2016-10-12T13:57:43+03:00
Комсомольская правда
50

За что судят «мажоров на гелендвагене»?

На сегодня, 12 октября, в Гагаринском суде Москвы назначены прения по делу о «гонках на Гелендвагене». Но многие до сих пор считают, что речь в нем идет о нарушении ПДД или о неповиновении полиции

Это не так, говорит Михаил Доломанов - адвокат одного из подсудимых – Руслана Шамсуарова. «В данном уголовном деле не идет речь ни о нарушении правил дорожного движения, ни о фактах неповиновения полиции. За эти правонарушения все подсудимые были ранее привлечены к ответственности и по вынесенным в мае решениям того же Гагаринского суда каждый из них уже отбыл административный арест на 15 суток. Как вы знаете, законодательство не допускает повторного привлечения к ответственности за одно и то же деяние», - отметил защитник.

Не исключено, что именно потому новое дело, уже уголовное, было возбуждено лишь с третьего раза (возражала Прокуратура). Другими словами, обвиняемые уже наказаны, а новое дело возникло вопреки неоднократным возражениям прокуратуры.

Итак, во-первых, основным обвинением по рассматриваемому Гагаринским районным судом г. Москвы уголовному делу является применение насилия к представителям власти в момент преследования Гелендвагена автомобилями ДПС. «Могу уверенно сказать, что ничего подобного в этот момент не происходило. В материалах дела нет объективных доказательств вменяемого подсудимым применения насилия к представителям власти», — говорит М. Доломанов. Действительно, как пассажиры автомобиля могут «применить насилие» в отношении преследующих их сотрудников ДПС? В принципе, элементарно. Например, совершив опасный маневр, и выбросив преследователей с трассы, или резко затормозив, спровоцировав тем самым ДТП с непредсказуемым исходом для преследующих экипажей. То есть, в принципе, такое могло быть. Но было ли? Ответ на этот вопрос могли бы дать камеры наблюдения. Казалось бы, сложно ли снять данные с видеорегистраторов патрульных машин, осуществлявших преследование Гелендвагена? Оказывается невозможно! Потому что, как заявляет сторона обвинения, все эти записи «случайно утрачены». «Речь идет ни много, ни мало о «случайной» утрате записей с видеорегистраторов всех автомобилей спецбатальона ДПС, дежуривших на спецтрассев то утро. Думаю, такие «случайности» не случайны. Похоже, кому-то потребовалось, по сути, скрыть от суда объективные доказательства невиновности подсудимых в применении насилия. Кому и зачем? Действительно ли утрачены записи с видеорегистраторов всего спецбатальона ДПС?» — недоумевает Михаил Доломанов

Остаётся только рассчитывать на то, что результаты надлежащего служебного расследования дадут ответ на этот все ещё открытый вопрос, а у нас пока есть вопросы к судебной системе: отсутствие прямых доказательств должно вызывать сомнение? Сомнение должно трактоваться в пользу обвиняемого? Тем более,что имеющихся в деле объективных доказательств вполне достаточно дляподтверждения того, что не было никакого насилия со стороны подсудимых. «Отсутствие события такого преступления однозначно подтверждают исследованные в судебных заседаниях записи с городских камер видеонаблюдения, которые продемонстрировали, что водитель Гелендвагена не совершал маневров, препятствовавших движению автомобилей ДПС», — заявляет адвокат.

Кроме того, суть обвинения, предъявленного пассажирам, находившимся на заднем сидении, сводится к тому, что они якобы совершили резкое торможение автомобиля! По словам М. Доломанова, «такое обвинение не только противоречит фактам, установленным в ходе судебного следствия, но и не согласуется со здравым смыслом. Вы не пробовали жать на тормоз, находясь на заднем пассажирском сидении?»

В деле огромное количество нестыковок и сложностей, казалось бы, на пустом месте. Самому делу уже скоро полгода, а в нем появляются все новые и новые документы, часть из которых, возможно, была попросту сфабрикована.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24