2016-07-14T10:30:19+03:00
Комсомольская правда

Сколько в деле Белых пятен

..

Взятка Никиты Белых: исключение или тенденция? Обсуждаем в эфире программы «Ржавчина» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Ворсобин:

- У микрофона обозреватель «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин. Сегодня будем говорить о человеке, которого я считал одним из самых честных и прогрессивных губернаторов, я лично с ним знаком, поэтому для меня эта новость была, как гром среди ясного неба. Никита Белых, губернатор Кировской области, был арестован, поэтому сегодня программа «Ржавчина» о нем. Наша программа будет проходить под таким вопросом нашим слушателям: взятка Никиты Белых для наших губернаторов - это исключение или правило?

Давайте послушаем справку, подробности, как это происходило:

Справка Радио «Комсомольская правда»

Показания о вымогательстве взятки на Никиту Белых дали бывшие члены Нововятского лыжного комбината Альберт Ларицкий и основной совладелец предприятия Юрий Зудхаймер. Первый стал сотрудничать со следствием по уголовному делу о мошенничестве с кредитами для лыжного комбината, а Зудхаймер сыграл ключевую роль в следственном эксперименте по передаче третьего транша взятки.

По некоторым данным, стратегия защиты Никиты Белых будет такова: губернатор в ресторане якобы проводил совещание с предпринимателями о создании внебюджетного фонда для ремонта дорог и фасадов зданий. Ранее глава Кировской области в Басманном суде Москвы заявил, что деньги предназначались для нужд Кирова, и не стал отрицать факт их получения. При этом в материалах дела Белых нет документов, которые подтверждали бы, что деньги были спонсорской помощью.

Напомню, что Никита Белых был задержан в минувшую пятницу в ресторане московского бизнес-центра Lotte Plaza. При задержании была использована специальная краска, нанесенная на купюры и пакет с деньгами. На фотографиях Следственного комитета видно, что следы краски есть на руках главы региона.

В правительстве Кировской области заявили, что региональный кабинет министров работает в штатном режиме, обязанности председателя правительства временно исполняет зам. губернатора Алексей Кузнецов.

Ворсобин:

- Представлю наших гостей в студии. Николай Михайлович Миронов - руководитель Центра экономических и политических реформ и Антон Арасланов, мой коллега, уроженец Вятки, уроженец Кирова, который тоже прекрасно знает Никиту Юрьевича Белых, и, так же как и я, сильно изумлен происходящим. Антон, почему ты до сих пор так упорно его защищаешь?

Арасланов:

- Нельзя сказать, что я сижу и упорно защищаю его. Я бы сказал, я очень разочарован. Потому что тот Никита Белых, которого я видел, когда он в 2009 году заступил на пост губернатора, и тот Никита Белых, которого мы наблюдаем по публикациям, все это у меня в голове не укладывается. Первый культурный шок у меня произошел, когда я не так давно в Киров приезжал и наткнулся по местному телевидению на «прямую линию» с губернатором. Я проводил первую «прямую линию» с губернатором, когда он в 2009 году встал на этот пост. И тот Никита Белых, который искренне был разочарован, когда ему задавали вопросы, условно, о лампочках в подъезде, когда он искренне горел, и ему хотелось, чтобы ему вопросы задавали на уровне: давайте здравоохранение поднимем, давайте подумаем, как это, как то, гражданское общество, активная гражданская позиция.

Ворсобин:

- Он даже антикоррупционный комитет создал у себя в правительстве, одним из первых среди губернаторов.

Арасланов:

- Который возглавил Сергей Сергеевич Карнаухов. И потом проходит несколько лет, 2016-й мы наблюдаем. Я приезжаю, включаю местное телевидение, а там «прямая линия» с губернатором. Сидит Никита Белых за огромным овальным столом, там номер телефона «прямой линии», перед ним журналист. Маленькая сценка. Звонит женщина из детского дома: мы помощь получаем, все у нас хорошо, но у нас дети не были на каком-то детском мероприятии. И здесь Никита Белых говорит: да, как здорово, что в таких ситуациях можно почувствовать себя волшебником. Дальше какой-то другой вопрос и т.д. Проходит 2-3 минуты, звонок в студию: вопрос решили, дети завтра идут на это детское мероприятие. Ничего не напоминает?

Ворсобин:

- Очень напоминает.

Арасланов:

- И у меня был какой-то когнитивный диссонанс между тем, что я видел в 2009-м, и что я наблюдал в 2016-м году.

Ворсобин:

- Все губернаторы у нас бронзовеют, это стиль правления. Но чтобы один и тот же человек выходил на площади с криком «долой жуликов и воров», буквально 5-6 лет назад его выносил ОМОН, я помню эту фотографию эпическую. А сейчас он в растерянном состоянии, со светящимися руками, в ресторане, затравленно смотрит в камеру. Он уже взяточник. Я хочу спросить Николая Михайловича Миронова. Для вас это было неожиданным? Я читал, что такие звоночки две недели назад раздались, что что-то с Белых случится. Что это было?

Миронов:

- Об этом «Коммерсант» писал со слов Алексея Кузнецова, кстати, того самого, который сейчас исполняет обязанности. Бюрократическое чутье зам. губернаторов, конечно, действует, они очень ловят такие сигналы. Это обычно видно по тому, как меняется отношение чиновников, начальников в Москве. Например, Кузнецов исполняет сейчас обязанности губернатора, но он так вице-губернатор по финансам. Я думаю, что какие-то разговоры были про деньги, и сказали: знаете, давайте подождем. Как в советских фильмах про бюрократию – заморозили строительство здания нашего управления. Это плохой знак, значит, скоро снимут начальника, поставят другого, под старого строить не будут.

Я думаю, что были такого рода сигналы, а значит, принципиальные отмашки были уже сделаны в то время. Но что касается Белых, то я бы здесь взял за основу, конечно, не 16-й год. В 16-м году это был уже готовый, так сказать, результат. 9-й и 16-й год действительно разделяет просто огромная пропасть. С Никитой что-то начало случаться в 11-м году.

Ворсобин:

- Я вас перебью. Тут пишут наши слушатели, видимо, из Кирова: «Звоночки были с начала губернаторства. Значит, звоночки были оправданными».

Миронов:

- Это тесно связано и со «звоночками» в плане разных криминальных скандалов. Никита Юрьевич до 11-го года, до протестов московских по поводу выборов, был таким человеком, может быть, более-менее понятным, он представлял оппозицию, воспринимался как либеральный губернатор, был в постоянном контакте с оппозиционерами основными, переписывался с ними постоянно, в том числе в Твиттере. И в Кирове он учредил такие же порядки, там соцсети просто расцвели, там это стало очень модным, очень принятым. Он туда стихи писал, писал о том, как он купается в озере, куда он плавал. Он заводил этот стиль, и на самом деле расцвел такой нонконформизм какой-то в кофейнях. Такой либеральный декор, я бы это назвал. Потому что реального либерализма Кировская область, наверное, не увидела, так же как и торжества демократии, и правосудия, и других ценностей, которые оппозиция продвигала. Одно дело об этом говорить на баррикадах, в статьях, в постах, а другое дело, когда ты сам губернатор.

Как раз в 11-м году это все и проявилось. Когда начался протест, то у Никиты возникла дилемма, что ему дальше делать.

Ворсобин:

- Вы имеете в виду протесты на Болотной?

Миронов:

- Болотная была позже, а сначала были первые декабрьские протесты сразу после выборов – на Сахарова и везде. И вот тогда Никита Юрьевич не знал, куда ему деваться. Пришлось сидеть на двух стульях. С одной стороны, он вроде как душой должен был быть с ними, а телом он был губернатором. Поэтому он не хотел, чтобы это прекращалось. И у него начались тогда всякие контакты с «единороссами», разговоры о том, какие должны быть результаты выборов. Вот тут получилась такая ситуация, когда человек оказался ни нашим, ни вашим, стараясь быть и нашим, и вашим. То есть, с одной стороны, либералы потом задавали ему вопрос: почему ты не сделал ничего серьезного на этих выборах? А «единороссы» очень жестко отреагировали на то, что он некоторые свои обещания не выполнил, которые он им сам же и давал. Если бы он им не давал, было бы другое дело.

Ворсобин:

- Как это связано с коррумпированностью?

Миронов:

- После того как произошли все эти истории, начались первые звонки в Кировской области, когда там стали возбуждать уголовные дела против людей, входивших в окружение Никиты Юрьевича Белых.

Арасланов:

- Все началось гораздо раньше. Все началось в 2009 году.

Миронов:

- В 12-м это расцвело очень. В 11-м было более-менее спокойно, были какие-то отдельные случаи, но здесь целый букет возник, и он был напрямую связан… Это была отмашка или свободу действия дали силовикам. Во всяком случае, много было тогда возбуждено дел, и много людей в итоге было осуждено. И тогда, как говорили, уже возникло основное досье, которое, судя по всему, просто сейчас было пущено в ход. Нельзя сказать, что за эти годы возникло очень много чего-то другого. Скорее всего, это продолжение тех же самых историй.

Ворсобин:

- То есть его держали на крючке некоторое время?

Миронов:

- Его держали до дела «Кировлеса», когда он в итоге Навального, будем говорить так, сдал. Сам Навальный об этом написал недавно в блоге на «Эхе Москвы». Он написал, что долгое время уже не верит Никите, он неправильно себя вел, сказал какие-то вещи, которые в итоге составили основу обвинения уголовного дела. Но после этого Никита Юрьевич был очень спокоен, потому что вроде как его перестали дергать, потом даже переназначили. Он как-то расславился, и, видимо, это…

Ворсобин:

- И случилось то, что случилось.

Миронов:

- Но он очень сильно изменился. Он стал носить георгиевскую ленту, он отругал Машу Гайдар. То есть он просто поменялся весь.

Ворсобин:

- У нас на связи еще один житель Вятки – Николай Варсегов, наш специальный корреспондент, который сейчас делает расследование по поводу того, что на самом деле случилось с Никитой Белых. Николай, какая версия тебе ближе? Действительно ли ты веришь в то, что Никита Белых средь бела дня в Москве брал руками грязные (имеется в виду испачканные спецсредством) купюры в 100 евро.

Варсегов:

- Есть все-таки определенная логика. Вот его показали, рассказали. Логика мне что подсказывает? Есть люди, которые в это не верят. У них довод такой: его подставили, всё это спровоцировали. Но вопрос: а для чего, с какой целью его подставлять, человека, который не представляет никакой опасности для Кремля, для кремлевской власти, который не является каким-то вятским Че Геварой, борцом за народное счастье? Смысл-то какой? Ну, взятка, она и есть взятка.

Ворсобин:

- Какие версии сейчас разрабатываются и обсуждаются в Кирове?

Варсегов:

- Я сегодня разговаривал с одним умным человеком, с юристом знаменитым кировским. Он говорит: «Конечно, я, как и многие мои коллеги, не понимаю. Никита Белых – долларовый миллионер». – «Откуда это известно?» - «Скажем так, у них есть с ним общие знакомые, которые всё это прекрасно знают. И зачем ему было вляпываться в эту непонятную историю?» Хотя этот же человек, как и его коллеги, совершенно не подвержены той мысли, что его подставили. Как-то он попал. Но что это за загадка, это еще предстоит разгадывать и разгадывать. Сейчас все в недоумении, никто толком ничего не знает. Он говорит, что к концу второго месяца его отсидки первоначальной нам, наконец-то расскажут какую-то правду обо всем этом явлении. А если двух месяцев не хватит, то, конечно, ему срок добавят.

Арасланов:

- Николай, в Кирове говорят что-то о Юрии Зудхаймере, который деньги передавал?

Варсегов:

- Нет, такой человек никому, по крайней мере, тем людям, с которыми я общаюсь, неизвестен. А правоохранительные органы официальные, то есть прокуратура, Следственный комитет, МВД, они ушли в глухую защиту. Сколько я ни пытаюсь к ним пробиться, - нет, это тайна следствия, смотрите на нашем сайте, там все написано.

Арасланов:

- Все связано с лыжным комбинатом?

Варсегов:

- Я думаю, тут история не только с лыжным комбинатом связана. И вообще лыжный комбинат, он какими-то белыми нитками ко всем этим делам пришит. Там ведутся параллельно какие-то более широкие, глубокие дела, которые нам не озвучивают. Но если посмотреть мою вчерашнюю заметку на нашем сайте…

Ворсобин:

- Да, там 10% отката вроде Белых требовал у предпринимателей. Это действительно так?

Варсегов:

- По крайней мере, так говорят эти самые предприниматели, с которыми я общался.

Ворсобин:

- 10% отката губернатору?

Варсегов:

- Понимаете, эти 10%, они как бы в фонд губернатора. Что такое фонд губернатора, это тоже такая загадочная ситуация. В общем-то, у каждого губернатора есть свой фонд так называемых личных инициатив, куда люди могут принести любые деньги. А как он распоряжается этими деньгами, это дело очень темное. Какую часть он на строительство дорог направит, какую часть, может быть, на себя любимого, на свою женщину тратит, этого никто не знает. И эти самые 10% идут в этот фонд.

Ворсобин:

- Взятка или не взятка? Формально, я думаю, нет.

Арасланов:

- Одно дело – получите контракт, если 10% будут наши, другое дело – да, контракт ваш, но чем можете, помогите.

Варсегов:

- Да, естественно. Хочешь - давай, не хочешь – не давай. Давайте представим ситуацию. Вы – директор Кировского колхозного рынка. Вот к вам пришли и сказали: хочешь – дай, не хочешь – не давай. Естественно, как человек разумный, вы дадите.

Ворсобин:

- Николай Михайлович, наши слушатели пишут, что у нас в стране создана система, при которой каждое ведомство является удельным княжеством, все прогнило полностью. «ФСБшниками нарыта гора дел, по которым его можно смело расстрелять. И что? То есть у всех более-менее важных персон у нас в государстве есть какой-то крючок, и все на нем болтаются и висят. Вот Белых решили потянуть - или на потеху публики, или на потеху нашего общества, которое соскучилось по таким делам, когда вора сажают в тюрьму».

Миронов:

- Честный губернатор – это не тренд. Слушатели пишут о том, что честных нет, практически все такие же. Попадают обычно те, кто слабее, кто не имеет мощных покровителей, те, кто как-то оступился, сделал какую-то глупость.

Ворсобин:

- То есть слабых антилоп задирают тигры?

Миронов:

- Да. Сейчас обострилась борьба. То есть было все поспокойнее и помягче, когда был бюджет большой, можно было спокойно закрывать и социальные обязательства, и дорогие перекладывать, и строить развязки. Сейчас бюджет не очень хороший, и все, что не доделают на местах, понятное дело, потом спросят с федерального центра. И вообще народ уже выражает недовольство тем, как управляют многими регионами. В Кировской области недовольство достаточно высокое за это время накопилось. Многие ждали, что Никита окажется каким-то особенным, а в итоге те же самые проблемы годами не решаются. И теперь уже губернаторам нужно быть более аккуратными, более осторожными, и вообще центр их как-то подталкивает к тому, чтобы аппетиты умерить.

Ворсобин:

- Как вам такая версия, что истории с губернаторами (Хорошавин, Гайзер – губернатор Коми), на самом деле их взяли не потому, что они потеряли чутье или слабые, но, кроме того, у них покровителей в администрации президента не осталось.

Миронов:

- Да дело здесь даже не в администрации. В администрации либо среди финансово-промышленных групп крупных, либо заходит другая финансово-промышленная группа, либо нарождается своя в регионе. Скажем, на Сахалине рыбные промыслы – это такая важная тема, и здесь нужен свой человек. И когда выстраивается определенная схема, скажем, полпреду нужен свой губернатор на этом месте, то, наверное, лучше тогда как-то так. И дальше начинается какая-то история. Гайзер, говорят, полностью потерял покровителей. Когда-то у него и Вексельберг был, и вообще много кого было, а потом он остался один.

Ворсобин:

- А с Белых что?

Миронов:

- У Белых ситуация несколько сложнее. Федеральных покровителей политических, скажем, в администрации президента у него не было изначально. У него был Медведев, но тоже я бы не сказал, что он ему прямо покровительствовал. Скорее Медведев сыграл даже какую-то отрицательную роль в его судьбе, потому что Белых хорошо цвел как лидер оппозиции, и тут вдруг неожиданно – вятский губернатор. Это вообще большой сюрреализм, я бы так сказал. То есть какой-то такой либерализм в отдельно взятой именно Вятской губернии, одной из самых бедных и консервативных, таких особенных по своему менталитету. Я понимаю, его бы в Питер назначили, там бы, может быть…

Ворсобин:

- А вдруг там получилось бы? А там точно не получится.

Миронов:

- В Кировской области это было очень сложно. Никите в любом случае было очень сложно. Я не понимаю, почему он вообще согласился. Тем не менее, некоторое покровительство от Медведева у него было. У него был еще Чубайс всегда, который имел определенные дела в этом регионе. Я так понимаю, что у Никиты Юрьевича был с ним неплохой контакт, какие-то экономические отношения были у региона с Чубайсом. Но у Чубайса у самого положение не идеальное, и он защитить Белых, конечно, не может. Как он это сделает? Пойдет к президенту и скажет: не трогай Белых?

Ворсобин:

- Они оба на самом деле на пороге уголовных дел.

Миронов:

- Чубайс и Белых – это две огромные разницы, поэтому взяли Белых. Чубайс уже что-то сказал, что-то написал, но никаких действий он сделать не может. Это обычная для олигархов история. Когда только начиналось с олигархами, чем они отличались от власти? Тем, что у них не было силового ресурса. Сколько угодно говори, но защитить своих ты не можешь, и спасти себя - тоже.

Арасланов:

- Если мы говорим, что Белых на крючке был давно, то почему именно сейчас?

Миронов:

- Отмашка пришла сейчас. Дела были. Как я понимаю, силовики вообще давно добивались того, чтобы он, в конце концов, был «принят», как принято говорить. Это бывало неоднократно. Например, с волгоградским губернатором Баженовым была такая история. На него тоже был определенный материал, как-то ждали, подбирали, смотрели, как разрулить ситуацию. В конце концов, ее разруливали. Я так понимаю, что просто в 12-13-м году не были готовы сразу менять руководство региона. Это могло быть связано и с какими-то крупными экономическими процессами, и просто с банальным отсутствием преемников.

Ворсобин:

- Заметьте, мы не говорим о том, что если человек вор, то он сразу должен идти в тюрьму. Оказывается, сколько интонаций и условий. То есть он должен быть уже не нужен, он должен быть невыгоден, он должен быть без покровителей.

Миронов:

- Сам по себе факт того, что ты вор, действительно не является основанием.

Ворсобин:

- У нас на связи еще один житель Вятки, Сергей Косолапов – политолог, основатель гражданского движения «Ночной патруль» и, по-моему, противник, один из самых последовательных противников Никиты Белых.

Арасланов:

- Мы тут говорим про «звоночки», про то, с чего начиналось. Сергей Анатольевич, поправьте меня, если я ошибаюсь. 2009 год, буквально через полгода после инаугурации Белых заводят дело на Шипова, советника.

Косолапов:

- Нет. Когда пришел Никита Белых, уже было объявлено уголовное дело. То есть Шипов сразу же был задержан, сразу сел.

Арасланов:

- На 5,5 лет. А потом, через год, Вотинов – за попытку взятки в 10 миллионов, его на 3 года посадили. То есть с 2009 года в окружении Белых уже начинаются…

Миронов:

- Там было другое окружение на тот момент. То есть это были люди, которые были в самом начале, насколько я понимаю, они не были его людьми, с которыми он имел дела.

Ворсобин:

- Меня больше интересует вопрос, довольны ли вы тем, что получилось? Вы давно подозревали. Я думаю, сейчас у вас праздник.

Косолапов:

- Да нет, у нас не праздник. У кого-то, может, и праздник. Меня спрашивают: ты рад? Я говорю: я не рад. Я могу сказать, что доволен, потому что человек давно к этому шел, но я уж абсолютно точно не рад, и по-человечески я понимаю, что он сейчас чувствует, что он ощущает. Человек настолько уверенный в своих силах, уверенный в непогрешимости, в неприкасаемости, и вдруг попадает в такую ситуацию, когда даже позвонить некому.

Я слушал, о чем вы говорите. Тут два момента. Во-первых, с политической точки зрения это удар по всем кандидатурам Медведева. Потому что и тульский губернатор, недавно снятый, и Гайзер, и Белых – это всё пришедшие в его президентство люди. Поэтому это некий удар. Но что самое главное. Тут вот прозвучало (хочу сразу развеять ваши сомнения) о том, что Никита – либерал-губернатор, еще что-то. Шлейф либеральный – да, но он никогда не был либералом, он самый настоящий прагматик. Все успехи, о которых не говорят в области, которые по пальцам одной руки можно перечислить – это всё за счет огромного количества кредитов. Потому что при Николае Ивановиче, предшественнике Белых, область была закредитована на 1,5 миллиарда рублей, а сейчас больше 25 миллиардов. Для того чтобы вы понимали, какой размер и какой долг, на 70% закредитованы мы полностью. И следующий преемник должен понимать, что столкнется с проблемой банкротства области, так как у нас нет ни нефти, ни газа, ни алмазов.

Ворсобин:

- Вы рассматриваете вариант, что это была какая-то инспирированная вещь? Некоторые вообще говорят, что это был какой-то сговор с властью, и Белых пошел даже на этот спектакль, для того чтобы не получить еще более страшные обвинения, которые были у прокуратуры или администрации.

Косолапов:

- Да нет, я не думаю, что это был какой-то спектакль. Я больше склонен, как ни странно, хотя у меня нет доверия к этим людям, признавать эту систему с банальной взяткой. Это реально была 850-я встреча, абсолютно нормальная для этих людей. Так делаются дела, к сожалению, в современной России, в том числе губернаторами очень многих регионов. Поэтому, конечно же, все здесь в шоке, люди очень осторожны, потому что за годы приучились, что все может перевернуться как в одну сторону, так и в обратную сторону, хотя тут точно не перевернется. Потому что после такого показа демонстративного политическая карьера совершенно точно окончена, человеческая – не знаю, только если лавры Нельсона Манделы будут у человека. Конечно, это был большой шок и большое потрясение. И сидит сейчас эта команда, идут обыски, идут допросы. Понятно, что появляются в интернете документы. Те самые документы, которые я еще публиковал в 2013 году, они сейчас публикуются в разных Живых Журналах…

Арасланов:

- Как и в любой ситуации подобного толка, люди разделились пополам. Одни говорят, что миллионами долларов ворочал Никита Юрьевич и не пренебрегал возможностью показать собственное богатство. Другие говорят, что человек максимально скромный, жил аскетично. Да, жил в резиденции у Черного озера за городом, но не очень роскошно.

Ворсобин:

- Сколько наворовал Белых, - хочет спросить Антон.

Арасланов:

- Нет, я с точки зрения того, показывал, не показывал, богатый, не богатый. Официально 2 миллиона 164 тысячи за 15-й год заработал.

Ворсобин:

- Сергей, что в итоге у губернатора? Он живет на вилле?

Косолапов:

- Тут два этапа было. Первый. Когда пришел Никита, он всех расположил к себе, когда сказал: губернатор отвечает вообще за всё. И когда он был очень открыт в общении, люди могли к нему прийти, он мог выйти, по улице пройти, когда он отказался от зарплаты в пользу молодых инвалидов, чтобы пандусы им сделать, целых два месяца перечислял зарплату. А потом – перерождение человека. И уже можно охарактеризовать двумя словами: как барин. Его машина с номером 001 АКО постоянно замечалась в различных нехороших ситуациях, когда парковка прямо перед оздоровительным комплексом или прямо на газоне. Его очень много раз штрафовали…

Ворсобин:

- Имущество дорогое у него наблюдалось? На что он тратил наворованные деньги?

Косолапов:

- Да, имущество дорогое, цацки дорогие. Коммунисты раскопали документы, во что обходится содержаний этой виллы, – 15 миллионов в год. Это немало для аскета, как его позиционирует Гусельников в недавнем интервью. Конечно, это все неправда, Никита жил на широкую ногу и всегда старался показывать это.

Ворсобин:

- У нас есть звонки. Степан, слушаем вас.

- Здравствуйте. Я звоню из города Перми. Как вы понимаете, Белых до Кирова где-то был…

Арасланов:

- Да, был в Перми.

Степан:

- Он из Перми. Мне хотелось сказать, что он активное участие принимал в 90-е годы в приватизации. Очень много предприятий закрылось, люди оказались на улице. Предприятия эти отошли к его организациям, где он работал. Поэтому это принцип бумеранга, человек отвечает хотя бы за 90-е. Потому что просто так это нельзя оставлять.

Второе. Его деятельность в Кирове. Почитаешь форумы Кирова, что люди о нем говорят. Я думаю, что там тоже не все так чисто. В Перми о нем мнение по большей части негативное. Поэтому человек за 90-е годы ответил.

Ворсобин:

- Николай Михайлович, скажите, какое будущее у Белых? Теоретически он может остаться губернатором и выйти на свободу, если протест адвоката будет удовлетворен. Или, если его снимут, кто будет следующим губернатором?

Миронов:

- По Белых ответ короткий. У Белых будущего нет. Раз он под арестом, то это всё. Вопрос, я думаю, сейчас в том, кого преемником назначить. Пока нет указа.

Ворсобин:

- Там 10 лет светит.

Миронов:

- Я не знаю, сколько ему дадут в итоге, но будущего нет – ни политического, ни человеческого. Самое печальное, что он действительно наплевал во многие колодцы, в итоге сейчас мало кто сочувствует ему, разве что кто-то только по-человечески, но каких-то коллег, партнеров у него не так много, мне кажется, остается.

Арасланов:

- По-человечески можно посочувствовать. Трое детей…

Ворсобин:

- Сидят сейчас губернаторы, смотрят новости про Белых и думают: ой, дурак… Ведь у нас губернаторы так давно не берут. Там же есть много других схем – получить акции, получить долю бизнеса. Причем не ты получаешь, а какие-то родственники, какие-то аффилированные лица.

Михаил, слушаем вас.

- Здравствуйте. Я не хочу этим губернаторам сочувствовать. Потому что сейчас лозунг такой: бери больше, прячь дальше. Это дикий капитализм. Надо больше сажать и всё.

Ворсобин:

- Евгений, слушаем вас.

- Сейчас любого губернатора копни, примерно та же история будет. Я не вижу какой-то совести. Кто его назначал на эту должность? Потому что изначально человек известный был, что он не очень порядочный. В такие долги загнал эту несчастную область.

Миронов:

- Насчет долгов, кстати сказать. Как раз Никита не самый худший, а просто обычный. Сейчас все регионы закредитованы.

Ворсобин:

- Тут главная мысль, что кто-то должен отвечать за назначение.

Миронов:

- Назначает у нас президент исполняющих обязанности, а выбирает народ. Сначала назначают и.о., а потом народ выбирает. Первый раз его назначил просто Медведев. Но там Законодательное собрание региона, если быть юридически точным. Понятно, что там проголосовали, никто не возражал, раз уж Медведев сказал. Потом Путин его переназначил, в 14-м году, кстати сказать, когда все материалы были. И дальше он переизбирался, получил, кстати, хороший результат. Ругают его сейчас кировчане, а 70% все-таки получил.

Арасланов:

- Я разговаривал с одним человеком, он достаточно известный и высокопоставленный в Кирове, считается одним из противников деятельности Белых. Он сказал очень важную вещь, которую многие на самом деле разделяют. Он сказал: только-только у Белых началось что-то получаться.

Ворсобин:

- А может быть, быть российским губернатором – и это тоже, без этого нельзя? Система тебя не принимает, если ты не участвуешь в таких сделках.

Игорь, слушаем вас.

- Я жил в городе Кирове с 99-го по 2013 год, застал Шаклеина, до этого был губернатор Сергиенко. В это время, пока они были, они особенно ничего не сделали, не было никаких крупных строек, много было незаконченных производств. В городе, как я помню, свет не горел. Когда Белых пришел, может быть, какие-то деньги появились, но ФОКи в районах закончили строительство полностью, начало какое-то жилищное строительство развиваться в городе. Единственное, Белых не преуспел с производством. По поводу получения взятки я ничего не могу прокомментировать. Я тут возвращался в Киров несколько месяцев назад, мне показалось, что Киров в лучшую сторону изменился. Раз вы говорите, что это из-за того, что он кредиты брал, может быть, и так.

Ворсобин:

- Не он один, кстати. Мордовия вообще вся закредитована. Давайте подытожим эту историю.

Арасланов:

- Подытожит следствие.

Ворсобин:

- Чему нас научила эта история? Или ничего нового мы не выяснили?

Миронов:

- Ничего нового мы на самом деле не выяснили. Сейчас главная интрига – кто следующий. Сейчас губернаторы сидят и все свои расклады перебирают и думают. Но система пока не меняется, чтобы это был какой-то последний плохой случай, или чтобы это стало исключением.

Ворсобин:

- Антон, ты будешь переживать за будущего губернатора так же, как за Никиту?

Арасланов:

- Еще как. Я больше буду переживать за область. Бедная, несчастная, растерзанная область.

Сколько в деле Белых пятен

00:00
00:00
Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24