2016-10-14T17:18:31+03:00
Комсомольская правда
371

Российские мужчины вымирают, потому что не могут повзрослеть

Дарья Завгородняя: "У нашего мужчины нет опоры на род. Поэтому ему все время приходится импровизировать. "Дарья Завгородняя: "У нашего мужчины нет опоры на род. Поэтому ему все время приходится импровизировать. "Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

Размышления о наших защитниках после поездки в Китай

Толчком к написанию этой заметки стало одно обстоятельство: ее автор съездила в отпуск в китайскую провинцию Хайнань. Там везде пляжи и море с ракушками.

Но самое интересное – это, как всегда, народ. Китайцы произвели на меня сильное впечатление. А точнее, китайские мужчины. А еще точнее – их отношение к семейным ценностям. Все гиды, аниматоры, доктора в клинике – довольно молодые мужчины до 40, но у всех обручальные кольца. Наш экскурсовод по Санье Алексей (его зовут иначе, но нам он представился так, чтобы не ломали язык) поверг нас в культурный шок: он выбил имя жены на плече.

Расспросив всех встречных-поперечных аборигенов, я сделала резюме: женату быть – чертовски престижно. Это как для русской женщины – замуж. Ежели ты женат, значит, крут нереально. У тебя есть отличная работа и квартира – только на этих условиях китаянка отметит тебя знаком качества – штампом в паспорте. Как правило, свадьбу тоже оплачивает сторона жениха.

В России нечасто встретишь 25-летнего парня, который бы хвастался женой и двумя детишками. Джентльменский набор ценностей у нас прямо противоположный: свобода и альковные рекорды, а женатых собратьев презрительно кличем «аленями» и «баборабами».

Зато после 55 лет начинаем стремительно вымирать: в категории 55+ мужчин всего 36%.

Что такое cтряслось с нашими защитниками? Может, нам взять пример с китайцев? Или лучше не надо?

Это очень интересно.

К размышлениям на радио «Комсомольская правда» я привлекла официальную статистику и психоаналитика Ларису Бедову.

Нервы ни к чёрту?

Есть такое мнение среди специалистов: в ХХ веке Россия пережила много стресса - революции, войны, то-сё. У наших мужчин нервы не выдержали, и стали они самоуничтожаться, потому что у них очень хрупкая психика. Так вот у китайцев психика, похоже, дюралевая. Поднебесную трясло и колбасило не меньше нашего – в том же самом ХХ веке. Великая отечественная унесла 27 миллионов жизней.

Политика Большого скачка, проводимая Мао в 1958-60 годах, отправила на тот свет более 30 миллионов человек, став второй по масштабам гуманитарной катастрофой после Второй мировой войны. И ничего – живут (по 74 года против наших 65), рис жуют.

Обыкновенный женоцид

Четкий ответ дают нам цифры. Росстат сообщает: женщины у нас почти на 11 миллионов многочисленнее, чем мужчины. А по данным Статистического управления КНР, в Поднебесной на 33 млн. больше сильного пола.

Еще один момент: Китай – конфуцианская страна. Древний мыслитель Конфуций утвердился в головах тамошних граждан еще в третьем веке до н.э., и с тех пор никакая холера его не берет: ни перевороты, ни войны, ни даже Мао Цзэдун и Культурная революция. Хотя Мао тоже не обидели: он изображен на юанях всех достоинств – вплоть до стольника. Да, культ личности разоблачили, но саму личность не стали выбрасывать на помойку истории. Вероятно, потому они существуют уже пять тысяч лет, что не превращают свою историю в помойку.

По Конфуцию, самое важное в жизни – почитание старших и предков.

Хочешь сам стать старшим и предком, благородный муж? Заводи семью.

Поэтому успех в личной жизни китайские парни рассматривают как своеобразную «вторую карьеру» и вовсю стремятся раздобыть себе жену.

Тем временем китайские невесты дорого заплатили за свою нынешнюю сверхценность.

Понятно, что Конфуций слабый пол не жаловал. И людьми, конечно, не считал.

Для дам он придумал правило «тройной покорности». Сперва – отцу и старшим братьям, потом – мужу, в старости – собственным сыновьям. Поработала ксероксом – и сиди ровно, заботься о родителях супруга. А о твоих родителях никто не позаботится, если у них нет наследников мужского пола.

«Пусть твоя жена рожает только сыновей» - традиционное китайское пожелание.

Без мужика женщина не могла шагу ступить (иногда буквально – если вспомним знаменитую традицию бинтования ног). А муж, конечно, имел право заводить наложниц, которых, например, покупал. Или вовсе крал, как цыган коня.

Об освобождении женщин в Поднебесной империи заговорили чуть позже, чем в России: в 10-20-е годы. Девочкам начали давать образование и выпускать из дома за рисом. В 30-е правительство Чан Кайши рядом указов положило конец полигамному браку…. При коммунистах женщина обрела еще большую свободу, но от своей второсортности так и не избавилась. В 40-е годы резко увеличилось число разводов, одиноких бездетных дам и женских самоубийств

В 1979 году в Китае ограничили рождаемость: «одна семья – один ребенок», за второго – штраф.

Когда появилось УЗИ, развернулась самая жесть.

Народ Поднебесной ринулся избавляться от злосчастных женских эмбрионов. Первый печальный демографический рекорд Китай поставил в 2004 году: на 120 мальчиков рождалось 100 девочек.

Конечно, нехватка невест плюс конфуцианские ценности – все это чертовски бодрит китайских мужчин. И – расхолаживает китайских женщин. Согласно переписи населения, каждая пятая китаянка 25-29 лет ухитрилась не выйти замуж (и не собирается). А зачем? Нянчить чужого папашу? У нее свой есть.

Лишние женщины России

У нас в России история совсем другая. Девчата в тонусе такие, беспокоятся, пекутся, как бы выйти замуж. А кавалеры … см. начало заметки.

Да, в России излишек дамского населения 10 миллионов 800 тысяч (согласно переписи 2010 года). Мы насчет этого все жилетки друг другу прорыдали до дыр. Но забыли прежде поинтересоваться: а кто, собственно, эти 10 млн.?

Позвольте напомнить: это, в основном, дамы за 45.

В детородных возрастах «эм» и «жо» у нас примерно одинаковое количество.

Я взяла точные данные переписи (их найти в Сети было непросто, вместо правды на меня валились гигабайты модных воплей про «мужчины вымирают»). До 30 лет россиянок даже на пару процентов меньше, чем россиян. А в группе 40-44 года – больше всего на 6%. Если исключить всех дур и вредин, вполне можно выйти замуж (шутка).

А разговоры 25-летних девочек о недостатке мужчин – просто смехотворны.

Короче, не так уж и мало мужчин-то. Что же пошло не так?

Без семьи

- Проблема современной российской женщины, - говорит психоаналитик Лариса Бедова, - в том, что к традиционной проблеме «пьет-бьет-гуляет» сегодня прибавилась более актуальная: мужчины отказываются выполнять роль кормильца семьи. Речь не идет о каких-то капризах и сверхзапросах. А о необходимом: жилье, хлебе насущном, образовании детям. Есть еще один психологический момент. Даже если мужчина говорит: «Я глава семьи, я кормилец», он очень мало стремится соответствовать этой позиции. А фактически – уходит от реальности – с пивом к телевизору или в компьютер, в «танчики». Или изменяет. То есть, демонстрирует ненадежность. По опыту консультирования: участились случаи, когда мужчина уходит в болезнь, в немощь, жалуется на плохое самочувствие. В переводе на бессознательный язык, что он транслирует женщине? – «На меня не надейся. У меня нет сил».

Откуда берется эта слабость?

Ведь вполне логичная перспектива для сильного пола – содержать семью.

Но у наших мужчин нет опыта позитивного отцовства. В жизни мальчика отец отсутствовал либо физически – растила мама-одиночка, либо это был отстраненный папа: в семье числился, но психологической роли особой не играл. Что мог перенять сын? Слабость отца и доминирование матери.

Логику отношений с мамой, которая «рулит» за двоих родителей, мужчина переносит на отношения с женой. «А почему я должен? Давай ты тоже упирайся. А желательно вообще, как мама, за двоих».

Эта ситуация характерна и для Европы – снижение мужской ответственности за семью, но там эта ответственность жестко регулируется законами.

И без Конфуция в голове

Вообще-то положительный предок у нас есть – дедушка. Образ, священный для каждого россиянина. Великий воин, победитель фашизма. Но эта мифологема не вполне подходит для мирного времени, потому что высшая доблесть воина – героическая гибель в бою. Самопожертвование попроще – например, много работать за небольшие деньги – в российской мужской культуре не очень привито.

Образцов можно было бы поискать в опыте прадедушек, но это тоже проблематично. Ведь у нас, в отличие от китайцев, есть печальная привычка методично отправлять на помойку истории все, что не приколочено: проклятый царский режим, врагов народа, папашу Павлика Морозова, отца народов, самого Павлика Морозова etc.

- Китайский миф «мудрость старших», который молодые воспринимают как аксиому, - говорит психоаналитик, - вроде бы уводит нас от демократии, от свободы, но этот миф создает нам ощущение стабильности, связи, комфорта и безопасности для того, чтобы создавать семью.

У нашего мужчины нет опоры на род. Поэтому ему все время приходится импровизировать. И он помнит только, что пахать – непочетно. Почетно совершить подвиг и пасть на поле брани. А пока роковой час не пробил, надо экономить силы. «Вдруг война, а я уставший?»

- Это приводит в итоге к отрицанию смысла жизни и самого себя, - говорит Лариса Бедова. - Поэтому Россия – страна с мужской сверхсмертностью. По свежим данным Росстата, у нас огромный разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин – почти 11 лет (в других странах около 6).

Бэтмен умирает от водки на своем диване, так и не дождавшись Армагеддона.

А чо делать-то?

Я не буду вспоминать все «околодемографические» скандалы, сотрясавшие эфир в последние несколько лет. Вы их и без меня прекрасно помните, а эта заметка – не для того, чтобы кого-то критиковать.

Город Москва сейчас увешан агитками: «Забеременела – рожай!» Почему бы к этому не присоседить симметричный вариант: «Заделал ребенка? Женись!». Я уже не говорю про «Развелся? Плати алименты!» (а то у нас пока таких сознательных только треть от общего числа).

В горниле потрясений ХХ века устояла одна твердыня: русская православная церковь. Мне кажется, в качестве нового образца мужественности очень хорошо будет смотреться добрый труженик-христианин. Кто-то, определенно похожий на него, пытался прописаться в советской культурной матрице под видом «строителя коммунизма» (у него, кстати, был шикарный моральный кодекс), но сгинул под обломками СССР.

Ну и ладно. У нас Священное Писание есть: муж должен любить жену, как Христос возлюбил Церковь; а жена - повиноваться мужу, как Церковь повинуется Христу (Еф. 5, 22—26).

Весьма логично: прежде, чем повиноваться (а уж тем более рожать) хорошо бы, чтобы тебя тоже любили: например, взяли на себя ответственность за семью. (Христос, вообще-то, за нас крестную муку принял).

Сперва, конечно, хорошо будет наделать социальных плакатов: «Муж должен любить жену». Коротко и ясно. Про Христа и Церковь, наверно, рано пока. Наши мужчины испугаются с непривычки. Но надо же как-то уже визуализировать праотеческие ценности.

А то конфуцианство нам не очень подходит, мне кажется.

В ТЕМУ

Идеальный мужчина - китаец. Китайские женихи выходят на брачный рынок

Чем это может нам грозить, обсуждаем в эфире программы «Душа нараспашку» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24