2016-10-20T21:56:34+03:00
Комсомольская правда
166

В России выросло производство одежды. Почему же в магазинах сплошной Китай?

Рис.: Александр ДУБОВСКИЙРис.: Александр ДУБОВСКИЙ

Наш корреспондент разбирался в этом вопросе

Замминистра промышленности и торговли Виктор Евтухов недавно заявил, что кризис не сказался на российских производителях одежды и текстиля. С тех пор как рубль подешевел, наша швейная индустрия мало того что не просела, она еще и прибавила 4%. Не так и плохо, если учесть, как досталось другим отраслям.

Тогда почему же в магазинах висят футболки, сшитые в Китае, Вьетнаме и Бангладеш? Наши-то куда подевалились?

ДО ПРИЛАВКОВ НЕ ДОРОСЛИ

С 2011 года Россия переживает настоящий бум новых собственных марок одежды. Талантливая молодежь шьет куртки, футболки и даже вяжет галстуки (см. «Истории из жизни»).

- Раньше крупные ретейлеры планировали свои продажи на год вперед, - рассказал «КП» президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Андрей Разбродин. - Вещи хранились на огромных складах. Теперь из-за нестабильных курсов валют компании опасаются делать крупные запасы. Из-за этого пострадал ассортимент. Какие-то модели в Россию просто не везут. Ситуацией успешно пользуются начинающие предприниматели - они сами шьют вещи, которые найти на прилавках невозможно.

Но, к большому сожалению, купить в сетевых магазинах авторские вещи, сделанные у нас в стране, практически невозможно. Ретейлерам нужны ощутимые партии - куртки или брюки надо поставлять десятками тысяч.

- Малый бизнес такие объемы потянуть не может, - говорит Разбродин. - Но он вовсю пользуются интернет-торговлей. Сейчас в Сети огромное количество сайтов и магазинов, где можно найти модели на любой вкус.

ГДЕ ВЗЯТЬ МИЛЛИАРДЫ

Отечественные крупные сетевые магазины тем временем тоже сориентировались - вместо того чтобы покупать известные западные бренды, создают свои марки. Но заказы на изготовление уходят в Китай.

- Представим, что нам нужно 500 тысяч пар кроссовок, - рассказал «КП» источник в «Спортмастере». - Ни один российский завод такую партию не потянет. Поэтому приходится делать обувь под нашим брендом в Азии.

- Можно же дать заказ на пошив конкретной модели нескольким разным отечественным предприятиям...

- Тогда мы сталкиваемся с проблемой контроля качества. Одна партия будет хорошей, а другая может оказаться не очень. Проще, когда все делается в одном месте. Конечно, мы рады бы все шить в России - столько денег сэкономим на перевозке. Но пока не получается.

- У вас же есть отечественные товары?

- Около 10%. Ищем новых наших поставщиков, но это небыстро.

По мнению многих специалистов, в стране дефицит предприятий. В 90-е многие заводы разорились, а денег на их восстановление просто нет.

- Средняя фабрика по производству текстиля стоит несколько миллиардов рублей, - рассказали «КП» в Минпромторге. - Только крупный бизнес может позволить себе такие размеры.

К примеру, шведский ретейлер ИКЕА до 2025 года собирается вложить в нашу экономику около 100 млрд. рублей - через 10 лет 80% вещей в отечественных магазинах этой сети будут из России.

УДАРИМ ПО ИМПОРТУ ЦЕНОЙ

Но если ждать, что крупные инвестиции будут делать одни международные корпорации, никакого серьезного роста мы не увидим. Поэтому в стране работает специальный Фонд развития промышленности. Структура выдает бизнесу займы под 5% годовых. Деньги должны идти только на производство.

За последние два года фонд поддержал 85 проектов, они получили 25 млрд рублей.

Благодаря этой финансовой поддержке, в Ивановской области, например, построили новый завод махровых изделий «Праймтекс». Предприятие уже выдает по 150 тонн ткани в месяц. Никакого кризиса у него нет - в следующем году объемы производства хотят удвоить!

При том же качестве, что у иностранных конкурентов, цена на 20% ниже. Да и на перевозке сетевики экономят.

Заодно на заводе уже начали делать шторы и портьерные ткани. Еще недавно почти все эти товары магазины покупали за границей.

ПОДАЙТЕ КРЕДИТОВ МАЛОМУ БИЗНЕСУ

Андрей Разбродин уверен, что рынок одежды и текстиля сейчас мог бы развиваться гораздо лучше, если бы не банки:

- Средним и крупным компаниям нужны кредиты, чтобы модернизировать производство и наращивать объемы. Ведь сначала надо купить сырье, потом сделать товар и лишь затем получить средства от продажи. Но кредиты бизнесу получить сложно. Это тормозит заводы - своих финансов не всегда хватает для начала выполнения крупного заказа.

С малым бизнесом тоже все непросто. С одной стороны, появляются новые бренды. Но общая доля таких компаний на рынке мизерна. Дизайнерские марки растут только за счет своей прибыли - это крайне медленный процесс. А кредиты опять-таки банки не дают.

- Да и помощь государства явно недостаточна, - считает Разбродин. - В этом году из бюджета на поддержку отрасли потратят несколько млрд. рублей. Но общий оборот рынка - 2,7 трлн. рублей! Помощь властей как капля в море.

В общем, индустрия текстиля и одежды выросла на 4% скорее вопреки, а не благодаря общей экономической ситуации.

Доля отечественных товаров легкой промышленности на полках магазинов.

Доля отечественных товаров легкой промышленности на полках магазинов.

В ОБЛАСТИ ПОЛОТЕНЕЦ МЫ ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ

И все же наша промышленность не стоит на месте (см. графику).

Судя по официальным данным, проигрывая в одних нишах, мы занимаем неплохие позиции в других. К примеру, львиная доля рынка домашнего текстиля (полотенца, постельные принадлежности) принадлежит отечественным фабрикам.

В России шьют не самые плохие мужские костюмы. Да, в них не будут ходить миллионеры и топ-менеджеры нефтяных компаний. Но для большинства качество вполне подходящее.

Ну и, конечно, 80% госзаказа выполняется в России. Не шить же военную форму и подобную одежду в Китае.

ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ

Куртки от-кутюр

Фирма Stoyn заработала в Москве несколько лет назад. Создатель марки Даниил Ландарь говорит, что пытается создавать рабочую одежду, предназначенную для представителей креативного класса: архитекторов, дизайнеров, копирайтеров и других.

- Я начал шить что-то свое еще в 17 лет, когда отчаялся купить в магазинах вещи, которые бы мне нравились, - рассказал «КП» Даниил. - На третьем курсе Московского художественно-промышленного института уже профессионально шил рубашки для себя и друзей.

Теперь у 26-летнего Даниила в столице своя компания. Она за месяц отшивает не одну сотню футболок, курток, толстовок. В октябре молодой дизайнер дебютирует на Московской неделе моды.

Эффект бабочки

Москвич Георгий Склезнев с 2012 года выпускает под брендом Chehov классические мужские сорочки и аксессуары: галстуки, кожаные портмоне, бабочки.

- Я начал с вязаных шерстяных галстуков, заколотых булавкой, - рассказал нам Георгий. - Такие в Москве почти невозможно найти. Но потом от идеи отказался - в России нужную ткань не делают вообще, а из Германии возить дорого.

Теперь Склезнев шьет бабочки и сорочки собственной разработки из голландского хлопка. Правда, свой единственный магазин молодой предприниматель недавно закрыл - не окупается.

- Все равно 80% моих клиентов делают покупки через интернет, - рассказал Склезнев.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24