2016-07-14T10:30:19+03:00
Комсомольская правда
3

Прощать ли нам Турцию?

..

Официальные извинения принесены, но осадочек остался. Взвешиваем с экспертами, насколько реально возобновить дружбу между нашими странами [аудио]

Афонина:

- Три дня, которые, ну, если, может быть, и не потрясли мир, то, по крайней мере, в российско-турецких отношениях вышли на новый этап и виток. Что за три дня? 27 июня произошло то, чего Россия ждала семь месяцев. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган извинился за сбитый в Сирии российский самолет Су-24 и гибель пилота Олега Пешкова. 28 июня в аэропорту Стамбула был совершен теракт, унесший жизни более 40 человек. 29 июня президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган провели телефонный разговор, по итогам которого российский лидер поручил правительству Российской Федерации вступить в переговоры с Турцией для восстановления сотрудничества в торговле и других сферах. Также было заявлено о том, что снимаются административные ограничения в сфере туризма. Прощать ли нам Турцию? Этот вопрос сегодня мы и обсуждаем в рамках программы «Радиорубка». В студии заместитель редактора отдела международной политики «КП» Андрей Баранов и президент Центра социальных и политических исследований «Аспект», член Общественной палаты Российской Федерации Георгий Федоров. И сейчас у каждого из вас есть возможность ответить на этот вопрос, ну и, конечно же, в течение этого часа нам хотелось бы услышать мнение нашей аудитории. Потому что из политического аспекта прощать ли нам Турцию из этих высоких сфер этот вопрос переходит в жизнь каждого из нас. И каждому сейчас решать – готовы ли мы простить эту страну? Пожалуйста, Андрей Михайлович.

Баранов:

- Да, у меня сейчас чрезвычайно трудная задача – я даже не припомню, когда такая еще была – я говорю «да» тому, чтобы начать по новой отношения с Турцией в полном смысле этого слова. Торгово-экономических, туристических и политических. От географии нам никуда не уйти – Турция наш сосед была, есть и останется, она очень важна для России, как и Россия чрезвычайно важна для Турции. И я считаю, что мы сейчас должны воспользоваться ситуацией, когда Турция практически поссорилась с Соединенными Штатами, с Европой. После этого пресловутого брексита ее шансы на то, чтобы быть принятой в Евросоюз, очень малы и Турция сейчас, возможно, снова будет строить свою политику на отношениях с Россией. Мы должны быть очень тонкими, очень точными, зная, что, когда и в какое время сделать, но мы не должны отбрасывать тот шаг, который сделал господин Эрдоган, признав вину за сбитый самолет – а он это сделал, как бы там ни говорили разные лингвисты – и давайте попробуем что-то сделать в интересах России из этой ситуации.

Афонина:

- Ну а теперь мнение члена Общественной палаты Российской Федерации Георгия Федорова. Георгий Владимирович, прощать ли нам Турцию?

Федоров:

- Нынешнее руководство Турции прощать ни в коем случае нельзя. Понятно, что турецкий народ это турецкий народ, а Эрдоган это Эрдоган. Соответственно, если он пошел на такой шаг, то, значит, у него не все в порядке внутри страны и на внешних рынках, и на внешних просторах. Соответственно, моя принципиальная позиция, что вот эти псевдоизвинения, которые были, они не материальны. Знаете, как человек сначала убил кого-то, а потом сказал – ну, извините, так вышло… То есть, формулировки такие тонкие. Поэтому мы должны вести себя последовательно. Если мы признали, что это был подлый акт агрессии вооруженной против российского летчика, что это была ритуальная казнь этого геройского летчика, то, соответственно, тут надо идти с принципом «зуб за зуб» и «глаз за глаз» - и не меньше. А лучше один к десяти. Это моя позиция. Потому что я считаю, что сейчас он извинился из-за своей какой-то там восточной хитрости, а завтра мы опять получим еще больше каких-то проблем, потому что нас будут считать слабаками, что мы так вот на «слабо» разводимся, извините за сленг.

Баранов:

- Так я как раз и сказал, что последовали извинения, но посмотрим, что за ними будет, как они будут реально наполняться и выполняться. Если будет это выполняться, тогда, конечно, нужно идти на улучшение отношений, если нет, то нет.

Федоров:

- Я бы сделал на месте Российской Федерации тактический союз с некоторыми силами, как внутри Турции, так и извне, которые заинтересованы в свержении и отдаче под суд всей вот этой клике эрдогановской, чтобы другим государственным деятелям было неповадно не то что там предпринимать какие-то против русского солдата действия, а еще чтобы даже думать не могли.

Баранов:

- Это не наши принципы – свергать кого-то там в других государствах.

Федоров:

- Ну почему?..

Баранов:

- Это делают американцы и мы это осуждаем, этим занимаются саттелиты американцев и мы это осуждаем.

Федоров:

- Американцы делают все правильно с их точки зрения, они формируют тот мир, который им комфортен.

Баранов:

- Понимаете, они формируют, потому что у них 480 баз по всему миру и большинство из них в России.

Федоров:

- Мы же знаем, например, что базы, которые…

Баранов:

- Мы должны исходить из тех реалий, которые есть сейчас.

Федоров:

- Реалии такие, что мы имеем влияние на Турцию.

Баранов:

- Пока мы слабее немножко в военном отношении. Давайте наберемся потенциала – и мы это делаем, постепенно, год за годом, вы же видите…

Федоров:

- Слушайте, я говорю о другом. Я не говорю о прямом вооруженном конфликте между турецкими и российскими войсками…

Баранов:

- Вы собираетесь свергать Эрдогана

Федоров:

- Правильно. Но там существует турецкая оппозиция, демократическая, либеральная, коммунистическая, левая. Есть курды, которые тоже борются за свое освобождение и т.д. Существует много инструментов, чтобы осложнить ситуацию.

Баранов:

- А вы не боитесь, что Запад вступится за Эрдогана и мы вползем в большую войну?

Федоров:

- Слушайте, я вот эти мантры уже слышал в течение последних десяти лет. Что вот сейчас мы там что-то будем активно делать и сразу же война начнется. Да не начнется война. Она по Крыму-то не началась, как нас стращали. Она в Грузии не началась. Если бы в Донецке тоже произошли какие-то события, она бы и там не началась бы…

Баранов:

- Но Западу некуда деваться. Турция – член НАТО, есть пятая статья Вашингтонского договора…

Федоров:

- Вы меня услышьте – я не говорю, что мы должны, Российская Федерация, но существует много внутренних сил. Существуют курды. Те вооруженные курды, которые могут делать какие-то военные дела.

Баранов:

- Да нет, могут они делать какие-то военные действия, но свергнуть Эрдогана они не в состоянии. И это реалии.

Афонина:

- А кого вы поддерживаете, наши уважаемые радиослушатели? И вот наши радиослушатели уже вспоминают то самое известное высказывание «одними помидорами не отделаются» и пишут следующее: «Это было изначально понятно. Отделается Турция помидорами – да и только».

Баранов:

- Да откуда вы знаете-то, дорогие наши радиослушатели, чем отделается Турция и вообще – отделается ли она? Дело не в том, прощать или не прощать – это такое упрощенное, уж простите за эвфемизм, обращение к вам – все-таки нам, что, с Турцией быть в холодной войне или вот в контрах до тех пор, пока не помрет Эрдоган или все-таки надо искать какие-то пути сближения? И эти пути должны быть на пользу нашей стране, поскольку сейчас Турция в контрах с западом, надо использовать эту ситуацию и в контексте с Сирией, и в контексте Западной Европы, и в контексте Соединенных Штатов. Я считаю, что самым главным тестом на то, что готов ли господин Эрдоган действительно выполнять свои извинения и обещания, было бы, если бы сейчас, в ближайшее время было объявлено, что Турция возобновляет в полном объеме проект Турецкий поток. На тех самых условиях, которые были согласованы раньше с Россией. В этом проекте вместе сошлись и политика, и экономика, и геополитика, и Евросоюз, и интересы США, которые сейчас хотят лишить Россию монополии на энергетическое снабжение Западной Европы и Европы как таковой. Если Турция в лице Эрдогана скажет, что они к этому готовы, на мой взгляд, это будет победой Путина и это будет победой России.

Афонина:

- Как вы считаете, если говорить о том, что у России была заведомо выигрышная позиция в этом противостоянии с Турцией, если можно это назвать противостоянием, мы могли диктовать свои условия, мы их диктовали, или в данной ситуации речь идет несколько об иных отношениях?

Федоров:

- Ну, во-первых, о выигрышной позиции России говорить нельзя, потому что погиб наш летчик и сбит самолет изначально. То есть, это не выгодная позиция, это позиция очень тяжелая, из которой выходить очень тяжело. Потому что, повторюсь, в дипломатии международной существует принцип адекватности и симметрии. То есть, если сделали какие-то против вас действия, вы должны ответить адекватно. Пока, к сожалению, мы не ответили в военном плане. И опять-таки повторюсь, существует очень много политических сил, существуют отряды пешмерга и прочие, которые…

Баранов:

- Это курдские отряды самообороны.

Федоров:

- Да, да. И предположить, что, если вдруг в какое-то бы из столкновений с турецкими войсками, которые у них постоянно – заметьте, я не говорю о террористической деятельности – я говорю о национальной освободительной борьбе. Соответственно, представьте себе, как в свое время в Афганистане, у них бы появились какие-нибудь Иглы или иные, как бы сказать, ракеты, которые могли бы сбивать, там 2-3 вертолета сбили бы – вот это был бы ответ. Откуда появились там вот эти вот – всем было бы понятно, но, тем не менее, это был бы адекватный ответ на убийство – ритуальное – еще раз говорю, казнь нашего летчика и самолета, который сбили.

Афонина:

- Но это были бы неофициальные действия. Мы сейчас говорим об официальных действиях, которые мы наблюдаем. А действия такие. Были принесены некие извинения, Россия пошла на то, чтобы начать этот диалог, причем, этот телефонный разговор состоялся по инициативе президента нашей страны…

Баранов:

- Ну, после письма Эрдогана, конечно, был сделан ответный жест…

Федоров:

- Я еще раз говорю. Мир, к сожалению, создан таким образом, что там побеждает сильнейший.

Афонина:

- Мы сильнейшие в этой ситуации?

Федоров:

- Я думаю, что мы должны быть сильнейшими в этой ситуации. Мы должны быть последовательными.

Баранов:

- Мы, что, должны воевать с Турцией?

Федоров:

- Нет, мы должны быть последовательными. Вы представьте себе, что какая-то страна региональная, с хорошей армией, Иран, например, сшибает американский самолет и убивают националисты этой страны американского летчика. Как вы думаете, извинения прокатят в Америке или нет перед президентом, перед нацией? Что потом, через семь месяцев, там президент Ирана или там кто-то из какой-то другой страны скажет – ну ладно, вы уж извините… Не прокатят. Это раз. Второе – по поводу Турецкого потока. Ну, слушайте, у нас уже практика международная с нашими соседями показала, что чисто прагматические, экономические взаимоотношения с нашими соседями не работают.

Баранов:

- Работают…

Федоров:

- Да как работают? Вы помните, как мы экономически работали с Украиной? Куда украинцы денутся? Мы должны конкурировать ценностными… у нас есть ценность… российского солдата, она абсолютна. Люди должны понимать, правительства любых стран мира, что, если…

Баранов:

- Хорошо, что мы должны сделать? Свергнуть Эрдогана?

Федоров:

- Да нет, еще раз говорю. Пускай он извиняется, пускай он не извиняется, еще раз говорю – слова не материальные.

Баранов:

- Он извинился. Вот я и сказал – пусть он наполнит свои извинения конкретными действиями. Именно об этом я и говорю, что только после этого можно говорить, будем ли мы…

Федоров

- Эрдоган преступник, который подло совершил акт агрессии…

Афонина:

- Господа, у нас есть звонки, давайте послушаем их, а потом продолжим обязательно. Юрий, вы в эфире, здравствуйте.

Юрий:

- Добрый вечер. Знаете, лучше открытый недруг, чем лицемерный друг. Вот наши друзья, якобы, с Украины за 15 лет выдоили из нас 150 миллиардов, как говорил Путин. А результат? Нету результата. Эрдоган, неужели он прекратит убивать курдов, изменит политику в Сирии и прекратит возмущать татар в Крыму? Этого не будет.

Баранов:

- Почему вы так считаете? Откуда вы знаете, какие договоренности достигнуты в результате сегодняшнего разговора?

Федоров:

- Эрдогану верить нельзя.

Юрий:

- Если мы опять проложим нитку через Турцию, они будут поступать так же, как и украинцы – шантажировать нас…

Баранов:

- Что нам делать тогда? Какая альтернатива?

Юрий:

- А вежливо, ребята, вежливо – вы сделайте это, вы сделайте это. Поставить условия, невыполнимые для него, и он все равно их не выполнит…

Баранов:

- Оставаться нам в подвешенном состоянии, пока Эрдоган не помрет или пока его не свергнут свои?

Юрий:

- Вежливо, вежливо разговаривать…

Афонина:

- Спасибо огромное. Я зачитываю следующее сообщение. Олег из Ставрополя нам пишет: «Во взаимоотношениях между странами неприемлемо око за око, зуб за зуб. С соседями надо стремиться жить дружно, поддерживаю Баранова». Далее. «Извинения главы турецкого государства – это лишь малый шаг на пути к урегулированию отношений. Шаг малый, но он сделан турецкой стороной. Турция понимает, что в данных условиях они будут играть по правилам России и этим нужно пользоваться, прощать или нет – вопрос времени». Следующее. «Все такие гордые на словах, когда открывают тур направления и скидки предлагают, то как миленькие летят на берег турецкий отдыхать». Следующее сообщение. «Люди не понимают, что такое политика. Надо продолжать сотрудничать». Вот такие комментарии пришли на данный момент. «Это извинения хитрого лиса с ножом за спиной». Ростислав, вы в эфире. Здравствуйте.

Ростислав:

- Добрый вечер. Вы знаете, я думаю, что российский МИД должен мониторить ситуацию с российскими туристами в Турции и в других соседних странах. Например, с Белоруссией. С россиян берут в санаториях гораздо больше. И вообще в отношениях с соседями главная проблема России, что они сама себя не уважает. Потому что от Лукашенко уже тысячу раз надо было отвернуться, Лукашенко всегда читал мораль России, как последний ночной ???

Баранов:

- Мы сейчас про Турцию все-таки говорим, а не про Батьку. Ну, я понимаю, да…

Ростислав:

- А Эрдоган с него берет пример.

Афонина:

- Эрдоган с Лукашенко? Смелое заявление. Спасибо, Ростислав. Следующее сообщение. «Прощать нельзя, создается впечатление, что нам больше было надо, чем туркам. Нам пообещали и мы радостно пошли в очередь в турагентства».

Баранов:

- Послушайте, политика – это искусство возможного. Сейчас открылось новое окно возможностей. Турция и лично Эрдоган оказались в очень уязвимом положении. Запад его бросил, давайте мы его подберем, при всей его нехорошести он нам пригодится в большой глобальной борьбе. С западом, с их санкциями, еще с чем-то. Я уверен, что сегодня во время 40-минутного телефонного разговора Путина с Эрдоганом были обозначены конкретные условия с российской стороны. Я знаю, мы все знаем Путина, и не думаю, что он такой простак, что может сказать – ой, спасибо, извинился и все. Были обозначены конкретные условия и Эрдоган на них согласился. И мы узнаем о них скоро.

Афонина:

- Огромное количество сообщений сейчас нам приходит. И действительно можно разделить нашу аудиторию на две группы. Одни считают, что ни в коем случае прощать не надо, иначе и будут дальше ноги вытирать, как поляки, чехи и прибалты. А другие же говорят о том, что с Эрдоганом мириться надо, потому что и экономика, и политика выше, чем личные интересы. Я прошу вас, наши уважаемые эксперты, сформулировать ответ на следующий вопрос. Семь месяцев без тесных контактов с турецкой стороной – и политических, и экономических – стали испытанием для России? И второй вопрос – а как преодолеть то, что мы за семь месяцев узнали о турецком руководстве, о личной заинтересованности в том, чтобы Исламское государство, террористическая организация, чья деятельность запрещена в России, продолжала существовать, о поддержке исламистов. Это куда деть?

Баранов:

- Вот и хорошо, что семь месяцев – срок, может, и не очень большой, но в течение первых двух месяцев мы видели одно турецкое руководство, которое говорило, что ни о каких извинениях речи быть не может, что все отлично, что мы не будем обращать внимание на демарши России, у нас есть свои интересы в Сирии. И это было правда. И вот сейчас, уже по истечении этого срока, мы видим, что совсем другое настроение царит в Анкаре. Почему вдруг сейчас именно Эрдоган послал это письмо Путину? Задумайтесь, пожалуйста. Ни к какому это не было привязано событию, ни к юбилею там – ни десять месяцев, ни пять, ни шесть, ни полгода. Потому что он понял, что он проиграл. Экономически. Я вам вот что скажу. За семь месяцев этих наших неладов и терок с Турцией турецкая экономика потеряла 9 млрд. долларов на наших санкциях. Для турецкой экономики это очень много. Сейчас в эти июньские последние дни на курортах Средиземноморья Турции находится, если брать российских туристов, 2% по сравнению с тем, что было в прошлом году, и 40% всех иностранных туристов по сравнению с тем, что было опять-таки к этому периоду прошлого года.

Афонина:

- Но это их головная боль.

Баранов:

- Да, это их головная боль. Но это мы им сделали эту головную боль.

Афонина:

- Это они себе сделали эту головную боль.

Баранов:

- Правильно. Мы помогли им осознать, что это головная боль очень сильно болит, уж извини за тавтологию. Значит, безработица среди турецких строителей, потерявших возможность работать на стройках в России, достигла 12 тысяч человек. Это тоже очень много. Сельхозсектор я не беру – здесь все понятно. Посмотрите, теряют деньги, поругались с западом – что делать? Остается только Россия. И он пишет это послание, где употребляет слово «извините». Кто бы там что ни говорил, я посмотрел сегодня с помощью своих друзей русско-турецкий словарь, изданный здесь, в России, выражение, которое там было употреблено, значит, «извините». Турецко-русский словарь, изданный в Стамбуле, то же самое – извините по-русски и то же самое выражение, которое было употреблено в письме Эрдогана.

Афонина:

- Для того, чтобы примириться с Израилем, Турция заплатила сколько?

Баранов:

- Я не знаю, сколько она заплатила, но пока что…

Афонина:

- Миллионы долларов, между прочим. И, по-моему, даже не десятки, а сотни миллионов.

Баранов:

- Послушайте, не могут политики в Турции, да и в любой другой стране, так просто потерять лицо. Поэтому именно нынешний премьер Турции сначала сказал, что мы выплатим компенсацию, потом, видимо, под давлением общественного мнения или каких-то других, пока нам неизвестных сил, сказал, что не было речи о компенсации. Выплатят они компенсацию как миленькие, я вас уверяю. И это было достигнуто в результате сегодняшнего разговора. Этот Чалык, который отдал приказ нашего пилота уничтожить, когда он спускался с парашютом, будет сидеть – вот это тоже было достигнуто в ходе сегодняшнего разговора. Я, может быть, раскрываю некоторую тайну, но вот именно об этом и шла там речь.

Афонина:

- Ну, Савченко тоже сидела. Правда, недолго. А теперь уже и не у нас.

Федоров:

- Вы знаете, никакие извинения, компенсации и прочее недостаточны. Еще раз говорю – есть собственное достоинство, есть национальная гордость, если можно так выразиться. Вот этот товарищ, который там будет сидеть, он не должен сидеть, он должен быть уничтожен. Вспомните, как израильтяне уничтожали палестинских террористов, которые взорвали Олимпиаду. Вы помните это? Все были уничтожены.

Баранов:

- Это, наверное, к нашим силовым ведомствам вопрос.

Федоров:

- Так вот, вопрос к тому, что не надо… меня лично не удовлетворяет, что она там будет сидеть в комфортных условиях…

Баранов:

- Какие комфортные условия, вы что? Турецкие тюрьмы – это вовсе не комфортные условия.

Федоров:

- Ну, мы понимаем, что, если он национальный герой для части турецкого общества, он будет сидеть нормально. Еще раз повторюсь, этого недостаточно. Нужно последовательно взять курс на смену политического режима в Турции.

Баранов:

- Каким образом вы будете это делать?

Федоров:

- Надо помогать.

Баранов:

- Кому?

Федоров:

- Экономически оппозиции, курдам, нужно помогать американцам, для того, чтобы свергли …

Баранов:

- Американцам мы должны помогать, чтобы они свергли? Да они не собираются свергать Эрдогана, о чем вы говорите?

Федоров:

- Нет, ну надо помогать им. Если вы говорите, что они с ним поссорились, надо помогать нашим противникам, для того, чтобы с врагом нашим разобраться.

Афонина:

- Георгий Владимирович, а как вы собираетесь разбираться с теми семьями, которые, как мы понимаем, имеют и с одной, и с другой стороны родственников, как мы будем разбираться с тесными экономическими связями, которые были нарушены и люди несут убытки – причем, не в Турции, а в России? Как с этим разбираться?

Федоров:

- Вот это как раз тот инструмент, который нужно использовать. Вся ответственность за нынешнюю ситуацию российско-турецкую несет лично Эрдоган и его политическая партия. Соответственно, люди, которые теряют экономически, они должны абсолютно винить в этом Эрдогана.

Баранов:

- Если Эрдоган изменил свою точку зрения и сейчас готов идти…

Федоров:

- Слушайте, ну, если убийца Чикатило изменил свою точку зрения и извинился перед убитыми, как вы думаете, стоит его прощать?

Баранов:

- Да. Это политика. В политике нужно прощать.

Федоров:

- В политике самый главный козырь и сила – это последовательность и системность.

Баранов:

- В политике самый главный козырь – это каждый раз на каждом повороте истории собственные интересы обеспечивать. За счет подлецов ли, за счет ли союзников честных, за счет перебежавших с одной стороны в другую, если это идет на благо нашей страны, надо использовать их на благо нашей страны. Если Эрдоган сейчас прогнулся и готов с нами сотрудничать…

Федоров:

- Да это Восток. Они также прогнутся и в спину еще раз сделают… А представьте себе такую страшную ситуацию, что, если мы сейчас – а, Эрдоган, распахнули руки, ты наш друг, давайте, давайте – а потом получим еще один более серьезный удар. В Карабахе можем получить, в Азербайджане можем получить.

Баранов:

- А при чем здесь Карабах?

Федоров:

- А вы считаете, что Турция не влияла на Азербайджан по карабахскому вопросу и не влияет?

Баранов:

- Мы сейчас не будем забегать вперед, что там будет в Карабахе или где-то еще…

Федоров:

- Как это нет? Уже в Карабахе благодаря турецкому влиянию полгода назад пролилась кровь. Вы же все прекрасно знаете, что Турция к этому огромные усилия приложила.

Баранов:

- Меня сейчас Карабах мало волнует, честно говоря.

Федоров:

- А меня волнует, потому что Армения наш…

Афонина:

- Господа, секунду, а мнение родственников Олега Пешкова не надо было спросить?

Баранов:

- Спросили. В понедельник наши коллеги связались с семьей и поговорили с братом Олега Пешкова и с его вдовой. Они сказали, что никакие извинения им не нужны, они их не принимают. Никакие компенсации им не нужны, потому что погиб отец, муж и брат. Но брат сказал важные слова – это дело государств и лидеров государств и, если это нужно государству, то, наверное, этого нужно добиваться. Мы лично, как семья, ничего от Эрдогана не желаем вообще получать. Потому что по его приказу – в конце концов, он ответственен за то, что погиб их глава семьи.

Федоров:

- Да не просто погиб в бою, он был казнен фактически. Ритуально казнен.

Афонина:

- Прошу прощения. Давайте выслушаем Станислава. Здравствуйте. Турцию прощать?

Станислав:

- Здравствуйте. Мне кажется, мы на Турцию не обижались, мы конкретно обиделись на действия конкретного преступника в лице Эрдогана. И его мы должны списать со счетов и никакие заверения не могут быть в дружбе после того, что он публично высказывался неоднократно о том, что он не собирается извиняться, что мы нарушили их, якобы, государственную границу. Я, например, не слышал о том, что он взял свои слова обратно, публично выступил бы где-то. Пришел бы в то же самое НАТО и сказал – ребята, я обгадился…

Баранов:

- Политик не может делать такого никогда, иначе это не политик. Он произнес слово «извините» - и это есть в его послании.

Афонина:

- То есть, получается, что одна сторона не может свое политическое лицо уронить, другая сторона должна идти навстречу. Но, вы знаете, очень много тех, кто поддерживает позицию Андрея Баранова и не меньшее количество тех, кто поддерживает Георгия Федорова.

Баранов:

- Так вот, под видом прощения Эрдогана я за то, чтобы его нагнуть. Он сейчас затрепетал, он в очень плохой позиции политической. И вот мы, делая вид, что его прощаем, сейчас нагибаем Эрдогана, извините за такое, может быть, грубоватое сравнение в эфире, и добиваемся обеспечения наших интересов. И это правильно. Это и есть настоящая политика. Заворачиваться в тогу и говорить – ах, ах, вот пока он не сдохнет или его там не свергнут, или мы его не убьем там с помощью спецназа, вообще не будем ничего делать… Турция огромная страна, она рядом с нами, сосед. Давайте повернем ее к нам сейчас, в нашу пользу, пока для этого есть возможность. Эрдоган подставился, получи торпеду в бочину. И это Путин делает. Вот таким образом, так сказать, «прощая» Турцию, мы обеспечиваем собственные интересы. Вот такая моя позиция.

Афонина:

- Виктор из Детройта с вами спорит, Андрей Михайлович. «Если меня ударит хулиган, я буду бить его долго и очень больно. Эрдоган – это тот самый хулиган и он должен свое получить». И вот еще сообщение. «Уметь помириться – это признак мудрости, а не слабости. Однозначно мириться и с Турцией, и с Евросоюзом», - считает Макс из Екатеринбурга.

Федоров:

- Ну, вы знаете, мы уже пытались помириться со всем миром в 90-х годах и помните, чем это закончилось. Все нас похлопывали по плечу, говорили – Борис, ты вообще классный чувак, друг Америки, тем не менее, делали то, что делали фактически уничтожая наше влияние в мире, уничтожая нашу экономику и т.д. Соответственно, в мире мудрость – это быть сильным. Самодостаточным. И соответственно, внутренне сильным и внешне сильным. С сильной экономикой, с сильной армией, с сильным духом, с сильной идеологией, с сильным альтернативным влиянием, в том числе, и в мире. Вот тогда нас будут уважать. А еще в мире существуют другие инстинкты. Это страх. Почему, например, многие американцев, что ли, любят? Да нет. Просто их многие боятся. Потому что с ними спорить очень сложно.

Афонина:

- Подождите, а разве то, что Эрдоган извинился перед Россией, не означает, что Россия в данной ситуации выступила сильной страной? Верить или не верить – это другие несколько эмпиреи.

Федоров:

- Сильная страна – последовательная страна. Нужно до конца довести, чтобы…

Афонина:

- И отказаться от извинений?

Федоров:

- Слушайте, еще раз повторюсь, извинения – это не материально. Извинения – это слова.

Афонина:

- То есть, мы должны продать память российского пилота за несколько миллионов долларов?

Федоров:

- Нет, стоп. Убийство пилота – это материальное, адекватное, условно, какие-нибудь там сепаратисты местные сбивают пять вертолетов – это материальный ответ.

Баранов:

- Георгий, ну, если, так сказать, пойдет Турецкий поток, если он сейчас развернутся в сторону России, если в Сирии он будет сотрудничать с нами против ИГИЛ (организация, запрещенная в России), тем более, после терактов в Стамбуле, за которые взяло ответственность как раз это Исламское государство, запрещенное в России, это что, плохо? Как раз сильное государство должно использовать такие возможности для того, чтобы слабого, затрепетавшего соперника поставить на место и сделать своим партнером, если не саттелитом, на какой-то период времени.

Федоров:

- Знаете, есть восточная хитрость. Если ему сейчас трудно и он пошел на эти извинения, соответственно, когда ему будет легче, он возьмет обратно эти извинения и выкинет их в корзину.

Баранов:

- Давайте воспользуемся моментом пока что…

Федоров:

- Да нельзя пользоваться моментом, он уже один раз нас предал и подставил. Один раз было. Все. Второй раз не должно быть.

Баранов:

- Нет таких политиков, которые будут вечно вот быть до конца с кем-то.

Федоров:

- Нужно быть последовательным. Нужно додавливать свою ситуацию до конца. Как Советский Союз.

Баранов:

- Вот сейчас мы должны взять этого Эрдогана в свои руки, правильно, и заставить его выполнять наши условия.

Федоров:

- Его можно заставить только тогда, когда он будет…

Баранов:

- И мы это можем сделать. Он сейчас в уязвленной позиции… И правильно Путин делает. Так, ты извинился, хорошо, вот теперь тебе перечисляю условия: раз, два, три, четыре. Готов? Видимо, готов. Потому что сама турецкая сторона сказала, что был очень конструктивный и позитивный разговор.

Федоров:

- Я не произносил слова «видимо, готов», я вижу, что конкретно какое-то письмо, которое вроде бы можно филологически озвучивать, что извинился или не извинился, или не обессудьте, или и так далее… Еще раз повторюсь – Эрдоган преступник, по телевизору нашему показывали, что он пособник международного терроризма, о чем с ним можно разговаривать?

Баранов:

- Ну, в газете «Правда» написано, правда, что он пособник.

Федоров:

- О чем с ним можно разговаривать?

Афонина:

- Ну, показывали же колонны, которые идут к турецкой границе с нефтью…

Федоров:

- Он нерукопожатный…

Баранов:

- Если сейчас он вдруг остается нерукопожатным, но тянет нам руку, давайте ее пожмем и используем ее.

Федоров:

- Отрубить эту руку! Отрубить!

Баранов:

- Нет. Мы используем это для того, чтобы в более…

Федоров:

- Нет, отрубить. По самый локоть, чтобы следующие князьки и фюрерки даже не подумали…

Баранов:

- Послушайте, вспомните антигитлеровскую коалицию – не мы, СССР, а Америка и Англия ненавидели друг друга, но пошли на альянс. Пошли на альянс. И сделали то, что нужно было сделать тогда. А потом разругались. А сейчас нужно взять эту руку Эрдогана .и взять ее так, чтобы он заорал от этого рукопожатия и сделал все, что нам нужно сейчас.

Федоров:

- Да не сделает!

Баранов:

- Именно сделает.

Федоров:

- Да не сделает он ничего.

Баранов:

- Да он сейчас слабый!

Федоров:

- Слабый – добить!

Афонина:

- А как – добить? Что значит добить?

Федоров:

- Еще раз говорю. Если он слабый экономически, политически, надо сделать все для того, чтобы внутри у него…

Баранов:

- У нас есть другой альтернативный кандидат на место президента?

Федоров:

- Да наплевать. Любой другой.

Баранов:

- Это не политика, это безответственность.

Федоров:

- Да почему? Любой другой человек – альтернатива.

Баранов:

- Давайте брать человека, который сейчас силен в Турции, он реально силен и, если он сейчас готов сотрудничать с Россией, давайте сотрудничать с Россией. Использовать его в наших интересах, пусть он потом сгорит в аду, где угодно, повесят его…

Федоров:

- Вот с такой же хорошей логикой мы в Украине напоролись второй раз на Януковича. Второй раз мы на Януковича с такой же позицией напоролись! Вы вспомните, когда мы понимали, что Янукович одноногий, хромая утка, что он коррупционный, что он негодяй, но мы сделали второй раз на него ставку и довели до того, что его выкинули, как паршивого пса оттуда.

Баранов:

- Мы не довели. Это он сам себя довел.

Федоров:

- А мы его не поддерживали, что ли? Да мы должны формировать свою политическую элиту. Мы должны были поддерживать восточные районы Украины, мы должны были заранее готовиться к тому, что бандеровцы будут брать власть…

Баранов:

- Мы сейчас говорим об Эрдогане, а не о Януковиче. Если сейчас Эрдоган написал это письмо, именно сейчас, и готов с нами сотрудничать…

Федоров:

- Это военная хитрость.

Баранов:

- Еще кто кого перехитрит! Вот мы сейчас берем эту руку, сжимаем так, чтобы он затрепетал, и делаем от него, добиваемся того. что нам нужно.

Федоров:

- Для нас нужно, чтобы пособник терроризма был лично уничтожен, либо сидел в тюрьме.

Баранов:

- Да что вы какими-то лозунгами говорите.

Федоров:

- Да какие лозунги, это по телевизору говорили нам в течение семи месяцев.

Баранов:

- По какому? По Первому каналу?

Федоров:

- По Второму, по Первому, по Третьему, по НТВ – по всем. Эрдоган – пособник ИГИЛ.

Баранов:

- А вы политик или кто? Вы же политолог…

Федоров:

- Я верю нашему телевидению. Если оно говорит и показывает, значит, надо верить.

Баранов:

- Верьте Радио «Комсомольская правда»…

Федоров:

- «Комсомольская правда» хорошая…

Афонина:

- На радиостанции «Комсомольская правда» были представлены сегодня разные мнения и разные позиции, разные точки зрения. Как можно дружить с человеком, который вероломно убил наших людей и нагло оправдывал это до комментариев, которые звучат в совершенно противоположную сторону. Турцию Путин не простит, а использует для блага России, считает Владислав из Ставрополя. Ну что, давайте подведем итоги нашей сегодняшней программы «Радиорубка». На вопрос «прощать ли нам Турцию» Андрей Баранов дал ответ – да, прощать. И его поддержали 10% наших радиослушателей.

Баранов:

- Оп-па, как я проиграл!

Афонина:

- Да. Георгий Федоров сказал, что нет, ни в коем случае не прощать. Георгий Владимирович, сегодня 90% голосов были отданы за вашу точку зрения.

Прощать ли нам Турцию?

00:00
00:00
Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24