2016-12-05T15:27:35+03:00
Комсомольская правда
107

О зайцах, человеческом достоинстве и царских кирпичах

Владимир Ворособин согревается чаемВладимир Ворособин согревается чаемФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Наши спецкоры продолжают путешествие из Москвы во Владивосток на электричках. Часть 16 [фото, видео]

(продолжение. Читайте часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8, часть 9, часть 10, часть 11, часть 12, часть 13, часть 14, часть 15

Это преследует нас всю дорогу. День сурка. Сначала просыпается Третий. Телефон с хитроумными читателями, похоже, придумавшими новый способ путешествий.

Возьмем, к примеру, эту полупустую электричку Красноярск-Уяр, режущую пополам вьюгу. Фишка в том, что читатели едут с нами. (Я трезвый, Витя). Просто они едут в очень удобном режиме. Он-лайн. Обычно это происходит так. Витя воспаленным от почивания на уютной скамейке глазом читает Третьего.

Утром мороз окреп до минус 36 Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Утром мороз окреп до минус 36Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Читатели пишут, – громко объявляет он на весь вагон. - Двенадцать вопросов - где мы. Восемь - где спим, что едим. Шесть – где моемся. Пять – «пришлите фотки». Два (хмыкает) где в электричке туалет? (первый и последний вагон – В.В.). Совет – как не замерзнуть (надо трясти вытянутыми вверх руками - В. В.). Совет - как приманить электричку (оказывается, если вылить водку на рельсы, у РЖД не останется вариантов - В.В.). Приглашение врача скорой помощи звонить если что (запомни номер, Вить – В.В.). Ну и, конечно…

- Есть ли зайцы? – говорим мы хором.

“Мне жаль, а что делать”

Я долго отпирался говорить о зайцах, как о теме неприличной.

- Пиши-пиши, все равно не поверят, – предвещает Гусейнов.

Попробую. Зайцев в провинции нет. Мы их не видели. Да, господа москвичи, наш провинциальный житель, зарабатывающий в разы меньше вас (а в деревнях - так вообще живущий охотой и рыбалкой), к вашему удивлению, не бегает от контролеров веселой гурьбой, не прячется в тамбурах. Он просто платит за проезд.

Конечно, и это можно объяснить холодной логикой – короткими электричками, например, или печальным фактом: чем дальше восток, тем безлюднее (а значит от контролеров не спрятаться-не скрыться).

Да, господа москвичи, наш провинциальный житель, зарабатывающий в разы меньше вас, к вашему удивлению, не бегает от контролеров веселой гурьбой, не прячется в тамбурах Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Да, господа москвичи, наш провинциальный житель, зарабатывающий в разы меньше вас, к вашему удивлению, не бегает от контролеров веселой гурьбой, не прячется в тамбурахФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Но, по моему, здесь другое фундаментальное объяснение - у людей в глубинке часто больше достоинства. Ну, не принято здесь юлить и бегать.

- Люди пытаются показывать справки об инвалидности, но такие льготы уже отменены, - наливает нам из термоса травяной чай билетный контролер Людмила Васильченко.

Гусейнова, заметил, любят бабушки и контролеры – Витя в экспедиции выполняет важную роль – он вызывает жалость.

– Мне жаль, а что делать, - говорит Людмила и, словно стараясь подсластить свою же горечь, кормит Гусейнова конфетами.

Билетный контролер Людмила Васильченко Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Билетный контролер Людмила ВасильченкоФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

***

С безымянным пассажиром электрички Красноярск-Уяр разговорились об оппозиции.

- Как я отношусь к оппозиции. Да так себе, - говорит. - Я не понимаю, чем коммунисты, “Справедливая Россия” отличаются от власти. Они ж там по-моему поддерживают друг дружку. Я Жириновскому верил. Хороший же мужик. По стране ездит, даже у нас в Уяре был. Только вот сын у меня есть. Высокий и чернявый (смеется). Он очень хотел у Владимира Вольфовича автограф взять. И подошел неуклюже, со спины, с листовкой ЛДПР. Жириновский оглянулся и как побежит от него. Упал даже! Охрана сразу в стойку. Сын так и остался стоять с разинутым ртом. Обидно. Что ж так свой народ-то бояться?

Трухлявые кирпичи

Электричка Красноярск-Заозерная. Впереди Тайшет. Маленький городок, рядом с которым, как утверждает Третий, лежит шаманский камень. Не нравился мне этот Тайшет. Он чреват бедами. Там 100-километровый разрыв электричек. Даже рабочих электропоездов нет!

Минус 30. И самое противное: непонятно - что делать. Началась ругань. У нас это называется - мозговой штурм. И когда слово «Тайшет» стало нецензурным, рядом обнаружился мужичок.

- Я родился в Тайшете, - тихо сказал он. – Очень хороший, красивый город.

- Простите, – смущаюсь.

- Ничего, – говорит. - Когда электрички отменили, Тайшет для всех стал «гребаным». А ведь когда-то там работал отличный кирпичный завод. И был при заводе 90-летний старичок. Директор на него молился. Кирпич доставали из обжига, только когда старик говорил «Хватит».

- А сейчас что с заводом?

Наши спецкоры продолжают путешествие из Москвы во Владивосток Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Наши спецкоры продолжают путешествие из Москвы во ВладивостокФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Мужик усмехнулся.

- В моем Уяре переделывали вокзал начала прошлого века, – говорит. - Корейцы разбирали царскую кладку, чтоб положить новые кирпичи. Корейцы оказались хорошими ребятами. Они ж, когда вытаскивали царские, разбить их не могли. А привезли новые – трухлявые. Так корейцы совестливыми оказались, новые расколотили, а старыми кирпичами вокзал в Уяре и перестроили.

Мужичок оказался работающим на РЖД пенсионером. Говорит, самое страшное для железнодорожника – вагон-лаборатория, измеряющий качество пути. Адская машина. Такой вагончик пройдет, и премии у простых работников срежет. А начальники на Руси везде «не при делах».

Полный Тайшет

- Как живется вам здесь? – спрашиваю, чтобы утопить в разговорах грозный Тайшет.

- Нормально, - пожимает плечами. - Как все, живу. Мне свой Уяр жаль. Не везет ему. Словно, вредит ему кто-то. Например, появился у нас в городе неравнодушный человек, работающий на одну московскую нефтяную фирму. Хотел построить у города нефтеперерабатывающий завод. Китай-то рядом. Место удобное. У нас же сырую нефть туда цистернами гонят, а могли бы бензин. Москва запретила строительство. Ладно. Пришли китайцы – давайте, говорят, построим НПЗ, опять-таки рабочие места, налоги… Отказ. Город умирает, а Москве словно это и надо.

Сырую нефть тут цистернами гонят, а могли бы бензин Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Сырую нефть тут цистернами гонят, а могли бы бензинФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Но почему?

- Может потому, что в Ачинске свои нефтемагнаты. Им зачем конкуренты, – мужичок машет рукой, дескать – да че там говорить. И выходит в своем бедовом Уяре…

- Че они все на Москву гонят? – задумчиво спросил Гусейнов.

- Тайшет, Витя! – думаю я о главном. - Сейчас нам настанет полный Тайшет!

Минус 36 на трассе

Как назло, утром мороз окреп до минус 36. Мы сидели в пирожковой у автостанции Иланская, от которой автобус до Тайшета шел только завтра. Оставался единственный выход.

- Нет, - просто сказал Витя.

- Варианты?

- Но это безумие. Минус 36.

- Предлагай.

- Фиг с тобой! – Витя наконец-то стал фаталистом.

Мы отправились на трассу. Автостоп. Солнце. Небо синее-синее… И покой. Редкие машины при виде нас даже не пытались тормозить.

Интересно. Оказывается при минус 36 сильно холодно только первые полчаса. Через 45 минут даже отчаяния нет. Обида.

- Сибиряки, где ваше чертово гостеприимство?! - орал Гусейнов заплетающимся от окоченения языком вслед фурам. - Смотри на водителя, смотри ему в глаза, когда голосуешь, – установи с ним контакт!

Редкие машины даже не пытались тормозить Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Редкие машины даже не пытались тормозитьФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

По-моему, Витя уже начинал бредить.

И тут мы вспомнили, чему учил Третий.

- Водку - на рельсы. Значит - монеты на дорогу! – сказал Витя и начал разбрасывать деньги по трассе.

А я смотрел и думал: зачем я вообще влип в эту историю с грозным Тайшетом…

О том, для чего вообще Ворсобин и Гусейнов все это затеяли, читайте здесь.

Читать отчеты:

часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть 6 часть 7 часть 8 часть 9 часть 10 часть 11 часть 12 часть 13 часть 14 часть 15 часть 16 часть 17 часть 18 часть 19 часть 20 часть 21 часть 22 часть 23 часть 24 часть 25

Еще больше фото и видео - по хэштегу #электричкаКП на страницах "КП" ВКонтакте, в Фейсбуке, Одноклассниках, Твиттере.

На электричках до Владивостока. В минус 36 застряли на трассе. Минус 36, ехать не на чем, фуры не останавливаются. У наших ребят начались серьезные проблемы.Виктор ГУСЕЙНОВ

Еще больше материалов по теме: «На электричках до Владивостока»

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24