2016-10-06T19:30:22+03:00
Комсомольская правда

Надо ли разрешать браки с 14 лет?

Надо ли разрешать браки с 14 лет?Надо ли разрешать браки с 14 лет?

Политический обозреватель Александр Гришин и общественный деятель, журналист Андрей Вульф спорят об этом в эфире Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Афонина:

- Всем доброго вечера. Тем, кто хочет поспорить на актуальные темы из нашей жизни и реальности, пожалуйста, милости просим. Как всегда, берем самую острую тему и обсуждаем ее с двух прямо противоположных точек зрения. Но, похоже, если так пойдет дальше, то фразами Митрофанушки из пьесы Фонвизина «Недоросль» («Не хочу учиться, хочу жениться») станет уже не предметом иронии, а вполне реальной ситуацией в нашей стране, в современном XXI веке. В Общественной палате протоиерей Всеволод Чаплин представил предложения к демографической доктрине России, согласно которым брачный возраст в стране предлагается понизить до 14 лет для девочек и до 16 лет для мальчиков. Давайте дадим слово протоиерею Всеволоду Чаплину:

- Я убежден в том, что сегодня нужно стимулировать ранние браки. Люди, которые вступают в брак поздно, как правило, не очень настроены на рождение детей, дети часто рождаются менее здоровыми в поздних браках. Конечно, предложение снизить брачный возраст не имеет ничего общего с педофилией. В документе, который мы вчера обнародовали, ясно сказано, что снижение минимального возраста вступления в брак не нужно путать с так называемым возрастом согласия на половые связи вне брака. Тем более предлагается получать согласие родителей на вступление в брак до 18 лет. Более того, нужно сегодня сделать все, чтобы в школах критиковались люди, которые вступают в брак после 25, а тем более после 30 лет, чтобы пожить в свое удовольствие. Эгоизм убивает наше общество, эгоизм лишает нашу страну населения. Было бы идеально, чтобы женщина к 30 годам уже имела троих детей. Делать карьеру, заниматься учебой надо после этого, а не до этого. Поэтому нужно ясно сказать, в том числе на уровне школы, что ждать вступления в брак, с созданием семьи, с рождением ребенка, до 25 лет – это стыдно, это нехорошо, это неправильно, это говорит о несостоятельности человека, о его инфантилизме. Брачный возраст должен соответствовать тому возрасту, когда люди являются в половом отношении зрелыми, способны родить ребенка, способны вступить в половые отношения. Иначе люди будут предаваться блуду, иначе будет получаться так, что они очень быстро станут либо молодыми стариками, разочаровавшимися в блуде, либо вечными подростками.

Афонина:

- Сегодня в нашей студии политический обозреватель «Комсомольской правды» Александр Гришин и общественный деятель, журналист Андрей Вульф.

Вопрос нашей аудитории. Как вы считаете, надо ли разрешать браки с 14 лет? А для начала послушаем мнения наших спорщиков.

Вульф:

- Прежде всего, я хотел бы сказать, что я знаю отца Всеволода очень много лет. Он, безусловно, человек очень умный, глубокий, разносторонний, начитанный. При этом меня сложно заподозрить в симпатиях к его системе взглядов в целом. Я человек ярко выраженных либеральных взглядов, и, как правило, различные предложения, озвученные отцом Всеволодом, кажутся мне слишком консервативными и не особо приемлемыми. Но в данном случае я скорее с ним солидаризуюсь, чем нет. Хотя при этом надо иметь в виду, что, с моей точки зрения, многие высказывания отца Всеволода, особенно последнего времени, после его официальной отставки, это такой тонкий интеллектуальный троллинг аудитории на предмет различных горячих тем. Он их практически печет, как пирожки, и выбрасывает, и все с радостью их обсуждают. С моей точки зрения, в этом мастерстве он достиг практически абсолюта.

Если говорить о сути проблемы, то я не вижу каких-то глубоких изменений, которые могут произойти в обществе в случае принятия подобного рода решения. Я всегда считаю, что между де-юре и де-факто должно быть как можно меньше пространства. В России давно существовала ситуация, к которой призывает отец Всеволод. Еще в XVI веке (как историк могу сказать) на Стоглавом соборе было принято решение о том, что юноши могут с 15 лет вступать в брак, а девушки с 12 лет. Мне могут возразить, что было другое время. Безусловно. Но при этом совершенно очевидно, что физиологически, физически подростки готовы к вступлению в брак уже в таком возрасте. Поэтому все остальное – это вопрос оценки, это вопрос традиций, это вопрос менталитета, это вопрос отношения общества и это вопрос морали. С моей точки зрения, вопросы, связанные с моралью, это вообще те вопросы, которые должны находиться вне зоны юрисдикции.

Гришин:

- Большего бреда я в своей жизни не слышал, более алогичного, более асоциального, чем то, что прозвучало от господина Чаплина. Мой оппонент сказал, что он троллит общественные и горячие точки. Я думаю, что надо сказать откровенно и прямо, что господин Чаплин троллит РПЦ после своей отставки. И здесь он действительно достиг какого-то успеха.

Смотрите, какая алогичность у нас получается. С одной стороны, мы не меняем возраст согласия, но возраст согласия у нас 14 лет, брак у нас с 18 лет, в исключительных случаях – с 16-ти.

Вульф:

- Нет, возраст согласия с 16 лет.

Гришин:

- Да. То есть брак можно будет заключать с 14 лет, а возраст согласия – с 16 лет.

Афонина:

- Меняется это все достаточно просто.

Гришин:

- Как это просто? А с другой стороны, с точки зрения половой зрелости. Вообще семья, если господин Чаплин является по-прежнему священником…

Афонина:

- Давайте уйдем от личности господина Чаплина. Мы обсуждаем саму проблему – надо ли разрешать браки с 14 лет.

Гришин:

- Нет, Лена, мы не можем уйти, потому что это на самом деле идет не просто от какого-то Владимира Вольфовича Жириновского, не от Сергея Миронова.

Афонина:

- Нет, это всего лишь отправная точка. Сама идея разрешить брак с 14 лет нас волнует.

Гришин:

- Вы же для чего-то его записали.

Афонина:

- Он был инициатором. Если бы это был Иван Иванович Иванов, то мы также дали бы ему слово.

Гришин:

- Половая зрелость. А у нас, извините, половая зрелость… Ребята, трахаться можно и в 12, и в 10, и в 11. И что, давайте на этой основе будем заключать браки? Брак это не только сексуальные отношения. То, что молодежь вступает в половые отношения, это одно. Это плохо, но это одно. Брак – это совместная жизнь, это выполнение ряда социальных функций, общественных функций, межличностное какое-то общение, это ответственность и все остальное. И вы предлагаете все это переделать на основании только того, что кому-то захотелось почесать свой отросток? И кто-то ему ответил на это согласием. Андрей, у вас же есть ребенок, сколько ему?

Вульф:

- 8 лет.

Гришин:

- Вот в 12 лет он женится на ком-нибудь.

Вульф:

- Это будет его выбор.

Гришин:

- Знаете, вы безответственный родитель в таком случае.

Вульф:

- Это вы так считаете.

Гришин:

- Вы абсолютно безответственный родитель. Не зря в США судят людей за вступление в сексуальные отношения до определенного возраста не просто так, а потому что это психологический надлом для личности.

Афонина:

- Нам присылают сообщения на WhatsApp. «Да пусть, - пишет Олег, - хоть в 10 лет брачуются. Но в этом случае, раз взрослые, должны покинуть родительский дом, жить самостоятельно. И это обязательно, поскольку обязанность родителей содержать детей заканчивается в 18 лет. В случае раннего брака обязанности родителей заканчиваются автоматически. Собрали чемодан – и идите дальше, раз взрослые».

Гришин:

- Куда идти-то, на панель, что ли?

Афонина:

- Александр Павлович, это мнение наших радиослушателей. Следующее сообщение. «Какое воспитание дадут малолетки своим детям? Я за повышение брачного возраста до 24 лет для девушек, до 30 лет для мужчин». «Считаю, что парням нельзя вступать в брак с 16 лет. Большинство еще с детскими мозгами, куда жениться-то?», «Брак должен быть обдуманным и только с 18 лет».

Послушаем Алексея.

- Добрый вечер. Я всю свою жизнь проработал в школе. Вот эту всякую подлость можно оправдать – повышать демографическую ситуацию, улучшать ее и т.д. Вот этот подлец, который 8-летнего ребенка уже оценивает как женщину, это подлец. И когда он говорит о том, что выбирать в 12 лет, замуж или нет… Я вам точно могу сказать, это надо ставить вопрос о лишении родительских прав. Потому что ответственность за воспитание детей несут родители. Этот поп… Что обсуждать сумасшедших? Это ужас.

Афонина:

- Нам написал Михаил: «Из 10 девочек у нас в классе трое вполне были готовы к браку и внешне, и внутренне, мы для них были мальчишки, они смотрели на ребят постарше». Спрашивают еще, сколько будет отказников, тех детей, которых оставят где-нибудь в роддоме: «Самим им, кроме кукол, пока в этом возрасте ничего не надо». И так далее.

У меня вопрос следующий. А что же тогда, если эта идея сейчас занимает умы, так возмущались выставкой Джока Стёрджесса?

Вульф:

- Я не возмущался выставкой Джока Стёрджесса. Тем более что на самой выставке, как выяснилось, не было никаких фотографий, которые могли бы кого-то возмутить.

Надо различать какие-то личные оценки. Я, например, сам женился в 30 лет и считаю, что сделал это вовремя. Раньше я был к этому не готов организационно, финансово, морально, как угодно. Но при этом я даю абсолютную возможность того, что у кого-то все совершенно по-другому. Это очень индивидуальная ситуация. Если посмотреть по практике того, как это существует на сегодняшний день в разных странах мира, разброс огромный. И этот самый брачный возраст установлен совершенно по-разному. Кстати говоря, в той самой Америке, которую Александр упомянул, там очень низкий брачный возраст, но притом высокий официальный возраст сексуального согласия.

Гришин:

- Учительниц за что сажают? За изнасилование учеников. Я тоже недавно читал, что какой-то дедушка 85 лет на 5-летней или на 8-летней девочке женился, но не в Америке, а в каком-то арабском эмирате.

Вульф:

- В Африке в некоторых странах с 9 лет официальный брачный возраст.

Гришин:

- Дело-то не в этом. Я в отличие от вас женился достаточно рано. Вот у меня двое детей: дочери 20 лет, а сыну 16 лет. Я прекрасно вижу разницу между ними, и я вижу, кто из них является взрослым человеком, который понимает, что такое ответственность за другого, что такое ответственность за себя и вообще готов, грубо говоря, к тому, чтобы образовать эту ячейку общества.

Вульф:

- Это уже вопрос воспитания в семье.

Гришин:

- При чем тут воспитание в семье? Как можно говорить о том, что ребенок в 14-15-16 лет, который играет в солдатики, какая семья это будет?

Вульф:

- Если этот ребенок несет уголовную ответственность, если этот ребенок может идти и проголосовать на выборах, значит, он признаётся личностью. А если он личность, значит, он может сам решать свою собственную судьбу.

Гришин:

- Как это проголосовать на выборах?

Афонина:

- У нас голосование не с 14 лет.

Вульф:

- Нет. Но как только получаешь паспорт, можешь идти и голосовать.

Гришин:

- С 18 лет. Это паспорт стали получать в 14, а голосовать и быть избранным – все равно с 18-ти.

Афонина:

- Всеволод Чаплин делал упор на то, что вырастут здоровые дети. Мол, у тех, кто рожает позднее, начинаются проблемы со здоровьем, накапливаются какие-то заболевания.

Гришин:

- Это тоже чушь.

Афонина:

- У меня вопрос. Здоровые дети – он имел в виду кого: тех, кто рожает этих детей, или тех, кого они рожают?

Вульф:

- Он имел в виду, я думаю, тех, кого они рожают.

Гришин:

- Извините, а где они будут жить, кто их будет кормить – семья мамы или семья папы?

Вульф:

- Если они готовы вступить в брак, они берут на себя эту ответственность.

Гришин:

- Они готовы зайти за угол и потрахаться там, а отец Чаплин говорит на этом основании, что они готовы вступить в брак. Для него главное – сексуальная состоятельность.

Вульф:

- Да нет, сексуальная состоятельность к браку вообще не имеет никакого отношения.

Гришин:

- Это мы слышали у него, в его высказывании, в этом синхроне. Он говорит: когда они созрели в половом отношении, когда они стали состоятельны в половом отношении… Они стали состоятельны на потрахаться. К семье это какое отношение имеет?

Вульф:

- Александр, а вы знаете, что сейчас де-юре с 14 лет вполне можно вступить в брак, например, например, в Московской области, в Ростовской области, в Вологодской области, Владимирской…

Гришин:

- В исключительных случаях.

Вульф:

- Да. И с согласия органов попечения.

Гришин:

- По уважительной причине...

Вульф:

- Переводя на русский, что это значит? Залетела.

Гришин:

- По уважительной причине и в исключительных случаях. С 16-ти просто по уважительной причине, а с 14-ти еще дописывается: по уважительной причине и в исключительных случаях.

Вульф:

- Знаете, где самая высокая степень подростковой беременности? В США, где самый высокий возраст официального вступления в сексуальное согласие. При этом все равно все трахаются (извиняюсь) в колледже и рожают. Но при этом они не могут вступить в брак. В этом вы не видите ханжество определенное? На некоторых смотрят косо. Есть консервативные общества, есть общества, где относятся почти по-домостроевски к этому.

Гришин:

- Эту проблему в США пусть решают американские отцы Чаплины. Мы живем в Российской Федерации, и здесь у нас совершенно другое общество, совершенно другие моральные устои. Кстати говоря, я считаю, предложение отца Чаплина направлено на то, чтобы в первую очередь подрывать именно эти устои.

Афонина:

- Радиослушатели говорят, что «захлопают в ладоши педофилы, если примут этот закон». Могу сразу сказать, что в своем предложении к демографической доктрине Всеволод Чаплин оговаривается, что будет запрет мужьям быть старше жен 14-леток больше, чем на 15 лет. Так что 80-летнего старца и 14-летнюю невесту мы вместе не увидим.

Владимир, слушаем вас.

- Я отец двоих детей. Моей дочке 13 лет. Я не представляю, чтобы она в 14 лет вышла замуж. Это еще ребенок – играет в резиночки, в куклы, общается с девчонками. Она вообще от этого далека.

Афонина:

- Скажите, действительно ли этот закон открывает двери педофилам?

Вульф:

- Я абсолютно уверен, что нет. При том что у меня лично отношение такой нулевой терпимости по отношению к педофилам. Вы знаете, я даже болезненно реагирую на большую разницу в возрасте между зарегистрированными партнерами. Эта история из русской классики, картина под названием «Неравный брак», она вызывает у меня лично некое чувство отторжения, с моей точки зрения, являясь такой легитимизированной формой проституции. Но я хочу обратить внимание на то, что даже в законе о возрасте сексуального согласия оговорено, что данный закон не распространяется на случаи контактов между подростками до 18 лет. Если тебе нет 18 лет, то ты можешь найти себе любовь или сексуального партнера, и это не уголовно наказуемая вещь. С моей точки зрения, в проекте, о котором мы говорим сегодня, может быть, стоит еще ниже сделать планку разницы в возрасте. Я не имею в виду ниже 14 лет.

Афонина:

- Разница в возрасте жениха и невесты.

Вульф:

- Совершенно верно. Если это ровесники, надо дать возможность. Очень разные традиции, бывает национальная культура… Если больше 18 лет, то я бы сильно подумал, прежде чем разрешать.

Гришин:

- Это смешно. Одно дело, когда серьезные, солидные, взрослые люди в возрасте, допустим, 60 и 40 или 60 и 35 лет решают заключить брачный союз, исходя из каких-то соображений, и совсем другое, когда девочке 14, а мужчине 29 лет.

Вульф:

- Согласен.

Гришин:

- И вроде как бы: нет, мы это не для педофилов. Меня умиляет, что мой оппонент сегодня говорит о том, что он воспринимал картину «Неравный брак» как легитимизированную проституцию и при этом ему было больно. Это говорит человек, который, когда был депутатом Государственной Думы, предлагал законопроект о легализации проституции.

Вульф:

- И сейчас я всячески поддерживаю эту идею.

Афонина:

- Зачитаю сообщения. «Возможно, и стоит снизить возраст, но нужен индивидуальный подход. Есть 16-летние, которые полком командуют, а бывает, в 20 лет – олень оленем». Кто-то спрашивает: а статистику разводов вообще изучали? И вот еще: «Чем более высокоразвитое государство и общество, тем выше разрешенный возраст вступления в брак. Статистика – вещь упрямая. Делаем выводы». Следующее: «Вы меня простите, но 30-летний мужик – это прямо педофил, если он вступает в половые отношения с 14-летней. Я против», - пишет Роман.

Гришин:

- Кстати, главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов признавался в том, что имел сексуальные отношения со старшеклассницами, когда работал в школе. Я думаю, что очень многих обрадует вот такой закон.

Афонина:

- Вот интересный поворот. «Как потом, - пишет наш радиослушатель, - судить 30-летнего, который вскружил голову ребенку, а потом жениться передумал?» Вот еще: «Родители на 100% виноваты, что в 10 лет девочка играет в куклы и гордится тем, что девочка ни на что не способна. На войне такие дети сознательно воевали, защищая страну». Нам опять напоминают о славном прошлом, где кто-то полком воевал, а кто-то шел санитарками на фронт. Но сейчас мы обсуждаем чуть-чуть иную тему. Давайте жить в реалиях современности, и попробуем понять, может быть, действительно, 14 лет – это возраст вступления в брак для девочек и 16 для мальчиков – не так уж и страшно?

Владимир, слушаем вас.

- Здравствуйте. Все правы по-своему, в силу своего воспитания и морали, навязываемой средствами массовой информации. Но объективно мы как этнос вымираем, нас заместят южане и китайцы. А южане – это ислам. В конечном итоге они заставят, насадят эти ранние браки. Здесь вопрос идет о выживании нас как этноса. Вы поймите, что те враги, они не желают, чтобы мы выжили, и будут всячески этому препятствовать.

Гришин:

- Вот это удивительная логика: давайте, чтобы нация не вымерла, пойдем всех насиловать от мала до велика под славным лозунгом – чтобы нация не вымерла, чтобы южане нас не завоевали. Должны быть какие-то пределы, границы нравственности и морали.

Афонина:

- Насколько, по вашему мнению, это будет массовым явлением? Представим себе, что такой закон вступает в силу. И дальше у загсов выстраиваются толпы 14-летних невест и 16-летних женихов?

Вульф:

- Вот это был главный мой аргумент в пользу того, что никому это не помешает. Я абсолютно уверен, что как были эти случаи единичными, так они и останутся. Без крайней надобности, не имея таких возможностей организационных, финансовых, никто на себя ярмо брать не будет. Но для тех, кто хочет это сделать по разным причинам, в силу особых обстоятельств, боясь косых взглядов соседей, консервативной реакции общества, будет эта возможность предусмотрена.

Гришин:

- Если это ничего не изменит, если в силу уважительных причин и в исключительных случаях (такая возможность имеется и сейчас), зачем тогда менять это положение, просто ради того, чтобы с пиар-инициативой выступить, выпендриться – вот он я, отец Чаплин? Кстати говоря, это один из пунктов его программы. А дальше такая хрень идет, такое средневековье.

Вульф:

- Все остальные мне, кстати, очень сильно не нравятся.

Афонина:

- Если мы говорим о средневековье, насколько я понимаю, делается упор на домострой. В домострое мужчина обязан женщину обеспечивать. Я заглянула и посмотрела, куда можно устроиться на работу в 14 лет. Выяснилось, что по Трудовому кодексу можно, но контракт может быть заключен с лицами, которым исполнилось 16 лет, с оговоркой: за исключением случаев, предусмотренных законодательством. То есть подписание трудового контракта с подростком, которому 14 лет, возможно только с согласия родителей, и то в свободное от учебы время. В связи с этим вопрос по домострою. Хорошо, она рожает и воспитывает. А он чем зарабатывает?

Вульф:

- На сегодняшний день, к счастью, существует огромное количество возможностей, как выражался классик советской литературы, сравнительно честного зарабывания денег. И для этого совершенно не обязательно нести куда-то трудовую книжку и устраиваться на работу. Благо, нынешняя молодежь, особенно в крупных городах, в каких-то развитых регионах, вполне может найти возможность заработка в интернете, на телефоне, находясь дома и не ходя на работу с утра до вечера.

Гришин:

- Какая речь теоретика, который прекрасно знает проблему, изучив ее по интернету. Потому что его сыну всего-навсего 8 лет. Вот когда его сыну станет 13 или 14, сын сам захочет пойти поработать, вот тогда мне интересно было бы услышать моего оппонента, когда он с реальными результатами придет, а не с теми, что раздача листовок…

Афонина:

- Раздача рекламы у метро 3 часа – 200 рублей.

Гришин:

- Да. Потом выясняется, что не за 3 часа 200 рублей, а за 5 часов 200 рублей, еще за что-то тебя оштрафуют и т.д. 200 рублей в день – очень эффективные деньги на содержание ребенка.

Афонина:

- Давайте перейдем к мнению нашей аудитории. Василий, слушаем вас.

- Здравствуйте. Я категорически против этих ранних браков. Потому что подросток – это еще абсолютно не сформировавшаяся личность, который не может принимать каких-то обдуманных решений в силу отсутствия жизненного опыта, в силу отсутствия каких-то знаний. Человеку нужно подрасти, сформироваться.

Афонина:

- Василий, вы считаете, что знания приходят только с определенным возрастом?

Василий:

- Конечно. Я как человек с медицинским образованием, немного разбирающийся в физиологии, скажу, что мозг должен сформироваться, он развивается в процессе. И здесь еще мозг недоразвит, как надо, не развит достаточно.

Афонина:

- Две диаметрально противоположные позиции высказали наши радиослушатели. Один написал: «Мы же не животные. Давайте все-таки оставаться людьми», а другой написал: «А зачем тогда природа позволила Это???»

Гришин:

- От обезьян унаследовали.

Афонина:

- Зачитаю еще сообщения, которые приходят на WhatsApp. Из Нью-Йорка наш постоянный слушатель прислал следующий комментарий: «У меня вопрос. Вы сами-то хотите, чтобы ваша дочь или сын женился в 14 лет и пошел куда-нибудь зарабатывать деньги и бросил учиться?»

Гришин:

- Нет.

Афонина:

- Андрей, вы начали с того, что было такое в истории государства российского, когда и ранние браки были, и рожали чуть ли не в 13 лет. Так вот, вам говорят: «В средневековье средняя продолжительность жизни была 25 лет, поэтому и браки были ранние, и дети умирали несчитано, поэтому и рожали много».

Вульф:

- Резонно. На самом деле, для того чтобы наша дискуссия пересекла границы, я, пока ехал на программу, посмотрел существующую практику во всем мире. Она очень разная. Я ее озвучу. В Российской Федерации – с 18 лет на сегодняшний день, в Польше и Венгрии – с 18 лет для юношей, с 16 для девушек, в Англии – для всех с 16, во Франции - с 18 для юношей, 15 для девушек, в Японии – 18 для юношей, 16 для девушек, Китай – 22 для юношей, 20 для девушек, в США в разных штатах – от 14 до 18 лет для юношей и от 13 до 17 для девушек. Канада – 14-16 юноши, 12-16 девушки, Аргентина, Перу, Колумбия – 16 для юношей, 14 для девушек. Венесуэла, Эквадор, Чили, Парагвай – 14 для юношей, 12 для девушек. Нигерия, Кения – 16 для юношей, 9 для девушек. О чем это говорит? О том, что существует огромный разброс – от 9 до 22 лет. И это связано с традициями тех или иных народов, со степенью консервативности либо открытости того или иного общества, с наличием каких-то религиозных табу и т.д. И каждое из этих обществ, хочу обратить ваше внимание, существует до сих пор. И самое консервативное, с самой большой планкой в 22 года, и самое маленькое, в 9. И ни одно из них не вымерло, нигде не произошло катастрофы, нигде не произошло никаких страшных событий.

Гришин:

- Во-первых, многие вымерли. А во-вторых, это еще обусловлено возрастом созревания. Потому что никто не будет отрицать, что в южных регионах (даже и нашей страны) девочки физиологически становятся половозрелыми гораздо раньше, чем, допустим, в том же Архангельске, у якутов, у поморов и т.д.

Афонина:

- Как говорил бывший детский омбудсмен, в 26 они уже старухи.

Гришин:

- Я не знаю насчет старух, но суть на самом деле в другом. Зачем нам ориентироваться на Кению, зачем нам ориентироваться на Зимбабве, когда у нас есть наш опыт…

Афонина:

- Андрей про наш опыт и говорил.

Гришин:

- Кто-то из друзей Пушкина, лицеисты сидели и говорили: вот зашел к нам старик, ему было больше 30 лет. Поэтому это не только в крестьянских семьях, это и в элите санкт-петербургской, и в дворянстве, и в великокняжеских, графских родах и т.д. тоже было популярно, когда 30- или 40-летний мужчина, если ему повезло дожить до такого возраста, женился на молоденькой девушке 16-18 лет. А в 20 лет уже считалось, что она в девках засиделась. Извините, тогда функция женщины в семье была совершенно другой.

Афонина:

- Вам же предложил Всеволод Чаплин: до 20 рожаешь троих детей, дальше делаешь карьеру.

Гришин:

- Извините, троих детей кто ведет дальше по жизни, Всеволод Чаплин?

Афонина:

- Следующее предложение от наших радиослушателей: «Девочкам можно, а мальчикам – ни в коем случае».

Гришин:

- И легализовать проституцию.

Афонина:

- Олег нам пишет: «А вообще зря спорите. Природа сказала «половозрелый» - иди, а мама будет других рожать. Ты половозрелый, теперь всё сам. Или, вы считаете, природа неправильно делает? Что, вам, что ли решать?» «Вообще функция женщины, - пишет Олег, - всегда была рожать».

Примем телефонный звонок. Тимофей, слушаем вас.

- Здравствуйте. Я буквально 10 лет назад с господином Гришиным согласился бы и сказал: что вы, что вы. Сейчас хочу сказать две вещи. Во-первых, не надо скрывать, сейчас идет реальная акселерация, и в 14 лет те же девочки по внешности, по гормональному фону ничем не отличаются зачастую от своих 18-20-летних товарок и активно живут половой жизнью. И некое лицемерие, что половой жизнью живет, и мы не считаем это проблемой (во всяком случае, активно это не освещаем), а брак – это проблема. Момент второй. Из моего опыта, мои знакомые, друзья, кто в 17-18 лет поженились, до сих пор крепкие браки, несмотря на все сложности. Это тоже проблемы с работой, с детьми, со всем. А состоявшиеся люди, кто в 30 лет женится, 3-4 года и расходятся.

Гришин:

- Я заканчивал среднюю школу в 79-м году, и у нас тоже были девочки вполне половозрелые, наверное, были и те, кто жил половой жизнью.

Афонина:

- Подводим итоги нашей программы «Радиорубка» - надо ли разрешать браки с 14 лет. Пока большинство нашей аудитории говорят, что нет, ни в коем случае. 75% отдали голоса вашей позиции, Александр Павлович, что разрешать ранние браки нельзя. Но 25% выступили и поддержали Андрея Вульфа.

Надо ли разрешать браки с 14 лет?

00:00
00:00
Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24