2016-11-21T16:30:05+03:00
Комсомольская правда

Неизвестные вожди. Берия и Маленков

Георгий МаленковГеоргий МаленковФото: GLOBAL LOOK PRESS

Сегодня в эфире программы «Совок» на Радио «Комсомольская правда» говорим о тех, кто был во главе Страны Советов между Сталиным и Хрущевым [аудио]

Панкин:

- В студии Иван Панкин. А также мой коллега – Павел Пряников, историк, журналист, основатель портала «Толькователь.ру». Это программа «Совок». Программа для тех, кто вырос в Советском Союзе, но ничего о нем не знает. Многие уверены, что сразу после смерти Сталина во главе страны встал Хрущев. Однако это не совсем верно. Сначала этот пост занимал Лаврентий Берия, а после него – Георгий Маленков. Вот об этом периоде жизни СССР, о неизвестных вождях и пойдет речь в этом выпуске. Павел, здравствуй.

Пряников:

- Здравствуйте.

Панкин:

- О Берия хочется поговорить чуть меньше. О Маленкове – чуть больше. Во-первых, потому что целиком о Берия мы уже говорили. О том, что его можно смело назвать великим реформатором, о том, что это самый мифологизированный политик и вообще человек не только в советской истории, но и в истории мировой. По-моему, ни о ком другом столько всего не выдумано, не надумано. С уточнением хотелось бы с тобой поговорить именно о планируемых реформах Берия после смерти Сталина.

Пряников:

- Действительно, Берия – один из самых мифологизированных персонажей в истории нашей и мировой. После смерти Сталина я бы не сказал, что он был единоличным вождем. Я бы разбил вот такую периодизацию. И с ней соглашается большинство историков. Что с марта 1953-го по июнь 1953-го был триумвират: Берия – Маленков – Хрущев, но в котором солирующую скрипку играл Берия. Затем с июня 1953-го по январь 1955 года – это правление Маленкова. И с января 1955-го по июнь 1957 года снова троевластие в лице Хрущева, Булганина и Маленкова. И только после июня 1957 года Хрущев становится единоличным правителем Советского Союза. Берия, действительно, солировал. Потому что Берия обладал, я бы сказал, такой творческой наглостью. Маленков, Хрущев – они были по-своему действительно неплохие организаторы на узких участках работ при жизни Сталина. Тогда как Берия обладал, я бы сказал таким современным словом, объемным мышлением. Это человек, у которого было стратегическое мышление. Маленков проиграл именно из-за того, что он был скорее тактик, а не стратег.

И в чем заключались реформы Берия? Эту программы Берия можно вполне назвать меньшевистской. Потом 26 июня 1953 года, когда Берия был арестован, именно так эти реформы Берия и подавались в Политбюро, как меньшевистские. Что такое меньшевизм? Это такая социал-демократическая умеренная форма большевизма. Потому что все помнят, что до Октябрьской революции большевики вообще назывались социал-демократам. И в этой партии произошло разделение на большевиков и меньшевиков. Что хотел Берия? Он хотел фактически введения частной собственности, пусть и на мелкие производства. Как он говорил, без эксплуатации человека человеком. То есть мелкий бизнес. Берия хотел международную разрядку. Берия хотел объединения Германии. Берия хотел больше самостоятельности западным областям Украины и Прибалтики, Западной Белоруссии. Берия хотел больше власти Советов, чем власти партии. Если бы эти реформы произошли, то, конечно, мы бы уже в 50-е годы увидели другую страну. Я бы сказал, такую социал-демократическую страну, переходную, наверное, к такому типу, как в то время Австрия, Финляндия, а большей частью даже Югославия.

Панкин:

- Поясни, объединение Германии Берия зачем нужно было?

Пряников:

- Вот здесь уже сразу можно перейти к Маленкову. У Маленкова это тоже была одна из главных идей. Объединение Германии он видел как создание противовеса Соединенным Штатам Америки. И за что критиковал Хрущева потом Маленков. И в своих записках в 1957 году, когда образовалась антипартийная группа, и в своих записках в 70-е годы. Он говорил, что Хрущев предпринял неверный стратегический шаг. Он пошел на дружбу с Америкой вместо того, чтобы идти на дружбу с Европой в противовес Америке. И Берия, и Маленков считали, что Америка наш стратегический враг. Но для того, чтобы победить Америку, нужно взять себе в союзники Германию, Европу. А Европа не может быть без Германии. Но Германию они видели нейтральной. И Берия, и Маленков предлагали проведение всеобщих выборов, объединение двух частей Германии в единое государство, которое мы видим в наше время, после реформ Горбачева. Но с условием, чтобы Германия вышла из НАТО и закрепила в своей конституции нейтральный статус. Таким образом, они хотели Германию сделать стратегическим другом Советского Союза.

Здесь вообще нужно говорить о том, что весь ХХ век прошел под эгидой, под этим стремлением Советского Союза и даже России еще, я бы сказал, времен первой мировой войны, прошел под стремлением сделать Германию стратегическим другом. Ленин и левая часть большевиков в 20-е годы вообще говорили о том, что будет единое государство. И даже такое название появилось – Геруссия. В частности, его большими фанатами после смерти Ленина были Радек и Зиновьев. Они стратегически мысли так же примерно, как и Берия, о том, что, объединившись в единое государство, Германия и Советский Союз навсегда прекратят все войны на европейском континенте. Потому что это будет огромное супергосударство. Да, они и тогда видели, что Россия будет такой сырьевой страной. Потому что мы не смогли бы быстро совершить рывок, стать промышленной страной. Германия дала бы, как они говорили, машины и машинный ум. Мы бы дали сырье, людей и огромный рынок.

Панкин:

- Ты сказал, что Хрущев делал ставку на дружбу с Америкой. А те двое считали, что Америка наш стратегический враг. Но с приходом Хрущева практически сразу началась холодная война. И я что-то не помню никаких дружеских отношений.

Пряников:

- Они как раз ему сменяли в вину то, что Хрущев пошел… если мы вспомним 50-е годы, это постоянный разговор о том, что нужно ограничивать ядерное вооружение. Пагоушское движение, которое поддержали наши ученые, о том, что ядерная война разрушит весь мир, что мы с Америкой должны дружить. Пусть это будет холодная дружба, но в противовес той возможной термоядерной войне, как тогда говорили, которая уничтожит весь мир. Даже Карибский кризис Хрущева – это, скорее, была такая попытка вынудить Америку убрать свои ракеты «Першинг» из Турции. Не для того, чтобы поставить такой заградотряд, не знаю, как назвать, прямо перед носом Америки, в ста милях, и пугать их. Нет, это был такой способ шантажа. Что вот выводите ракеты из Турции, убирайте войска из Европы, тогда мы уберем свои ракеты. И Брежнев продолжал этот курс. И в 70-е годы мы постоянно помним переговоры с Америкой об ограничении стратегических вооружений, о запрещении ядерных испытаний. То, что была предпринята совместная космическая программа. То есть всегда попытки шли разговора с Америкой – попытка улучшить наши отношения с этой страной.

Панкин:

- Помнишь, при Сталине летчик был очень почетной профессией. Это было неким жизненным делом. И каждый летчик был большим человеком. При Хрущеве были сделаны ставки на ракеты, а летчики как бы оказались не у дел. Выходит, что Маленков и Берия тоже не хотели делать ставку на ракеты?

Пряников:

- Конечно, без ракет не обойтись. Это было понятно, что это наше единственное противодействие против Америки. Это ракеты. Американцы со своими стратегическим бомбардировщиками могли в считанные минуты в 50-е годы уничтожить Советский Союз. А Советский Союз максимум мог уничтожить только Аляску. Удар был бы в одни ворота. Ракеты сделали такой паритет между двумя странами. От ракет никто не хотел бы отказываться. Но, как мыслили Берия и Маленков, что если бы Европа была просоветской, тогда бы у Америки не появилось бы никаких стимулов вообще вести войну. Потому что ей противостоял бы огромный блок. И, как они считали, видимо, Америка начинала бы меняться изнутри после этого. Потому что Америка оказалась бы в изоляции международной. Вспомним 50-е годы, кто были их друзьям? Побежденная Япония, Китай, который только в конце 60-х годов пошел на сближение с Америкой, в 1969 году. И Америка бы стала меняться изнутри. Наверное, мы пришли бы к такому многополярному миру.

Панкин:

- Перейдем к Георгию Маленкову. Расскажи, как он попал в политику? Любопытный момент. Его предками были выходцы из Македонии, имели дворянские корни, что потом ему будут ставить в вину. Затем он с отличием окончил гимназию. В 17 лет добровольцем ушел на гражданскую войну. Воевал даже в Средней Азии, служил потом политработником. Вернувшись с гражданской войны в 1921 году, поступил в Высшее техническое училище, ему легко давались научные дисциплины. За три месяца до смерти Маленков опубликовал научную статью «О всеобщности принципа: жизнь противостоит гравитации». Вот такой был умный человек. Ну, а теперь тебе слово – подробнее о том, как он попал в политику и как он начал делать из себя такого крутого политработника.

Пряников:

- В позднем сталинском Политбюро и в Политбюро 50-х годов Маленков, конечно, был самым образованным человеком. Закончил гимназию с золотой медалью. Закончил Бауманское училище. Занимался энергетикой. Здесь хочу напомнить о его жене – Валерии Голубцовой, которая тоже закончила гимназию, тоже происходила из семьи, я бы так сказал, не пролетарского происхождения, не бедной. Отец был преподавателем в кадетском корпусе.

Панкин:

- Познакомились они в юности и всю жизнь прожили вместе.

Пряников:

- Она стала доктором наук. Она была ректором Московского энергетического института. Вот чтобы просто понимать уровень семьи. А попали очень просто. Действительно, социальные лифты в 20-30-е годы работали прекрасно, не как в наше время. Мало того, что Маленков поступил в Бауманское училище. Он в 1921 году стал работником оргбюро ВКП(б), в Центральном комитете, как и его жена. То есть пришли работать в секретариат, как сейчас сказал бы, Центрального комитета партии. Там он на себя обратил внимание. Пошел по линии партийной, в Московском комитете партии с 1930 по 1934 год – заведующий отделом. Был под начальством Кагановича, активно включился в индустриализацию. Тогда это очень приветствовалось. И, конечно же, повезло ему, не знаю, в кавычках или нет, наверное, здесь в прямом смысле повезло, что начались в 1937-1938 году знаменитые партийные чистки – репрессии. Он счастливь избежал этого. И тогда оказалось, что просто нет толковых специалистов. Война на носу. И люди в 1937-1938 году, в 1939-м, начали расти с совершенно бешеной скоростью. Пример – как раз Маленков, который уже в 1939 году попадает в Центральный комитет партии в 38 лет. Напомню, что в 20 лет человек уже пришел работать в секретариат партии, а в 38 лет человек становится в десятке ведущих деятелей Советского Союза.

Во время войны как раз его техническое образование очень пригодилось. Он курировал авиационную промышленность. В 1946 году это аукнулось. Потому что было знаменитое дело против министра авиационной промышленности о поставке бракованных самолетов. И как раз Маленков был снят со своей должности куратора авиационной промышленности. Выведен из ЦК партии. Но опала продолжалась недолго – полгода. С марта по июль 1946 года. И в 1946 году Маленков снова занимает пост в партии, становится затем заместителем председателя Совета Министров. И в 1952 году фактически он становится преемником Сталина. Когда говорят, что Сталин не оставил преемников, да, он, конечно, юридически никак не мог сделать. Не мог написать на бумаге. И конституция не позволяла написать, что у меня есть преемник. Это все же не монархия. В 1952 году на XIX съезде КПСС главный доклад партии читал как раз Георгий Маленков. Сталин очень хотел уйти осенью 1952 года со всех руководящих должностей, чувствовал, что он болен, чувствовал, что он уже стар. И как раз хотел передавать бразды правления Маленкову. Хотя формально было так называемое пятивластие именно осенью 1952 года. Коллективное правление, которое потом аукнулось в отношении этого периода тем, что в 50-е годы это пятивластие привело к большому дележу полномочий, к борьбе за власть. В 1957 году только Хрущев стал единоличным правителем. И его шаткое положение продолжалось до его отставки в 1964 году. Весь этот период с 1953-го до 1964 года, до прихода Брежнева, можно обозначить как такой 11-летний период перманентной борьбы за власть.

Это чем-то было похоже на ситуацию 20-х годов, когда Ленин тоже не оставил преемника юридически, не написал на бумаге, кто преемник. И все только домысливали де-факто, кто же является преемником. Все 20-е годы это борьба за власть, это борьба межфракционных групп – Троцкого, Сталина, Бухарина, Рыкова. Постоянные коалиции, которые объединялись друг против друга. Даже не 1927 год, когда Сталин становится единоличным правителем. Скорее, это произошло в 1932-1934 годы. Вот эта ситуация была похожа. Но большинство понимали, что Маленков – это преемник Сталина. Другое дело, что эти люди в пятерке - Булганин, Берия, Маленков, Хрущев, Молотов – они не признавали этого старшинства. Как раз они ссылались на то, что нигде не записано, что Маленков… он не занял никакой ведущей должности, ни первого секретаря, ни председателя Совета Министров. Сталин до конца своих дней исполнял эти обязанности главы и партии, и Советского Союза. Это позволило потом, конечно, отстранить Маленкова, сказать, что никаких юридических оснований для того, чтобы он правил государством, не было.

Ситуация была немножко странная. Здесь мы уже переходим к 50-м годам. Ситуация с марта по июнь 1953 года – было троевластие. А с июня 1953 года было двоевластие. Был Хрущев и Маленков. Многие говорят, что Маленков, но Маленков, я бы так сказал, де-факто, а де-юре это было двоевластие. Потому что Маленков был председателем Совета Министров, а Хрущев был первым секретарем партии. То есть существовало советское и партийное руководство страной. Тандем, как сейчас назвали бы. Но в этом тандеме был ведущим, конечно, Маленков. Потому что вот эти полтора года, когда он был председателем Совета Министров, он делал все для того, чтобы уменьшить роль партии и увеличить роль Совета Министров и вообще советских органов в управлении страной.

После смерти Сталина партбюро некоторое время не могло решить, кто будет править страной. На картине того времени изображены Маленков, Берия, Булганин, Молотов и другие члены партийной верхушки. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

После смерти Сталина партбюро некоторое время не могло решить, кто будет править страной. На картине того времени изображены Маленков, Берия, Булганин, Молотов и другие члены партийной верхушки.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Панкин:

- Ты уже цинично заметил о том, что ему повезло в 1938 году, когда были чистки верхушки. Ему повезло дважды. Когда он учился в техническом училище, большая часть студентов были приверженцами идей Троцкого. Однако Маленков был одним из немногих, кто выступал против этих идей. Когда Троцкий был повержен, в училище начала работать комиссия по выявлению оппортунистов. И политическая активность Маленкова не осталась без внимания. И так он стал уже тогда достаточно заметной персоной. Это ему потом очень сильно помогло. Ты хорошо знаешь о том, что троцкизм – это был величайший грех и клеймо в советские времена, вплоть, кстати, до заката Советской власти.

Пряников:

- Я бы сказал, что и сегодня такое клеймо. Посмотрите, реабилитировали Бухарина, Рыкова. А Троцкий так и остается персоной нон-грата. Я уж не говорю о том, чтобы ему памятники ставили, памятные доски. Вон Колчаку сейчас памятную доску повесили, Маннергейму. Перенесли доску. А Троцкий так и остается такой забытой фигурой, я бы сказал. Мы говорим, что Берия такая великая оболганная фигура. А вторая – Троцкий. Два советских деятеля ХХ века, на которых до сих пор висит такое клеймо мощное.

Панкин:

- А я бы сюда добавил незаслуженно обласканного Кирова. Потому что у нас полстраны как раз носит имя Кирова, который на самом деле исторического следа не оставил толком никакого.

Пряников:

- Безусловно, в 50-е годы сказалось хорошее тактическое мышление Маленкова, но отсутствие стратегического мышления, которое привело к его поражению. Как ни странно, Хрущев, который воспринимался в сталинском Политбюро как самый слабая фигура, как такой шут, человек, который проваливал одно за другим задания партии, в общем, непонятно за что его держали, как многие удивлялись. И как раз клеймо троцкиста было на Хрущеве. Хрущев был троцкистом. Потому что в 20-е годы он поддержал Троцкого, когда учился в училище. И ему это потом припоминали. И припоминают сегодня. Вот есть знаменитые записки Бобкова, заместителя председателя КГБ, где он говорит, что Советский Союз разрушили троцкисты Хрущев и Горбачев. Горбачева он тоже относит к троцкистам. Тем не менее, Хрущев обладал действительно стратегическим мышлением и, я бы сказал, силой воли, когда он мог противостоять своим недавним товарищам по партии.

Панкин:

- Ты сказал, что Хрущев достаточно долгое время был полным аутсайдером во время сталинского правления. Сам Сталин, кстати, в начале 20-х годов тоже был полным аутсайдером в этой лидерской гонке. Вспомни даже итоги голосования.

Пряников:

- Согласен. Итоги голосования – Сталин там занял девятое или десятое место.

Панкин:

- А то и двадцать первое.

Пряников:

- Сталин не был даже в шестерке. Он примерно был на уровне Молотова – такого второстепенного правителя. Кстати говоря, и Троцкий не был в числе лидеров. Лидером видели Рыкова, Томского, которого сейчас уже никто и не помнит. И вообще как раз говорили, что Рыков – это идеальный кандидат для советского государства. Может быть, для кого-то это будет неприятно, но многие рядовые партийцы говорили, что советскому государству нужен русский правитель. Потому что очень многие говорили, что в верхушке засилье евреев, грузин, поляков, армян и так далее. Рыков был таким символом некоего русского направления в советском государстве. Он тоже был председателем Совета Министров во время правления Сталина – с 1924 по 1930 год, шесть лет. Тоже, можно сказать, некое двоевластие.

Панкин:

- А теперь про кровавый след Маленкова. Я знаю, что в какой-то короткий промежуток его жизни ему приходилось принимать участие в чистках и составлении списков тех, кого потом арестовывали и расстреливали. Что ты об этом можешь рассказать?

Пряников:

- Безусловно, в 1937-1938 годах Маленков не занимал ведущих постов для того, чтобы определять политику в том числе репрессий. Да, он был членом выездной комиссии, которая приезжала в регионы. Многие приезжали, не только он, десятки людей, начиная от Молотова и Калинина и заканчивая Кагановичем и Маленковым, Ждановым. Которые приезжали в какой-то регион и назначали на место репрессированных партийных деятелей новых руководителей. Да, где-то какие-то бумаги подписывал на уровне регионов, не на уровне Центрального комитета партии. Ему, скорее, вменялось в вину, и почему в 1955 году он слетел в январе, и это точно можно вменить и сегодня говорить об этом, - организация печально знаменитого «ленинградского дела». Когда была репрессирована верхушка Ленинграда, 1948 год. Которых, кстати говоря, видели в числе преемников Сталина. В частности, Кузнецова. Кстати говоря, если мы сейчас говорили про Рыкова в 20-е годы, мы опять приходим к тому положению, что ленинградская группа воспринималась как представители так называемой «русской партии». Снова возник, спустя 25 лет, разговор о том, что в партийной верхушке слишком мало русских людей. Что все республики имеют своих руководителей, свои министерства, свои отделы служб безопасности. Только РСФСР не имеет никакого руководства.

Маленков был в числе людей, которые состряпали это дело. И, наверное, даже организатором этого дела. Который превратно подал Сталину, что внутри партии зреет фракция русских националистов. Это было одним из главных тяжелых обвинений во фракционной борьбе. Потому что все помнили 20-е годы, насколько это обескровило партию, насколько это привело к ослаблению советского государства в 30-е годы. И все боялись появления какой-либо фракционной группы. Потом, кстати говоря, спустя 10 лет, это будут ставить в вину в том числе самому Маленкову. Что он организовал фракционную группу. Это был страх и у партийной верхушки, и у всего советского народа. Потому что все понимали, что вот этой фракционной борьбе предшествуют либо репрессии, либо война. И все хотели этого избежать. Вот это точно ставили в вину – организацию «ленинградского дела». После которого Маленков пошел в гору. И осенью 1952 года стал восприниматься как наследник Сталина. Именно не Кузнецов, не ленинградские деятели, а именно Маленков. Это был долгоиграющий момент для Маленкова. Тут он, скорее, себя, может быть, и проявил как уже почти стратег.

Панкин:

- Вернемся в конец 30-х годов. Есть такой любопытный факт из биографии и Маленкова, и Берия. Дело в том, что они дружили. Более того, Маленков в 1938 году рекомендовал на пост наркома внутренних дел Берия.

Пряников:

- Берия тоже был как раз человек, который воспользовался тем самым социальным лифтом 1937-1938 года. Он примерно ровесник был. Маленков понимал, что он молодой работник, не очень опытный, что ему нужна поддержка. Что вокруг, несмотря на репрессии, остались такие опытные бойцы, как, например, Молотов, Калинин, Сталин. Старые большевики. Микоян. И вот эта молодая группа уже тогда пыталась какое-то плечо поддержки друг другу ставить. Они действительно дружили. И Берия в те времена воспринимался как символ возвращения законности, прекращения репрессий в 1939 году. Более того, первая бериевская амнистия, по которой вышло 240 тысяч человек, по которой были отпущены из СИЗО еще около 150 тысяч человек, в 1939-1940 годах люди в больших городах просто вздыхали и говорили: наконец-то пришел какой-то порядок. Как это тогда воспринималось.

Они в 1953 году при смерти Сталина дружили и понимали, и им потом ставилось в вину, что именно они не оказали помощь Сталину. Это такое уголовное преступление – неоказание помощи. И сейчас человека могут осудить к тюремному сроку за то, что он не оказал помощи умирающему человеку. Никто, конечно, не знает. Я прочитал множество записок, больше десятка, каждый оставил свои записки, как умирал Сталин с 1 марта по 5 марта 1953 года. И Микоян, и Хрущев, и помощник Маленкова Суханов. Множество. И Жуков, и американские историки. И у всех своя версия. Но большинство сходится на том, что Берия, Маленков и в меньшей мере Хрущев не оказали помощи Сталину, которая, возможно, его и спасла бы. Да, он, наверное, был бы частично недееспособен, но вполне мог выжить. Тут тоже проявилось такое братство и дружба между Маленковым и Берия.

Панкин:

- Сталин умер 3 марта.

Пряников:

- Вообще объявляли – 5 марта.

Панкин:

- Но расходились ведь интересы в какой-то промежуток времени у Маленкова и Берия. Я знаю, что они даже начали недолюбливать друг друга. Расскажи о борьбе между ними после смерти Сталина. 3-5 марта. Как развивались их отношения? Как они строили свои дальнейшие планы?

Пряников:

- Планы были понятны. Есть хорошие записки Жукова архивные. Он, правда, это рассказывает со слов Булганина, хотя он тоже принимал участие в заседании президиума. Заседание президиума 5 марта закончилось, и через десять минут объявили, что Сталин умер. Он вспоминает выражение лиц, разговоры, как кто себя вел во время этого заседания и до этого. По его мнению, никаких больших разногласий не было между троицей – Хрущев, Маленков и Берия. И в небольшой мере – Булганин, который был более слабой фигурой, министр обороны. Тем не менее, тоже принимал какое-то участие в этом. Было понимание у этой троицы, что единовластие в партии приводит к печальным последствиям. И было коллективное решение на какой-то момент, что партия должна стать коллективным органом. Управление партией должно осуществляться коллегиально. Не только этой троицей, но вообще президиумом. То есть группой из нескольких лиц. В то время это колебалось от семи до десяти человек. Которые должны большинством голосов принимать решения о главных вопросах для советского государства.

Кстати говоря, именно перевес голосов в президиуме в 1957 году помог Хрущеву остаться у власти. Как раз Жуков еще раз помог Хрущеву. Сначала он арестовал Берия в 1953 году. В 1957 году он помог Хрущеву получить большинство в президиуме. И потом на пленуме ЦК КПСС, который оставил Хрущева во главе партии. До 1957 года это действительно были коллективные решения. Никто не мог, как в предыдущий период, как Сталин, единолично прийти и что-то сделать. Здесь еще и началась большая игра, я бы сказал, силовых структур. Потому что оба раза – и в июне 1953 года, и в июне 1957 года – большую роль сыграла Советская армия, Министерство обороны. Потому что Жуков впрямую говорил, что если что-то пойдет не так, то будет военный переворот. И армия возьмет бразды правления. Что потом ставилось в вину Хрущеву. Опять же, был страх, как мы говорим, уже не только перед органами госбезопасности, но и перед армией. После этого министр обороны стал и до сих пор остается слабой политической фигурой. Если только возникает какая-то яркая личность в армейской среде, и сегодня происходит так же, он убирается из политиков. Вспомним, например, генерала Лебедя, который заявлял о своих политических амбициях и был быстро убран из политики.

Панкин:

- Это не доказано. Вообще он погиб в авиакатастрофе – вертолет разбился.

Пряников:

- Я говорю даже не о смерти, а о том, что он воспринимался в 1996 году как преемник Ельцина, как второй по силе человек, глава Совета Безопасности, человек, остановивший войну в Чечне. И тут он увольняется, ссылается губернатором Красноярского края. Это можно назвать ссылкой. Вот если бы он стал мэром Москвы или мэром Петербурга, он продолжал бы политику. Все понимали, что на этом его политическая карьера закончилась.

Панкин:

- Любопытный факт и биографии Маленкова и Берия. Я уже говорил о том, что в 1938 году Маленков рекомендовал на пост наркома внутренних дел Берия. А затем после смерти Сталина по рекомендации Берия Маленков был назначен председателем Совета Министров. Во время Великой Отечественной войны чем занимался Маленков?

Пряников:

- Естественно, как все партийные люди тогда, руководил обороной тыл. Человек конкретно отвечал за авиационную промышленность во время войны. В 1946 году это его на время даже погубило, когда он был на полгода выведен из состава руководящих органов. В 50-е годы он курировал создание водородной бомбы.

Панкин:

- Берия курировал атомную, а Маленков – водородную. И 12 августа 1953 года была взорвана первая водородная бомба в Советском Союзе. И тогда же настал полный паритет с Соединенными Штатами.

Панкин:

- Берия атомным проектом занимался успешно. А Маленков водородным проектом?

Пряников:

- Тоже успешно.

Панкин:

- Мы обошли американцев. Это интересно. Теперь конкретно об удачных, успешных реформах Маленкова. И о тех проектах, которые провалились или по каким-то причинам не были реализованы.

Пряников:

- Самая главная реформа Маленкова – это успешное развитие сельского хозяйства. Перевод сельского хозяйства на новые рельсы. Все понимали, что так, как жило сельское хозяйство в 1953 году, больше жить нельзя. Колхозники были задавлены огромными налогами. Крестьяне несмотря на то, что они не имели паспортов, все равно бежали в город. С 1949 по 1953 год 3,5 млн. трудоспособных крестьян убежали из деревни в города. Мало того, что война выбила очень сильно трудоспособное мужское население в деревнях, так еще и это бегство. Я назову такую цифру. В 1953 году среднегодовой доход крестьянского хозяйства, не одного человека, а крестьянского домовладения, семьи крестьянской был 105 рублей в год. Это 8 рублей в месяц. Это тех сталинских рублей. Если разделить на 10 – это 80 копеек 70-80-х годов. В 1953 году этот доход стал 837 рублей. А в 1960 году – 3700 рублей. Рост в 37 раз.

Что сделал Маленков? Он понял, что нужно сокращать резко налоги в сельском хозяйстве. В 1952 году эти налоги были еще раз увеличены. Было два таких увеличения – 1949 и 1952 год. Крестьянин с личного подсобного хозяйства в 1952 году должен был отдавать 80 % того, что у него там было. Сколько яиц курица снесла, картошки собрано. Простые люди это воспринимают… вот есть такое выражение – рубили яблони. Крестьянин считал, что ему легче срубить яблоню, чем отдать с нее все, что она приносит. Потому что налоги были еще не только в процентах, они назначались директивно. С яблони должен отдать сто килограммов яблок. Не важно, есть эти яблоки в этот год или нет. Маленков принял первое решение в августе 1953 года – резкое снижение налогов. В четыре раза. Второе - резкое увеличение зарплат в колхозе. Третье – резкое увеличение закупочных цен на сельхозпродукцию. И при этом уменьшение розничных цен. Потом в 1955 году это ставилось в вину Маленкову с очень смешной формулировкой. Один из выступавших, такой Аверкий Аристов, он сказал, что так же действовал Гитлер – снижал розничные цены, но при этом повышал закупочные цены. Разница могла быть в три раза при Маленкове на мясо. Колхозу платили, условно говоря, 6 рублей за килограмм, продавалось это мясо по 2 рубля.

Еще наблюдение. В конце 1956 года крестьянам начали платить пенсии. Более того, с колхозов сняли очень многие расходы на социальную инфраструктуру. Мало кто знает, что до 1956 года советские колхозы всю социальную инфраструктуру тащили на себе, сами платили. Они должны были содержать школу, больницы, дороги, колодцы и так далее. Маленков сказал: все, надо прекращать. Есть один такой мем, пользуясь современными словами: рубили яблони. Второй мем – это пословица того времени, которая до сегодняшних дней сохранилась. Товарищ Берия вышел из доверия, товарищ Маленков надавал ему пинков. Крестьянами Маленков воспринимался как крестьянский царь, по-другому и нельзя говорить. Читал записки многих писателей-деревенщиков, речь Маленкова в августе 1953 года, напечатанная в газетах, зачитывалась до дыр и пряталась крестьянами в углы, чтобы показывать проверяющим органам, если кто-то пришел у них что-то отобрать. Показывали газету с речью Маленкова, где говорилось, что все, в отношении крестьянства новый курс объявлен.

И это привело к небывалому прорыву. Пятилетие с 1953 по 1958 годы, это часть пятилетки, потому что пятилетка в 1951 году была, было самым удачным для сельского хозяйства. Рост по зерну был 40 %, по мясу – 45 %, по овощам – 48 %. Практически по всем позициям рост сельского хозяйства был в полтора раза. Такого в истории Советского Союза больше никогда не было. Наверное, можно только НЭП сравнить. После разрухи, гражданской войны – 1924-1925 год. Вот такое резкое увеличение продукции сельского хозяйства. Это НЭП и реформы Маленкова в 50-х годах.

Второе, о чем заявил Маленков, это о том, что рост производства товаров народного потребления должен превышать рост средств производства. Если грубо сказать, рост промышленности, которая производит потребительские товары, - это легкая промышленность, производство часов, пальто, ботинок, - должен превышать рост производства станков, танков, самолетов, локомотивов и тому подобного. И это действительно стало происходить. В 1954 году рост группы товаров народного потребления был на 13 %, а средств производств – на 11 %. Это тоже было впервые в истории, кроме НЭПа. Начиная с 1927 года по 1989 год это был единственный промежуток, когда такое произошло. И такой резкий рост сельскохозяйственного производства, и такой резкий рост товаров народного потребления.

Кроме того, Маленков еще запомнился как первый борец с привилегиями. То, что потом в перестройку требовал простой народ от Горбачева. При Сталине в послевоенный период начала существовать такая практика как выдача дополнительных зарплат в конвертах. И это были действительно огромные зарплаты. 1954 год, постановление о том, чтобы уменьшить зарплаты сотрудникам журнала «Коммунист», которые входили в организационную структуру Центрального комитета партии. Например, у членов редколлегии журнала «Коммунист» официальная зарплата была 3600 рублей. А в конверте доплачивалось еще 2,5 тысячи рублей. То есть 6100 рублей.

Панкин:

- Ничего себе! Журналисты жили как депутаты сегодня.

Пряников:

- Заведующий отделом в комитете партии получал официально 2 тысячи и еще 2 тысячи в конверте. После этой реформы как раз все выплаты в конвертах прекратились. Был сокращен аппарат на 5 %. Кажется немного, но это все равно испугало аппарат, который встал потом на сторону Хрущева. На одном из заседаний в 1954 году, где Маленков как раз клеймил засилье бюрократии и этим обосновывал, что власть должна постепенно переходить от партии к советским органам и к Совету Министров, Хрущев в ответ ему сказал: Георгий, но ведь аппарат – это наша опора. Что ты делаешь?

Панкин:

- Я знаю, что ты хорошо относишься к периоду правления Хрущева. Я имею в виду, ты положительно оцениваешь его работу, ты знаешь, что он был реформатором, а не шутом. И все же из этих троих кого ты считаешь наиболее толковым лидером? Не Хрущев бы стал правителем Советского Союза, а Маленков или Берия. Оцени их лидерские качества? Как бы они управляли страной? Получилось бы у них сделать больше, чем удалось в итоге сделать Хрущеву?

Пряников:

- Наиболее талантливым и стратегически мыслящим, я считаю, был бы Берия из этой троицы. Если бы он был правителем Советского Союза, как я уже сказал, мы бы постепенно за 50-60-е годы пришли бы к такому социал-демократическому государству. С частной собственностью, с несколькими партиями, как он мечтал. Для начала он хотел сделать две партии, даже три партии. Коммунистическая партия, партия крестьян и партия интеллигентов. Я думаю, уже лет через двадцать мы пришли бы и к миру с Западом. Во всяком случае, с Европой – точно. С Германией, с Центральной Европой, с теми странами, которые находились в орбите Советского Союза. В первую очередь это Австрия, Финляндия, возможно – скандинавские страны. Маленкова я бы поставил на второе место по реформаторским замыслам. А Хрущева – на третье.

Панкин:

- Интересная расстановка сил. Я думал, что ты поставишь на второе место все-таки Хрущева. Почему же Георгий Маленков не уберег Берия, раз они были друзьями? С Хрущевым из них двоих никто толком не дружил.

Пряников:

- Не уберег, потому что боялись того, что снова будет власть госбезопасности. Мало того, что Берия объединил в 1953 году два министерства – внутренних дел и госбезопасности – в одно суперведомство. Им казалось, что министерство госбезопасности снова начнет примерно тот же уровень репрессий, который был в 1937-1938 году. Только теперь эти репрессии ударят по Хрущеву, по Маленкову, по Булганину и всем остальным людям, которые, как они считали, причастны к каким-то сталинским преступлениям. Это раз. А второе, как им казалось, Берия нарушил их договор о коллективном управлении государством. Он стал слишком перетягивать на себя одеяло.

Панкин:

- Маленков объединился с Хрущевым в данном случае, потому что боялся.

Пряников:

- Да.

Панкин:

- В итоге он проиграл. Потому что Хрущев затем, как я это понимаю, решил убрать и Маленкова, его отправили куда-то далеко.

Пряников:

- Да, сначала 31 января 1955 года – решение партии о том, что его снимают. Формально это 8 февраля произошло. 31 января решение было принято, 8 февраля была поставлена печать, оформлено. Его выгнали из руководителей Совета Министров. Хотя он стал заместителем председателя Совета Министров и одновременно руководителем электростанций Советского Союза, по энергетике. Окончательно из руководства партии он был выведен в 1957 году, из партии – в 1961 году. В 1957 году - знаменитая антипартийная группа Молотова, Кагановича, Маленкова. Когда люди создали фракцию, которая должна была бы снять Хрущева. Именно большинством голосов. То, что потом им не удалось сделать.

Панкин:

- Спасибо.

Неизвестные вожди. Берия-Маленков

00:00
00:00
Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24