2016-10-18T22:06:36+03:00
Комсомольская правда

К чему приведет обострение отношений между Россией и США? 1-я часть

К чему приведет обострение отношений между Россией и США?К чему приведет обострение отношений между Россией и США?

Обсуждаем с членом-корреспондентом Российской Академии ракетных и артиллерийских наук, доктором военных наук Константином Сивковым в эфире программы «Занимательная геополитика» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Панкин:

- В студии Иван Панкин, вместе со мной в студии Галина Сапожникова. И наш гость – Константин Сивков, член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук, доктор военных наук.

Это спецпроект. На протяжении всей недели мы будем рассказывать о российско-американских отношениях в разных ракурсах. Этот выпуск будет посвящен вероятности военных действий между нашими державами. Потому что очень много сейчас говорят о том, что война, не просто гибридная, которая уже идет, вполне вероятна.

Галя, ты сегодня утром вернулись из Италии.

Сапожникова:

- Да. Но я бы попросила все-таки не столь драматизировать. Ты говоришь, что война неизбежна.

Панкин:

- Я не сказал, что неизбежна. Я сказал, что много говорят об этом сейчас. Достаточно привести недавние заявления американских военных, которые говорят, что военный конфликт с Китаем или Россией без применения ядерного оружия практически гарантирован.

Сапожникова:

- До этого мы несколько месяцев говорили о том, что истерят прибалтийские и польские СМИ, истерит Европа, обещая скорую войну, а сейчас, получается, собираемся заняться этим сами… Давайте договоримся так: эмоции выразим только в первой части нашей программы, а потом будем хладнокровно «препарировать лягушку на хирургическом столе» - разбирать «за и против! возможности выхода из этой ситуации и вероятность этой опасности.

Действительно, сегодня в 4 утра я прилетела из Италии, в некотором изумлении. Почему? Рассказывать я вам собираюсь не о пармезане и прошутто, а совершенно о других вещах. Что я там делала? Презентовала свою книгу, которую мы на радио уже много раз обсуждали - о развале Советского Союза - «Как убивали СССР, и что стало с теми, кто пытался его спасти», где рассказывалось о том, что Литва стала первой «цветной революцией» на пространстве СССР. Честно говоря, я сама относилась с некоторым недоверием к выходу этой книжки на итальянском, мне казалось: где Италия и где Литва? Думала: итальянцы вежливо выслушают, зададут какие-то комплиментарные вопросы и разойдутся.

И тут, получается на всех трех презентациях я наблюдаю одинаковую картину. Сидят итальянцы, в возрасте от 20 до 80, с широко раскрытыми глазами, и вопросы задают совершенно одинаковые: а будет ли война, а вы с кем, а против вас кто? Надо сказать, что большое возмущение в итальянском обществе вызвал тот факт, что 2 дня назад 40 итальянских солдат были направлены в Латвию. Конечно, 40 итальянцев, я думаю, не сильно повлияют на исход обороны Латвии, тем не менее, сам этот факт вызвал в обществе потрясение, и эмоции на этих встречах зашкаливали. То есть, итальянских читателей волновал не только вопрос роли иностранного вмешательства в развал СССР и в тех тектонических сдвигах, которые произошли в конце 80-х годов на территории Европы, но и то, насколько эта роль может снова сыграть свою роль (извините за тавтологию) в нынешнем спектакле. В общем, ситуация достаточно драматичная. И действительно, говорят в Европе только о предстоящей войне - под воздействием СМИ, прежде всего телеэкранов, что слышать было, честно говоря, ужасно. Потому мы и решили запустить такой проект, чтобы совершенно спокойно разобрать, насколько эти страхи существенны.

Наш сегодняшний гость Константин Валентинович 7 лет назад написал работу под названием «Вероятный характер Третьей мировой войны». Мне интересно, что вам сказали редакторы, которые опубликовали такой заголовок, и как отреагировали читатели?

Сивков:

- Тогда она была опубликована в полном объеме в нескольких журналах и газетах. Профессионалы обратили на нее большое внимание. Я имею в виду мои коллеги из Генерального штаба, в других службах, в том числе и иностранные. Широкой публике она была, естественно, не очень интересна.

Сапожникова:

- Мне показалось, что вы несколько накручиваете ситуацию.

Сивков:

- Нет, ничего подобного. Причины того, что мы сегодня видим, прописаны еще в той работе 7 лет назад, потому что мне это было очевидно, да и многим другим. Войны не возникают на ровном месте, по желанию того или иного руководителя. Они возникают тогда, когда возникают противоречия, которые нельзя разрешить иным путем, кроме как войной. Сегодня характер глобальных противоречий настолько глубок и серьезен, что он значительно превосходит те противоречия, которые вызвали Первую и Вторую мировую войны. Единственное, что нас сдерживает от Третьей мировой войны - это ядерный паритет между Россией и США. Но и он уже перестает быть серьезным фактором сдерживания, поскольку появились такие инструменты ведения войны, как гибридная война, она уже осмыслена и реализуется. А во-вторых, в стратегии национальной безопасности США прописано положение о том, что Соединенные Штаты Америки могут вести войну против России в огневом соприкосновении с российскими вооруженными силами и с китайскими вооруженными силами на удаленных театрах военных действий, то есть на территории третьих стран, и при интенсивности, не допускающей превышения ядерного порога.

Поэтому варианты развязывания военного конфликта между Россией и США, Китаем и США, Россией и НАТО на удаленных театрах, таких как, например, Сирия, Приднестровье, Калининградская область, точнее морских пространствах, прилегающих к ней, центрально-азиатский театр военных действий (это южное стратегическое направление), кавказский театр военных действий (юго-западное стратегическое направление) - здесь пожалуйте.

Панкин:

- Константин Валентинович, вы заговорили про ядерный паритет. Недавно Марк Милли, американский генерал, заявил, что Россия единственная страна, чей ядерный потенциал способен уничтожить Соединенные Штаты. То есть американцы все-таки боятся Россию в этом смысле?

Сивков:

- Безусловно, и в этом нет никаких сомнений.

Панкин:

- А почему мы не разбрасываемся такими резкими заявлениями, а с американской стороны они все чаще звучат?

Сивков:

- Потому что надо заметить один важный момент. Прошедшие 15 лет продемонстрировали один важный фактор. Первое. В войне побеждает солдат с высоким моральным духом над солдатом технически оснащенным, но без такового. Война в Ираке, Афганистане показала, что потери 1 к 20 были в пользу США, но они были вынуждены оставить Ирак, и сейчас фактически ничего не могут сделать с Афганистаном.

Второй фактор состоит в том, что западноевропейская нация в отличие от российской к войне не готова. Для того чтобы начинать войну, надо иметь три условия: партию войны, идею войны и нацию войны. Третий рейх имел все три компонента, и он вел войну. Сегодня западная цивилизация не имеет ни первого, ни второго, ни третьего. Поэтому развязывать войну она сейчас не может. Единственный способ попытаться как-то мобилизовать нацию – это поднимать военную истерию. То, что вы сегодня рассказывали про Италию - это классический пример информационной войны против собственного народа с целью его мобилизации на предстоящие военные действия.

Панкин:

- Вопрос к нашей аудитории. Верите ли вы в реальность войны с США, в реальность так называемой Третьей мировой войны?

Константин Валентинович, в 2009 году вы уже предсказали Третью мировую войну. Я правильно формулирую сейчас? Но тогда не было никаких предпосылок к тому. У России и США были ровные отношения, насколько я помню, не такие, как сейчас.

Сивков:

- Те глубинные противоречия глобального характера, которые уже тогда были очевидны специалистам, предопределили то, что я спрогнозировал Третью мировую войну. Суть противоречий сводится к одному, если по-крупному считать. Главное противоречие: стало ясно, что пределы экологии земли достигнуты, возможности планеты по обеспечению жизнедеятельности народов в рамках так называемого свободного рынка, в рамках общества потребления уже превзойдены. Встал вопрос, за счет кого придется сокращать потребление? Тогда родилась идея «золотого миллиарда», и тогда стало очевидным, что продвижение этой идеи упрется в сопротивление. Стало ясно, что неизбежно будет Третья мировая война. Отношения между Россией и США были хорошими, но США уже действовали – уже был Ирак и Афганистан. Было ясно, что Штаты Ирак и Афганистан в военном отношении уже проиграли, что должны были быть новые способы ведения борьбы. И мне стало понятно, что обострение с Россией будет неизбежным, потому что в России поднимался национальный капитал. Собственники высокотехнологичных предприятий будут уничтожать российские предприятия как конкурентов, американцам Россия нужна лишь как сырье. И было понятно, что этот национальный капитал неизбежно будет ставить перед собой задачу возрождения Российской империи, так как она должна быть центром силы, способной кому-то противостоять и защитить их интересы.

Вот тогда стало понятно, что будет Третья мировая война. Это будет достаточно длительный процесс (я имею в виду войну), включающий несколько этапов. Первый, судя по всему, мы сейчас наблюдаем в виде развертывания тех локальных конфликтов, которые сейчас охватывают ключевые регионы мира. Это Сирия, Ближний и Средний Восток (Ирак, Афганистан, Центральная Азия), сейчас конфликт перехлестнется еще на Латинскую Америку. Там мы уже видим гибридную войну против Бразилии, против Аргентины, где идет смена руководства, идут атаки на Венесуэлу, готовится атака на Кубу. Поскольку, для того чтобы провести гибридную атаку, нужно сначала стать очень добрым и крепко обнять в объятиях. Готовится атака на Китай. Уже фактически она идет.

Сапожникова:

- И Узбекистан под прицелом, и Белоруссия. Вы сказали, что прежде чем нанести удар, нужно крепко взять объект в объятия. Я как раз помню то время, когда мы с Америкой находились в объятиях. В 1995-м году я была на стажировке в газете в Америке. Более теплых отношений между русскими и американцами я вообще не помню! Мы действительно ощущали себя братьями. Покровительственного похлопывания по плечу, я, во всяком случае, тогда не чувствовала. Это был все-таки интерес. Мы часто приходили к выводу, что мы похожи – по эмоциональности, по теплоте, по мессианству. У нас это как у имперской нации заложено в крови, и у американцев тоже.

Сивков:

- Вы имели дело с простыми людьми. Действительно, американцы на нас похожи. Но линию поведения цивилизации определяют цивилизационные или государственные элиты. А государственные и цивилизационные элиты Запада совершенно иные и ставят перед собой совершенно иные цели. Совершенно очевидно, что Запад без дешевого, по сути, дармового сырья, которое он качал из стран третьего мира, без соответствующих рынков сбыта существовать в том виде, в каком он сейчас существует, не сможет. Если эти пути будут перекрыты, то нынешние элиты рухнут под ударами собственных народов.

Первые звоночки уже пошли – Марин Ле Пен, Брекзит, в Германии тоже поднимается германская «Альтернатива». Дональд в США - наиболее яркий пример той национальной элиты, которая идет на то, чтобы освободить США от диктата транснационалов. Если бы не было поражений XXI века, 15 лет геополитических провалов западной цивилизации, то не было бы никакого Трампа, никакой «Альтернативы» в Германии, не было бы Марин Ле Пен, или она была бы на десятых ролях. Эти элиты как раз и толкают свои народы на Третью мировую войну ради сохранения своего господства.

Мировая война – это война коалиционная. Поэтому когда мы говорим о войне России и США, мы говорим о двух региональных войнах – на восточном театре военных действий, с их союзниками (Япония, Китай, США, Австралия) и на западном (это НАТО).

Сапожникова:

- Как вы думаете, почему в ХХ веке у Америки все получилось – победа в холодной войне, разрушение Восточного блока и Советского Союза, а в XXI вдруг начались обломы за обломами? На одной из презентаций в Италии, когда я рассказывала о том, что Джин Шарп был автором теории «цветных революций», и этот метод был успешно применен в СССР и потом был многократно повторен - на Украине, в Грузии, в Сербии, Киргизии и далее по списку, задали вопрос: скажите, а почему они все время пользовались одним шаблоном, почему не менялись? Честно говоря, я не нашла ничего лучшего, чем ответить, зачем изобретать велосипед, если он уже был изобретен и успешно себя продемонстрировал? А как бы вы на него ответили?

Сивков:

- Вы правы, они действительно используют шаблон. Причин тут несколько. Одна из главных причин состоит в том, что интеллектуальный потенциал политической элиты США и западной цивилизации резко деградирует, тогда как потенциал силовых структур сохраняется на уровне. Поэтому мы являемся свидетелями того, что первый этап операции всегда проходит успешно, а потом начинаются провалы. Блистательно проведенная операция «Буря в пустыне», операция против Афганистана и против Ирака, блистательно организованный взрыв по всему Ближнему Востоку и северной Африке, эта так называемая «арабская весна»... Но потом провалы. Причина очень простая – потеря управления, отсутствие возможности обеспечить контроль над хаосом. К власти приходят совершенно не те силы, которые хотели. Развал Советского Союза прошел успешно, но потом обеспечить контроль над ситуацией они тоже не смогли. И то, что сегодня Россия начинает подниматься, это лишний признак этого. США применяют технологию, которая до конца не обеспечивает победу.

Надо четко понимать, что 90% успеха гибридной войны создают не внешние факторы, не агрессор, а внутренние политические элиты. Именно они создают ту базу, опираясь на которую, происходит социальный взрыв, который является ключевым условием ведения гибридной или информационной войны. И поэтому, если говорить о том, что Советский Союз разрушен Соединенными Штатами Америки и их спецслужбами, не совсем корректно. На 95% разрушение Советского Союза – вина партийной номенклатуры Советского Союза и лишь 5% - США. Это если бы сказать, что взрыв Йеллоустоуна может быть вызван каким-нибудь толчком. Йеллоустоун все равно должен взорваться. То ли он на тысячу лет позже взорвется, то ли на тысячу лет раньше. А толчком к тому, что он взорвется в нужное время, может быть какой-то удар по этому региону. Вот точно так же и Советский Союз - он мог бы распасться сам, без внешнего фактора, может быть, лет через 5-6 или 10, при сохранении тех тенденций, которые были. США лишь этот процесс ускорили, это произошло в начале 90-х годов. И то же самое касается всех государств, переживших «арабскую весну».

Сапожникова:

- Абсолютно согласна. Я всегда рассказываю, что технологии Джина Шарпа невозможно наложить на 100-процентно благополучную страну. К моменту включению кнопки технологий ситуация должна быть расшатана.

Панкин:

- Прочту несколько сообщений. «Да верю, да готов (в смысле – к войне). Белогорье». «Войны не будет, если на территории исламских государств будут военные конфликты. На территории Европы псевдоевропейская власть не хочет войны между Америкой и Россией. Псевдоевропейская власть боится хаоса внутри стран Европы, так как битва будет между гражданами стран Европы, к примеру, Донбасса», - это Азамат написал.

«Запад боится полномасштабной войны. Богатые люди всегда хотят жить дольше, чем остальные. Привет из Нью-Йорка», - это написал Алекс.

На связи с нами Виктор.

- Здравствуйте. Войны не будет с Америкой и Западом. Потому что американцы панически боятся ответного ядерного удара. Они начали бояться только тогда, когда у нас появилась первая бомба. И пошло – Корея, Вьетнам, Камбоджа, Лаос. Это у них как хобби. Они боятся панически. Они никогда впрямую с нами не пойдут. И с нами они никогда не договорятся, ни на каких условиях. Они всегда нас будут обманывать. Их задача: нужна гибридная война, на это они мастаки. Но они делают это прямолинейно, не учитывая национальный характер. На России они обязательно провалятся и получат по зубам, что больше никогда не возродятся. Это мое личное мнение.

Панкин:

- Насчет Кореи любопытный момент. Тут КНДР заявила, что ради России готова нанести ракетный удар по военным объектам США. Константин Валентинович, а вообще КНДР может быть нашим союзником?

Сивков:

- Да, КНДР наш реальный союзник в отличие от Южной Кореи, с которой мы сегодня пытаемся брататься.

Сапожникова:

- Мир не настолько черно-бел, как вы его сейчас пытаетесь нарисовать. Все это я уже слышала и даже сама повторяла на политинформациях в пионерском отряде. Очень многим людям в Италии я задавала один и тот же вопрос: я просила нарисовать три сценария – апокалиптический, нейтральный и оптимистический. Давайте послушаем одного из наших первых экспертов, Джульетто Кьеза, это большой друг нашей газеты и страны, журналист и политолог.

Кьеза:

- Самый пессимистический я не хочу описывать, потому что будет последний прогноз. Если будет война, это будет до такой степени катастрофически, что не надо его комментировать. Есть другой сценарий, когда Россия может противостоять Западу. Сумеет противостоять, несмотря на все трудности, которые происходят. В том смысле, что Россия не смогла в этот период перестроить себя в таком виде, чтобы не зависеть от внешнего капитала и смотреть на союз с Китаем. Это, я считаю, самый реальный вариант того, как Россия может противостоять.

Третий сценарий, что будет примирение, я считаю нереальным. Не будет никакого примирения. И не потому, что Россия не хочет этого, наоборот, Россия хочет, это очевидно, что Россия не заинтересована в столкновении. Но Запад не способен понимать, что происходит и хочет настаивать на идее, что XXI век должен быть американским. Сама идея такого рода – это сумасшедшая идея, нереальная. Я не критикую эту идею из-за идеологических предрассудков, и не говорю, что это не демократично. Я говорю, что это нереально. Потому что на земле существует 7 миллиардов людей, среди которых есть гиганты, которые развиваются независимо от Запада. Сама идея такого рода опасна. Но из-за этого думать, что Запад может вдруг стать разумным, не считаю возможным, не будет этого «вдруг». Единственный способ, чтобы Запад стал разумный - это испугать его. Он должен знать, что если попытается ввести свой порядок в мире, будет гигантская война. Потому что не только Россия, а Россия и Китай будут сопротивляться.

Сапожникова:

- Итак, Константин Валентинович: чем мы будем пугать Запад? И что вы думаете о перспективе российско-китайского военного сотрудничества? Сегодня агентство Bloomberg опубликовало информацию под таким говорящим заголовком – «Россия и Китай создают альтернативный США центр силы».

Сивков:

- Джульетто Кьеза абсолютно прав. Вариант, как вы называете, апокалиптически нереален, потому что самоубийц у западной элиты нет, они отчетливо понимают, что ядерный потенциал при существующем состоянии дел в политическом руководстве России гарантирует их уничтожение, если они начнут военные действия с нами, и даже просто решатся действовать силами общего назначения, разгромив наши вооруженные силы, попытавшись оккупировать нашу страну. Мы нанесем первыми ядерный удар, причем стратегический. И будет уничтожена вся западная цивилизация. Это бесспорно. Поэтому они на это не пойдут. Единственное, в каком случае они могут пойти на оккупацию - это если им удастся разгромить наше государство, разрушить управление стратегическими ядерными силами, дезорганизовать вооруженные силы. Тогда они смогут оккупировать страну и взять под контроль ядерные силы.

Второй вариант состоит в том, что в конечном итоге все равно будет решаться очень специфическим образом. Это не будет примирение. Глубинные противоречия и проблемы западной цивилизации таковы, что при существующем положении дел она долго существовать не сможет в том виде, в каком мы ее знаем. Начнется потихоньку сползание в фазу социальных преобразований на Западе, с приходом иных сил и уничтожением транснациональных элит и национальных элит, ориентированных на транснационалов. Придут национальные элиты. В свою очередь, Российская Федерация, Китай (там мы тоже имеем массу противоречий) тоже будем сползать к социальным противоречиям, к социальным преобразованиям. И здесь будет зависеть от того, как смогут наши политические элиты отслеживать и своевременно менять социальную структуру общества таким образом, чтобы быть стабильными. Поэтому вот эта динамика будет определяться темпами сползания двух сторон к социальным преобразованиям и тем, в какой форме будут происходить эти социальные преобразования. Если нашим политическим элитам удастся совершить революцию сверху (потому что именно такого характера преобразования нам в России нужны, чтобы мы выжили дальше), мы будем существовать. Если же они это не поймут и дело перейдет в такое состояние, когда создадутся благоприятные условия для революции внутри, нам помогут из-за рубежа. Это однозначно, они будут стараться это делать.

Панкин:

- Вы не ответили на вопрос про российско-китайские отношения, насколько они реальны, и реальны ли?

Сапожникова:

- Не кажется ли вам, что мы очаровываемся какой-то новой идеей, которая себя не оправдает?

Сивков:

- Я буду краток. Любые военные союзы возникают при наличии общих интересов и общих врагов. Россия и Китай сегодня имеют, безусловно, общего противника в лице западной цивилизации и ее ядра – США. Россия и Китай в одиночку не способны противостоять США. Россия и Китай работают друг с другом, как шестеренки, если так можно выразиться, сильные стороны Китая компенсируют слабые стороны России, и наоборот, сильные стороны России компенсируют слабые стороны Китая, в частности, в области ядерных вооружений. Поэтому объективно при нынешних условиях мы вынуждены будем быть союзниками. Изменится ситуация – изменятся и наши отношения. Но так было всегда в истории.

Панкин:

- Принимаем звонок. Игорь, здравствуйте.

- Здравствуйте. То, что не будет прямого конфликта, очевидно. Другое дело, что мы будем втянуты в региональные конфликты. По периметру мы уже имеем конфликты. Что касается Сирии, мне представляется, мы недооценили, куда мы влезли. Мы подставились против суннитского мусульманского большинства, а там противопоставляются две ветви мусульманства – шиитов и суннитов. А мы почему-то, имея несколько десятков миллионов суннитов у себя в стране, выступили на стороне шиитов. Я так думаю, втянувшись в эти конфликты, мы просто экономически не вытянем. А если долго это будет происходить, это очевидно, нас просто измотают и всё. А что касается Китая, он будет наблюдать, и когда ему будет удобно, просто нас сожрет.

Сивков:

- Начнем с того, что Китай уже сейчас влез в Сирию, там уже действует несколько сотен китайских инструкторов и экспертов, советников, которые решают свои задачи в рамках единой группировки, воюющей против «Исламского государства», а точнее, против креатуры Соединенных Штатов Америки. Что касается того, что он нас сожрет, когда будет удобно. Да, конечно. А если нам будет удобно, когда Китай ослабнет, мы его, может быть, когда-нибудь сожрем. Поэтому это практика жизни. На данном историческом этапе мы друг в друге заинтересованы.

Панкин:

- А может ли Китай заменить американцев?

Сивков:

- В перспективе? Вполне. Если Соединенные Штаты рухнут и исчезнут как фактор геополитики, Китай встанет на место США и будет нашим главным врагом, это надо четко понимать. Но мы говорим про сейчас. Это ситуация такая же, какая была в войне с гитлеровской Германией. Я хочу напомнить, тогда мы были союзниками. Когда рейх был разгромлен, в течение двух лет мы стали врагами.

Панкин:

- Зачитаю сообщение из WhatsApp. «У американских военных есть концепция первого обезоруживающего удара. Также они рассчитывают, что у российских чиновников дети и собственность на Западе, и они не решатся их бомбить в ответном ударе». Что скажете?

Сивков:

- Насчет чиновников вы абсолютно правы. Вот этот вопрос насчет того, решатся ли наши нажать кнопочку в случае начала ядерного удара, всегда тревожил и тревожит нас, военных. Это мои тревоги, которые меня и моих коллег обуревали в 90-2000-е годы, когда я служил. Что касается обезоруживающего удара. Надо четко понимать, что удар имеет протяженность во времени, причем достаточно большую. Первый ядерный удар может составлять до двух-трех часов. Первый стратегический неядерный удар с крылатыми ракетами может достигать 3-5 часов и более. То есть время на принятие решения на ответный массированный ракетно-ядерный удар есть, это однозначно. Это первое.

Второй момент. Даже если все ракеты дошли до цели, поразили наши шахты, вероятность поражения далеко не 100-процентная, она невелика, составляет где-то 0,7-0,8, то есть от 20 до 30% ядерного потенциала сохранится, особенно на подводных лодках, находящихся на боевом дежурстве в море. И одной такой подводной лодки со 160 ядерными боеголовками (я имею в виду подводную лодку проекта 667БДРМ или 955-й проект с «Булавами») будет достаточно, чтобы США были отброшены на столетие в прошлое. Поэтому вот такого ядерного обмена, скорее всего, не будет. Американцы пойдут на военный удар по России лишь в том случае, если они будут гарантированно уверены, что ядерный потенциал России нейтрализован любым способом.

Сапожникова:

- Я сейчас сделаю признание, очень редкое по нынешним временам. Америку можно не любить как государство, но это чудесная страна с теплыми, душевными, хорошими людьми, которых есть за что уважать. Давайте лучше весь наш креатив бросим на то, чтобы подумать, как нам избежать этой ситуации, что еще можно сделать.

Панкин:

- Я уверен, что и Константин Валентинович точно так же считает. Мы говорим про два государства, две великие державы, которые как державы в мире жить не могут. Разве не так?

Сивков:

- Я скажу вам вещь, которая покажется парадоксальной. Я категорически не хочу разрушения США. Потому что если США и НАТО рухнут, то нам придется оказаться один на один с 1,5-миллиардным Китаем. Это много хуже, чем противостоять США и Европе. Поэтому пусть они лучше будут в том виде, в каком есть.

Теперь что касается того, возможно ли изменение курса США на другой, так, чтобы не было противоборства. Исходя из тех глубинных противоречий, о которых я говорил, природа этих противоречий таится в транснациональных элитах, претендующих на мировое господство, без которого не может быть обеспечено их существование. Если в США и в западной цивилизации состоится отстранение этих элит от власти и их уничтожение (я не говорю, что физическое, а политическое и экономическое, то есть лишение их власти), вот тогда возможно установление действительно бесконфликтного или, скажем, ограниченно конфликтного мира. То есть противоречия будут, но не военного характера. Сегодня я такие тенденции с удовлетворением наблюдаю. Поэтому я рукоплещу Марин Ле Пен, когда она идет к власти, я рукоплещу Трампу, когда он идет к власти, я рукоплещу партии «Альтернатива для Германии», когда она завоевывает новые позиции в политической элите. Это предпосылки, которые позволят в дальнейшем, в какой-то перспективе, может быть, 50 лет в будущем, реально и полностью избежать Третьей мировой войны.

Панкин:

- Наш военный бюджет сокращается, хотя и не по стратегическим статьям, но тем не менее, а у американцев военный бюджет в десятки раз больше.

Сивков:

- Большое спасибо великому Советскому Союзу за то, что мы сейчас живем. Единственный фактор, который удерживает нас в качестве независимой державы, который исключает возможность применения против России сценария Югославии, Ливии или Сирии, это наличие российского ядерного потенциала. Что касается сокращения наших ресурсов, то это связано с тем, что наш экономический потенциал реально продолжает падать, от этого никуда не уйти. Можно было бы всё сохранить на месте, можно было бы даже увеличить военный бюджет, не сокращая социальные расходы, а увеличивая их. Но для этого надо понять, что до тех пор, пока у нас будут огромные триллионы (по моим оценкам, 5-10, а может быть, и больше триллионов рублей) утекать в карманы наших богатеев, у нас не будет ничего, мы будем по-прежнему урезать военный бюджет, социальный и любой другой.

К чему приведет обострение отношений между Россией и США? 1-я часть

00:00
00:00
Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24