2016-11-25T14:49:26+03:00
Комсомольская правда

Георгий Бовт: Дело Улюкаева могут переквалифицировать, а его самого выпустить

Георгий Бовт: Дело Улюкаева могут переквалифицировать, а его самого выпуститьГеоргий Бовт: Дело Улюкаева могут переквалифицировать, а его самого выпуститьФото: Михаил ФРОЛОВ

Известный журналист и политолог сделал неожиданное заявление в эфире Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Афонина:

- Главные темы и события сегодняшнего дня в эфире Радио «Комсомольская правда» мы обсуждаем вместе с журналистом и политологом Георгием Бовтом. Добрый день, Георгий Георгиевич.

Бовт:

- Здравствуйте.

Афонина:

- Давайте посчитаем сначала чужие деньги. журнал «Форбс» нам дал для этого очередной повод, опубликовав рейтинг самых высокооплачиваемых топ-менеджеров России.

Бовт:

- И это не Сечин.

Афонина:

- В этом году это Алексей Миллер, председатель правления компании «Газпром». Он возглавляет рейтинг второй год подряд.

Бовт:

- Молодец, сделал Сечина. Второй раз подряд. Может быть, на следующий год тот возьмет реванш.

Афонина:

- Есть какое-то соревнование между топ-менеджерами такого уровня?

Бовт:

- Должно быть. Они должны мериться длиной своих бонусов.

Афонина:

- Особенно в конце года. В начале-то не все понятно, а вот в конце года…

Бовт:

- Именно на новогоднем корпоративе вытаскивать этот свой бонус длинный и класть на стол, мериться им.

Афонина:

- Так сколько ж тому Миллеру – 17,7 млн. долларов у него вознаграждение.

Бовт:

- Не самое большое, по мировым меркам. Бывают больше. Бывают за 20. Бывают даже за 30.

Афонина:

- Было и за 20 у того же Миллера в прошлом году.

Бовт:

- Это уже лучше. А сейчас он победнел.

Афонина:

- На 10 млн. долларов, между прочим.

Бовт:

- Чтоб мы так разбогатели, как он победнел.

Афонина:

- Чтобы у нас столько было, сколько они потеряли. Второе место в списке – как раз исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин. 13 млн. долларов. В прошлом году было 17,5 млн. долларов.

Бовт:

- Тоже обеднел.

Афонина:

- Они все обеднели. Суммарное вознаграждение всех участников рейтинга сократилось за год в полтора раза.

Бовт:

- У Сечина на 4,5 млн. меньше. Видимо, из этих денег он клал Улюкаеву в портфель два лимона?

Афонина:

- Тогда, получается, не один раз. А где остальные деньги?

Бовт:

- Вот. Следствие выяснит.

Афонина:

- Идем дальше. Интересно, что про Андрея Костина, президента и председателя правления ВТБ, издание ничего не сообщает. Он идет вне рейтинга. Потому что размер его вознаграждения неизвестен. Группа ВТБ не предоставила данных о ключевых менеджерах компании. Данные находятся в открытых источниках?

Бовт:

- Он говорит: идите вон, ничего не предоставлю, и всё. А что с ним можно сделать? Он же Костин.

Афонина:

- А как же свобода прессы?

Бовт:

- Свобода прессы само собой. Ты свободен спросить, а мы свободны тебе не ответить.

Афонина:

- Пропускаем Андрея Костина. Непонятно, сколько он получил. Третья позиция – Герман Греф, президент «Сбербанка». Вознаграждение – 11 млн. долларов. «Сбербанк» эту информацию не подтвердил.

Бовт:

- Значит на стороне зарабатывает. Только чем?

Афонина:

- «Сбербанк» не сказал ни да, ни нет. Может, больше, а может – меньше.

Бовт:

- Вы придете в «Сбербанк» свой вклад забирать, скажете: у меня 20 тысяч рублей лежат или 100. Вам говорят: знаете, не можем вам ни подтвердить, ни опровергнут. Может, сто, а может – двести, а может, вообще ничего нет. Идите пока, отдыхайте.

Афонина:

- Давайте вспомним, что не так давно вообще стали известны зарплаты топ-менеджеров.

Бовт:

- Да, и они нас расстраивают.

Афонина:

- Это же была тайна за семью печатями. Когда начали говорить о том, что доходы одних из самых богатых людей нашей страны должны быть видны всем остальным, это вызвало довольно негативную реакцию. А почему?

Бовт:

- Это существует не по закону, а на основании, насколько я помню, такой рекомендации того, чьи рекомендации обычно слушают у нас.

Афонина:

- Но вот ВТБ не слушает.

Бовт:

- А он не рекомендовал им отвечать именно «Форбсу». Если он попросит, Костин ему скажет, я думаю. Вряд ли утаит.

Афонина:

- Я думаю, что ему и говорить не придется.

Бовт:

- Может и так. Мне все интересно, а какой там государственный банк посредничал в переговорах между Улюкаевым, который якобы шантажировал «Роснефть»? ведь ВТБ же обеспечивал технически сделку по «Башнефти».

Афонина:

- И?

Бовт:

- Может быть, это деньги Костина лежали в портфеле Улюкаева?

Афонина:

- 2 млн. долларов?

Бовт:

- Мелочь, конечно. Я понимаю, как вам брезгливо говорить о такой сумме.

Афонина:

- Какие-то жалкие 2 млн. долларов.

Бовт:

- Жалкие. Но все-таки тоже деньги.

Афонина:

- Ну, несолидно.

Бовт:

- Я вообще в эту историю не очень верю. Я думаю, что она по-другому выглядеть будет в конце. Не так, как она сейчас выглядит. Мне кажется, что мы узнаем много интересного, если вообще что-нибудь узнаем.

Афонина:

- Каким образом будут развиваться события? Алексей Улюкаев, так и остающийся под домашним арестом пока до середины января, будет пребывать в своей пятикомнатной квартиры, 200 с чем-то квадратных метров?

Бовт:

- Да хоть десятикомнатной.

Афонина:

- С браслетом новой модификации.

Бовт:

- Я бы сделал такие ставки. 50 %, что его посадят. И 50 %, что его выпустят. Я даю довольно высоко в пользу того, что его выпустят. И дело окажется не совсем таким, каким оно кажется многим сейчас.

Афонина:

- Почему посадят – это можно предположить. Почему выпустят?

Бовт:

- Потому что выяснится, что это не взятка?

Афонина:

- А что?

Бовт:

- Мало ли что. Помните, казалось бы, уже полковника взяли целого с какими-то миллиардами. Ну ты чего, в квартире лежат 9 млрд. рублей, в долларах, рублях и так далее. Как это вообще может быть? Сейчас дело засекретили. А через некоторое время он выйдет на свободу. И уже есть готовая версия – он выиграл деньги в казино. Да, игрок.

Афонина:

- А ничего, что налоги с них надо было заплатить?

Бовт:

- До 30 апреля 2017 года имеет право заплатить налоги. Он буквально вчера выиграл. Вот вчера выиграл, а к нему сегодня пришли. И всё. А налоги он может платить в следующем году. Там с казино много – 30 %, но заплатит. А может, скажет, что люди дали похранить. И вообще не ему, а сестре безработной. Это ж не его квартира. Может, еще рассосется. Зря, что ли, дело засекретили. А Улюкаева как не засекретить? Там же, если его прослушивали, всякие секретные разговоры. Он разговаривал с теми, с другими, с третьими и так далее.

Афонина:

- Самое главное – к деньгам он не прикасался вообще.

Бовт:

- К портфелю прикасался.

Афонина:

- Ну подержал портфель в руках.

Бовт:

- А потом выяснится, что он не знал, что там в портфеле.

Афонина:

- Ему могли сказать что угодно.

Бовт:

- А прослушку могут перепрослушать. То, что кажется шантажом, на самом деле это не шантаж, а досадное такое высказывание. Всякое может быть. Но я не исключаю, что посадят. И такая вероятность велика. Но я бы говорил, что вероятность того, что не посадят, тоже есть.

Афонина:

- В этом списке «Форбс» 25 человек, из них на первых местах те, кто имеют отношение к банковским структурам. Между тем председатель Центробанка России Эльвина Набиуллина сказала о том, что удаление слабых игроков из банковского сектора России во второй половине 2013 – начале 2014 года помогло ослабить эффект от внешних ударов, которые обрушились на экономику страны. Для нас это было благо. Типа, если бы посыпались такие не очень хорошие банки, сомнительные, то рухнула бы вся банковская система.

Бовт:

- В этом есть часть правды. Но другая часть заключается в том, что есть такое мнение, которое довольно многие разделяют на рынке финансовом, что Центробанк мог бы активнее осуществлять свои надзорные функции и не допускать до такого положения, когда приходится отзывать лицензии. Вот об этом Набиуллина почему-то ничего не говорит. Это замечательно, что лицензии отобрали, но отзывали лицензии в том числе у довольно крупных банков, где пропало много денег. они могли бы не пропасть, если бы банк заметил вовремя эти операции, которые проводились неправильно или еще что-то, и ввел бы туда временную администрацию или еще что-нибудь сделал. Возвращаясь к тому же полковнику Захарченко. Эти 9 млрд. в валюте или в рублях должны были проходить по проводкам.

Афонина:

- Это интересная тема.

Бовт:

- Деньги должны были проходить через банки, через Росфинмониторинг в том числе, через надзорные ведомства Центробанка. Центробанк должен был быть в курсе того, как это осуществляется. Видите – нет. Или вспомните, когда отозвали лицензию Внешпромбанка. Там пропали деньги Олимпийского комитета, крупных структур, солидных чиновников, их жен богатых. Как так получилось? Эти люди потом сбегают за границу в достаточно большом числе и сидят там себе спокойно. Куда смотрел Центробанк, когда осуществлялась странная, на мой субъективный взгляд, операция по поглощению «Банка Москвы» с такой совершенно не явной кредитной историей тем же ВТБ? И зачем это было сделано? Кто принимает решения? И на какой-то финансово-экономической целесообразности оно обосновывалось? Сейчас Бородин, бывший начальник «Банка Москвы», в Лондоне прекрасно себя чувствует. Покупает замки там. Формально его требуют к выдаче, но не выдадут, конечно. А как это все получилось? Неизвестно, что ли, было никому? Банкиры в кулуарах говорят, выпивши, довольно интересные вещи, а Центробанк этого не знает ничего?

Афонина:

- Сейчас перейду к Лондону. Несовершенство банковского сектора нашей страны…

Бовт:

- В Лондоне тоже неспокойно?

Афонина:

- Да, волнуются. Аналитический центр «Общества Генри Джексона» обнародовал доклад о связях британских радикальных политиков с Кремлем.

Бовт:

- Да вы что?

Афонина:

- В документе, который называется «Полезные идиоты Путина», перечисляются лица и организации, которые получают поддержку от Москвы. И также даются рекомендации, как этому влиянию противостоять. Там отмечается, что за последние пять лет наблюдается тенденция установления связей между европейскими популистами как правого, так и левого политического сектора, и путинской России. Собрана воедино вся эта информация. Есть даже несколько советов, как противостоять этой пропаганде.

Бовт:

- Во-первых, молиться на ночь три раза.

Афонина:

- Это точно. В этом докладе отмечается, что таким образом те политики, которые сотрудничают с телеканалом Russia Today, агентством «Спутник», другими российскими государственными СМИ, они не только поддерживают Кремль, но и усиливают свою собственную влиятельность.

Бовт:

- Ну что теперь, запретить им давать комментарии Russia Today?

Афонина:

- Да, так и написано. Отчет должны давать, где кому сколько комментариев и самое главное – за какие деньги они дали.

Бовт:

- Прекрасно. Возвращаемся через Лондон к славным советским временам. Когда контакт с иностранцами сразу подлежал докладу в КГБ. Теперь только это будет там делаться.

Афонина:

- Ничего удивительного в этом нет. После решения Европарламента, правда, не обязательного к исполнению, о том, что российские СМИ представляют реальную угрозу целостности Европы. Резолюция принята как документ о борьбе ЕС с пропагандой третьих сторон. Там наряду с Россией и «Аль-Каида», и «Исламское государство» - запрещенные в нашей стране террористические организации. Ничего так в один ряд поставили?

Бовт:

- В этом есть две стороны. Первая – это резолюция, предложенная польским парламентарием, я забыл, как зовут эту женщину, она отражает взгляд определенной части европейцев, которые смотрят на Россию действительно в истерических тонах и российскую политику иначе, кроме как так, не комментируют. С другой стороны, речь идет о том, чтобы создать в рамках Евросоюза некое подобие собственной системы пропаганды и медийных ресурсов, которые были бы в больше степени подчинены тому же Европарламенту. Для чего нужны деньги. Чтобы получить деньги, конечно, нужно градус повышать. Что враг у ворот. Это и нам знакомая система. Тут ничего нового нет. И у нас так же действуют. И они решили действовать таким же образом.

Что касается третьего фактора, конечно, эта резолюция может быть использована в целом ряде стран, я предполагаю, что они будут находиться в Восточной Европе и на Украине, конечно, для того, чтобы каким-то образом ограничивать вещание российских каналов или выставлять им какие-то требования. Это моральная поддержка для таких ограничительных действий. Она, с одной стороны, не обязательна к исполнению, с другой стороны, она будет использована именно как фон для того, чтобы вот эти все вещи… скажем, агентству «РИА Новости» будут хуже давать аккредитацию для ее корреспондентов. Будут не аккредитованы на какие-то мероприятия. Когда нужно будет давать визы журналистам, будут чаще встречаться такие случаи, когда разворачивали в Польше или в странах Балтии на границе. И сказать: вы отсюда? Мы вас не пустим. А визу вашу аннулируем. Потому что у нас есть вот такая резолюция Европарламента. Так что последствия у нее будут, к сожалению.

Не хотелось бы, чтобы и наши власти тоже использовали это для каких-то ответных действий. Потому что я вообще сторонник свободы слова. Поэтому, если здесь начнут ограничивать вещание какого-нибудь Euronews, который вполне себе невинный телеканал, то это будет плохо.

Афонина:

- А какова аудитория того же Euronews? В этом докладе сказали, что мы не должны преувеличивать влияние российских СМИ. Мол, просмотр того же телеканала Russia Today с 3 по 9 октября даже и до половины процента не дотягивает. 194 тысячи человек.

Бовт:

- У Russia Today действительно нет миллионной аудитории. Когда Russia Today докладывает о том, что у них миллионная аудитория, то она опирается на то, что она включена в целый ряд кабельных пакетов. Она берет аудиторию этих кабельных пакетов. Поэтому отчитываются, что вся эта аудитория купила кабельный пакет только для того, чтобы смотреть Russia Today. Что, конечно, не так. Со своей стороны я думаю, что качество продукции Russia Today в том жанре, в котором они выступают, высокое. Это гораздо лучше, чем советское Агентство печати «Новости». Но в то же время есть и предубеждение, есть и неготовность людей смотреть российский канал. С другой стороны, у него есть определенное влияние. Потому что те, кто интересуется связями с Россией, даже с враждебной точки зрения, они все равно должны учитывать эту пропагандистскую составляющую. И поэтому они смотрят Russia Today. И в э том плане канал оказывает влияние на каких-то людей, которые принимают решения. Что касается оценки аудитории, то я склонен ближе к этой цифре, которую вы назвали, чем говорить, что там миллионная аудитория.

Афонина:

- Помните скандал на брифинге в Госдепе, когда оскорбили журналистку Russia Today, сказав, что есть СМИ, а есть…

Бовт:

- Это и будет происходить. Будут говорить, что вы государственный канал, поэтому вы необъективны. На самом деле на Западе есть большое предубеждение против всех государственных каналов. Это так. Но когда какое-нибудь китайское государственное агентство «Синьхуа», ему так никто не ответит. Потому что он китайский. Потому что себе дороже будет ответить. Там может быть такой асимметричный ответ, что мало не покажется. Или газета «Жэньминь жибао», которая вообще орган компартии КНР.

Афонина:

- Они представлены в Америке?

Бовт:

- Да везде.

Афонина:

- На брифингах Госдепа они тоже присутствуют?

Бовт:

- Не знаю. Но думаю, что они везде присутствуют. Они, безусловно, аккредитованы в Вашингтоне и во всех других городах Америки, где это им нужно. И наверняка они ходят на брифинги.

Афонина:

- Пришла информация, что официальный представитель МИД Российской Федерации Мария Захарова заявила, что в случае, если за принятием Европарламентом резолюции о противодействии российским СМИ последуют практические шаги по ограничению их деятельности, российская сторона примет ответные меры. Наш радиослушатель Артем из Норвегии написал следующее: «А что делать, если не отвечать? Ждать, пока простые граждане при виде российского паспорта за границей будут плевать в лицо? Я, живущий за границей, никогда не останавливаюсь доказывать всем, что русские – это не алкоголики, танцующие с медведями и гранатами в руках, которые постоянно кидают их в страны Евросоюза». Георгий Георгиевич, вы сказали об адекватном ответе. Мария Захарова тоже сказала о том, что будут приняты некие меры. Что за меры?

Бовт:

- Моя точка зрения такая, что отвечать на слова действием неправильно. А отвечать на действие действием – правильно. Так же, как в случае, если в отношении вас хулиган на улице употребил какие-то слова нецензурные, если вы ему дадите в морду и разобьете ему лицо, то вас осудят. Потому что это ответ действием на слова. Я согласен с Захаровой в том, что, если действительно последуют какие-то действия практические, тогда уже надо и отвечать на действия действием. Мы же говорили, что мало ли какие есть государственные СМИ, в том числе ни у кого нет сомнений в том, что китайские СМИ, например, занимаются пропагандой. Есть иностранное вещание китайцами, которое осуществляется на иностранных языках и тоже доносит китайскую точку зрения до европейского зрителя, слушателя. У них тоже не бог весть сколько там аудитория. Но на существует.

Афонина:

- А «Голос Америки» в советское время какую информацию доносил?

Бовт:

- Его у нас глушили. «Голос Америки» у нас сейчас не вещает, поскольку его к вещанию запретили. Я как раз сторонник того, что должна быть в данном случае конкуренция. Я против ограничения всякой свободы слова. Пусть они вещают и пусть мы вещаем. И не надо никого никуда ни от чего ограничивать и запрещать искусственным образом. В данном случае, если вспомнить о том, что мы делали, вот радио «Свобода» вещает в России по-прежнему, а вот «Голос Америки» - уже нет, его закрыли.

Афонина:

- Давайте о других – безграничных – возможностях, в прямом и переносном смысле этого слова мы сейчас поговорим. Перехожу к Украине. Сейчас продолжается саммит Украины и ЕС. В предварительной повестке было сказано, что на нем должны будут обсудить вопросы предоставления Киеву безвизового режима и продления санкций в отношении России. Также судьба ратификации соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом, зона свободной торговли, имплементация Минских соглашений по Донбассу. Не первый и, скорее всего, не последний саммит. Но что меня удивило – президент Украины Петр Порошенко, объясняя, почему именно на этом саммите обязательно должно произойти это судьбоносное и все-таки будет утвержден безвизовый режим, он сказал буквально следующее: Украина выполнила все 144 требования по безвизовому режиму, достигнув всех критерием.

Бовт:

- Это действительно так. Как ни противно. Но Порошенко же не упомянул, что переговоры о безвизовом режиме с Украиной велись с 2008 года, когда он еще не был президентом. А президентом были совсем другие люди. В том числе и при Януковиче они продолжались вестись. Основная часть этих требований 144 была выполнена как раз при ненавистном им Януковиче.

Афонина:

-Парадоксы жизни.

Бовт:

- Если бы не этот украинский крымский кризис, то мы шли довольно параллельными курсами с Украиной к безвизовому режиму. И европейцы тогда говорили, что мы не хотим давать русским раньше, чем украинцам. Давайте им дадим одновременно. Мы тоже продвинулись довольно далеко в переговорах по безвизовому режиму. Но потом, когда уже начались санкции, все эти дела, то мы из этих переговоров выпали. И пока в ближайшем будущем ничего тут не изменится, думаю. Отношения плохие, не для безвизового режима. Что касается Украины, то есть одно препятствие. Я думаю, что европейцы дадут им безвизовый режим, поскольку это совсем уже было бы неприлично – не держать так свое слово. Но не сейчас, а где-нибудь в следующем году, может быть – летом. Есть препятствие. Они хотят, чтобы этот безвизовый режим сопровождался одновременно имплементацией нового механизма, по которому его можно было бы мгновенно прекратить. Потому что, если вдруг украинцы повалят туда и будут массово работать гастарбайтерами, или украинская мафия, как она в Праге себя ведет, начнет вести по всей Европе.

Афонина:

- Или Порошенко объявит военное положение?

Бовт:

- Или они скажут, что через вас едут какие-то там боевики Донбасса. Они тут оказались у нас на курортах Испании. Посмотрим, как будет выполняться. Безвизовый режим будет выглядеть примерно так, как выглядел безвизовый режим в первое постсоветское время для советских граждан, уже потом российских. Ты приходишь на границу, предъявляешь страховку, деньги, билет туда-обратно, за него уже уплачены деньги. Вот бронь гостиницы – тоже уплачено. Это отличается в сторону большей свободы, чем то, на каких условиях сейчас россиянам предоставляют шенгенские визы в консульствах. Но требования совсем другие, чем к свободному, совсем уж безовизовому передвижению,

Афонина:

- И еще нюанс: что они могут делать в Евросоюзе?

Бовт:

- Гулять, пить, веселиться, есть. Работать не могут. Если их поймают, а это гораздо строже в Европе, чем в Америке, где привыкли использовать нелегальный труд, где вообще запрещено полицейским проверять документы у нелегальных и у всех остальных тоже запрещено проверять на улице документы, если они ничего не нарушают. В Европе все по-другому. В Европе к использованию нелегального труда относятся гораздо хуже. Поэтому там некоторые европейские знакомые, которые думают, что использовать каких-то сиделок, как это сплошь и рядом у нас происходит, родом с Украины, из Молдавии, или уборщиц, то они очень боятся, когда это делают. Они, конечно, делают. Нелегалы есть, их используют. Но так, чтобы это приобрело такой массовый характер, - это вряд ли. Ловить им там особенно будет нечего. За исключением привыкших к социалистическому образу жизни стран Восточной Европы. Польша, Румыния, прочие Болгарии.

Афонина:

- Так в Румынии Молдавия есть.

Бовт:

- Польша – там, конечно, роль неформальных отношений другая. Вместо поляков, которые уедут работать в Западную Европу, их места займут нелегальные украинские гастарбайтеры. Это будет. И число украинских гастарбайтеров в Европе возрастет. Состоится ли отток от нашего рынка? Состоится некоторый, да. Мы от этого не погибнем. У нас есть кем заменить украинских гастарбайтеров.

Афонина:

- Пока Европарламент решает, отменять ли визы для граждан Украины, тот же самый Европарламент уже принял решение, которое осложняет отношения Турции с Западом. Потому что большинство европарламентариев сегодня проголосовали за приостановку переговоров о членстве Турции в Евросоюзе.

Бовт:

- Лучше уже наконец произнесли правду, и всё. Они и так уже были в полумертвом состоянии. Попытка переворота и его подавление, случивший в Турции, облегчил задачу Европе. И теперь не надо делать лицо, озабоченное этой проблемой. Они могут откровенно сказать, что они и не собирались Турцию принимать в Европу вообще никогда. Поэтому теперь можно расслабиться и никому не лукавить.

Афонина:

- А Анкара заявила, что в следующем году может выйти из сделки по депортации беженцев-нелегалов. А Эрдоган сказал, что теперь, поскольку его страна устала более полувека стоять под дверью Евросоюза с протянутой рукой, он намерен пойти своим путем. И обвинил Запад в поддержке терроризма.

Бовт:

- Эрдоган давно грозил выйти из сделки по беженцам. Но там есть другой аспект – за это он получает деньги. И поэтому, пока он эти деньги будет получать, он может повысить цену, это да. Но так, чтобы он вышел, я не очень верю. Ему удобна эта позиция, он будет шантажировать Москву Европой, Европу – Москвой. Будет говорить, что я сейчас уйду к вам в ШОС, рвать на себе тюбетейку, но это будет длиться довольно долго.

Афонина:

- Лидер ЛДПР Владимир Жириновский как раз находится в Турции. Уже чуть ли не спел или сплясал в телеэфире.

Бовт:

- У него гастрольный тур?

Афонина:

- Интерес к нему большой проявляют. Он же должен каким-то образом показать, насколько турецкий народ для нас важен.

Бовт:

- В Турции, как и во всех других странах, большой интерес всегда к передвижным циркам, выступлениям артистов, клоунов и прочих кудесников.

Афонина:

- Говорят, что он поехал налаживать двусторонние отношения. Понятно, он тюрколог, человек, который в Турции и тюрьме побывал.

Бовт:

- Он хорошо говорит по-турецки. Если бы сейчас было начало зимы 2016 года, то я мог бы поверить в эту версию. Поскольку тогда дипломатические контакты были напряженные. Отношения – еще хуже. И тогда можно было подсылать какую-нибудь фигуру типа Жириновского, чтобы он там что-то прощупал на неформальном уровне. Сейчас отношения довольно приличные. Уже помирились Эрдоган с Путиным. Зачем посылать устанавливать какие-то двусторонние отношения Жириновского, мне не очень понятно. Для этого есть статусные дипломаты, которые справятся с этим гораздо лучше.

Афонина:

- Вот что предлагает Жириновский. Союз с участием России, Турции, Ирана, в перспективе – Дамаска и Багдада. Он сказал: пять стран, у нас общие границы, общая судьба. Можем отдельный союз создать.

Бовт:

- Можно фантазировать дальше, присоединить туда Индию, Австралию, Новую Зеландию и так далее. Но под этим союзом нет никаких оснований. Противоречия между Турцией и Ираком столь велики, что Эрдоган вообще оскорбительно отзывается о самом премьер-министре Ирака. Кстати, одна треть Ирака – это бывшие турецкие провинции. Поэтому с какой радости ему объединяться с этим непонятно кем? Да и у Ирана свои интересы, которые во многом противоречат турецким.

Афонина:

- Так что союза не будет?

Бовт:

- Нет, такого, как описал Жириновский, не будет. Да и вообще Турция, скорее, предпочтет, чтобы вокруг нее объединялись, чем вступать куда-то. Особенно в ШОС, где верховодить будет Китай.

Афонина:

- Спасибо за ваши комментарии.

Георгий Бовт: Дело Улюкаева могут переквалифицировать, а его самого выпустить

00:00
00:00
Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24