками, программа оказывается недорогой, то это очень логично. Если же дети едут куда-то, там обеспечивается питание, целый ряд других возможностей для развивающего отдыха, для образовательных программ, то здесь низкая цена на путевку должна насторожить родителей.

Конюхова:

- Получается, что палаточные лагеря подразумевают, что ребенок будет находиться в новых для себя условиях, может быть, не всегда будет подготовлен к тому, что нужно дрова порубить, воды натаскать, спать в палатке в спальнике среди дикой природы. Такие путевки самые бюджетные оказываются. А как же педагоги? Их нужно обучать, чтобы они соответствовали требованиям.

Куприянов:

- У нас в среднем в палаточном лагере на одного педагога примерно пять детей.

Конюхова:

- Это много или мало?

Куприянов:

- Мне представляется, что это примерно оптимально. Там получается чуть-чуть больше, потому что, как правило, палаточные лагеря организованы таким образом, что дети делятся на пятерки, и один взрослый отвечает за пятерку детей.

Конюхова:

- Такой маленький отряд.

Куприянов:

- Компания, когда реально, что взрослый будет держать всех в своем поле зрения. Действительно, палаточный лагерь значительно более рискованное предприятие, чем любой другой вид отдыха. В то же время, как показывают наши исследования, качество педагогического сопровождения в палаточных лагерях достаточно высокое. Потому что, если в загородный детский лагерь едут не всегда подготовленные, разные студенты, там все зависит от политики конкретного лагеря, то в палаточные лагеря все-таки идут, как правило, более-менее подготовленные люди, с опытом. Само пребывание даже взрослого в условиях палаточного лагеря сопряжено с целым рядом сложностей. И на это должен человек решиться. Человек должен любить сам вот этот образ жизни туристический. Это один момент. Если человек приобщен к этому туристическому образу жизни, то он приобщен и ко всем рискам, сложностям, которые возникают. И он это переносит и на тех ребят, за которых отвечает. В целом здесь ситуация, как мне видится, достаточно позитивная. У нас есть в стране целый ряд совершенно уникальных практик, когда работают в палаточных лагерях и с детьми с ограниченными возможностями здоровья.

Конюхова:

- Это потрясающе. Потому что далеко не у всех детей с такими ограничениями есть возможность просто выбраться на природу и отдохнуть.

Куприянов:

- Я бы не стал сейчас называть конкретные лагеря, но любой желающий может в интернете посмотреть совершенно уникальный опыт, когда со сложными детьми, с детьми-сиротами, с детьми, находящимися в трудных жизненных ситуациях, совершаются и восхождения, и сплавы. И там работают действительно люди, которые понимают, как вот эти экстремальные условия обеспечивают для ребенка своего рода социальную компенсацию и дают ему тот необходимый момент в его становлении, который не всегда можно создать в условиях города и повседневной жизни.

Конюхова:

- Печально, что иногда из-за несоблюдения мер безопасности дети оказываются в экстремальной ситуации, но далеко не в той, которая идет им на пользу. Мы попросили наших коллег – корреспондентов газеты из регионов – узнать, как сейчас обстоят дела в лагерях детского отдыха в разных регионах. Уже начала поступать информация о том, что очень много проверок. Роспотребнадзор не вылезает из лагерей. И у детей отдых портится. Наши коллеги в Крыму обнаружили нелегальный санаторий в Сакском районе. Недостроенное здание, где якобы лечат детей-инвалидов, отправляют ребят со всей страны. По официальным документам там нет санатория. В Иркутске дети вернулись из палаточного лагеря с дичайшим отравлением. В жару им не давали достаточное количество воды, им пришлось пить из речки. В Калерии отменили занятия по дайвингу для всех детей, ограничили доступ на пляж, доступ к воде. Все походы ограничили. Дети сидят и не понимают, что делать. Потому что все программы пошли прахом. В Благовещенске жалуются, что очень много проверок проходят. Дети сидят в корпусах, не пускают купаться в речках, не разрешают загорать. Заперли детей в четырех стенах. Для чего это нужно? В Нижнем Новгороде исключили заплывы на байдарках, на катамаранах. Но зато постарались компенсировать – усилили занятия на берегу, больше палаток, стрельба из арбалетов, из луков. На Алтае с начала сезона было несколько неприятных историй. И змеи детей в лесах кусали во время выхода на природу. Но пока вроде бы родители не горят желанием забирать детей. Сейчас идет волна проверок. Многие боятся, что примут резкие необдуманные меры, из-за чего ребенка станет незачем отправлять в лагерь. Как нам выйти из этой ситуации с минимальными потерями?

Куприянов:

- Та трагедия, которая произошла, она вызвала совершенно естественные реакции. Все переживают. Переживают и представители государственной власти, и представители контрольных органов. Переживают и руководители загородных лагерей, и родители. Конечно, эта волна породила череду проверок. Самое безопасное место для ребенка – это клетка. Может, ирония не очень, но тем не менее…

Конюхова:

- Хотелось бы уделять отдельное внимание подготовке вожатых. Сейчас после выяснения обстоятельств трагедии в Карелии очень многие говорят о том, что вожатые, которые работали с детьми, слишком молодые, слишком мало опыта, недостаточно навыков не только для работы с детьми, но и для организации таких походов и сплавов. Надо ли нам что-то менять здесь?

Куприянов:

- Это очень важная проблема. На мой взгляд, эффект лагеря происходит во многом за счет того, что между вожатым и ребенком небольшая разница в возрасте. Давайте встанем на место подростка. В загородных лагерях больше история про подростков, а не младших школьников. Подросток смотрит на папу и маму и так рассуждает для себя: вот я еще не очень скоро стану… А вот когда он смотрит на старшего брата и сестру, он понимает, что та мера какой-то свободы и такая мера взрослости, которая есть у старшего брата и старшей сестры, она примерно мне доступна. Мне кажется, что примерно в этом есть эффект вожатого. Вожатый, педагог-организатор в лагере или воспитатель, когда он молодой, он вызывает у ребят большее доверие. И то влияние, которое такой молодой педагог оказывает, оно существенно. В этом смысле мой личный опыт, как руководителя программ, привел меня к следующему убеждению. В хорошем коллективе, который работает с детьми, должно быть некоторое ядро взрослых людей, которые несут на себе всю ответственность и за содержание, и за безопасность, и достаточно много молодых вожатых, которые, собственно, и являются старшими друзьями для подростков. Может быть, это не единственная возможная схема. На мой взгляд, такая схема как раз пробует диалектически удержать две вещи. С одной стороны, вот эту планку некоторого профессионализма в работе с детьми, а с другой стороны, вот эту непосредственность юности и подростничества. Как тех, кто одного поколения, одной субкультуры, слушают одни и те же песни, восхищаются одними и теми же фильмами, книгами и так далее. В этом смысле очень важный момент. Конечно, перевести подготовку вожатых на те же рельсы, что и подготовка профессиональных педагогов, на мой взгляд, не очень рационально. Все-таки вожатый – это не профессия. Это кратковременное, краткосрочное выполнение определенных функций. Я в свое время написал такую забавную схему, которая называется «Пирожок вожатого».

Конюхова:

- Это как?

Куприянов:

- За что отвечает вожатый. Я начинал всегда с того, что вы отвечаете прежде всего за безопасность жизни и здоровья детей, за хорошие межличностные отношения в детских группах и за организацию жизни детского коллектива. Все, что касается педагогики, воспитательных результатов, - за это отвечаем мы, те, кто придумал эту смену и реализует. А вы организуете жизнь детского коллектива, обеспечиваете хорошие отношения в детских группах и вы, самое главное, обеспечиваете безопасности жизни и здоровья. Летний лагерь – это очень сложная система. Когда мы пытаемся какими-то очень простыми методами – запретительными, ограничительными – решить проблемы, на мой взгляд, это не приводит ни к чему. Сергей Геннадьевич Косарецкий, мой начальник, когда-то сформулировал очень важную фразу. Он сказал: для сложных задач должны быть сложные решения. Как раз летний отдых, при всей его внешней простоте, на самом деле это очень сложная система. И здесь нужно искать наиболее оптимальные способы. Конечно, очень хорошо, когда вожатый вырастает в педагогическом отряде. Когда человек, который не очень любит детей, не очень готов с ними работать, он уходит из этого коллектива сам. Он видит, что он не этого поля ягода.

Конюхова:

- Идет отбор.

Куприянов:

- Я за естественность. Мне кажется, что как раз эти процессы, которые идут в педагогических отрядах, они очень правильные и позитивные. Потому что человек сам решает, и ему дают понять, что он не совсем соответствует вот этой культуре работы с детьми. Опять же, не прямо. Никто ему не говорит прямо в лицо, не оскорбляет, не обижает его. А ему просто так или иначе, косвенно, но все время дают это понять, даже не желая того. И человек потом убеждается в том, что, наверное, это не его. И в то же время этот момент научения там происходит тоже очень правильно.

Конюхова:

- Вы верно подметили, что не должно быть простых решений, и запретительных в том числе, в том, что касается сегодняшней ситуации с лагерями. Может быть, нам нужно самоконтроль какой-то ввести? Чтобы сами директора детских баз и домов отдыха проверяли, смотрели друг за другом, оценивали.

Куприянов:

- У нас есть целый ряд флагманов в стране. Это наши крупные всероссийские лагеря. Конечно, это международный детский центр «Артек», всероссийский детский центр «Океан», «Орленок», федеральный центр «Смена», это «Сириус». Это достаточно крупные организаторы летнего отдыха. «Артеку» скоро будет сто лет, «Орленку» было 50. Это определенная культура, традиция, традиционная практика. Там многие вещи отработаны. В лагерях, которые сезонные, конечно, все складывается по-разному. Но есть в нашей стране замечательный опыт общественных объединений организаторов детского отдыха. Это межрегиональные, региональные организации содействия детскому отдыху, по-разному они называются. Но суть состоит в том, что, когда сами организаторы летнего отдыха, не уповая на государство, ездят друг к другу в гости, смотрят, как они готовы к летнему сезону, учреждают призы и награждают друг друга за то, что у кого-то интересная столовая, а кто-то построил бассейн, кто-то еще что-то интересное придумал.

Конюхова:

- Это здорово. Особенно когда в местном сообществе, когда они знают, что в этом регионе необходимо.

Куприянов:

- Я в свое время был потрясен опытом Новосибирской области. В этом регионе есть общественная самоорганизация тех людей, которые занимаются детским отдыхом. Это с одной стороны. С другой стороны, конечно, у нас должна быть налажена система общественного контроля со стороны и родительского сообщества, и экспертного сообщества. В этом плане очень интересная работа ведется в Пермском крае, где создана целая система общественно-профессиональной экспертизы летнего отдыха. Есть люди, которые сертифицированы как эксперты по летнему отдыху. Они ездят по лагерям. Причем не просто смотрят на документы или на корпуса. Нет, они включаются в жизнь детских коллективов, общаются с детьми, с вожатыми и выносят иногда достаточно резкие экспертные суждения. У нас летний отдых – сфера ответственности субъекта Российской Федерации. Это не федеральная история, а региональная. У нас поэтому есть регионы, которые к этому подошли очень целенаправленно.

Конюхова:

- Призываю всех обращать большое внимание на то место, куда вы отправляете своего ребенка. Читайте отзывы, знакомьтесь с описанием программ на сайте и рассказывайте обо всем и нам, и в интернете.

Детский отдых: на что обращать внимание, когда выбираешь путевку ребенку

00:00
00:00
Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24