2016-10-20T17:32:49+03:00
Комсомольская правда
1

Моторола: народный герой или военный преступник?

Арсения Павлова хоронили на орудийном лафетеАрсения Павлова хоронили на орудийном лафетеФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Спорим в эфире программы «Радиорубка» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

«16 октября в подъезде своего дома в Донецке был убит один из командиров ополчения ДНР Арсений Павлов, более известный как Моторола. Преступники заложили мощное взрывное устройство в кабине лифта. В ДНР квалифицировали взрыв как террористический акт. Глава ДНР Александр Захарченко заявил, что это убийство стало вызовом всей республике и возложил ответственность на службу безопасности Украины. В Донецкой республике был объявлен трехдневный траур. 19 октября в Донецке состоялись похороны Моторолы. Больше 50 тысяч человек с цветами и траурными лентами пришли проститься с Арсением Павловым. На центральной улице Донецке возле оперного театра, где проходила церемония, установлен плакат с фотографией ополченца и подписью «Герои не умирают».

Афонина:

- В Донецке простились с Моторолой. Причем, глава ДНР Александр Захарченко поклялся установить ему памятник в Славянске. Сейчас в рамках программы «Радиорубка» мы попытаемся выяснить – Моторола народный герой или военный преступник? В студии политический обозреватель «КП» Владимир Ворсобин и лидер общественной организации «Славянская гвардия» Владимир Рогов. Я предлагаю каждому из вас коротко донести до аудитории свое мнение и свою оценку этих событий. Моторола – командир отряда «Спарта», командир ополчения – народный герой или военный преступник?

Рогов:

- Здесь не может быть двоечтения. Это прекрасно показали сегодняшние события, когда свыше 50 тысяч жителей Донецка вышли попрощаться с тем человеком, который стал плоть от плоти и кровь от крови нашего народа. Он пришел и отдал свою жизнь за то, чтобы эти люди жили в безопасности. Он был православным человеком и, естественно, я не могу не сказать фразу, которую необходимо сказать. «Упокой, Господи, душу новопреставленного убиенного воина, раба твоего Арсения, прости ему все прегрешения, вольные и невольные, даруй ему Царствие Небесное». Это человек, который… на самом деле, наши враги, пытаясь убить его, сделали его бессмертным. Потому что мы живем в то время, когда живущий человек может даже давать меньше информационных поводов, чем события, которые происходят вокруг него – в данном случае, смерть. Вот они так долго боролись с памятниками – неважно кому, Ленину, Суворову, уже и памятник Ковпака им мешает, и памятник князю Владимиру, которого они называют украинским при этом князем. То есть, все памятники мешают. Но из Арсения Павлова они сделали памятник своим подлым покушением и этим убийством, традиционно в спину, как всегда убивали бандерлоги… Я не сомневаюсь, что придет время и после освобождения всего постукраинского пространства, когда мы будем жить в мире и спокойствии, восстановленный аэропорт Донецка будет носить его имя. У меня сомнений в этом нет.

Ворсобин:

- Ну, военный преступник это очень жестко сказано, я думаю, что это лучше переформулировать, потому что это решит суд, если он когда-нибудь будет. Когда будет какой-нибудь анализ исторический – и то я думаю, что это будет лет через 10 – нам нужно успокаиваться после этой истории. Меня просто зацепила фраза, что Моторола принес мир Донецку. Что вот пришли люди, которые благодарны ему за то, что они находятся в мире. Я был в Донецке и люди там не находятся ни в каком мире и до появления российского гражданина Моторолы в Донецке они жили в мире. И те люди российские, которые взяли оружие, пересекли государственную границу и начали воевать на чужой территории… я не считаю их российскими героями и не считаю их русскими солдатами. Потому что русский солдат дает присягу родине. Русский солдат защищает свою родину. Он не участвует в войнах, пусть даже гражданских, на чужой территории. Но больше всего в этой истории мне жалко донецких. Они сейчас стоят к Мотороле в театре… честно говоря, смерть любого человека это печально. Бог судья. Но просто люди, которые на кухнях разговаривают спокойно, они таких боевиков, как Моторола, не делают героями. Потому что они принесли смерть, они принесли разрушение. С обоих сторон, да. Но не будь Моторолы, не будь подобным ему, типа Стрелкова, не будь вот этих ребят, которые… Ведь посмотрите его биографию. Он видел смерть в Чечне, он стрелял в Чечне. Когда один из глав ДНР рассказывал то, как начиналась эта война, и когда пошли уже украинские войска, он сказал, что надежды… когда Мотороле сказали, что их вон сколько, а нас мало, у Моторолы загорелись глаза. Это солдат удачи. Таких очень много солдат удачи. Им нужна кровь, они живут там, где есть война. Это их профессия. Но делать солдат удачи героями это просто обрекать наш народ на дальнейшие неприятности и на дальнейшие проблемы, связанные с войной. Это ангел войны, которого сейчас хоронят.

Афонина:

- Володь, ты сказал, что тебе не нравится формулировка военный преступник, а какая тебе кажется более правильной? Боевик?

Ворсобин:

- Это полевой командир, боевик. Но он не русский герой.

Афонина:

- Понятно. Хорошо, если Моторола военный преступник, почему в таком случае не поддержали украинскую сторону, которая пыталась объявить его в международный розыск и прочее? Пришел отказ. Причем, была формулировка – здесь есть политическая составляющая, а это значит, что военным преступником мы его не признаем и в международный розыск мы его не объявляем.

Ворсобин:

- У военного преступника есть своя формулировка – это юридическое слово. Смотрите, человек берет оружие, пересекает границу чужого государства. Он является преступником не только Украины, он является преступником для России. Кстати говоря, белорусский Батька вот таких моторол белорусских сажает. Потому что они нарушают УК. По сути, это наемничество.

Рогов:

- Я бы хотел поспорить… Вот вы сказали – солдат удачи, да. Солдаты удачи все-таки воюют за деньги и, как минимум, это для них способ заработка… А вы спросили у жителей Донецка? Вы говорите, что принес нам Моторола войну, а вообще-то он, Царствие ему небесное, появился, когда война уже началась. То есть, если бы не было Моторолы, если бы не было тысяч других добровольцев, то на самом деле мы бы сами себя сожгли, как в Одессе, мы бы сами себя продолжали обстреливать. Вы прекрасно знаете, если вы были в Донецке, чем бы это все закончилось. Военные преступники – это те, которые взорвали человека не на поле боя, а непосредственно в мирном жилом доме, где могли пострадать другие люди. Вот это настоящие военные преступники.

Афонина:

- Зачитываю некоторые сообщения. «Только что общался по телефону с нашими парнями, - пишет наш радиослушатель из Ростова, - под Донецком. Говорят, что уже начали отстрел укроповских стукачей, корректировщиков, разведчиков, тех, что были под разработкой. Пообещали жесткую ответку. Моторола герой однозначно». «Наемник!!! Ворсобин правду говорит», - пишет наш следующий радиослушатель. «Моторола герой. Безусловно, Арсений Павлов народный герой. В первую очередь, для народа Донбасса». «Это народный герой ЛНР и ДНР и не приписывайте Россию». «Ворсобин прав». «Моторола настоящий мужик, который против американской демократии воевал, а, значит, герой». «Моторола народный герой ополчения, стоял за русский мир, за него и умер». «Моторола русский герой», - Андрей Юрьевич из Краснодара.

А сейчас я хочу, чтобы к нашему разговору присоединился специальный корреспондент «КП» Дмитрий Стешин. Дима, здравствуйте.

Стешин:

- Здравствуйте. Не добрый вечер!

Афонина:

- Да, я понимаю, что сейчас, находясь там, где сегодня прошло прощание с Арсением Павловым, достаточно сложно соблюдать вот этот эмоциональный паритет, но тем не менее. Ваша точка зрения. Как вы считаете, те люди, которые пришли проститься с Арсением Павловым, это люди, которые по разнарядке пришли, были созваны указом лидеров ДНР? Кто эти 50 тысяч человек? Что принес Моторола на донецкую землю? Мир или войну?

Стешин:

- Первую кровь на донецкой земле пролили ночью на Пасху 12 апреля на блокпосту Балбасовка под Славянском. На этом блокпосту стояли местные жители, вооруженные палками и арматурами. К ним подъехали на нескольких джипах правосеки («Правый сектор» - организация, запрещенная в России), вооруженные огнестрельным оружием - у них и снайперские винтовки были, автоматы, пулеметы – и начали этих местных жителей убивать. Это была первая пролитая кровь в этой войне на Донбассе. Спустя 30 минут к блокпосту подъехала группа быстрого реагирования из Славянска, в числе которых был и Моторола, если я не ошибаюсь, и эти правосеки оттуда были вынесены просто. Машины эти были сожжены. В одной из машин нашли, если помните, визитку Яроша. Все над ней смеялись, пока Ярош не признался, что это была его визитка, он ее лично одному из нападающих вручал. Вот и все. Давайте посмотрим, кто первый пролил кровь. Однозначно не Моторола.

Афонина:

- А вот те люди, которые пришли с ним проститься? Их принудили, это была разнарядка?

Стешин:

- Это бред украинской прессы. У меня здесь работает Яндекс УА, вот там как раз все заголовки новостей сегодняшних – «Бюджетников Донбасса согнали попрощаться с Моторолой». Ну, что за бред! Люди сами шли, такси туда бесплатно подвозили людей, когда узнавали, что едут прощаться с Моторолой…

Афонина:

- А вот что означает установить памятник Мотороле в Славянске?

Стешин:

- Как минимум, республики должны выйти на свои административные границы. Люди из Славянска тоже Моторолу поминают, прекрасно помнят и по нему скорбят. Это вот к вопросу кто принес мир и кто герой. А Владимиру Ворсобину я бы хотел напомнить вдобавок к этой дискуссии, пусть он для себя определит – кто шпион, а кто разведчик и в чем между ними разница?

Ворсобин:

- Я все ищу аналогию. Вот Пугачев. В принципе, народный герой, да. Советские историки сделали из него народного героя. Но по большому счету он нарушил все законы империи, да. Он поднял бунт. Его казнили как преступника.

Рогов:

- Давайте еще вспомним Ивана Сусанина – он тоже вел себя некорректно, он нарушил правила ведения войны, он цивилизованных поляков, которые пришли и принесли нам Европу, завел в лес. Вы считаете, это нормально? Тогда и Дмитрий Стешин военный преступник, потому что он правду показывает, что там происходит в Донецке. Он так же, как Моторола, объявлен теми, кто называет себя украинскими властями, всем, чем угодно. И Саша Коц…

Ворсобин:

- Нет, я ищу мерило, как отделить народного героя от преступника. Мне кажется, от того, что он несет… Ведь что такое русский герой? Который несет добро, который дает народу что-то светлое, удобное. Ну, в конце концов, чтобы после него был мир какой-то. Но люди, которые приносят войну, раздор и кровь…

Рогов:

- Моторола войну не принес, войну нам принес переворот и американцы. Он защищал людей, живущих на Донбассе. И поэтому эти люди пришли – 50 с лишним тысяч человек. Не было бы Моторолы… извините, Гиви кто? Это житель Донецка. Захарченко это кто?

Ворсобин:

- Когда была чеченская война и в Чечню приезжали иностранные легионеры из разных исламских стран, мы на них как реагировали? Что это преступники и это наемные бандиты, правильно? Но когда ситуация перевернулась и от нас за границу пошли такие же моторолы, мы их называем героями. Мне кажется, здесь мы путаемся в понятиях…

Рогов:

- Владимир, вы подменяете понятия. Потому что наемники и серые гуси, если на то пошло, и непосредственно оккупанты – это представители ЧВК, частных военных компаний. Вы прекрасно знаете и Грей Стоун, и академика, которые изначально были наняты господами Гайдуком, Коломойским и т.д. Но они приехали убивать. Почему они там достаточно быстро сдулись и слились? Потому что страховки большие, а, оказывается, их там тоже убивают.

Ворсобин:

- Вы говорите о денежках…

Рогов:

- Я вам говорю о том, что эти люди пришли на нашу землю с войной. Смотрите, убираем Моторолу, Стрелкова, кого угодно. Давайте смотреть – Захарченко, Мозговой, Беднов, Ищенко – все остальные люди – это уроженцы именно той земли. Как можно их отделять? Возьмем того же Игоря Корнелюка, журналиста одного из телеканалов российских, который был убит там же – он мой земляк, уроженец Запорожья.

Ворсобин:

- Что вы хотите сказать?

Рогов:

- Он жил в России, а был убит там. Он кто? Он тоже иностранец, он тоже не мог получить разрешения на въезд туда, но при этом он показывал правду и был убит непосредственно ВСУ, бывшими вооруженными силами Украины, которые давно превращены в вооруженный сброд.

Афонина:

- Алексей из Московской области задает вопрос Владимиру Ворсобину – как назовет ваш военный обозреватель наших солдат, воевавших с фашистами в Испании? Тоже преступниками? А если в соседнем доме будет убийство и разбой и я пойду защищать соседа в его квартире, я буду тоже преступником?

Ворсобин:

- Я не буду сейчас про Испанию, такие аналогии для меня неожиданны. А вот по поводу если вы придете в чужую квартиру и вас будут подначивать кого-нибудь убить и вы убьете, думая, что делаете правое дело, то, думаю, суд вас посадит и вы будете преступником.

Афонина:

- Зачитаю два противоположных мнения. Азамат пишет: «Светлая память Мотороле. Он показал, что надо бороться против нацизма на Украине, что надо защищать свой дом и что его никто не возьмет живым. Он не боевик и не преступник, он защитник своей родины от нацизма». Есть и другая точка зрения. «Моторола герой? Он убивал военнопленных». Нет единодушия в оценке личности Арсения Павлова…

Ворсобин:

- Я не скажу, что он военный, но он преступник. Военный преступник – это юридическое понятие, которое дает нам чуть ли не Гаага. Я хочу прокомментировать фразу по поводу застреленных пленных. Вот это вещь, которая раскрывает Моторолу. Он всегда был эпатажен, но здесь его немножко переклинило. Дело в том, что некто Броновицкий был застрелен, военнослужащий украинской армии, из своего пистолета Моторола застрелил его. А по поводу прокомментировать… ну, украинцы же обратились к Мотороле – ну что ж ты, пленных-то расстреливаешь? Он ответил – «Да мне вообще… А в чем меня обвиняют? Веришь, на… Я 15 пленных расстрелял. Без комментариев. Хочу убиваю, хочу нет».

Афонина:

- А разве не было доказано, что это фейк?

Рогов:

- Владимир, а есть ли Московской области хоть какое-то подтверждение этому? Давайте мы с вами сейчас в прямом эфире сымитируем и расскажем, как Елена дает нам с вами команду ударить из Бука по самолету и завтра точно так же это будет распространено. Если вы говорите, что этот человек убивал пленных… вот вы говорите, что это украинские СМИ…

Ворсобин:

- Нет, это Википедия.

Рогов:

- А, это еще более серьезный ресурс, в котором чистятся данные очень хорошо…

Ворсобин:

- Эта фраза гуляет по всем СМИ и ни разу я не видел опровержения.

Афонина:

- 6 апреля 2015 года на Ютюб был загружен телефонный разговор, в котором Моторола по просьбе корреспондента «Киевпост» прокомментировал его обвинение в убийстве взятого в плен в донецком аэропорту Игоря Бороновицкого. Все.

Рогов:

- Только это был не Моторола. То есть, с таким же успехом заливаются аудиодоказательства того, как чуть ли не лично Владимир Владимирович там дал команду бурятским конным карликам перейти границу…

Ворсобин:

- Я готов признать героем любого человека, который принесет добро и мир моему государству. Но что я видел в Донецке? Мне очень много рассказывали люди, что, когда закончилась война, Моторола стал участвовать в бизнес-историях. Там командиры стали заниматься бизнесом, пилить деньги. И стрельба вокруг Моторолы была всегда. Только он выяснял отношения между группировками.

Рогов:

- Я не могу вас не перебить, потому что вы даете мифы…

Ворсобин:

- Почему мифы-то?

Рогов:

- Вы даете информационные поводы, которые идут в большой эфир. Все очень просто. Моторола был в бизнес-разборках и в чем-то еще, поэтому жил в скромной квартире в 9-этажке и никаких лишних трат у него нигде не было. Никаких активов. Что это такой за бизнес?

Ворсобин:

- Помнится, губернаторы у нас живут в скромных квартирах. При этом у него нашли достаточно весомые счета.

Рогов:

- Давайте не будем подменять. Мы прекрасно видим и знаем, как эти люди живут. Моторола всегда боролся за каждого из своих солдат и, если говорить о благородстве, почему же он окруженных украинских солдат выпускал? Мало того, почему он давал возможность ротации в донецком аэропорту? А то, что он принес мир на эту землю – да потому, что каждый уничтоженный каратель в донецком аэропорту, это меньшее количество обстрелов мирных домов, садиков, школ, больниц и т.д.

Ворсобин:

- Когда вы были в последний раз в Донецке?

Рогов:

- Две недели назад я там был.

Ворсобин:

- Вы в пригородах были?

Рогов:

- Конечно.

Ворсобин:

- Там до сих пор идет обстрел.

Рогов:

- Конечно. И Горловку обстреливают каждый день.

Ворсобин:

- Вы видите, как меняется настроение донецких?

Рогов:

- Конечно, меняется. Все хотят идти вперед, все уже устали от этой войны, у всех усталость, все хотят уничтожить тех негодяев, которые стреляют.

Ворсобин:

- Они уже жалеют, что ввязались в эту войну?

Рогов:

- Почему вы говорите от имени этих людей?

Ворсобин:

- Потому что вот такие приехали джентльмены удачи, которым хотелось пострелять…

Рогов:

- Я не знаю, о какой удаче вы говорите, все очень просто. Не было бы народной поддержки, не было бы ничего. Давайте сейчас в Фергюсоне или где-нибудь еще озвучим народную республику? Сколько она продержится? Почему здесь, в Донецкой и Луганской народных республиках они происходят? Почему эти люди выходят? Вот у меня в соцсетях пишут комме6нтарии специально обученные коллеги, журналисты из территории, которая контролируется сегодня хунтой. Что они пишут? Согнали всех бюджетников, подносили им… а другие, уже не сдерживаясь… пишут…

Ворсобин:

- Кстати, а почему вы уверены, что его убили именно украинские военные?

Рогов:

- Потому что надо ответить на вопрос кому это выгодно… давайте просто по комментариям…

Ворсобин:

- Да может быть выгодно кому угодно… Есть еще стокгольмский синдром. Сначала ты к нему относишься как к захватчику. Потом выясняется, что он тебя еще и охраняет…

Рогов:

- А почему туда идут в основном добровольцы? Вы же были в Донецке, 90 с лишним процентов добровольцев – это жители Донецка и Луганска

Ворсобин:

- Вы знаете, почему они идут туда? Потому что у них зарплаты там 6-7 тысяч. А этим ребятам, если они берут оружие, платят 15-20 тысяч.

Рогов:

- Подождите, в 2014 году не было никакой зарплаты…

Ворсобин:

- Командиры жалуются, что идейных остается все меньше и меньше, люди уходят оттуда…

Рогов:

- В 14-м и в 15-м году зарплаты не было никакой, а люди шли к Мотороле… а теперь вы говорите о какой-то зарплате… Люди два года вместо того, чтобы уехать в Россию, работать, как те же выходцы с Западной Украины или Таджикистана, на стройках и зарабатывать 30-40 тысяч в той же Москве, они за 15 тысяч идут погибать, да? Я не понимаю вашей логике. Моторола был в бизнес-разборках, но жил очень скромно и никак не шиковал.

Ворсобин:

- Есть люди, которым даже деньги особо не нужны. Им хочется адреналина…

Рогов:

- А почему вы тогда говорите о бизнес- разборках?

Ворсобин:

- А потому что вокруг него все возникает. Он на самом деле очень тонко себя повел во время войны. Около него все время были журналисты, всегда. Многие командиры говорят. что Моторола – это пиар-личность, он пиарил себя…

Рогов:

- То есть, «Комсомольская правда» пиарила именно Моторолу? Сколько вам заплатили, скажите, пожалуйста?

Ворсобин:

- За такой материал не надо платить… он ярко обстреливал, он ярко обзывал. Он вообще яркая личность. По большому счету для него война была как сцена. Ему не нужны были деньги. Он хотел адреналина, риска. Он хотел быть главным командиром, он хотел прессы. Он все получил.

Рогов:

- Он не был ни министром обороны, ни главой республики. Он четко служил народной республике на той линии фронта, за которую отвечал. И благодаря тому, что из аэропорта были выбиты каратели, которые там сидели, количество обстрелов сократилось на порядок.

Афонина:

- Прошу прощения, давайте мы все-таки дадим возможность высказать нашим радиослушателям свою позицию и присоединиться в одной или к другой точке зрения. Алексей, мы вас слушаем.

Алексей:

- Здравствуйте. Хотел бы возразить Ворсобину, который заявил, что Моторола принес войну. Я бы хотел напомнить. Моторола пришел в тот момент, когда уже была война. Я видел видео, где он сам говорил, что он пришел позже. Второй момент – он пришел без оружия. То есть, он сказал – я пришел без оружия и здесь добыл оружие. То есть, он не пересекал границу с оружием. И третий момент. Моторола русский человек и я русский человек, и мы не признаем эту границу искусственную между РФ и Украиной. Жители Донецкой, Луганской области – это такие же русские, как жители Ростовской области, например. Они говорят на одном языке, с одинаковым акцентом…

Ворсобин:

- Вы правы. Это ключевой момент. Мы не признаем эту границу, поэтому мы считаем его героем. Мы вообще не считаем Украину иностранным государством. Поэтому мы можем зайти туда и по большому счету защищать своих.

Афонина:

- Секундочку. Украина по-прежнему еще в содружестве независимых государств…

Ворсобин:

- В суде обычно обвиняемому дают последнее слово… И он говорит, что он совершил это из благих намерений. Но при этом, ребята, формально он является преступником. Ведь бывают очень хорошие люди, которые попали в ситуацию, из благих намерений, но Уголовный кодекс по ним плачет.

Рогов:

- То есть, мы сепаратисты, правильно? Жители Донецка и Луганска нарушили закон? А жители Крыма? Они же тоже преступники? Ну, если вашу логику дальше развивать. Жители Крыма.

Ворсобин:

- Для украинских законов они, конечно, преступники.

Рогов:

- А для российских?

Ворсобин:

- Для российских законов нет, потому что у нас такие российские законы… Да я говорю, что те люди, которые не считают эту границу границей, они, конечно же, будут Моторолу считать героем...

Рогов:

- Эти люди, такие, как Моторола, считали ее до переворота, они не шли к нам с оружием ни в 13-м, ни в 10-м году, они пришли тогда, когда Украина была расстреляна на майдане и кремирована в Одессе. Все. Нет государства Украина.

Ворсобин:

- А вы знаете, какой камень стоит на границе, вот если переходить в ДНР? Камень стоит. Поставили еще наши пограничники. Что граница России нерушима.

Рогов:

- Юридически граница бывшей Украины с Россией до сих пор не определена. Нет никакой демаркации говорят все – и юристы, и дипломаты. Настоящие сепаратисты это те, кто в 1991 году в Беловежской пуще собрались на троих и украли у нас родину.

Афонина:

- Вот один из наших радиослушателей из Нью-Йорка продолжает присылать нам сообщение одно за другим. Я вижу ваши сообщения. Хорошо, давайте коротко зачитаю основную суть. Помимо тех неприятных слов, которые следуют в адрес Владимира Ворсобина, идет следующая реакция: «Однозначно герой. Дозвониться не могу, пожалуйста, донесите мою точку зрения». Донесла. «Рогов молодец, говорит правду о войне на Донбассе. Моторола герой и наш защитник. Если бы не он, нас бы уже укрофашисты поубивали. Вечная память Мотороле». «Не хочет ли ваш гость поехать в Донецк и там заявить, что Моторола преступник?».

Ворсобин:

- И ничего такого страшного не случится. Я вам говорю, что на кухнях и в кафе в донецких обсуждают все, что угодно. И последние неприятности с командирами… кстати, командиры, чтоб вы знали, приезжают в один из самых дорогих ресторанов, а так как они все-таки полевые командиры, то они там делают достаточно хороший дебош со стрельбой и местные жители прекрасно знают, чем занимаются командиры в мирное время.

Афонина:

- Володь, тебя спрашивают, кто в таком случае правосеки и Ярош, по твоей оценке?

Ворсобин:

- Ой, это те же, извините, яйца, только в профиль. Это националисты, которые вскормлены войной. Это псы войны. Псы войны с той и с другой стороны. Нормальное общество, нормальное государство должно избегать таких, как Моторола и Ярош. Это значит, что государство больно и его пожирают вот эти бактерии. Там, где они появляются, начинается разлад, война и гниение. К сожалению, в Донецке это сейчас и происходит.

Рогов:

- Владимир уже озвучил все, что можно озвучить по Донецку – негативного – это, знаете, такие мифы и сказки украинских СМИ… Я помню, у нас был эфир с вами в 2014 году, вы звонили тогда вашей коллеге, она сказала – все отлично, хорошо, в Харькове спокойно, ничего нет. И неважно, что в это время в Харькове уже 300 с лишним человек сидело… И еще 50 с лишним человек пропали без вести. Вот примерно точно так же вот показывать правду или показывать то .что происходит. Естественно, когда десятки тысяч людей с оружием в руках, не может, чтобы не было каких-то эксцессов. И мы никогда не говорили, что у нас их нет. Но у нас четко выстраиваются народные республики. Не так быстро, как хотелось бы, много вопросов и у меня лично ко многим людям, занимающимся….

Ворсобин:

- Там ничего не выстраивается, я вас уверяю… Экономика на нуле. Только российские дотации.

Рогов:

- Прямая система народовластия – референдум. Референдумы у нас были проведены и, естественно, Москва не так быстро строилась. А Новороссия еще больше, чем Москва. Меня очень многое не устраивает, что у нас сейчас есть. Но это все равно лучше, чем то, что есть в моем родном Запорожье, Харькове или Киеве. Вот вы сами говорите – в кафе обсуждают… Вот вы придите в кафе в Киеве, расскажите про государственный переворот, негодяев и т.д.

Ворсобин:

- И они там обложат матом и Порошенко, и т.д. Это Украина, там любят поговорить.

Рогов:

- Ну, конечно. Там абсолютная демократия, именно поэтому за лайки в соцсетях тебя садят. Или за перепосты тех же публикаций из «Комсомольской правды».

Ворсобин:

- Если бы тема была про Украину, я бы рассказал вам очень много плохого про местные спецслужбы и т.д.

Рогов:

- Сегодня 50 с лишним тысяч человек пришли, а я уверен, что и еще больше людей придет, достаточно подойти хотя бы к подъезду, где жил Моторола и где он был убит, и посмотреть количество детских игрушек, которые дети начали тащить, цветов и т.д. Только не надо рассказывать про синдром стокгольмский и т.д. Этот человек стал плоть от плоти нашего народа.

Афонина:

- Давайте мы послушаем все-таки телефонные звонки. Сергей, пожалуйста.

Сергей:

- Добрый вечер. Я хотел сказать, что я думаю, что народ Донбасса сам сказал свое слово, кем является Моторола – Арсений Павлов. А по поводу Ворсобина я хотел бы спросить – я не пойму, а как этот человек вообще попал на «Комсомольскую правду»? Как его приняли на работу? Вот его послушаешь, такое впечатление, что это представитель министерства иностранных дел США сейчас к вам пришел.

Ворсобин:

- Может, потому, что есть правда непривычная? Просто съездите и посмотрите, что происходит в Донецке.

Афонина:

- Спецкоры Коц и Стешин ездят на Донбасс регулярно…

Ворсобин:

- Ну, кто как смотрят.

Афонина:

- Да, у каждого свой взгляд. Именно поэтому мы и устраиваем программу «Радиорубка» - для того, чтобы вы услышали и одну, и другую позицию. Именно поэтому вы оцениваете, чья позиция вам ближе. Но правда не может быть вот такой – в лоб. Она имеет и одну, и другую грань. И вот какая чаша весов перевешивает, решаете только вы, чья аргументы вам кажутся убедительнее. Это не значит, что мы сейчас будем клеймить Владимира Ворсобина за его позицию, или клеймить Владимира Рогова, который придерживается противоположной точки зрения. Вы сами решаете, чья правда вам ближе. И сегодня с огромным перевесом – буквально 99% нашей аудитории – отдали свои голоса Владимиру Рогову, лидеру общественной организации Славянская Гвардия, который говорил, что Арсений Павлов народный герой…

Рогов:

- Я бы хотел добавить, что сегодня выиграл не я, а сегодня выиграл Моторола. И даже после убийства он однозначно будет наводить ужас на тех людей, кто пытается убивать жителей Донбасса. На самом деле, любовь людей к нему, его сила и харизма они бессмертны.

Ворсобин:

- Дай бог Донецку мира!

Моторола: народный герой или военный преступник?

00:00
00:00
Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24