2016-10-17T20:34:43+03:00
Комсомольская правда

Тина Канделаки: Российские спортсмены - самые конкурентоспособные в мире

Генеральный продюсер «Матч ТВ» Тина Канделаки пришла в гости на Радио «Комсомольская правда»Генеральный продюсер «Матч ТВ» Тина Канделаки пришла в гости на Радио «Комсомольская правда»Фото: Иван МАКЕЕВ

Генеральный продюсер «Матч ТВ» пришла в гости на Радио «Комсомольская правда», чтобы рассказать о том, какой спорт россияне любят больше всего и чем телеканал порадует зрителей в ближайшее время [аудио]

Садков:

- Это Радио «Комсомольская правда». И у нас в гостях генеральный продюсер «Матч ТВ» Тина Канделаки. Тина, здравствуйте.

Канделаки:

- Рада быть в гостях у «Комсомольской правды». Рада, что мы с вами сейчас в эфире.

Садков:

- У меня много вопросов, которые касаются вашей деятельности на канале «Матч ТВ». Я понимаю, что за то время – меньше года, - которое прошло с момента запуска канала, проделан огромный путь. Наверное, было совершено достаточно много и ошибок, и побед одержано. Но самое главное – люди, которые интересуются спортом, эта тусовка не менялась за эти годы, в принципе, обсуждая достаточно критически вашу деятельность, понимают, что им нравится. Нравится, что есть прямые трансляции, что всегда ты включаешь – там спорт, а не сериал какой-то. Как вы оцениваете то, что прошло?

Канделаки:

- Собственно говоря, в трехлетней стратегии, которую я представляла, там как раз этот год и был обозначен годом определенного поиска. При запуске канала было очень много иллюзий по поводу тех или иных видов спорта, что если их начать снимать лучше, их больше начнут смотреть. Было достаточно много иллюзий по поводу разных жанров. Какие-то жанры получились, какие-то не получились. Так как вы задали мне профессиональный вопрос, то я вынуждена немножко погрузить вас в детали кухни телевидения. Смысл телевидения в том, чтобы его смотрели. Нужен рейтинг. А рейтинг дают определенные форматы, определенные шоу. На всех больших телеканалах в первую очередь есть сериалы, которые являются на любом канале так называемым каркасом. А дальше есть те или иные шоу, как шоу «Голос» на Первом канале, которые тоже становятся флагманами каналов.

Что такое спортивное телевидение? Чем отличалось и отличается «Матч ТВ» от всего того, что до нас было? Вы абсолютно справедливо сказали: «Матч ТВ» - это сто процентов спорта. Это значит, что телевизионное правило «мы продаем слоты» рушится. Потому что на спортивном телевидении слотов быть не может. Мы никогда не знаем, когда закончится хоккей, когда закончится футбол. Мы не знаем, будет добавленное время, не будет. Мы не знаем, как сыграет та или иная команда. Может, после игры «Зенит» - «Спартак» становится понятно, что эту игру можно повторить. А после какой-то другой игры становится понятным, что ее повторять совсем не надо. Трансляция вообще в этом смысле очень дорогостоящая вещь и не амортизируемая. Потому что обычно мы не повторяем. Повторяется только бокс и смешанные бои. Начиная от документальных фильмов о спортсменах, заканчивая реалити о тех или иных видах спорта.

В этом году мы прошли практически в очень ускоренном темпе весь этот путь, который другие каналы проходили за десять лет. Мы попробовали разные жанры, мы попробовали жанры о здоровом образе жизни. Мы попробовали документальное кино. Мы попробовали изменить аналитику и подачу, и тех, кто эту аналитику ведет. Я имею в виду приглашение футбольных звезд в лице Валеры Карпина, Димы Булыкина и многих других. Мы попробовали и пробуем, у нас на канале «Матч ТВ» сегодня в 18.15 стартует настоящее боксерское реалити «Бой в большом городе». Это тоже будет проба пера. И вместе со студией «Арт Пикчерс» Федора Бондарчука в этом году произвели и покажем, заказали десять телемувиков, это такие двухсерийные фильмы, и покажем несколько первых фильмов. Абсолютно на спортивную тематику. Это фильм о хоккее, о футболе, о бойцовском клубе. В одном из фильмов снимется наш известный тяжеловес, профессиональный спортсмен. Это такие спортивные телемуви. Не совсем то, что вас, видимо, раздражало на предыдущем канале. Не просто кино ради того, чтобы поднять цифру, а фильмы о спорте тоже. Посмотрим.

Садков:

- Раз мы заговорили о проекте, который будет вести… Давайте вы объявите, кто будет вести?

Канделаки:

- Миша Пореченков. Я с удовольствием объявлю. Мы это уже и не скрываем. Миша Пореченков.

Садков:

- Один из самых брутальных наших актеров.

Канделаки:

- Он будет ведущим программы «Бой в большом городе».

Садков:

- В чем смысл этого реалити?

Канделаки:

- В нескольких городах нашей страны проводились кастинги. На одном из кастингов я участвовала в качестве члена жюри. И финальные кастинги мы проводили в Москве. Разные люди, разных возрастов, с разными спортивными навыками и их отсутствием, приехали в Москву за одним – оказаться в числе тех 32 боксеров, которые в течение ближайших двух месяцев будут готовиться и состязаться за право выступить в андеркарте у Дениса Лебедева. 3 декабря будет очень большое боксерское шоу в Москве. Это бой Дениса Лебедева. Мы любим Дениса, мы неоднократно показывали бои и с Денисом, и с Сашей Поветкиным. Очень дружим с миром бокса и промоутером, который представляет все эти бои, с Андреем Рябинским. Так как мы это шоу делаем вместе с ним, потому что нам нужна была профессиональная экспертиза, то есть когда люди профессионально готовятся к профессиональному поединку, это, простите меня, начиная от страхования их жизни, заканчивая сотрудничеством с тем же МЧС. Потому что, если кому-то станет плохо, не дай бог во время тренировок произойдет какая-то травма, нам надо сразу же людям оказать профессиональную помощь.

Садков:

- Но это не боксеры? Это люди, которые будут учиться боксу?

Канделаки:

- У них есть разные навыки. В принципе, это люди, в той или иной степени связавшие свою жизнь с боксом. На кастинге я видела тренера, который вдруг решил, что он может еще раз выйти на ринг, и молодых девчонок, которые с детства увлекаются боксом. Вы увидите и женщину в мире бокса. Там очень разные ребята. Но в целом костяк, конечно, это такие молодые пацаны из регионов, которые хотят связать свою жизнь с боксом. Это очень мужское шоу. В принципе, все на кастинге говорили одно и то же: очень сложно прорваться из регионов, нет этого социального лифта и связи с промоутерами крутыми. Извините, таких промоутеров в нашей стране не так много. Я сотрудничаю со всеми в рамках этого года. Не могу вам сказать, что их настолько много, что каждый парень в глубинке может найти себе промоутера. А для боксера это основное – встреча с промоутером.

Садков:

- У нас их всего два или три.

Канделаки:

- Да. Поэтому вот эти 32 человека, там есть и девушка, вот они готовятся. И финально посмотрим, кто останется в составе пары. Пара будет выступать в андеркарте. И победит сильнейший, который получает контракт с «Миром бокса», естественно. Квартиру в подарок

Садков:

- Почему же это естественно?

Канделаки:

- Потому что Андрей это обещал.

Садков:

- На самом деле это очень крутой приз для нашего телевидения.

Канделаки:

- Конечно. Это впервые. Квартиру, мне кажется, никогда не дарили. Или дарили?

Садков:

- Дарили. Во всяком случае, разыгрывали.

Канделаки:

- Так как Андрей Рябинский, по большому счету, бокс и промоутирование бокса – это его большое хобби, в реальной жизни он бизнесмен, который занимается строительством, то мне очень приятно, что он согласился сделать такой большой подарок. Это феноменальный приз. И он, когда мы разговаривали, сказал: слушай, я сам всю жизнь занимаюсь спортом, я всю жизнь провел рядом с боксерами, среди боксеров. Я понимаю, что нужно этому парню. Этому парню нужен контракт и этому парню нужна квартира. Вот мы эти два подарка ему и делаем. Человек получает контракт с «Миром бокса» и получает квартиру.

Садков:

- С ума сойти, с одной стороны. С другой стороны, я думаю, что определенное количество критики на вас обрушится: как это вы, живых людей драться заставляете?

Канделаки:

- Оно уже в той или иной степени на меня рушится. Даже смешно, на меня рушится все недовольство, в той или иной степени связанное с профессиональным спортом. Я, наверное, еще где-то год или два назад представить себе не могла, что я буду виновата во всех проблемах российского спорта. Я нормально к этому отношусь. Потому что это часть профессии. Не мне привыкать к обсуждению. Я часто шучу и говорю: проснулась, смотрю, никаких проклятий вокруг нет, как-то странно день начинается. Заснула – никто меня не вспомнил, тоже странно. День вроде прожит зря. Может, непродуктивно? Бои, бокс – не единственный вид спорта, который травматичен.

Я вам расскажу такую историю. Я всю жизнь хотела, чтобы мой сын занимался профессионально спортом. Я очень хорошо помню, как я позвонила Жене Гинеру и попросила, чтобы он мне помог со школой. И вот Женя мне помог, организовали, есть замечательная школа ЦСКА. Я его за ручку привожу в эту школу, говорю: сынок, все, мы будем футболистами. Я всю жизнь мечтала: будет сынок – обязательно его приведу в футбол. Привела. Леонтий быстро мне объяснил, что футболом он заниматься не будет. Мы как пришли, так и ушли. Но желание, чтобы мой сын занимался спортом, меня не покидало. Так как я спортивная, занимаюсь фитнесом, он на меня смотрел, смотрел, а потом он вдруг само по себе выбрал бокс. Он им занимается непрофессионально. Он просто тренируется в свое удовольствие. И мы как-то были у врача. И первое, что она мне сказала: вы хотите, чтобы он занимался боксом профессионально? Я отвечаю: он не хочет, но мне было бы приятно. Она мне сказала: я не понимаю матерей, которые хотят, чтобы их дети занимались боксом. Вы не понимаете, что там бьют в голову? А в хоккее бьют клюшкой. А в футболе бьют по ногам.

Садков:

- Есть статистика, что футбол – самый травмоопасный спорт.

Канделаки:

- Спорт вообще очень травматичен. И в спорт приходят детьми. И на здоровье детей это сказывается. И это чаще всего, если это профессиональный спорт, происходит в очень юном возрасте, когда человек еще не сформирован. И это чаще всего и практически на сто процентов не его выбор, а выбор его родителей. И они принимают это решение. Что значит – бокс травматичен? Травматичны все виды спорта.

Садков:

- Меня волнует момент оценки в этом реалити. Пробел всех реалити – когда сидит жюри и очень субъективно судит. В боксе, с одной стороны, все понятно, с другой стороны, даже олимпийские игры показывают нам, что все результаты оспариваются.

Канделаки:

- Согласна. Это проблема бокса. Потому что очень часто победы присуждаются тому или иному боксеру, всегда есть второе мнение. Во-первых, для начала давайте вернемся к тому, что является нашим партнером по этому шоу. Это Андрей Рябинский, он профессиональный промоутер. Ему точно не нужен контракт с человеком, который будет недостаточно хорош. Потому что после этого контракта для этого боксера начинается профессиональная жизнь. Это раз. Два – если сравнивать это реалити с другими, то это первое реалити, в котором финал является составляющей частью реального поединка. Я с удовольствием много лет смотрю то же шоу «Голос». Но они состязаются внутри своего реалити. Они же не на Евровидении решают, кто победит. А у нас 3 декабря на профессиональном поединке, в присутствии профессионального жюри два финалиста будут решать, кто победи.

Садков:

- Каждый большой боксерский поединок предваряется энным количеством матчей чуть менее высокого уровня, но тоже важных. И в одном из них сойдутся…

Канделаки:

- …будут принимать участие боксеры из нашего реалити. Там ни у кого нет заинтересованности. Их же будут оценивать не знакомые, не члены жюри, которые их отбирали на кастинге. Их будет определять профессиональное жюри, которое будет работать на данном поединке. Поэтому вероятность того, что кто-то выиграет, потому что кому-то понравился, она равна нулю. Выиграет тот, кто реально заслуживает контракт. Потому что дальше пахота идет сейчас. За очень короткий срок надо нагнать форму. И еще большая пахота начнется потом, потому что Андрей – очень жесткий промоутер. И у него лучшие боксеры. И для него респектабельность его бренда – очень важная вещь. Он не будет просто так с кем-то подписывать контракт. Ему нужен новый сильнейший боксер, молодой, который в потенциале станет такой же звездой, как Поветкин или Лебедев. ему точно не нужен кто-то, чтобы просто числился в «Мире бокса».

Садков:

- Определенная наивность в этом присутствует. Мне кажется, что время, когда профессиональные боксеры ходили по улицам, оно пошло. Хотя – бог его знает.

Канделаки:

- Все с чего-то начинали. Почитайте биографии всех боксеров. Посмотрите на Мейвезера и почитайте, что про него рассказывают. А то, что про себя рассказывает тот же Ковалев? Абсолютно парень с улицы. Вот эти парни с улицы, которые каким-то удивительным образом, кто-то с долларом в кармане, кто-то с рублем в кармане, потому что карьера Ковалева все-таки в большей степени связана с Западом. Я разговаривала с Кейт Дувой, промоутером, которая сейчас им занимается, она говорит: это был абсолютно простой парень, которого приходилось учить всему. Разговаривать, общаться с прессой, улыбаться. Он приехал абсолютным неофитом. И у всех биографии в той или иной степени начинаются с того, что их кто-то заметил.

Садков:

- По статистике, в нашей стране процентов двадцать интересуются спортом. Вы утвердились в этом мнении за этот год на «Матч ТВ»? Или готовы поспорить?

Канделаки:

- Я получаю рейтинги каждый день. Поэтому я могу только следовать сухим цифрам и фактам. Первое – мы смотрим спорт только тогда, когда есть противостояние: мы против них. Это касается олимпиады, это касается Евро, это касается больших знаковых соревнований, когда мы выходим и начинаем бороться за какое-то место, за какой-то приз с западным соперником. К сожалению. Тогда – да, мы смотрим. Проиграла наша страна, выиграла – от этого зависит зрительский интерес. Есть футбол – его стабильно смотрят, с удовольствием, хорошие игры, хорошие дерби смотрит высокий процент зрительской аудитории. Смотрят хоккей, биатлон, бокс – бои, в меньшей степени смотрят «Формулу-1». А все остальное, что касается внутреннего спорта, смотрят не очень хорошо.

Садков:

- Вы видите вашу миссию в том, чтобы тем 20 %, которые интересуются спортом, дать самый лучший продукт, или расширить эти 20 %?

Канделаки:

- Моя позиция не изменилась. У нас телевизионная тенденция показывает, что спорт смотрят «вкл.» и «откл.». Тенденцию какую-то наметившуюся я вижу. Потому что мы стали развивать спорт до и после трансляции. Это касается и разных жанров, это касается и совсем другого уровня аналитики, это касается фильмов, послов, которые этот спорт представляют. На каком канале вы еще видели Пашу Буре, который представлял Кубок Канады? За эти 15 лет Паша Буре, мне кажется, ни разу даже на телевидение не пришел. Это стоило неимоверных усилий – убедить Пашу. Потому что Паша очень профессиональный человек. Мы сняли замечательный фильм о нем – «Эра Буре». Мы сняли замечательный фильм об Алине Кабаевой, о Саше Карелине. Этого даже нет. Зритель только-только начал привыкал к этим жанрам. Эти жанры необходимо. Если вы говорите с точки зрения социальной миссии, не забывайте, что передо мной, как перед любым топ-менеджером, стоят очень конкретные финансовые задачи. Я их выполняю и надеюсь, что в этом году все обязательства, которые я на себя взяла, я их закрою. Но с точки зрения социальной миссии это не только канал. Если есть такая задача, а я считаю, что для каждой страны это важно – развивать спорт. Потому что спорт – это воля, сила духа.

И в тех экономических условиях, в которых живут современные работающие люди, спорт – это в любом случае некий вектор, который держит людей. Все же в той или иной степени, кто работает, как-то пытаются чем-то заниматься. Они начинают за чем-то следить и смотреть. Для России спорт – очень важная сфера. Это сфера, в которой мы по-прежнему конкурентоспособны. Каждая медаль для нас, олимпиада это показала, это событие для всей страны. Это сфера, в которой существует огромное желание побеждать и доказывать всему миру, что у нас есть чистые спортсмены. И наши чистые спортсмены по-прежнему побеждают на всех мировых соревнованиях. Сейчас же ситуация достаточно тяжелая. Вы же понимаете, через что страна прошла на протяжении этого года.

Садков:

- Несколько месяцев назад было ощущение, что спорт в стране просто умер. Когда все это обрушилось. Когда не допустят сборную, плюс еще Кокорин с Мамаевым добавили свою маленькую, имиджевую историю, надуманную, возможную. Вам не было страшно, куда вы попали?

Канделаки:

- Я же не робот. Я живой человек. И у меня точно так же, как и у всех людей, бывают моменты сомнений. Даже несмотря на беспрецедентное давление, спортсмены – это уникальные люди. Они великие люди, потому что это люди, которые не сдаются ни при каких обстоятельствах. Почему я очень уважаю спортсменов. Послушаешь любую историю, ни при каких условиях эти люди не сдаются. Если еще могут дышать, двигаться, если есть силы.

Садков:

- Они во многом железные.

Канделаки:

- Гимнастка – у нее перелом, а она говорит: колите, я все равно выйду. У кого-то от позвоночника непонятно что осталось, он говорит: нет, я все равно выйду на лед и сделаю свой тройной тулуп. Как это? Люди, которые понимают, что, может быть, после этой победы то здоровье, которое у них было, а это молодые люди, им еще жизнь жить, этого здоровья больше не будет. Они все равно идут и говорят: нет, я это сделаю. И вот этот жизненный порыв, эта одержимость так увлекает, что ты просто как будто задыхаться начинаешь. И хочешь в этот момент сделать что-то такое. И вот тот порыв, с которым российские спортсмены выехали на эту олимпиаду, он охватил всю страну. Здесь просто уже на карту было поставлено все. Их перепроверяли – это уже до смешного доходило. Тем не менее, они поехали и доказали, что российские спортсмены по-прежнему являются одними из самых конкурентоспособных спортсменов в мире. И российский спорт был, есть и будет, как и великие спортсмены, которые из этого спорта вышла.

Садков:

- У истории с допингом было две составляющих. Мы чувствовали себя обиженными, мы видели политическую составляющую, мы видели это давление, которого раньше ни на кого не оказывалось. Но в то же время мы понимали, что за этим что-то есть. Есть вина, есть наши спортсмены, которые принимали допинг, есть структуры, которые вовремя не реагировали на прием допинга. Что вы говорили на планерках?

Канделаки:

- Даже в случае с Мамаевым и Кокориным – понятно, что информация была мгновенной. Вообще любого рода информация – мы спортивное телевидение – она в первую очередь появляется у нас. Когда смотришь западное телевидение, ты понимаешь: скандалы – это часть спорта. Когда я только пришла на «Матч ТВ», мне подарили книгу про ESPN. Там были замечательные слова: скандалы, интриги, расследования, страсть, предательство, ненависть – все самые яркие эмоции были перечислены – это только верхушка айсберга. ESPN – это плоть от плоти, кровь от крови, представляющая тот же репрезентирующий американский спорт. Ничем спорт в мире не отличается от спорта в России. И наоборот. Везде есть скандалы, допинг, везде есть виноватые. Мы не судьи. Мы не имеем права давать оценки. Как журналисты мы можем давать базу фактов. Говорите фактами, если они у вас есть. Старайтесь держаться подальше от оценочных суждений. Потому что оценивать должны профессиональные судьи, эксперты, тренеры и профессиональное сообщество. А если мы начнем давать оценки и нагнетать данную ситуацию, которая сплошь и рядом, что касается отдельно взятых спортсменов, вы же прекрасно понимаете, что борьба с допингом не закончилась, будут находить новых спортсменов, естественно, мы про это будем говорить. Но я бы хотела, чтобы мы больше говорили фактами и были журналистами, а не кликушами.

Садков:

- Как вы относитесь к фильму немецкому многосерийному, который и начал этот скандал?

Канделаки:

- Мне смешно, ребята рассказывали, как они в Рио-де-Жанейро с Зеппельтом оказались в одном лифте. У нас Кирилл Кикнадзе сделал замечательный фильм, даже несколько фильмов, тоже больше расследование о допинге. Я – журналист, как я могу относиться? Я прекрасно понимаю, что можно одну и ту же историю смонтировать разным образом и подать ее по-разному. У всех свои задачи. Еще раз повторюсь, это не последний фильм Зеппельта, я думаю. И не последняя история, которая в этом году и в следующем году прозвучит в связи с допингом. Надо быть к этому готовыми. У нас есть своя собственная журналистика. Никто не запрещает заниматься сбором фактов и предоставлением другой, альтернативной точки зрения. Всегда у любой истории есть возможность быть рассказанной разными людьми и с разных сторон. Вот я всегда за то, что любая история не может быть однозначной. Всегда есть другая точка зрения. Вот наша задача – там есть такая точка зрения, хорошо, про нее мы уже много сказали, ангажированная, понятно все это, давайте рассказывать другие истории. И как можно больше. Потому что единственная проблема, которую я вижу, западная точка зрения, точка зрения этого фильма стала благодаря соцсетям, масс-медиа, благодаря тому, что большая кампания велась на Западе, она стала такой основной, от которой все остальные идеи, теории и точки зрения почему-то уже отталкивались в качестве оправдательных. Вот мне бы хотелось, чтобы просто, когда звучит другая точка зрения, она не была оправдательной, она тоже опиралась бы на факты.

Садков:

- Проблема в этой истории в том, что и там, и там очень мало доказательств.

Канделаки:

- Пока – да. Мы с вами можем бесконечно про это говорить. Если есть факты… Современный мир очень технологичный. Многие это недооценивают. Вы смотрите, как развивается та же предвыборная кампания в США. Все почты в той или иной степени взламываются, все читается. И все тайное рано или поздно становится явным. Здесь единственное, что я могу сказать, здесь можно не переживать. Если есть какие-то факты, которые общественность должна узнать, она их узнает. Это вопрос времени. Мы живем в информационно не защищенном мире. И с каждым днем этот мир становится информационно все менее и менее защищенным. Потому что вы не можете выкинуть свой телефон в мусорное ведро, вы его держите в руках, у вас есть этот iCloud. И даже если вы этот iCloud у себя закрыли, у вас все равно есть множество соцсетей, у вас есть огромный объем ваших фотографий, информации, которая в любом случае рано или поздно будет доступна кому-то, кроме вас. Вот и всё.

Я очень внимательно слежу за тем, что происходит в западном мире с точки зрения развития технологий. Я поражаюсь тому, когда начинают строить теории заговора, конспирологии. Здесь просто надо хорошо по-журналистски поработать, не лениться. Поехать, найти источники. Когда эта история началась, мы через день уже были у лаборатории, где Родченков работал. В чем проблема? Можно и доехать, и найти, и выслушать разные точки зрения. И дать возможность зрителю, а сегодня это самая главная задача телевидения, проанализировать историю, услышать разные точки зрения и сделать выводу.

Садков:

- Я вот в чем не соглашусь. У меня ощущение, что последнее время люди не хотят анализировать. Человек включает Фейсбук, видит, что есть некая заметка. Ты ее можешь еще не дописать, фильм еще не закончился, а уже пошло мнение, что человек по этому поводу думает. Уже сформировано.

Канделаки:

- Мы с вами не спорим. Я с вами в данном случае соглашусь. Часто приходит запрос: давайте поговорим про ту или другую тему. Я говорю: давайте дадим возможность, если это какая-то конфликтная тема, высказаться обеим сторонам. И тогда будем про это говорить. Давайте не говорить об истории, если главные участники этой истории нам ничего не говорят. Очень важно, когда мы что-то говорим, обсуждать в первую очередь, отталкиваясь от мнения главных участников конфликта, а не от своего собственного мнения об этом конфликте. Получается сказка об истории. А давайте рассказывать историю, а не сказку про историю. То, о чем вы говорите, слушайте, это современный информационный мир, да. Конечно. Люди, обратите внимание, еще десять лет назад такого невозможно было представить, они подписаны на огромное количество соцсетей, мессенджеров. Этих мессенджеров все больше и больше.

Садков:

- Вы успеваете со всеми?

Канделаки:

- Да нет. Очень смешно: все друг другу пишут. У тебя WhatsApp? WhatsApp не так защищен, ты на Signal подпишись, он защищеннее. А, в Signal ты есть? Я тоже. И постоянно апгрейды этих систем. Ты в пяти системах переписываешься. Ты есть в Фейсбуке, ВКонтакте, в Одноклассниках, дальше ты еще где-то есть. Тебе все время приходят уведомления, пока ты их не выключишь. Это такая долгая цивилизационная дискуссия, что с нами происходит. Мы мало про это говорим, а надо бы говорить. Есть определенный объем памяти, восприятия, запоминания информации, который мы пока перепрыгнуть не смогли. Так как очень много информации сегодня воспринимается и стирается, каждый день этот объем памяти занимается в голове, а вечером как будто все это делитом стирается, это приводит к поверхностному восприятию информации в целом. Одна моя коллега любит писать: вы письмо точно прочитали? Судя по вашему ответу, есть ощущение, что вы дочитали его не до конца. Это не мессенджер, письмо рабочее, дочитайте его, пожалуйста, и потом уже отвечайте. Вот эта проблема есть. И она будет только усугубляться.

Садков:

- Наши спортсмены крайне обидчивы, насколько я знаю. Или не больше, чем в шоу-бизнесе?

Канделаки:

- Вы правильно сказали: не больше, чем любые публичные люди. Я бы не проводила прямую параллель, хотя законы одни и те же, между спортом и шоу-бизнесом. Это публичные люди: в искусстве, в спорте, в кино, в литературе. Все публичные люди ранимы.

Садков:

- И они так странно не любят говорить о том, что они делают. Мне кажется, что это проблема именно спортсменов.

Канделаки:

- Это регламенты. Мне очень хорошо сказал Павел Буре. Когда он приехал, мы ему сказали: Павел, мы рады, что вы такой выдающийся хоккеист, но вы играете 50 % времени, а остальное время вы должны говорить. То же самое мне Андрей Кириленко рассказывал. Мозгов Тимофей. Все люди, которые играют на Западе, Саша Овечкин, у любого спортсмена спросите, они вам очень четко расскажут регламент работы в западных командах. Он очень четкий, связанный с коммуникацией. Мы этот регламент создаем. Но этой культуры нет. Не забывайте, если совсем серьезно про это говорить, телевидение на Западе диктует спорту очень многие вещи.

Садков:

- У нас – нет?

Канделаки:

- Нет, конечно. Потому что на Западе другой рынок. Телевидение там является основным покупателем прав. И цены на права – это миллиарды. Когда тебе телевидение платит миллиарды за твои права, конечно же, ты работаешь по тому регламенту, который тебе высылает телевидение. Здесь такой ситуации нет. Потому что здесь нет такого рынка. Пока.

Садков:

- Эти споры, сколько стоит футбольная Премьер-лига… Было много заявлений Валерия Георгиевича Газзаева в его предвыборной программе, что права должны стоить около 200 млн.

Канделаки:

- Здесь нельзя говорить о цене одних прав в отрыве от общей картины. Но Валерий Георгиевич картину мира видит так. Ничего спорного в данном случае для меня нет. Потому что здесь надо с Валерием Георгиевичем говорить в целом о стоимости прав внутри нашей страны на спорт. Если там какие-то цифры очень большие, которые еще и подкреплены покупательской способностью телевидения, если он ее видит. Плюс спонсороемкостью данных прав. Тогда эта цифра летает. Если не подкреплены – значит не летает. Здесь все очень просто. Покупая права, мы должны понимать, что мы на них заработаем.

Садков:

- Пока такие деньги заработать невозможно?

Канделаки:

- Потому что рынок платного телевидения у нас тоже развивается. Как играют англичане в футбол? У них одновременно в линейке идет пять матчей в туре. И вы один матч видите на бесплатном канале. И одновременно с этим матчем идут четыре на платных каналах.

Садков:

- Я покупаю свою команду.

Канделаки:

- Естественно. Здесь пока этого нет. Федеральный канал заинтересован в рейтинге. Я жду всегда футбольных выходных, потому что это время, когда зрители выбирают «Матч ТВ».

Садков:

- А ваши тематические каналы – вы довольны их развитием? Они сильно изменились? Они приносят деньги?

Канделаки:

- Мы в этом году впервые 23 октября покажем впрямую на «Матч Арене» соревнования по Counter-Strike. Такого никогда не было.

Садков:

- Звучит как безумие.

Канделаки:

- Конечно. А вы знаете, какой объем рынка? Там тоже миллиарды.

Садков:

- По-моему, он сопоставим с футболом.

Канделаки:

- Рынок прав чуть ли не под 2 миллиарда. Это космос, это вообще завтрашний день. Я не удивлюсь, если через две-три олимпиады их введут как олимпийский вид спорта. У них «ВТБ Арена» вся продана. И там проблем с пустующими местами нет в Москве. Мы иногда приходим на футбол и хоккей – видим пустые места. А там все забито. Вот вам и ответ. Мы начинаем экспериментировать. Довольна ли я? Не забывайте, что потребительская корзина в этом году не особо увеличилась, если не уменьшилась. Поэтому надеяться на то, что в этом году будет какой-то феноменальный рост продажи тематических каналов… Не забывайте, мы занимаемся стартапом федерального канала. Определенная рецессия, связанная с тем, что федеральный канал дал возможность бесплатно смотреть большое количество спортивного контента, тоже будет существовать. Но так будет не всегда. Если я буду продолжать строить ту модель, которую я строю, понятно, что в какой-то момент слова о том, что мы – флагман и локомотив, мы развиваем интерес, если еще плюс экономическая ситуация будет меняться, собственно говоря, те, кто заинтересовались, уже дальше конкретно за свой интерес начинают платить, эта модель, конечно же, будет работать. Но через какое-то время.

Садков:

- Сейчас происходят изменения в нашем спорте. Ушел президент Олимпийского комитета. Ожидается какое-то переформатирование нашего спорта в плане управления. Что вы думаете, кто должен возглавлять? Должны быть две структуры, одна структура? Говорят, что вас чуть ли не вице-премьером сделают по спорту.

Канделаки:

- Сплетни обсуждать – дело неблагодарное. Вы знаете меня не первый год, про меня много чего говорят и обсуждают. Поэтому ничего нового я про себя не слышу. Всегда уровень сплетен с каждым годом становится все…

Садков:

- Все круче и круче.

Канделаки:

- Правда? Тогда я радуюсь этим сплетням. Как генеральный продюсер телеканала «Матч ТВ», скажу, что мы будем конструктивно работать со всеми руководителями, которые были и которые будут в российском спорте. Безусловно, нам важны взаимоотношения и с руководителем… и с новым вице-премьером. У нас очень хорошие отношения сложились, я надеюсь, и с Александром Дмитриевичем Жуковым. Мы очень плодотворно работали и в период олимпиады, конструктивно. Виталий Леонтьевич у нас на канале ведет программу. Я надеюсь, что в той или иной степени с появлением еще и новых руководителей, руководителей агентства, у нас появятся дополнительные партнеры, благодаря которым мы сможем интереснее и лучше рассказывать нашему зрителю про спорт. И самое главное – первыми.

Садков:

- Тина, а у вас за этот год появился любимый вид спорта?

Канделаки:

- Я грузинская женщина. Футбол и бокс – ничего не изменилось со времен моего детства. я любила всегда эти виды спорта, я любила, потому что любил их папа, который, к сожалению, ушел из жизни. Это такой детский гештальт. Я привыкла, что я дома, семья дома – и гремит футбол вовсю. Окна открыты, двери открыты, как это происходит в любой грузинской семье, в любом грузинском дворике. Изо всех окон звучит мощный голос Котэ Махарадзе. Я люблю футбол, я с удовольствием смотрю футбол. И бокс.

Садков:

- Но при этом у меня ощущение, что за последний год вы посетили такое количество спортивных мероприятий, которое даже для болельщика перебор.

Канделаки:

- Знаете, нет. Когда я пришла, вы помните, что у очень многих людей был скепсис – смогу ли я разобраться. Я профессиональный продюсер. Я не претендую на то, что я разбираюсь в спорте. Я претендую только на то, что я профессионально могу упаковывать спорт. Продюсер, который делает программу «Голос», он с таким же успехом может делать и политическое ток-шоу. Потому что это процесс продюсирования, а не создания контента. Я не создаю трансляции, я не влияю на спорт. Я только упаковываю тот спорт, который есть. И еще про этот спорт могу рассказать другими словами. Не языком: голы, очки, минуты, - а языком человеческим. Об эмоциях, о мотивах, о прошлом человека, о его настоящем, о будущем. О том, почему этот человек в какой-то момент сказал себе: я не буду довольствоваться тем, что у меня есть, я хочу стать кем-то больше.

Садков:

- Огромное вам спасибо за этот разговор. Спасибо вам за «Матч ТВ» тоже. Единственное, чего мне там всегда не хватает, это вас на экране.

Канделаки:

- Ну прекратите!

Садков:

- Мне кажется, вы очень органично бы там смотрели.

Канделаки:

- Я хорошая ведущая, правда?

Садков:

- Мне кажется, вы неплохая ведущая. Вы блестящая ведущая. Очень хотелось, чтобы вы и в этом качестве тоже были.

Тина Канделаки: Российские спортсмены - самые конкурентоспособные в мире

00:00
00:00
Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24