2016-12-02T17:20:41+03:00
Комсомольская правда
66

Эксперт Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан: Космические зонды мы запускаем, а кризисов избежать не можем

У нас же еще очень большая часть "серых зарплат" в экономикеУ нас же еще очень большая часть "серых зарплат" в экономикеФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Наша экономика богаче, чем кажется. Просто у нас слишком большая доля "теневых доходов"

На днях вице-премьер Игорь Шувалов сказал, что экономика перестала падать. А еще раньше Росстат все же подтвердил предсказание экс-министра Алексея Улюкаева о том, что "дно" достигнуто. Арестованный говорил об этом без малого два года - и каждый раз сроки переносились. Что же происходит с нашей экономикой? Закончился кризис или нет? И почему нельзя построить идеальную систему, при которой не будет кризисов, а все жители будут сыты и богаты? Об этом на сайте Московского Центра Карнеги пишет экономист Андрей Мовчан, а "Комсомолка" публикует самые главные тезисы.

"ВСЕ СКРЫВАЮТ РЕАЛЬНЫЕ ЗАРАБОТКИ"

- Андрей, вы как считаете: мы еще падаем, уже лежим или начали подниматься?

- Вокруг состояния российской экономики идет активная дискуссия. Оптимисты утверждают, что кризис успешно пройден и скоро экономика начнет расти. Они уверены в предстоящем росте цен на нефть, ссылаются на позитивный баланс счета внешнеторговых операций и растущие золотовалютные резервы. Пессимисты отвечают, что экономика находится в состоянии неуправляемого падения и скорая катастрофа неизбежна. На это указывает и сокращение номинального ВВП (стоимость всех произведенных в стране товаров и услуг - Ред.) в долларах на 40%, и быстрое исчерпание резервных фондов, и значительный дефицит бюджета, падение доходов у населения. Истина, как обычно, где-то посередине. Но прежде чем говорить о правильных выводах, нужно исследовать вопрос качества данных, которыми мы располагаем. Увы, оно оставляет желать лучшего.

- Что конкретно вы имеете в виду?

- Если говорить о количественных показателях российской экономики, то все упирается в условность систем измерения и точность самих данных. Данные до 1991 года вообще сложно признать значимыми. Статистика времен СССР даже для внутреннего «пользования» серьезно корректировалась. Да и вообще формировалась по совершенно другим, нежели сейчас, принципам. После 1991 года статистика стала более адекватной, но вопросы к ней все равно остались.

Андрей Мовчан, директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги. Фото ТАСС/ Александра Мудрац

Андрей Мовчан, директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги. Фото ТАСС/ Александра Мудрац

- Какие?

- Основным вопросом оценки ВВП России всегда была доля теневой экономики. В 90-е годах ее нелегальная часть превышала весь размер официально зарегистрированного бизнеса. К 2014 году, по официальным данным, сократилась до 10%. Но как ее измеряют, никто точно сказать не может. Серьезное влияние на ВПП оказывает и практика завышения цен на государственные поставки. По строительным подрядам завышение цен, по разным данным, составляет от 20% до 50%. По поставкам сложного технологического и потребительского оборудования - до 200% от реальной цены. Очень распространена была практика частного искажения цен. Преуменьшались цены на ввозимые товары - для снижения пошлин. На оказанные услуги - для снижения НДС. И даже на вывозимые товары - для снижения выручки и налога на прибыль.

Наконец, в ВВП часто попадают произведенные, а потом утраченные товары и услуги. Яркий пример - экспорт, поставленный покупателям в кредит, который те потом не возвращают. Только по статье «Экспорт вооружений» за 2015 год около $4 млрд. (0,35% ВВП страны) было поставлено Россией в обмен на заведомо невозвратные кредиты. Всего за последние годы мы списали кредитов государственного уровня примерно на 5% сегодняшнего ВВП. Но никакая статистика не учитывает этих списаний при расчете экономических показателей.

ЧТО КОНКРЕТНО ВЛИЯЕТ НА РОСТ

- А вообще само значение ВВП может отражать размер экономики? В книге Сергея Гуриева "Мифы экономики" приводился такой пример, теперь хорошо понятный москвичам. Если вы делаете парковку платной, то это повышает ВВП, но уровень жизни от этого точно не повышается. Скорее наоборот...

- Да, сам по себе ВВП, даже очищенный от приписок и преувеличений, не является корректным показателем качества, стабильности и роста экономики. Вы построили мост - это зачлось в ВВП. Вы разрушили мост - это тоже зачлось в ВВП. Но доходов от последнего не происходит и улучшения жизни тоже. С точки зрения «голых» цифр недострой ничем не отличается от достроенного и переданного в эксплуатацию объекта. Но эффект для экономики совершенно разный.

- Какие показатели хорошие, а какие - нет?

- Составляющие ВВП очень сильно отличаются по своему влиянию на будущее экономики. Это называется «мультипликативный эффект». Созданный станок даст больше для экономики, чем произведенный товар потребительского спроса. С помощью станка создадут новый продукт или услугу. А товар принесет «всего лишь» деньги производителю и удовлетворение потребителю. Или, например, расходы на вооружение - тоже не несут большой пользы экономике. Произведенные танки будут ржаветь, а созданные военные технологии в других областях применяются очень ограниченно. А мы, напомню, ежегодно расходуем на оборону 4,5% ВВП!

ФИКТИВНАЯ РАБОТА И ЗАРПЛАТА

- У нас же еще очень большая часть "серых зарплат" в экономике...

- Из-за высоких сборов и налогов с фонда заработной платы, большая часть выплат маскируется компаниями под другие формы финансовых операций либо производится из «черной» наличности. Кроме того, широко распространено фиктивное трудоустройство. Безработные граждане из депрессивных районов, где невозможно найти работу, за небольшую плату наличными оформляются на работу, но не работают. А большую часть их зарплаты получают чиновники, контролирующие эти учреждения. Даже резервы, сформированные правительством, бывает непросто оценить. Несмотря на то, что их состав публикуется, многие статьи непрозрачны.

Да и остальная статистика, даже если она касается очевидных вещей, тоже неоднозначна. Например, Росстат заявил о сокращении малых предприятий на треть за последний год. А это 70 тысяч фирм. Новость вызывает ужас. Однако, в этой статистике никто не указал, действующие ли это были предприятия или открытые «про запас»? Более того, подсчет количества предприятий делает не только Росстат, но и Федеральная налоговая служба. И данные подсчетов этих двух организаций расходятся на сегодня в количестве аж на 28 тысяч предприятий. И неизвестно, как далеки они обе от реальности.

КАК СЧИТАТЬ НЕИЗВЕСТНОЕ?

- Что же делать?

- Все эти издержки количественных методов нам придется учитывать, анализируя экономику России. А результаты анализа будут точны лишь настолько, насколько это позволяют данные. Поэтому каждую группу данных приходится тщательно анализировать и на достоверность и актуальность заданному вопросу. В первую очередь нужно избавляться от соблазна оценивать и комментировать незначительные движения и короткие временные интервалы. Никакой аналитической ценности не имеют данные о месячных изменениях экономических параметров.

- То есть сообщениям о том, что экономика выросла на 0,1% и тем самым оттолкнулась от "дна", верить не стоит?

- Значения роста или падения ВВП, доходов или объемов операций менее 2 - 3% - неинформативны. Это остается в пределах ошибки вычисления или уровня шума, вызываемого проблемами измерения. Точно так же с большой осмотрительностью стоит сравнивать данные по экономикам разных стран, особенно за разные периоды времени.

Полный текст исследования читайте на сайте Московского Центра Карнеги.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24