2016-10-11T14:53:38+03:00
Комсомольская правда
6

Лидер группы «Сплин» Александр Васильев: Хрен тебе кто поможет, если сам башку не «врубишь»

Название альбома - «Ключ к шифру», по совам Васильева, появилось не случайноНазвание альбома - «Ключ к шифру», по совам Васильева, появилось не случайноФото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

Музыкант рассказал нам о тайных смыслах новой пластинки «Ключ к шифру»

В клубе «16 тонн» по старой традиции артисты презентуют свою новую музыку. В этот раз Александр Васильев отдувался за весь «Сплин», рассказывая о своём «Ключе к шифру» - свежем альбоме, который только-только начали растаскивать на песни и цитаты. Название альбома - «Ключ к шифру», по совам Васильева, появилось не случайно: - «Нам пришло письмо о том, что Ян Кум (разработчик мессенджера Whatsаpp) и его команда приглашают сыграть для них квартирник. Конечно, мы согласились. Это все было где-то в Калифорнии, я уже не помню. Они сняли большой лофт, мы сыграли отличный концерт. Это наша публика — высшее образование, интеллигентные люди. Еще и успешные. Очень приятно было пообщаться. Ну и после этой встречи я окончательно решил, что альбом надо называть «Ключ к шифру» — такие совпадения не случайны.» В альбом вошло 15 песен: каждая - мини-философский трактат. Обо всем этом мы поговорили в тесной гримерке «16 тонн», такой непривычной при свете дня.

«МОЯ ЗАДАЧА - ВСЕХ ПРИМИРИТЬ, А НЕ ПОССОРИТЬ»

- Мне кажется что вы, как и один из ваших любимых писателей, Виктор Пелевин, вышучиваете реальность. Но все же без серьёзных вопросов не обойтись. Я услышала в новом альбоме много о потере, о поиске единомышленников, о страхе смерти...

- Там нет страха смерти вообще, есть ее понимание, как завершение жизни, финальный акт. Я бы на этом акцентировал внимание. Переосмысление жизни, конечно же, есть - столько всего произошло за последнее время. И, что приятно, песни выскакивают сами собой - я же их не пишу специально. У меня никогда нет ни заданий, ни тем. Я просто сижу, перебираю струны и ищу какие-то строки. Что-то появилось, я за это цепляюсь и начинаю писать дальше...

- Мне кажется, сейчас жизнь нас пытается растащить по лагерям - либо ты с «белоленточниками», либо ты - «вата». А вы стараетесь максимально дистанцироваться от политики и ни к кому не хотите примыкать. И нельзя сказать, что вы такой «цветок», который не замечает, какая сейчас жизнь...

- Для меня задача - всех примирить, а не поссорить. Иначе, о каком искусстве может идти речь, если война вокруг? Для художника нужен мир, чтобы спокойно творить а потом показать результат. Поэтому ни к какому лагерю мы никогда не примыкали. И масло в огонь не подливали. Наша задача - чтобы тишина и спокойствие были вокруг, чтобы наши дети росли спокойно. Мы же все отцы еще помимо всего прочего - зачем нам эти все проблемы?

- Но ведь тянут?

- Да и пусть тянут, мы все равно в центре остаёмся.

«У ВСЕХ НАС РАЗДВОЕНИЕ ЛИЧНОСТИ»

- У вас на альбоме есть песня «Храм» - вы на нее как раз будете снимать клип...

- Да, обожаю эту песню. Это письмо жене, и я счастлив, что она получилась. Мы строили семью - «храм», и, собственно говоря, все в наших руках. Либо он простоит вечность, либо мы же сами его и разрушим. Главная мысль - что только тот, кто храм построил, может его и разрушить, и больше никто. Как теперь это все снять - не знаю.

- А бывает, что вы хотите что-то в своём творчестве «разрушить»? Не перечитываете ли въедливо строчки, которые написали много лет назад в поисках «косяков»?

- Нет - и так все понятно. Редактор сейчас во мне сидит больше, чем поэт. Поэтому писалось все в «диалоге» с внутренним редактором - «Так, вот это что? Убрать!» У нас у всех есть раздвоение личности - то спим, то бодрствуем, то злые, то довольные, то есть хотим, то сытые. Два полярных состояния, которые называются «квантовым» - как кот Шрёдингера.

- В песне «Ключ к шифру», как мне кажется, идет продолжение старой темы под названием «Бог устал нас любить»... Слово Бог встречается в альбоме всего 3 раза, а слово «смерть» - 11.

- Да, песня «Череп и кости», по сути, ответ на эту песню. «Господи, может ты устал»? Это самая саркастичная песня на альбоме, и она не случайно стоит последней, чтобы настроение не портить. Там подтекст такой - хрен тебе кто поможет, если ты сам башку не «врубишь».

- Вы еще второй концерт Рахманинова в этой композиции проиграли в обратную сторону...

- Да, там такая музыкальная строка, которая не могла пройти мимо меня. Я с детства слушал классическую музыку. На Рахманинова запал, потому что он такой «рок» - композитор, очень экспрессивный, высекает кровь из пианино. Прелюдии у него есть, будто бас-гитара звучит. С ним могу сравнить..., пожалуй, Джима Моррисона.

«МЕЖУ ВЫСТУПЛЕНИЯМИ НА КОНЦЕРАХ И КОРПОРАТИВАХ РАЗНИЦЫ НЕТ»

- Что вы сейчас читаете?

- В основном энциклопедии или же современную русскую поэзию. Назвать имена не могу, так как читаю очень много и все разное. Читаю список лауреатов Букера в области поэзии - думаю, о, надо срочно читать. Поэтому я в материале.

- Помните, кстати, с какой песней вас «завалили» перед вступлением в Ленинградский рок-клуб, куда вас так и не взяли?

- Это был год 87-й... Нам еще 18-ти не было. И песни - какие-то очень сырые, три или четыре штуки. Они никуда не вошли. Самый главный цензор должен быть внутри тебя. А остальные - это пережитки власти. Сейчас такого-то нет.

- «Сплин» - одна из самых популярных рок-групп на предновогодние корпоративы. Есть ли разница в выступлении на них и на обычных концертах?

- Нет, никакой - люди бегут к сцене, руками машут. Мы разделили свой репертуар на две части. Есть хиты, которые всем известны, порядка 20-ти вещей. Мы их играем только на фестивалях, когда очень много народу и не только наши слушатели. Все остальное - для сольных концертов. Поэтому очень классно иметь две программы, никогда не устаёшь от своих песен.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24