2016-11-24T16:49:08+03:00
Комсомольская правда

Михаил Хазин: Наша экономика будет падать, потому что работает только на иностранных инвестициях. А их не будет

Михаил Хазин - экономист, статистик, публицист, политолог, блогерМихаил Хазин - экономист, статистик, публицист, политолог, блогерФото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

Известный экономист рассказал Радио «Комсомольская правда», что будет с Россией дальше [аудио]

Калашников:

- Сегодня в студии, я не побоюсь этого слова, самый, наверное, лучший кандидат на пост нового министра экономики Михаил Хазин. Здравствуйте, Миша.

Хазин:

- Здравствуй, здравствуй. Ну, насчет министра экономики это ты, конечно, переборщил.

Калашников:

- Тем не менее, я могу сказать, что Михаил Хазин, наверное, лучший прогнозист, которого я знаю. Один из лучших прогнозистов. И у меня первый вопрос – Миш, вот то, что сейчас началось, спустя несколько дней после подметания Улюкаева, это все-таки начало чистки, как ты считаешь?

Хазин:

- А что началось? Пока, кроме Улюкаева, ничего реального не началось. Дело в том, что мы-то все говорим о чистке, потому что, с точки зрения общества, с этим безобразием надо что-то делать, мы видим, что правительство демонстративно игнорирует все экономические законы, все законы человеческие, внедряет ювенальную юстицию, ликвидирует в России семью. Это охренеть! В православном государстве ликвидировать семью! Но это имеет очень глубокое основание – я потом вам скажу, если у нас будет время. Повышают налоги, ликвидируют реальный сектор через запрет кредитования. Это вполне политика реального банка. Отказываются брать налоги у иностранных инвесторов, которые вывозят из России капиталы. Ну, и так далее.

Калашников:

- То есть, курс-то идет прежний, в общем-то?

Хазин:

- Да, это как бы такое откровенное вредительство уже идет. И после победы Трампа абсолютно очевидно, что этот курс будет только усиливаться, потому что Клинтон-то проиграла, но люди, которые за ней стоят, транснациональные финансисты, так сказать, либеральная финансовая мафия, никуда не делась и, хотя теоретически Трамп ее может ликвидировать довольно быстро, но, скорее всего, на решительные шаги он не решится. Это и страшно, и тяжело. По этой причине агентура этой мафии в нашей стране будет свое черное дело продолжать. В общем, крови она очень много попортит всем и, я думаю, что в этом смысле вот как бы русский бунт бессмысленный и беспощадный, они своими руками приближают. В чем вся проблема? Бессмысленно арестовывать конкретного Улюкаева, конкретную Набиуллину, конкретного Шувалова или конкретного Чубайса. Потому что это как у гидры – голову отрубаешь и тут же на это место вырастает другая…

Калашников:

- Прижигать надо. Сразу.

Хазин:

- Но для того, чтобы прижигать, надо иметь инструмент прижигания. То есть, иными словами, нужно менять модель. В рамках старой модели ничего, кроме вот этого либерального, не вырастет. И здесь нужно понимать, что вся либеральная модель, она очень глубоко эшелонирована. Что такое либерализм? Вот демократия, как известно, это власть демократов. А либерализм – это власть финансистов. А финансисты живут за счет чего? Они живут за счет того, что они впаривают всем кредиты и берут очень большие проценты. Во всех традиционных обществах ростовщичество является очень тяжелым грехом. И по этой причине финансисты прекрасно понимают, что установить свою власть либеральную они могут только при условии, что будут раскачаны устои традиционного общества. Неважно, это католичество, ислам, православие или даже иудаизм. А вопреки многим представлениям, в реальности та часть еврейской команды, которая банкиры, она с теми, которые верят в бога, находится в сложных отношениях. Потому что как бы фраза «не давай в рост брату своему», она даже не из Нового, а из Ветхого завета.

Калашников:

- Это понятно.

Хазин:

- Так вот, принципиальная вещь. Базовое сохранение традиционных ценностей традиционного общества происходит через семью. То есть, папа с мамой объясняют детям, что такое хорошо и что такое плохо.

Калашников:

- И по семье сейчас наносится удар.

Хазин:

- Поэтому либерализм, основное – ликвидировать семью. Да, отсюда гей-парады, отсюда ювенальная юстиция, отсюда родитель один, родитель два и прочая разная бесовщина.

Калашников:

- Получается, из твоих слов, что в Российской Федерации будет такая некая Северная Корея навыворот. То есть, здесь будет оплот вот этого либерализма. Самого карикатурного. Я смотрю, сейчас даже пошли слухи о том, что на место Улюкаева будет назначен либо Сергей Дубинин, соавтор дефолта 1998 года и прожженный монетарист, либо Ксения Юдаева, которая тоже не нуждается особо…

Хазин:

- Дело в том, что Дубинин человек очень ограниченный, но он, по крайней мере, не дебил. Да, он человек безграмотный, он руководить не умеет, да, он соавтор дефолта, хотя, конечно же, идеологическую часть… ну, вообще у нас все организаторы дефолта все известны поименно. Это Дубинин, Алексашенко в Центральном банке и это Чубайс, Задорнов, Игнатьев, Кудрин. Вот эти люди руководили на тот момент Центральным банком и министерством финансов. Почему этих людей не выгнали, не посадили? Ушел только Алексашенко и то как бы ушел со всеми деньгами, которые он заработал честным трудом, а я подозреваю, что ровно потому, что Алексашенко единственный из всей этой либеральной команды, ну, один из двух, человек, который реально разбирается в экономике. Их там два человека – Вьюгин и Алексашенко. И они его выгнали, чтобы на их фоне не выглядеть идиотами. Но среди них есть люди просто, ну, которым экономика неинтересна, им нравится быть начальниками, им нравится воровать, еще чего-то, но при этом с ними можно поддерживать беседу. А вот Юдаева – это вообще тяжелый случай. Я подозреваю, что она и с чисто медицинской точки зрения человек не совсем адекватный. Она очень странный человек. Это такой продукт рэша. То есть, она слышит какое-то знакомое слово и она тебе сразу вываливает набор цитат, которые она по этому поводу слышала. То есть, у нее каждая отдельная фраза может быть осмыслена, но абсолютно непонятно, какое отношение она имеет к предыдущему разговору. Во-вторых, если посмотреть на несколько фраз, они тоже никак не связаны друг с другом. Это очень специфический человек и , в общем, мне даже многие, когда ее там куда-то назначали в очередной раз, то мне очень многие либеральные люди говорили, что не надо этого делать, потому что она же дура полная. Я говорил – ребята, это же ваш человек, да, это не мой человек.

Калашников:

- Ну, мы попробуем разобраться, попробуем спрогнозировать, что ждет Российскую Федерации в последующем периоде, поскольку она остается заповедником вот такого финансизма системного либерализма…

Хазин:

- Ну, вообще говоря, я регулярно езжу по городам и весям с лекциями о том, что будет. Значит, ближайшее будет 10 декабря в Санкт-Петербурге, большое мероприятие традиционное. Прочитать про него можно у меня на сайте. Но буквально позавчера я был в городе Санкт-Петербурге, где компания NevexTV, которая знаменита своими очень интересными роликами, взяла у меня довольно большое интервью, в котором я объяснял, чем теоретически должно заниматься министерство экономики. Помните, была такая рубрика при советской власти «Если бы директором был я…»? Я ни в коем случае не говорил о том, что бы я делал, если бы я был министром экономики, ну, я вообще очень не люблю абстрактные рассуждения, я говорил о том, чем вообще в нашей стране должно заниматься министерство экономики, в каком направлении думать и какие реформы проводить. Вот соответствующий ролик, там больше получаса, он висит и на странице «Невекса» в Ютубе, и на Хазин.ру. И там это можно просмотреть. Но я могу сказать. Если курс не менять, то вот этот спад, который у нас идет уже четыре года, со скоростью где-то 3% в год, за исключением 2015 года, когда из-за девальвации, организованной по приказу МВФ, мы упали на 8-10%.

Калашников:

- Реально упали?

Хазин:

- Реально упали на 8-10%. На самом деле, вот смотрите, что нам говорят? Что уровень жизни населения упал за последний год на 14%. А правительство в лице водолаза Улюкаева, ныне ставшего жертвой кровавой гэбни, оно говорило – нет, у нас спад закончился. Но если у нас уровень жизни населения упал на 14%, то это не может сопровождаться экономическим ростом. То есть, на самом деле водолаз Улюкаев врал. Соответственно, все правительство врет. А вот на сколько упало – это вопрос. Но уровень жизни реально падает и спад у нас где-то 3% в год. значит, и он будет продолжаться. По банальной причине. Потому что наша экономика работает только на иностранных инвестициях, а иностранных инвестиций не будет. Теперь дальше. Трамп, в отличие от Клинтон – Клинтон ратовала за денежное смягчение, то есть, возобновление печатания денег. Это связано с тем, что у них там, у банкиров транснациональных, финансистов тех самых, которые контролируют наше правительство и центральный банк, проблемы, потому что они без эмиссии существовать не могут. Значит, когда Обама в 2014 году эмиссию остановил, они… собственно, из-за чего у нас была девальвация? Ликвидность была нужна транснациональным банкам. Они начали стимулировать откачку капитала. Они не только нас раскулачили, нас они раскулачили на 200 млрд. долларов, скажем, Азербайджан на 25, Китай на триллион, Великобританию они хотят раскулачить, оффшоры британские, на 2-3 триллиона, которые там хранятся. Ну, собственно, мы видим из-за этого пресловутый выход Великобритании из Евросоюза. Значит, идет схватка. Теоретически у Трампа противоположная политика, он говорит – ставку будем повышать. Это называется ужесточение кредитно-денежной политики.

Калашников:

- Да, при введении покровительственных таможенных пошлин, чтобы возвращать ...

Хазин:

- Это другое дело. С точки зрения вот этих самых пошлин в США это только демонстрация того, как ведут себя патриоты в отличие от наших, которые компрадоры. Но самое главное, что ужесточение кредитно-денежной политики это что значит? Это значит ужесточение доступа к кредиту. Это значит, что иностранных инвестиций у нас будет еще меньше. Их уже недостаточно для того, чтобы было простое воспроизводство российской экономики. По этой причине что такое новый курс? Это вот то, что предлагает Глазьев. Только все хватаются как бы за его отдельные фразы… а у Глазьева комплексная позиция, которая звучит следующим образом. Нужно возвращать рубль на позиции инвестиционной валюты. Чтобы инвестиции можно было делать в рублях. Это требует изменения и кредитно-денежной политики, и налоговой политики, и много еще чего. Вот я в своем интервью об этом рассказывал. Но мы сейчас не будем это повторять, но смысл в следующем. Рубль должен стать инвестиционной валютой. Но это полностью противоречит интересам транснациональных банков мировой долларовой системы и по этой причине нынешнее руководство ЦБ и правительства на это не пойдет никогда. И замена Улюкаева на Дубинина или даже на Юдаеву ситуацию не изменит.

Калашников:

- Тогда будет развиваться кризис.

Хазин:

- Да, кризис будет продолжаться.

Калашников:

- Я очень боюсь того, что в конце концов попытаются пропагандой и роснацгвардией давить эти настроения кризисные, но в конце концов элита просто вцепится друг в друга.

Хазин:

- Нацгвардия тоже живет в стране.

Калашников:

- Да, но я просто боюсь момента, Миша, что наступит некое время, когда денег не станет хватать на аппарат чиновников и на силовой аппарат.

Хазин:

- В конце концов, для них денег напечатают. Но проблема же в другом. Уже сейчас, вот был ледяной дождь и в Подмосковье есть населенные пункты, где много дней не было электричества. Зимой. И логика очень простая. Ведь закрывают не только школы и больницы, а сокращают и количество ремонтных бригад. Вот представим себе на секундочку, что у нас происходит из-за коллапса ЖКХ зимой где-нибудь в Сибири, где сейчас минус 35, например, прекращается подача тепла в микрорайон, в котором живет 200 тысяч человек.

Калашников:

- Это катастрофа! Это бунт!

Хазин:

- Я не знаю, будет ли бунт, но то, что там дороги могут начать перекрывать, это точно. Но нацгвардия в этих же живет домах! И вы себе представляете картинку – вот нацгвардия, что, должна стрелять по людям, среди которых их жены и дети? Или что нужно? Вот как это было во Владивостоке – вызывать московский ОМОН? Ну, это что? Целенаправленно разрушать страну? То есть, это вещи, которые делать нельзя. И еще раз повторю – это целенаправленная политика правительства, которое не дает денег регионам, которое через свои контрольные органы не дает реально ничего строить и чинить. Потому что любой прораб знает, что, как только он начинает что-то делать, тут же набегает целая куча контрольных инстанций, которые начинают ему выкручивать руки, звать на допросы и т.д. и т.п. То есть, у нас целенаправленно создана ситуация, при которой сделать ничего нельзя. Знаете, когда я учил детей в школе, я им объяснял, что, дети, самое страшное, что может быть с человеком, - это импотенция. Они – ха-ха… Я говорю – дети, вы не понимаете. Импотент – это человек, вся жизнедеятельность которого выражается глаголами несовершенного вида. То есть, к примеру, может копать, но не может выкопать. То есть, если нужно выкопать яму метр на метр, то он или выкопает яму 50 см глубиной, или 3 метра глубиной, или она будет заполнена водой… ну, в общем, результата он сделать не может. Ну, это такая нетиповая история в анекдотах про семью, да. Что жена говорит мужу, что ты такой… что даже на конкурсе мудраков ты занял бы второе место. Почему? А потому что вот…. Так вот, у нас правительство целенаправленно создает ситуацию, при которой ничего нельзя сделать. Вот осваивать деньги можно, и воровать при этом. А конечного результата добиться невозможно, потому что само правительство тебе вставляет палки в колеса. Не смей для этой поганой сиволапой и прочей страны что-то делать!

Калашников:

- Тогда получается вообще фантасмагорическая картина. Будет шествие с георгиевскими ленточками, великодержавная пропаганда и экономический развал! Очень нехорошая смесь!

Хазин:

- Я напомню. В октябре 1917 года переворот устраивал Генштаб. Потому что к власти пришли те же самые компрадоры, в феврале 1917-го, что и в 1991 году.

Калашников:

- Михаил, у нас теперь самая главная задача, как граждан Российской Федерации, все-таки предложить некую позитивную программу.

Хазин:

- «Есть ли у вас план, мистер Фикс?»

Калашников:

- Я бы устроил ночь длинных ножей, срезал бы целиком и резервную команду поставил.

Хазин:

- Есть проблемы. Во-первых, резервной команды нет. Я просто смотрю, как это все происходит. Как только где-то появляется желание что-то сделать, туда немедленно прибегает несколько либеральных команд Высшей школы экономики, Академии народного хозяйства, еще кто-то, и начинают предлагать по разным ценникам варианты. Имея в виду, что как только такая команда появляется, все остальные, в том числе не либеральные команды, немедленно изгоняются. У нас есть проблема. Мы единственная в мире сегодня альтернативная экономическая школа, которая еще осталась. Но при этом есть проблема, которая висит над нами дамокловым мечом. У нас эта команда истребляется полностью от всех потенциальных возможных источников финансирования. То есть вот эти либералы… Еще раз повторяю: либерализм – это власть финансистов. Да, они контролируют все экспертные институты, они пытаются контролировать все учебные институты. Хотя не все. Например, бывшая финансовая академия, теперь Финансовый университет, ухитрилась от них все-таки пока держаться. Институт управления они уничтожили.

Калашников:

- Они вырубили всех своих конкурентов?

Хазин:

- Да, они вырубили почти всех конкурентов. А те, кто существует, не имеют финансирования. Вот посмотрите.

Калашников:

- Некому написать программу, некому…

Хазин:

- Люди, которые могут написать программу, заказ получить не могут. Вот смотрите, казалось бы, единственная группа, которая системно объясняла высокую вероятность победы Трампа в нашей стране, это Фонд экономических исследований Михаила Хазина. Я об этом писал еще в прогнозе на 2016 год, который был издан в январе 2016 года. Но ни на одном более-менее крупном экспертном форуме наша позиция не представлена. Это тотально запрещено. Даже разговаривают вслух… это несмотря на то, что формальная позиция Администрации Президента и собственно нашего президента состояла в том, что Трамп нам приятней, чем Клинтон. И при этом все попытки объяснить, почему приятней… Потому что та же Администрация Президента, как только дело доходит до каких-то конкретных действий, она тут же втыкается в эту либеральную экспертную мафию, которая никого не допускает. Фактически очень интересно получается. Мы на политическом уровне боремся с финансистами, предоставляя при этом всю экспертную работу финансистам. Я уже объяснял.

Калашников:

- А страну как кормовую базу…

Хазин:

- Для тех же финансистов. Это мне напоминает такой анекдот. Как Александр Невский собирается идти на Ледовое побоище. При этом всю логистику, то есть снабжение своей армии предоставляет дочерней фирме Ливонского ордена.

Калашников:

- Мало того, и все золотовалютные резервы Новгорода отправляет туда.

Хазин:

- Да. Это такой клинический идиотизм. До какого-то времени это можно было терпеть. Я вполне понимаю, что с точки зрения Путина, который президент, руководитель государства 16 лет, первые восемь лет ему эти ребята обеспечивали колоссальные темпы роста. Ему было неинтересно, что на самом деле они не обеспечивали, что это стечение обстоятельств. Не важно. Вот экономический рост есть.

Калашников:

- Надо же было разбираться в этом.

Хазин:

- Они молодцы. Он считал, что у него хватит времени, пока все хорошо, у него есть и другие, более насущные, проблемы. Сегодня уже понятно. Уже четыре года, всё, эти ребята больше нам экономического роста обеспечить не могут. Да, пока у них было мощное политическое прикрытие, убирать их было трудно. Хотя бы минимальную альтернативу сделайте, чтобы были люди, которые могли говорить…

Калашников:

- Резервная команда.

Хазин:

- Нет уже никого.

Калашников:

- Я хотел специально тебя расспросить. Вот эти шизофренические разговоры, что у президента нет власти, поменять руководство Центробанка, изменить закон о Центробанке. Ельцин менял руководство Центробанка. Сменить экономическую команду. В принципе, дело все сейчас замыкается на центроверх.

Хазин:

- Ее надо создать сначала. Создать институт, в рамках которого эту команду можно сделать. Я напомню, что вся команда Гайдара выросла из семинара в «Змеиной горке» в середине 80-х, который курировал КГБ. Потому что они понимали, что нужны альтернативные группы. Не важно, чем там руководствовался Андропов или еще кто-то. Это не принципиально. Важно, что они были. А сегодня нету никого. Ну хотя бы на официальном уровне. Невозможно. Ни один из тех людей, которых я считаю своими единомышленниками, за последние пять лет не появлялся ни на одном мероприятии, организованном Администрацией Президента.

Калашников:

- И аналогично их чиновники не ходят на наши мероприятия.

Хазин:

- Это вообще невозможно. Единственный человек, который там находится из тех, кто может правильно говорить, это Глазьев. Он полностью оторван от любой реальной деятельности.

Калашников:

- И тогда получается, что пошел обратный отсчет. Трамп начнет свою программу. Он начнет новую индустриализацию, он создаст трудности Китаю с ростом сбыта. Снимет ограничения на добычу углеводородов самих Соединенных Штатов. Причем для удовлетворения их потребности. Что тогда ждет рынок сырья, от которого зависит Российская Федерация?

Хазин:

- Тут есть свои тонкости. Потому что, если он будет раскручивать сланцевиков, пресловутая информация о месторождении в Техасе – это все-таки сланцевая нефть, будет ли там эта нефть или не будет – непонятно. Но сланцевикам нужна цена где-то 60-70 долларов за баррель. Но эта цена все равно не обеспечивает даже простого воспроизводства российской экономики.

Калашников:

- Это не спасает.

Хазин:

- Это не спасает отца русской демократии. И что делать? Еще раз повторяю, надо менять модель, надо делать рубль инвестиционной валютой. Но для этого надо эту команду вычищать полностью, а это уже сотни людей. Потому что Министерство экономики – это пара сотен человек. Министерство финансов – это несколько десятков человек. Я имею в виду тех, которые идеологически. Ну, хорошо, ладно, все остальные экспертные институты, нужно менять руководство Академии народного хозяйства и ставить человека, которая занимается экономикой, а не удовлетворением интересов транснациональных банкиров. Но это реально нужно делать.

Калашников:

- То есть сейчас, если в центроверх, если Владимир Владимирович Путин хочет спасти и себя, и страну, то для начала он должен озаботиться созданием хотя бы спецслужб…

Хазин:

- Хотя бы какого-то института, в котором разрабатывались бы альтернативные экономические методы.

Калашников:

- Пусть он будет существовать пока тайно.

Хазин:

- Совсем тайно – нельзя. Потому что это публично надо обсуждать. Ну, хотя бы на первом этапе почти тайно. Но этого нету. Нужно будет менять руководство Центробанка полностью. Но еще раз повторяю, сегодня Центробанк занимается тем, что ликвидирует реальный сектор российской… Они полностью повторяют политику Гайдара 90-х годов. Один к одному.

Калашников:

- У меня страшное чувство, что я живу в 1989-1990 году.

Хазин:

- Нет, сейчас, скорее, 1993-1994 год. Это просто абсолютно совершенно классически. Эти люди, которые сидят в Центробанке, это Набиуллина, это Юдаева, вся эта шайка, они ликвидируют… Кстати, еще одна важная вещь. Они ликвидируют малый и средний бизнес. Людей активных. Напомню, СССР рухнул вовсе не из-за экономического кризиса. СССР рухнул из-за того, что на протяжении 20 лет активные люди не имели выхода для своей активности.

Калашников:

- Да, и сейчас происходит то же самое.

Хазин:

- Сегодня запрет за запретом. Им не дают работать. Если они пытаются заниматься бизнесом, если у них что-то получается, их рейдерят. Если они еще не вышли на какой-то успех, их обкладывают невозможными налогами. Их мучают с точки зрения повышения цен на ЖКХ, повышения налога на недвижимость. Им не дают нанимать рабочих. У нас чиновников в три раза больше, чем было во времена СССР. При том, что мы гордимся тем, что у нас … ну как, это же тоталитарное общество, все регламентировалось. Да черт побери, ну регламентируйте так, как в СССР, только чтобы чиновников было в три раза меньше.

Калашников:

- Но сейчас регламентируется так, что ты шагу не можешь ступить. Я сейчас смотрю, ближайшие соратники Трампа называют Путина бандитом, это уже видно. Они ведут враждебную политику реально. Они сейчас просто поведут курс на доразвал.

Хазин:

- У Трампа есть некоторое представление о жизни, которое связано с теми факторами, с теми людьми, из-за которых он пришел к власти. Это нужно понимать. Не Трамп пришел делать реформы, а необходимость делания реформ привела Трампа в Белый дом. А вот дальше начинается самое главное. Он готов договариваться с Путиным. Более того, с Путиным он договориться может. Но если Путин что-то обещает и не сделает, Трамп - жесткий бизнесмен. Для него слово что-то значит.

Калашников:

- Если Путин не создаст резервную команду у себя в стране, Трамп не будет иметь с ним дело?

Хазин:

- Если он этого не сделает, то в этом случае отношения с Трампом, я думаю, в течение полугода сильно испортятся. При этом нужно понимать, что люди, которые сегодня определяют экономическую политику России, это люди, которые принадлежат команде лютых врагов Трампа.

Калашников:

- Я не разделяю твоего оптимизма. Я думаю, что Трампу важнее Соединенные Штаты. И он пожертвует. Наоборот… не развивается Российская Федерация.

Хазин:

- Да плевать ему на развитие. Ему нужно, чтобы некоторая тема была закрыта. И чтобы к нему не приставали и не мешали ему работать с экономикой США.

Калашников:

- Поэтому он спокойно пожертвует, если надо будет договориться с акулами финансизма: терзайте Российскую Федерацию. Сейчас мы должны четко донести посыл, что нужно сейчас создавать резервную команду. Сейчас критический момент. Владимир Владимирович, если вы думаете о будущем, делайте это. Потому что другого шанса у нас, получается, просто не будет. Что ты можешь пожелать слушателям «Комсомольской правды»?

Хазин:

- А чего? Високосный год заканчивается. Дай бог, чтобы следующий был лучше.

Калашников:

- Спасибо за интересную передачу. А мы пожелаем вам воли, силы и разума. И во всеоружии встретить сложные времена. Потому что предстоит действительно реальная борьба за Российскую Федерацию, за будущую великую Россию.

Ждать ли смены социально-экономического курса в России?

00:00
00:00
Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24