2016-10-17T01:56:20+03:00
Комсомольская правда
535

Историки Армен Гаспарян и Евгений Спицын: Это вранье, что москвички в октябре 1941-го шли в парикмахерские, готовясь встречать немцев!

Мысль, что немцы могли силами 500 десантников захватить Москву не была известна ни Гитлеру, ни его генералам.Мысль, что немцы могли силами 500 десантников захватить Москву не была известна ни Гитлеру, ни его генералам.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Действительно ли столица СССР 75 лет назад была охвачена такой паникой, что гитлеровцы могли взять ее голыми руками

В последние годы историки либерального толка не раз и не два «открывают» нам новые страницы Великой Отечественной войны. Преимущественно, те, которые должны принижать подвиг народа, значение Победы и даже, по возможности, вызывать комплекс неполноценности вместе со стремлением «платить и каяться». То не было, дескать, никаких героев-панфиловцев, то были массовые зверства и изнасилования в Германии (хотя этим отмечались, в первую очередь, американцы и французы). Теперь вот это собрание тезисов пополнила дата 16 октября 1941 года. Дескать, в тот день вся Москва поддалась панике и, озверев, рванула бежать из города. Наркоматы опустели, заводы встали, Сталин в панике поехал на вокзал эвакуироваться, а немцы могли бы, если бы захотели, захватить нашу столицу, сбросив всего 500 своих десантников.

Что происходило в Москве в те дни на самом деле, «Комсомолке» рассказали два историка и публициста - Армен Гаспарян и Евгений Спицын.

- Так что же, действительно ли для захвата Москвы хватило бы 500 гитлеровцев, и что вообще происходило в те дни в нашей столице?

Гаспарян:

- «Ценная» мысль, что немцы могли силами 500 десантников захватить Москву, к огромному «сожалению», не была известна фюреру Третьего рейха Адольфу Гитлеру, начальнику Генерального штаба Гальдеру, десяткам виднейших гитлеровских стратегов, заканчивая Гудерианом. Потому что никто из них не оставил ни единого свидетельства по поводу того, что подобного рода операция была бы возможна в принципе. Не менее важно, что когда у нас говорят о панике, то почему-то все события, связанные с 15 и 16-м октября 1941 года, возводятся в абсолюты, превращается это все почему-то в аналог панических настроений Берлина конца апреля – начала мая 1945 года, хотя в реальности ничего подобного, естественно, в Москве не было. И третий момент, никто и никогда в Советском Союзе не делал государственного секрета из того, что происходили некоторые эксцессы. Они были зафиксированы не только в Москве, но и в Ленинграде, во время боев под Киевом и т.д. Это обычное явление военного времени. И в Англии то же самое было. Знаменитая речь Черчилля, что «мы будем защищать свои острова, свои земли, свою улицу», она же не из пустого места взялась.

Я могу сказать всем этим удивительным умам, что все документы по этому поводу уже много лет не являются секретными. То есть нет предмета для оживленной полемики о том, что от нас проклятые коммунисты, путинисты или марсиане скрывают правду. Некоторые умы договорились до того, что первыми драпанули, выражаясь их языком, именно Сталин с Берией. Но зачем врать по этому поводу?

Спицын:

- Самый тяжелый период битвы за Москву пришелся как раз на середину октября 1941-го. Жуков в своих мемуарах признавал, что у нас фактически сплошной линии обороны вокруг Москвы не было, что он смог поставить только 5 общевойсковых армий на наиболее танкоопасных направлениях на подступах к Москве.

В таких условиях 15-го октября было принято знаменитое постановление ГКО за номером 801, в котором говорилось об эвакуации основных наркоматов, аппарата ЦК, аппарата Генштаба и т.д. Это было довольно короткое постановление. Предписывалось вывезти из Москвы дипломатический корпус, причем, эта задача была номер один, и ее возложили на Молотова. Во-вторых, предписывалось целому ряду членов Политбюро ЦК выехать в Куйбышев и там создать такую базу для параллельного правительства, если будет взята Москва. В самом постановлении не указывалось, о ком идет речь, но реально по этому постановлению в Куйбышев выехали Молотов, Ворошилов, Вознесенский, Калинин и другие члены Политбюро. В Москве тогда остались, по-моему, всего 4 человека из высшего руководства страны. Это сам Сталин, Берия (нарком внутренних дел и член ГКО), Микоян (зампред Совета Министров) и Косыгин (тоже зампред Совета Министров, он, как и Микоян, отвечал за эвакуацию). Это постановление носило секретный характер, но каким-то образом оно стало известно и, по сути дела, и спровоцировало панику.

Октябрь 1941-го. Москвичи строят баррикады прямо на улицах города, готовясь защищать от гитлеровцев каждый квартал столицы. Такие фото в архивах есть. А вот снимков паники - разграбленных сберкасс и магазинов - нет. Фото: РИА Новости

Октябрь 1941-го. Москвичи строят баррикады прямо на улицах города, готовясь защищать от гитлеровцев каждый квартал столицы. Такие фото в архивах есть. А вот снимков паники - разграбленных сберкасс и магазинов - нет. Фото: РИА Новости

- Ну, если следовать логике либеральных оппонентов, то, как они говорят, давайте посчитаем: до войны в Москве проживали 5 миллионов человек, а к моменту контрнаступления - 2,5 млн. Получается, повторюсь, говорят они - пол-Москвы драпануло.

Спицын:

- Всё это чушь. Дело в том, что эвакуация из Москвы проводилась с момента начала войны, причем проводилась она вполне планомерно. Было вывезено как минимум 500 крупных промышленных предприятий из Москвы вместе с инженерно-техническим и рабочим составом. Вывозились и Академия наук, и киностудии. В ту же Алма-Ату перевезли Мосфильм. Это все было запланировано. Причем эти планы, не только стратегического развертывания войск, но и мобилизационный план, они давным-давно были составлены, скорректированы.

Гаспарян:

- По поводу цифры в 2,5 миллиона, которые непонятно куда делись. Я всякий раз светильникам либерального разума задаю один и тот же невероятно простой вопрос. Известно (и это не коммунистическая агитация, это немецкие документы тоже подтверждают), что жители Москвы массово участвовали в рытье окопов, они выезжали на фронт. Является ли этот общественный кластер, который никто не посчитал, естественно, частью тех 2,5 миллионов людей, которые непонятно куда делись? Единственный ответ, который я получал из уст наших либеральных оппонентов по этому поводу, что эти люди не считаются. Но тогда можно договориться до абсолютного абсурда. Вы не считаете тех, кого советское правительство официально отправляет в эвакуацию, вы не собираетесь считать тех людей, которые пошли на призыв «Всё для фронта, всё для победы», когда школьники становятся на фабрики, на заводы, когда туда же идут девушки, когда ездят студенческие бригады рыть окопы. А кого вы считаете?

Спицын:

- Кстати, вторая волна создания дивизий ополчения в Москве началась тоже в октябре. Там же создавались дивизии в каждом районе.

- Так сколько их было, паникеров, в Москве октября 1941-го?

Спицын:

- Конечно, сейчас никто не назовет точные цифры, но, безусловно, никаких сотен тысяч там не было. В лучшем случае это порядка 8-10 тысяч. В основном это были часть советских и хозяйственных работников, в частности, директора предприятий. Ректор Первого медицинского института, например, по свидетельствам, поддался панике. Но это не помешало ему потом стать академиком. Вероятно, не столь высока была его вина, раз он потом стал членом Академии медицинских наук СССР.

Армен ГАСПАРЯН. Фото: Евгения ГУСЕВА

Армен ГАСПАРЯН.Фото: Евгения ГУСЕВА

Гаспарян:

- Вот говорят: паника, все сбежали, вообще в городе никого нет, власти нет. Но тогда возникает другой вопрос. Если в городе нет власти, если полный коллапс, если паника, это должно означать, по крайней мере, массовое разграбление продуктовых магазинов. Далеко за примерами не надо ходить. В 1915 году весь центр Москвы полыхал, когда проводился знаменитый немецкий погром. И на Мясницкой улице Кирова не осталось вообще ни одного магазина, уничтожено все, что можно, свыше 40 магазинов сожгли. Теперь возникает вопрос. Существует фото-, видео- и кинохроника событий, октябрь-ноябрь 1941 года. Покажите нам вот эти невосполнимые потери, разграбленные магазины, винные склады, сберегательные кассы.

- «Мосфильм» уехал в Алма-Ату.

Гаспарян:

- При чем здесь «Мосфильм»?

- А кто снимать-то будет?

Гаспарян:

- В 14-м году «Мосфильма» еще не существовало, однако у нас почему-то есть доказательства.

- Коммунисты спрятали фотофакты.

Гаспарян:

- Могли, конечно, но хочу напомнить, что было посольство Великобритании и посольство США Москве. Но они почему-то не докладывали ни Черчиллю, ни Рузвельту о том, что Москвы, по сути, уже нет.

- Среди жителей Москвы, как я понимаю, были и жертвы работы гитлеровской агентуры.

Гаспарян:

- Были. Причем, и по ведомству абвера. Это люди, прошедшие в том числе подготовку на базе подразделения «Бранденбург 800». Были и представители политических структур Третьего рейха, как принято почему-то называть у нас РСХА. Плюс засылались люди, сдавшиеся в плен и прошедшие краткосрочную подготовку в диверсионных лагерях. Тогда это назывались одноразовые агенты. И был разработан целый план, что чем больше ты их туда скинешь, тем будет лучше. Авось, один из ста куда-то проберется, какую-то диверсию совершит. Кстати, по этой методике немцы будут воевать вплоть до января 1942 года. И еще у них был расчет на свою нелегальную резидентуру. Если послушать наших либералов, то у немцев ни одного агента не было, потому что товарищ Сталин с Ежовым и с кем-то еще перестреляли всех самолично в 37-38-м году. Но откуда тогда во время проведения знаменитых радиоигр «Березина» и «Монастырь» сотрудникам контрразведки, в том числе Главного управления армейской контрразведки СМЕРШ удалось засечь нелегалов немецких, к которым на связь были отправлены особые абверовские подразделения, и благодаря которым их удалось обезвредить. Отсюда вопрос. Если глубокие нелегалы существовали в 43-м, почему вы думаете, что в октябре 41-го года их не было? Очевидно, что они были. Конечно, запускались ракеты, распространялись листовки, люди пытались выйти на так называемых «деловых». Тех, кого у нас потом станут называть ворами в законе. Тогда не было такого определения, это были «деловые» люди. Я могу сказать больше. В тот момент (октябрь, ноябрь, декабрь) Главное управление госбезопасности начало работать вместе с МУРом. По сути дела, два ведомства сливаются в одно для противодействия. Потому что слились интересы. С одной стороны, это хорошо подготовленные или, по крайней мере, прошедшие подготовку диверсанты, а с другой стороны, это уголовный элемент. Надо понимать, что эти «деловые» - это идеальная среда для вербовки. Почему? Они все местные, они прекрасно говорят на русском, они знают культуру, знают традиции, знают устои. Самое главное, они умеют врать так, что им верят.

- А как быть со свидетельствами, что молодые москвички заняли все места в парикмахерских, и выбрали всю бронь в них, чтобы сделать себе красивые прически к приходу немцев?

Спицын:

- Эту версию в свое время озвучила, к сожалению, Майя Плисецкая, которая же сказала, что Сталин хуже Гитлера.Ну что же - быть великой балериной еще не значит быть великой и в других сферах, например, быть Гражданином. Например, я - коренной москвич, у меня предки по отцу вообще в Москве живут с XV века. Так вот, у меня в Москве в 41-м жила мать (она и сейчас, слава Богу, жива), она была 8-летней девочкой, прекрасно помнит эти события. Они жили на Софийской набережной, это напротив Кремля, в центре Москвы. Она говорит: никакой паники в Москве не было, была введена карточная система, было довольно голодно, особенно первую военную зиму. Два ее старших брата один в 14, другой в 13 лет пошли работать на московские заводы.

Гаспарян:

- По поводу парикмахерских. Последние годы у нас эпоха интернета, везде и во всем. И демонстрируют фотографии как бы об этом. Я человек очень ленивый, думаю: дай-ка посмотрю, что это за знаменитые фотографии. И выяснил, что из 4 фотографий, которые обычно демонстрируют, как миловидные москвички (очевидно, наши бабушки) делают прически в ожидании немцев, две – это Франция, ноябрь 40-го года, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Еще одна – это Львов, август 1941 года, и еще одна, что характерно, это Киев, как раз октябрь того самого 41-го года. Вот и все 4 фотографии.

Давайте разделим на две части. Были люди, которые в первые же дни пошли добровольцами на фронт. Были люди, которые старались каким-то образом попасть в действующую армию, но в силу своего прошлого им это было сделать несколько сложно. И были, конечно, те, кто искренне ждал немцев в Москве. Разграбление отделений Сбербанка, попытка украсть часть золота из Гохрана. Это все абсолютно не придумка каких-то авторов детективов, действительно, обстановка была, мягко говоря, неспокойная. Но это происходило абсолютно во всех городах. Просто Москва как столица, конечно, притягивала к себе самый разный элемент.

При этом, не надо скрывать, что в действительности у нас была и есть часть населения, которые действительно готовы так действовать. Буквально на днях один деятель либеральной оппозиции рассуждал, как лучше сменить власть в России - через революцию или оккупацию. И написал, что лучше через оккупацию. Дескать, делать ничего не надо: стой себе на балконе и цветы бросай.

Евгений СПИЦЫН. Фото: twitter.com

Евгений СПИЦЫН. Фото: twitter.com

Спицын:

- Гигантская, подавляющая часть населения Москвы не поддалась панике, а была настроена защищать Москву до последнего. Паника выплеснулась на улицы 16-го октября. Но уже на следующий день, 17-го числа были погашены последние очаги паники, буквально на следующий день. А потом вышло постановление ГКО №813, объявлявшее Москву на осадном положении, и был наведен окончательный жесткий порядок.

Кстати, 16-го единственный день за всю войну в Москве действительно не работали ни метро, ни заводы и другие предприятия. Но вовсе не из-за паники. В этот день по всей Москве минировали тысячи объектов, промышленных, транспортных, учебных и других. Заминировали в течение одного дня. Для этого тоже потребовались тысячи подготовленных минеров и диверсантов. И на следующий день, когда были проведены эти работы по минированию, они возобновили выпуск продукции.

Гаспарян:

- Давайте всё оценивать непосредственно по результату, не по тому, как это должно было быть в теории, или как это виделось из бункера фюрера, а по результату. Что мы видим тогда? У нас многие забывают о том, что еще в сентябре 1941 года, при первых признаках паники, военный трибунал работал с перевыполнением плана. И товарищ Щербаков, первый секретарь МГК партии и кандидат в члены Политбюро ЦК, железной рукой наводил порядок. Трибунал работал с перевыполнением плана. Об этом писали московские газеты. То есть это не было каким-то секретом, наоборот, город знал о том, что власть здесь, власть будет жесткой, и власть не позволит повторить печальный опыт образца Первой мировой войны, когда у нас, по сути дела, был абсолютно разболтанный фронт и еще более разболтанный тыл. Здесь как раз создавали монолитность. Поэтому те усилия Народного комиссариата внутренних дел (и НКГБ, и МУР, и т.д.), которые были приложены в середине октября, они, по сути дела, упали в благодатную почву. Да, был процент людей, которые немцев ждали и старались каким-то образом посеять панику и внести раздор в общество. Но я убежден (это можно проверить даже по сводкам наблюдений за общественным настроением в Москве), что 82-83% населения города позиционировало себя однозначно в том фарватере, в котором шла тогда власть политическая. Кстати, этот момент жизни Москвы очень правдиво отображен в одной из серий фильма «Рожденная революцией».

Спицын:

- Давайте просто по хронометражу: 15-го выходит постановление ГКО, 16-го – пик так называемой паники, 17-18-го – какие-то остаточные явления. Но надо было жесткой рукой наводить порядок. Поэтому 19-го выходит постановление ГКО за номером 813, там четко прописывается, что и как делать. И 20-го числа в столице уже был наведен жесточайший порядок. А к концу октября первое немецкое наступление на Москву выдохлось. Почему, кстати, и стало возможным провести в начале ноября все эти торжества, связанные с 24-й годовщине Октябрьской революции – и торжественное заседание, и Парад на Красной площади 7 ноября.

Вот и думайте, мог ли какой-то десант или еще кто захватить Москву.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Армен ГАСПАРЯН - член Центрального совета Русского военно-исторического общества, автор исторических книг, в том числе: «Неизвестные страницы Великой Отечественной».

Евгений СПИЦЫН - автор учебников и курсов лекций по истории России, в том числе «Полного курса истории России» для учителей.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24