2016-10-18T18:56:39+03:00
Комсомольская правда
1

Кому из губернаторов предрекают отставку

Кому из губернаторов предрекают отставкуКому из губернаторов предрекают отставку

Обсуждаем с экспертами в эфире программы «Губернатор» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Арасланов:

- В студии Антон Арасланов. Вместе со мной Вячеслав Смирнов, директор Института политической социологии. Сегодня выясним, в пермском парламенте действительно ли оппонентов губернатора репрессировали и лишили руководящих постов. Выясним, грозит ли отставка самарскому губернатору Меркушкину. И зачем для ярославских журналистов губернатор ввел дресс-код. Но прежде всего вспомним прежнюю программу, которая была посвящена Удмуртии. Тогда с Александром Соловьевым, главой республики, мои коллеги говорили о том, что надо, дескать, в предвыборный президентский год почистить бы ряды свои. И, как я понимаю, буквально через три дня после этого эфира произошло страшное, арестовали чуть ли не родственника Александра Соловьева. Все так?

Смирнов:

- Все так. Арестован заместитель министра транспорта на два месяца. Конечно, это неприятная новость для Александра Васильевича. Но предупреждали, что надо самому начинать чистить свою команду. Надеемся, что никаких последствий для главы республики пока не будет, но это нехороший сигнал.

Арасланов:

- Давайте перейдем к истории самарского губернатора. Все дело в том, что Олег Молчанов, местный политолог, предрек отставку Меркушкина. Но на самом деле, если еще раньше посмотреть, в эфире Радио «Комсомольская правда» профессор МГИМО Валерий Соловей говорил о Меркушкине в том числе. Давайте этот эфир напомним.

Соловей:

- Мы знаем или склонны полагать, что знаем, что в России сменят в ближайшее время 10-12 губернаторов. Я могу сказать, это весьма известный, я бы сказал, одиозно известный губернатор Меркушкин. И высокие результаты «Единой России» ему вряд ли помогут. Насколько я знаю, господину Тулееву удалось сохранить свою позицию, хотя вопрос о нем стоял. И речь идет по крайней мере еще о двух губернаторах из центральной России. Это губернаторы с не самыми плохими социально-экономическими показателями, но губернаторы-старожилы. Полагают, что их надо заменить на новых. Посмотрим, кого на эти посты назначат. Если эта тенденция подтвердится и закрепится, то мы тогда можем с полным основанием говорить, что происходит милитаризация или секретизация (давайте этот термин употребим) российской политической элиты. И на самом деле это с точки зрения президента естественно. Хочет опереться на тех людей, которым доверяет.

Арасланов:

- Это особое развлечение и особое удовольствие – следить за тем, как сбываются прогнозы Валерия Соловья, профессора МГИМО. Он говорит, 10-12 губернаторов снимут. Обязательно проследим, и о судьбе Меркушкина в том числе.

Обращаюсь к нашим радиослушателям. А губернатора вашей области вы лично отправили бы в отставку или нет?

Сейчас на телефонной связи с нами Олег Молчанов, представитель Российской ассоциации политических консультантов. Олег Анатольевич, с вас все началось, эти слухи про отставку Меркушкина. Дескать, вы писали о том, что якобы уже указ подписан.

Молчанов:

- Я не писал о том, что указ подписан. Я писал о том, что есть принципиальное решение. Но такие указы подписываются парами – один об отставке, второй о назначении врио. И вот со вторым указом вышла заминка, так как после необходимости замены калининградского губернатора, который проработал всего лишь 2 месяца, то есть к подбору назначения врио стали подходить гораздо более тщательнее и ответственнее, чтобы не пришлось его менять по объективным причинам через 2 месяца. И Самарская область достаточно лакомый кусочек, тут много промышленности, достаточно приличный уровень жизни, тут же федеральные деньги на чемпионат мира, и понятно, что присматривать за этим должен человек, который полностью Москву устраивает. Но, как говорится, в Москве много башен, и пока эти башни преемника не нашли, то есть не согласовали, который бы устроил всех.

Арасланов:

- Вячеслав, со всем соглашаетесь из того, о чем говорит Олег Анатольевич?

Смирнов:

- Олег в принципе прав. Как у всех политологов, главное, тему забросить, а потом она живет уже собственной жизнью. Конечно, Николая Ивановича Меркушкина рано или поздно сменят. В принципе лучше, чтобы раньше, потому что тогда выборы будут в 17-м году. Это очень хорошо, и мы все это приветствуем, потому что это какая-то ротация. Связано ли это с тем, что нет сейчас достойной замены, нет достойной фамилии, я думаю, никто, кроме президента и администрации, не знает, даже сам Николай Иванович до конца не знает. Но в принципе особых претензий к нему по методам работы нет, он эффективный менеджер. Иначе бы его не пересаживали из одной республики в другую область. Другое дело, что имидж у него, конечно, с точки зрения экспертного сообщества, с точки зрения журналистов не самый лучший, но результаты (по выборам в первую очередь) у него эффективные, да и с коррупцией он не сильно связан. Вот если откроется, что если он где-то своих родственников рассадил либо привез из Мордовии людей, которые захватили самарский бизнес, вот это тогда уже чревато.

Арасланов:

- Я только один предвыборный эпизод напомню касательно Меркушкина, когда он разъезжал в ходе предвыборной кампании, и то ли работница завода у него спрашивала, когда же будут долги по зарплате ликвидированы, когда деньги эти выплатят, он говорил о том, что никогда не разговаривайте в таком тоне, спросите тех, кто вас подогревает, кто накачивает. Это лишь один эпизод.

Смирнов:

- Сейчас так на самом деле работать нельзя. Одно дело – закручивать гайки, а другое дело – говорить о том, как ты закручиваешь гайки. Наоборот, надо мило улыбаться и при этом закручивать гайки, но платить зарплату вовремя.

Арасланов:

- Олег Анатольевич, а что про народ-то? Мы уже затронули медийность со знаком минус господина Меркушкина. Народ как к нему относится, воспринимает?

Молчанов:

- Сейчас достаточно иронично. Потому что вообще история отношения людей к Николаю Ивановичу очень сильно похожа на историю Михаила Сергеевича Горбачева. Как только он пришел в нашу область, все были очень рады. Потому что предыдущий губернатор был, так сказать, гастарбайтером, жил в Москве, а летал сюда на работу. Была надежда на обновление, были большие обещания. Николай Иванович может ответить на любой вопрос длинно, многословно, его обращение к губернской Думе – аналог Послания Федеральному собранию президента – занимало 4-5 часов (побольше, чем у Владимира Владимировича).

Арасланов:

- Перейдем к пермским вопросам. Вячеслав, грозит ли что-то пермскому губернатору?

Смирнов:

- Ну, любому губернатору всегда что-то грозит.

Арасланов:

- Хорошо бы они это кожей чувствовали.

Смирнов:

- Многие это чувствуют, есть мудрые люди, и не зря поэтому многие сидят по 10 и больше лет, по 2-3 срока на своей должности. Пермский край на самом деле сложный, там всегда были сильные губернаторы, с характером, он богатый, поэтому там есть много точек и групп влияния, которые привыкли договариваться. Поэтому у действующего губернатора есть определенные проблемы, он пришел со стороны, он более мягкий, менее либеральный, как его предшественники, то есть он снес там «красных человечков», он не развивает культуру, не приглашает туда Марата Гельмана, но частью общества это воспринимается очень даже положительно. Но у него есть конфликты с местными элитами, которые привыкли к тому, что с ними разговаривают по понятиям в какой-то степени, достаточно жестко, но при этом выполняют обещания. Есть проблемы с муниципальной властью, с региональной, то есть на местах. Но на самом деле выборы показали, что он контролирует, по крайней мере, Законодательное собрание, не очень контролирует свою кадровую команду и эффективно, по крайней мере на уровне Заксобрания, борется с оппозицией. Но его подпирают, у него есть конкуренты, в том числе претенденты на должность губернатора.

Арасланов:

- Эта история с Заксобранием, дескать, с тем, что он своими руками на все ключевые позиции расставил людей, ему угодных, ему симпатичных. Эта истории говорит скорее о чем? О том, что господин Басаргин боится конкуренции? Это говорит о том, что Басаргин зачищает плацдарм, но для чего и зачем тогда?

Смирнов:

- Это самосохранение, оно может рассматриваться на самом деле как нормальное явление. По крайней мере, команда объясняет губернатору, что это единственная система самосохранения и контроля за политической ситуацией в крае, потому что противники сильные. А противники действительно сильные. Это и окружение бывших глав края, это и Дмитрий Станиславович Скриванов, который сильный, волевой и популярный, самое главное, в крае депутат и предприниматель. Конечно, это порождает определенную панику. Другой вопрос, что Скриванов контролирует оппозицию, но он очень лоялен Москве, он не будет делать что-то, что приведет к конфликту и не будет одобрено в Москве.

Арасланов:

- Мы отправили официальное письмо в администрацию губернатора Пермского края касательно этого вопроса о том, что в Заксобрании нужные посты, посты вице-спикеров лично председатель Заксобрания Валерий Сухих назначал, которого, естественно, поддерживает губернатор Басаргин. Попросили их прокомментировать. Ну, собственно, получили. На что напросились, то и получили в итоге. Сообщение такое. Официальный комментарий администрации губернатора Пермского края: «Законодательное собрание Пермского края сформировано в конкурентной борьбе, на открытых и честных выборах. Оценивать его можно будет только по результатам работы депутатов. Сейчас задача представительной и законодательной ветвей власти – совместно развивать социально-экономический потенциал региона и обеспечивать достойные условия для жителей Прикамья».

На телефонной связи с нами Александр Сайгин, пермский политолог. Александр, насколько достойны условия для жителей Прикамья?

Сайгин:

- Да, великолепный комментарий, выдержан в духе официальных речей, но, как всегда, под собой не имеет веских оснований, комментарий больше такой воздушный, если можно так сказать, не имеет ничего общего с реальной жизнью. Речи красивые, конечно, но те, кто наблюдал за первым и вторым заседанием Заксобрания Пермского края, у них иллюзий не осталось по поводу того, как собирается работать нынешняя власть и нынешнее большинство. Мы видим, как Госдума формировалась, например, и как там распределялись посты. У верховного законодательного органа в РФ сейчас есть цель: создать своего рода такую симфонию всех политических течений – и оппозиционных, и провластных, максимально наладить конструктивную работу. В Пермском крае этого не наблюдалось. Оппозицию в Заксобрании максимально отстранили от любых возможностей принятия политических решений и вообще какого-то давления на эти решения и показали, что с оппозицией работать не будут. Хотя Пермский край в этом плане уникален, здесь достаточно сильная оппозиция, много избралось депутатов со своим мнением, которые не намерены так просто, без боя, сдаваться.

Арасланов:

- Это намерение в чем выражается? Что значит без боя сдаваться? Что они собираются сделать?

Сайгин:

- Давайте начнем с того, что у любой оппозиции ее ключевая функция – оппонировать власти. В любом случае придется выстраивать конструктивную работу, учитывая то, что бюджет 17-го года будет достаточно тяжелым для Пермского края и в целом для других регионов, то тут в любом случае власть будет со своей стороны давить на принятия непопулярных решений. А учитывая то, что оппозиция получила достаточно неплохие проценты и народную поддержку, волей-неволей им, во-первых, придется обращаться к мнению общества и тем самым показывать, что рейтинг «Единой России» оказался, мягко говоря, в Пермском крае не таким, каким он в реальности является. Во-вторых, придется предлагать более такие поправки, которые будут именно в пользу жителей Пермского края работать. В Заксобрание вошло достаточно много промышленников, которым волей-неволей придется требовать льгот в достаточно тяжелый период. Значит, пермской краевой власти придется предлагать резать другие какие-то направления – социальную политику, медицину, образование. И в этой ситуации у оппозиции есть шанс стать на сторону пермяков и оборонять их против решения администрации краевой.

Арасланов:

- Посмотрим, насколько это получится.

Смирнов:

- На самом деле край один из богатых краев, поэтому там не все ужасно. Просто мы иногда забываем, что оппозиция это не плохо и не хорошо, это данность. Нельзя в Пермском крае говорить, что вот это оппозиция Путину или оппозиция «Единой России». Конфликт происходит, в том числе внутри самой «Единой России». Это оппозиция губернатору и на самом деле противостояние различных кланов, в том числе и губернаторского клана, которые хотят поставить своего губернатора во главе региона. И даже основной оппонент Сухих – Татьяна Шестакова, она же член «Единой России», она выиграла успешно праймериз, она победила по округу от «Единой России», поэтому идет борьба в том числе и за контроль над «Единой Россией». Другое дело, что ее поддержали, и коммунисты, и ЛДПР как альтернативного кандидата. Нет оппозиции коммунистической или оппозиции либеральной. Самая либеральная партия в Заксобрании (да и не только в Заксобрании, но и в Госдуме) это «Единая Россия», потому что она выступает с достаточно либеральными экономическими проектами, в том числе соответствующими экономическому блоку нашего правительства. Это человеческая оппозиция. Кто-то кому-то не нравится, кто-то контролирует какой-то бизнес.

Арасланов:

- Это такая жизнь по понятиям получается.

Смирнов:

- Она у нас всегда такая – есть, как на самом деле, а есть, как по закону.

Арасланов:

- По большому счету, так оно и получается.

Смирнов:

- Поэтому борьба продолжится. На самом деле губернатор устраивает Москву, он показал хорошие результаты на выборах. Кстати, этого от него не ожидали. Но он не устраивает местные элиты. Поэтому борьба будет продолжаться, и кто победит в этих разборках политических, предугадать заранее нельзя. В отличие от Самарской области я бы не говорил, что будущий год может быть батальным для действующего губернатора.

Арасланов:

- На самом деле ситуация не уникальная. Мы попросили наших радиослушателей написать, заметна ли какая бы то ни была оппозиция. Большинство сообщений – нет. Нет ее в Перми, нет ее в Самаре, нет ее в Твери

Давайте переедем в Ярославль. Все дело в том, что там для журналистов вводят дресс-код, более того, грозят с мероприятий с участием губернатора выгонять. Пупок не понравился? Что плохого в женском пупке?

Смирнов:

- На самом деле это немножко лицемерие и отношение к прессе своеобразное. Но надо понимать, что наш телезритель не любит, как это ни странно, когда очень короткие юбки, очень большие декольте. Еще больше он не любит, когда обилие перстней, желтые рубашки на губернаторах и чиновниках. Потому что телезритель пожилой. И, как бы соответствуя этому телезрителю, естественно, совершенно правильно вводят определенный дресс-код. Но время сейчас другое. Все-таки чиновники, если они не дают деньги и не финансируют местные средства массовой информации, особо никакого влияния на средства массовой информации не имеют. Один блогер может написать такое, что перевернет всю информационную ситуацию в регионе, никакое телевидение не спасет. Поэтому пройдет какое-то количество времени, и губернаторы будут говорить: да хоть голые приходите, только про меня напишите. И рейтинги, кстати, тоже начнут расти. Вот Тула, Московская область дресс-код не вводили, очень либеральные были подходы, и всегда очень хорошо писали журналисты и особенно журналистски. Но в принципе надо понимать, что в Ярославле более консервативный избиратель и телезритель. И пупок, конечно…

Арасланов:

- Раздражает. Мы обратились за комментарием к начальнику Управления массовых коммуникаций правительства Ярославской области Ирине Ануфриевой.

Ануфриева:

- Введение дресс-кода у нас для журналистов, на мой взгляд, тема скорее надуманная. Коллеги сделали просто из мухи слона. Потому что как у нас приходили журналисты на мероприятия, условно, в джинсах, кроссовках, так они и приходят. Реально никто не стоит и не проводит фейс-контроль ни на входе, нигде. Тем более нарушать закон о СМИ, препятствовать работе журналистов никто не собирается. Мы, как и любая пиар-служба, тем более пресс-служба правительства, наоборот, заинтересованы в активном освещении работы правительства, как вы понимаете.

Что касается появления самого письма, то не хотелось бы об этом говорить, но у нас были прецеденты, когда некоторые коллеги позволяли себе недопустимое. Что конкретно, говорить не буду категорически, потому что сами герои об этом знают. Поэтому в письме и появилась формулировка: деловой стиль одежды. Что это конкретно такое? Мы с вами все люди взрослые и понимаем, куда можно ходить в шортах, а куда в смокингах. Еще раз подчеркну, что строгих рамок у нас никто не устанавливал, как работали журналисты, так и работают.

Смирнов:

- На самом деле она права. Почему мы можем себе представить, что журналист может прийти на пресс-конференцию в шортах, в том числе и мужчина, а губернатору в шортах нельзя. Должны быть одинаковые критерии. Если это деловая передача, то это деловой стиль одежды.

Арасланов:

- Ирина Пухтий, председатель Союза журналистов Ярославской области, несколько спорит со своей коллегой из Управления массовых коммуникаций правительства Ярославской области. Она тоже дала нам комментарий.

Пухтий:

- Я считаю, что в таких случаях надо с каждым человеком разбираться индивидуально, а не учить уму-разуму массово. Действительно, в законе о средствах массовой информации нет ни строчки о том, как должен одеваться и как выглядеть журналист при исполнении своих профессиональных обязанностей. Дресс-код у каждого человека должен быть внутри.

Арасланов:

- У нас звонок. Андрей, здравствуйте.

- Город Владимир. Я бы отправил губернатора Светлану Орлову в отставку.

Арасланов:

- Это пожелание на день рождения, что ли?

Андрей:

- Не пожелание на день рождения, а напутствие на день рождения, что она делает, а что не делает.

Арасланов:

- А что не делает?

Андрей:

- Она игнорирует майские указы президента, связанные с предоставлением многодетным семьям земли. У нас в регионе земли очень много, а она не дает землю. Дает землю только нуждающимся в улучшении жилищных условий, а, как президент сказал, для многодетных это должен быть подарок, для всех многодетных. А тут, получается, 8 тысяч многодетных семей во Владимирской области, а землю за 5 лет с момента подписания Медведевым указа получили только 1700 семей, и то кто в лесу, кто в чистом поле, без дорог, без света, без газа.

Арасланов:

- Еще один звонок. Владимир, здравствуйте.

- Здравствуйте. В Кузбассе нет оппозиции.

Смирнов:

- Ну, там поляна вытоптана уже давно на самом деле.

Арасланов:

- Позволю даже себе такое сравнение с Узбекистаном. Когда Каримов почил, там же много было разговоров: а кто? Некому. Просто ситуация такая, все зачищено и выжжено.

Смирнов:

- У нас пришлют какого-нибудь хорошего генерала. На самом деле Кузбасс не самый плохой регион, и там не самый плохой губернатор. Другое дело, что со свободой там, конечно, похуже, но на президентские указы, выполнение каких-то социальных гарантий там жалуются меньше.

Арасланов:

- Итак, телефонное голосование. 73% нашей аудитории недовольны работой своего губернатора, главы региона и отправили бы его в отставку. 27%, как вы понимаете, довольны, говорят, не трогайте. Это значит, что у программы «Губернатор» еще очень и очень много работы.

Кому из губернаторов предрекают отставку

00:00
00:00
Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24