2016-11-18T14:08:41+03:00
Комсомольская правда
58
Валентина ЛЬВОВАколумнист

Я буду долго гнать велосипед

Сегодня так часто говорят о недопустимости перекраивания истории, что становится некогда историю в принципе изучать

В сознании все кони-люди, битвы-даты, Суворовы-Грибоедовы мешаются в кучу, чтобы иногда всплыть на поверхность экрана в рекламной паузе в виде актера в как бы старинном камзоле с чипсами в зубах. Или в виде «ревизорши», которая закрывает один глаз повязкой и отправляется на Москву. Конечно, можно сослаться на Александра Дюма, который называл историю лишь гвоздем, на который он вешает свою картину, свои романы. Но в последнее время вновь созданные картины существуют совсем без гвоздей.

Свежий пример: стартовал сериал «Анна-детективъ». Зрителя сразу отсылают к месту действия и времени, сделав контрольный удар по голове как бы дореволюционным методом написания слова. Затонск, 1888 год. И дальше начинаются чудеса. Барышня ездит на велосипеде по улицам городка в бриджах. Ее мать сидит на крыльце особняка и наблюдает, слегка осуждая происходящее. Девочка - дочь адвоката. Затонского адвоката. Видимо, очень хорошо зарабатывающего затонского адвоката.

А теперь немного фактов. В 1880 году - за восемь лет до того момента, когда ясноглазая Анна стала кататься по Затонску на велике, - в Санкт-Петербурге было зарегистрировано 100 велосипедистов. Всем велосипедистам была запрещена езда по городу. Этому правилу подчинялся даже Александр II, катавшийся исключительно в Царском Селе. Велосипед стоил от 250 до 400 рублей. Средний рабочий получал тогда 20 рублей в месяц. То бишь девушка в Затонске на велосипеде - это Хвилипок на вертолете над современным воображаемым Энском. Девушка в бриджах - уже Хвилипок, специально показывающий Энску голую задницу. Только Затонск не кажется очень шокированным, а мама эмансипированной девицы почему-то позволила и уйти безумной сумме из бюджета семьи, и выехать крошке на многолюдную улицу, а дальше нелогично стала ворчать по поводу девического самоуправства.

Потом (это я снова обращаюсь к фактам) велосипедистов решили как-то организовать. Им создали правила движения. Сдать на права можно было в присутствии трех полицейских, после чего велосипеду присваивался номерной знак. Ездить там, где собирается народ, строго запрещалось. Еще запрещалось ездить там, где можно напугать лошадей. Значит, выехавшую в город дочь адвоката (!) должны были сразу отправить в участок.

Через 10 лет после названной даты, в 1898 году, выйдет «Человек в футляре» Чехова. И несчастный персонаж рассказа увидит на велосипеде свою возлюбленную, тридцатилетнюю Вареньку. И будет настолько покороблен, оскорблен, возмущен, что не надолго перенесет это потрясение. В этом - правда. То, что могло случиться в конце XIX века. А 1888 год - это год Джека-потрошителя в Лондоне, а не юных велосипедисток из Затонска. Кстати, электрификация Затонска в этом году тоже странна, но об этом вам расскажет уже другая зануда.

Вы скажете, что это мелочи? Нет, это подмена картины существовавшего мира ради того, чтобы пара дам посидела на крыльце близ колонны в красивых платьях. Иного смысла в создании подобных сериалов не вижу.

Материал отражает исключительно мнение автора, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24