2016-12-01T23:11:23+03:00
Комсомольская правда

Георгий Бовт: Нам нужно готовиться к новой налоговой системе

Политолог Георгий БовтПолитолог Георгий БовтФото: Михаил ФРОЛОВ

Обсуждаем ежегодное Послание Президента с известным политологом, журналистом в эфире Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Широков:

- В эфире «Комсомольской правды» «Тема дня». У микрофона Дмитрий Широков. В студии специальный корреспондент «Комсомольской правды» Дмитрий Смирнов и политолог, журналист Георгий Бовт. Продолжаем главную тему сегодняшнего дня – обсуждение Послание Федеральному собранию нашего президента Владимира Владимировича Путина. Предлагаю поговорить о вопросах внутренней политики. Предварительно давайте послушаем одну из цитат президента, где он говорит о том, что в следующем году грядет столетие революции, что нужен честный, объективный анализ. Я для себя отметил, что Путин цитирует одного из очень уважаемых русских философов Алексея Федоровича Лосева.

В. Путин:

- Наступающий 2017 год – год столетия Февральской и Октябрьской революций. Это весомый повод еще раз обратиться к причинам и самой природе революций в России. И не только для историков, ученых, российское общество нуждается в объективном, честном, глубоком анализе этих событий. Это наша общая история, и относиться к ней нужно с уважением. Об этом писал и выдающийся русский советский философ Алексей Федорович Лосев: «Мы знаем весь тернистый путь нашей страны, - писал он, - мы знаем томительные годы борьбы, недостатки, страданий. Но для сына своей Родины всё это свое, неотъемлемое, родное». Уверен, что у абсолютного большинства наших граждан именно такое ощущение Родины. И уроки истории нужны нам прежде всего для примирения, для укрепления общественного политического, гражданского согласия, которое нам удалось сегодня достичь. Недопустимо тащить расколы, злобу, обиды и ожесточение прошлого в нашу сегодняшнюю жизнь, в собственных политических и других интересах спекулировать на трагедиях, которые коснулись практически каждой семьи в России, по какую бы сторону баррикад ни оказались тогда наши предки. Давайте будем помнить, мы единый народ, мы один народ, и Россия у нас одна.

Широков:

- Сегодня многие эксперты говорят как раз об этом сохранении народа и о единстве народа – вот эти тезисы, которые были высказаны Владимиром Владимировичем. Дмитрий, как вы увидели вопросы внутренней политики в сегодняшней речи?

Смирнов:

- Собственно говоря, про сохранение народа – это единственный, мне кажется, вывод, который можно сделать сейчас к 100-летию Октябрьской революции, и Февральской тоже. Давайте перестанем делить на белых, красных и всех прочих, а будем как-то жить дальше с этой историей, она общая для всех.

Если можно, я расскажу маленькую историю. Когда я сегодня слушал Послание, я понял, что есть обратная связь власти и народа. Не так давно, чуть больше месяца назад, мы возвращались с какого-то мероприятия, и в самолете журналистским пулом разговаривал Сергей Кириенко, он только был назначен. Это был разговор не о каких-то конкретных вещах, а просто о запросах в обществе. Он говорит: «Какой сейчас запрос в обществе есть?» Я говорю: «Справедливость». Он говорит: «А уважение?» - «Нет, справедливость». И сегодня, когда Путин начал говорить о справедливости, я понял, что не то чтобы я подсказал, но определенная взаимосвязь есть, слышат. Мне кажется, эта связь – один из самых важных моментов, которые прозвучали сегодня в Послании, то, что власть слышит то, что хочет народ.

Широков:

- Дмитрий, насколько я понимаю, вы являетесь членом президентского пула. Вы сопровождаете нашего президента, Верховного главнокомандующего во всех поездках и делитесь потом на страницах «КП» и в эфире Радио «Комсомольская правда» своими впечатлениями. Скажите, Владимир Владимирович в поездках по стране, на ваш взгляд, этот запрос от общества слышит?

Смирнов:

- Несомненно, слышит. Потому что общение с людьми, хотя, конечно, оно в каком-то смысле подготовленное. Люди сидят, но им же не говорят, что задавайте вопросы про Сирию и задавайте вопросы про роддома. Они в принципе могут спрашивать что угодно. И те вопросы, которые как раз идут, что называется, от души, их он слышит, отвечает. И в сегодняшнем Послании я как раз видел эти отголоски его каких-то разговоров, не обязательно с людьми, а совещаний, каких-то советов, еще чего-то. Он, собственно, сам перебрасывал эти мостики не раз, он говорил, что завтра мы обсудим вот это. Ну да, обсудят, завтра два совета будут сразу. А до этого мы говорили о другом. И это действительно было. Все, что сейчас он произнес, это не спичрайтеры написали, а он потом ручкой поправил, а это то, что на протяжении года, полугода или последних лет, может быть, нарабатывалось. Есть запрос, вот он вылился в это.

Широков:

- Давно уже ходят такие разговоры, что внешняя политика России устраивает огромное количество людей, что, дескать, молодцы. И вопрос-запрос – когда же будет обращено такое же внимание на внутреннюю политику? Вот теперь это произошло?

Бовт:

- Он посвятил внутренней политике, конечно, гораздо больше времени и места, чем внешней политике. Внешняя политика вообще была в этом Послании довольно…

Смирнов:

- В конце, в проброс, что называется.

Бовт:

- Да. На наиболее острых вопросах он не стал акцентировать внимание в данном случае. Это не значит, что их нет, это значит, что внимание отдано другому, за час всё не расскажешь. Поэтому не было выпадов в сторону так называемых партнеров, он не стал вступать в спор по острым внешнеполитическим вопросам, таким как Украина, например, и Сирия, обозначив, что есть такие направления, и только. А внутренней политике он посвятил основную часть, и прежде всего социалке, как говорят, и экономике в целом.

Смирнов:

- На мой взгляд, это было одно из самых деловых, скажем так, Посланий, когда в ход шли не столько лозунги, которые показывают какое-то мегастратегическое направление: мы пойдем на север или мы пойдем на запад, а именно закупим столько-то самолетов для малой авиации, санитарной, это надо будет сделать в следующем году. То есть конкретные задачи конкретным людям в конкретном месте. С одной стороны, кто-то скажет, что это не уровень Послания президента, он должен намечать какие-то вехи, а с другой стороны, давайте сделаем вот это, вот это и вот это - можно назвать теорией малых шагов или как хотите назовите, но это была такая специфика, возможно.

Бовт:

- Тут не было широких раздач слонов, как говорите и подарков, а действительно такие конкретные дела – третья смена в школах, совершенствование процесса обучения без революций и потрясений новых, в медицине это не какая-то широкомасштабная новая медицинская реформа, а какие-то точечные вещи, типа высокоскоростной интернет, телемедицина в поликлиниках, больницах, которые отдаленные, и т.д. Каких-то системных шагов новых не предложено, но, с другой стороны, сколько можно реформировать медицину. Туда было направлено в свое время довольно много денег, закуплено много оборудования. Он, в частности, сказал, что оборудование есть, работать некому.

Широков:

- Так бывает, что действительно стоит оборудование высочайшего класса, но, к сожалению, для того чтобы его использовать, необходимо привозить специалистов откуда-то издалека.

Дмитрий, когда вы приезжаете вместе с президентом куда-либо, он очень серьезно вникает в то, что ему показывают? Просто ваши личные ощущения.

Смирнов:

- На самом деле да. Обычно перед какими-то мероприятиями устраиваются выставки, еще что-то. И он реально ходит, смотрит, трогает, расспрашивает. И потом это всплывает. Потому что он говорил про конверсию, про оборонку. Два месяца назад в Туле ему всё это показывали, и он минут 40, наверное, ходил по этой выставке, которая была размером вот с эту комнату, и вник во все. Если бы он сейчас сел здесь, он бы рассказал еще раз, что увидели, что не так.

Широков:

- Будем надеяться, то, что сегодня было предъявлено Российской Федерации, будет воплощаться, и в ближайшее же время.

Георгий Георгиевич, мы говорим о внутренней политике, ей сегодня было уделено огромное внимание во время Послания Федеральному собранию. Владимир Владимирович говорил об экономических трудностях. Я предлагаю послушать небольшую цитату, где он будет говорить как раз о столкновении с кризисом и санкциями.

В. Путин:

- Два года назад мы столкнулись с серьезными экономическими вызовами, с неблагоприятной конъюнктурой на мировых рынках, с санкциями, которыми нас пытались заставить плясать под чужую дудку, как у нас говорят в народе, пренебречь своими фундаментальными национальными интересами. Однако, повторю, главные причины торможения экономики кроются прежде всего в наших внутренних проблемах. Прежде всего это дефицит инвестиционных ресурсов, современных технологий, профессиональных кадров, недостаточное развитие конкуренции, изъяны делового климата. Сейчас спад в реальном секторе прекратился, наметился даже небольшой промышленный рост. Вы знаете, что если в прошлом году у нас спад ВВП был где-то 3,7%, думаю, что в этом году он будет незначительным. За 10 месяцев 16-го года он составил 0,3%, думаю, что так оно примерно и будет.

Широков:

- Кризис, санкции и главные проблемы внутри страны. Я тоже для себя отметил вот этот пассаж из речи президента. Как вы думаете, как быстро подхватят люди, которые сегодня слушали Послание Верховного главнокомандующего, и как быстро они возьмут его в работу?

Бовт:

- Они, очевидно, должны предложить какие-то меры по осуществлению этих идей. Путин не является председателем правительства. Задача выработки тактики экономического роста лежит на правительстве РФ. Вот, например, новый министр экономического развития. То есть министр есть, а развития пока нет.

Широков:

- Его только вчера назначили.

Бовт:

- Вчера назначили, но был и раньше министр экономического развития, но развития последние два года тоже не было. Мне кажется, что правительство должно предложить некие меры, которые бы столкнули нынешнюю экономику с той полумертвой точки, на которой она стоит. Путин в своей речи обозначил несколько отдельных отраслей, специализаций, где есть некоторый рост, но в целом роста нет – 0,3%. В принципе по прогнозам, которые издавало раньше правительственное ведомство, нам в ближайшие годы сулили стагнацию. Поэтому пока неясно, с чего эта стагнация должна прекратиться и превратиться в мощный экономический рост.

Широков:

- Пока приводилось в пример сельское хозяйство…

Бовт:

- Сельское хозяйство растет, это действительно так.

Широков:

- IT-индустрия, и даже был упомянут такой термин – цифровая экономика. То есть что Россия должна стать цифровой державой, которой, наверное, она уже отчасти является, учитывая огромное количество людей, которые работают в IT-индустрии во всем мире. Не будем забывать, что создатели приснопамятного Гугла – люди из России.

Бовт:

- Ну, если Гугл вписать в наш ВВП, тогда у нас есть рост. IT-индустрия долго просила, кстати, о налоговых льготах, и она их получила в данном Послании, это важно на самом деле. Потому что есть и экспорт IT-технологий, и решение софта, и внутри страны он тоже развивается, и довольно неплохо, в том числе по части импортозамещения. Поскольку есть преграды для западных технологий по этой части, софтовых решений для правительственных ведомств и т.д., поэтому тут есть поле для работы отечественных программистов. С другой стороны, пока мне не очень ясно, например, как будет развиваться IT-индустрия в условиях, если будет продолжен курс на выстраивание некой стены такой в интернете от внешнего влияния.

Широков:

- Вы имеете в виду блокировку каких-то определенных сайтов?

Бовт:

- Блокировку пока сайтов, а потом же речь идет… Как будет реализована эта самая идея (с 1 сентября 2015 года закон-то работает) о том, что все персональные данные должны обрабатываться на территории России. Это может пойти разными путями – по пути конфронтации с крупнейшими интернет-корпорациями мира типа Гугла, или по пути сотрудничества. Вот это вопрос интересный. Будет заблокирован, например, Фейсбук в России или не будет? Вот одна социальная сеть уже заблокирована на территории России. То, как работает здесь Фейсбук и Гугл, ничем не отличается от того, как работала та сеть, которая была заблокирована.

Широков:

- Вчера буквально появилась информация об угрозе блокировки YouTube. Но на самом деле эта сеть просто не имеет такого широкого охвата.

Бовт:

- Она не имеет широкого охвата, но прецедент создан. Правовые основания ровно те же. На этих же правовых основаниях можно уже сегодня блокировать Фейсбук. Просто пока политического решения не принято на этот счет. И в этих условиях важно понять, как будут развиваться отечественные IT-технологии в этих условиях.

Широков:

- Пока мы можем предложить только, насколько я понимаю, какие-то свои разработки, но они все равно не революционные.

Бовт:

- У нас есть отечественная социальная сеть ВКонтакте, у нас есть Яндекс, но он не Гугл, и т.д. Есть какие-то конкуренции в отдельных местах, но тем не менее. Я говорю, есть два пути – путь взаимодействия и давления, чтобы наши интересы какие-то соблюдались, и путь конфронтации. Я не думаю, что в Северной Корее IT-технологии развиты очень хорошо. Они там, наверное, как-то развиты, но об этом трудно судить просто.

Широков:

- То есть вы бы выступали за путь договоренностей?

Бовт:

- Да. Потому что, например, по поводу тех же персональных данных Европейский союз довольно долго бодался с тем же Гуглом и другими крупнейшими компаниями, но они нашли компромисс, пару месяцев назад такое решение было найдено. Недавно в интервью Наталья Касперская, известный IT-деятель, сказала, что все персональные данные россиян должны принадлежать государству. Это, я бы сказал, такая смелая трактовка. Я, например, с ней не согласен. Решение, которое было найдено в компромиссе между ЕС и США, заключается в том, что переток персональных данных возможен. Под контролем и под гарантии. Потому что если трактовать наш закон буквально, то вы уже сегодня не можете бронировать авиабилеты ни на каких сайтах. И не можете никуда купить билет, поскольку авиакомпания здесь не обрабатывает ваши персональные данные, они утекают. Поэтому тут можно дойти до маразма. Ровно так же, как с YouTube. Если дойти до маразма, то YouTube уже тоже можно заблокировать, поскольку он онлайн-кинотеатр, там фильмы иногда показывают, и т.д. Но найдена такая трактовка, которая носит компромиссный характер. И это правильно, потому что ломать – не строить, как известно.

Широков:

- Вы имеете в виду, найдена в ЕС?

Бовт:

- Нет, с YouTube. Потому что было опровержение Минсвязи по поводу того, что YouTube блокировать не будут (эти слухи не подтвердились) на основании того, что там больше 20% принадлежит иностранцам. Вот онлайн-кинотеатры, где больше 20% принадлежит иностранцам, они как бы не могут здесь работать, поэтому они отсюда уйдут. Тут есть много всяких нюансов, так что надо посмотреть, как будет воплощаться это в конкретике.

Широков:

- Георгий Георгиевич, какое из заявлений президента в сегодняшнем обращении вы считаете наиболее значимым – проблемы здравоохранения, проблемы IT-технологий, освобождение от налогов айтишников, попытка обелить НКО? К НКО сложилось отношение немного странное, а на самом деле ведь это не так. Это огромная поддержка большой социальной активности людей в первую очередь. И это не всегда какие-то враждебные по отношению к нашей стране структуры. Вот для вас главное что?

Бовт:

- Может быть, три вещи. Так были блоки идеологический, социально-экономический и внешнеполитический. С точки зрения идеологии мне кажется, что в первом блоке важный месседж был о единстве страны. Ради этого единства государственная политика будет стараться его поддерживать. Это важный момент. Тут у всяких пятых колонн нет поощрения в этом подходе. Тезис о единстве в первой части, а во второй части – социально-экономический. Я думаю, что тезис о том, что налоговая система, судя по всему, нас ждет с 1 января 18-го или 19-го года другая. И там будет много нового, чего сейчас нет. Путин не говорил о прогрессивной системе налогообложения физлиц, но, мне кажется, она там появится. То есть тезис о новой налоговой системе. Это будет другой уровень налогового контроля и другая структура, видимо, налогов вообще. Я думаю, что гражданам придется приготовиться к тому, что для определенных категорий населения налоги вырастут по факту.

Широков:

- Вы имеете в виду земельный…

Бовт:

- Ну, земельный и так уже вырос, и имущественный уже вырос. Он будет расти на 20% в год, в пять шагов, начиная с нынешнего года. Сейчас вы платите 20% налога на имущество, а в 20-м году заплатите 100. Это будет довольно большой налог, непривычный по прежним временам. А с 1 января 19-го года, видимо, еще и налоги на доходы, они тоже будут другую структуру иметь. Я думаю, что они повысятся. Ну, такое ожидание у меня есть.

По НКО я с вами согласен. Это важный момент, такой косвенный сигнал (не прямой, конечно, но косвенный) перестать травить НКО. То есть не всякая НКО это обязательно агенты Госдепа, враги народа, пятая колонна, «печеньки» и т.д. То есть дано прямое указание, и сейчас губернаторы возьмут под козырек и будут отчитываться, что вот это мы отдали НКО, это мы отдали НКО.

Широков:

- Давайте послушаем фрагмент выступления Владимира Владимировича, где он просит не жадничать, так сказать.

В. Путин:

- Я хотел бы сейчас, уважаемые коллеги, обратиться ко многим из вас. Я хочу, чтобы меня услышали и губернаторы, и муниципальные власти. Я прошу вас, что называется, не жадничать, не отдавать по привычке, по накатанной, отдавать предпочтение исключительно казенным структурам, а по максимуму привлекать к исполнению социальных услуг и некоммерческие организации. Давайте прямо скажем, у них еще глаз не замылился часто. Это очень важно – сердечное отношение к людям. Давайте вместе держать эти вопросы под особым контролем.

Широков:

- По поводу НКО должен сказать, что я сейчас боюсь перепутать, но, по-моему, их несколько сотен тысяч в России.

Бовт:

- Да, их много.

Широков:

- И огромная часть занимается исключительно социальной работой. Это медицина, это воспитание, образование очень часто. Сейчас вообще, насколько я понимаю, тем более после этого выступления Владимира Владимировича, каким-то образом будет серьезно пересмотрено само отношение общества, наверное, к НКО в том числе.

Бовт:

- Там есть некоторые вопросы, которые требуют законодательного решения. Например, вопрос об иностранном финансировании. Он его обошел. Он есть. Где иностранное финансирование дозволено, без того, чтобы объявлять их иностранным агентом, а где оно может влиять на политическую деятельность. Ничего не сказано о том, надо ли уточнять понятие политической деятельности. Как сейчас оно содержится в законе, это довольно широкое толкование. Вот мы с вами ведем политическую деятельность. Если мы придем, начнем лоббировать, помогать каким-то сирым и убогим, то мы влияем на принятие государственных решений. Поэтому это тоже политика. Вот эта сфера, которую он упомянул, если отдавать социальную сферу тем или иным НКО, они будут давать оценку, они будут пытаться влиять на решение государственных органов своей деятельностью. А как не влиять? Если ты высказываешь мнение какое-то, ты уже влияешь. Соответственно, встает вопрос: а можно ли принимать пожертвования, например? Даже если от частного какого-то бывшего нашего соотечественника, он живет где-то и хочет поддержать свою бывшую малую родину, борьбу со СПИДом, домашним насилием или еще с чем-то, хочет перечислить деньги. Он попадает уже сразу как иностранный агент. Об этом тоже ничего не сказано.

Вообще он многие довольно спорные вопросы обошел. Насколько это правомерно? Может быть, и правомерно. Потому что Послание – это нечто такое однозначное. Что тут дискутировать сам с собой? Ты стоишь на трибуне, у тебя час примерно.

Широков:

- Ну да, такая форма выступления.

Бовт:

- Это некое дидактическое надиктовывание того, что уже решено. А что не решено, то это надо обсуждать отдельно, это вопрос для пресс-конференции, ему задают там вопрос, он отвечает и т.д. Посмотрим. Должна же быть еще ежегодная пресс-конференция в обозримом будущем.

Широков:

- Да, будем ждать. В Послании был такой пассаж, Владимир Владимирович сказал, что я специально говорю об этом с трибуны, чтобы все знали. Он упоминал о консультациях с Минсвязи о том, что все даже отдаленные больницы РФ будут оборудованы высокоскоростным интернетом.

Бовт:

- Это хорошо. А чего бы их не оборудовать высокоскоростным интернетом? Уже давно пора оборудовать. Хорошо, конечно, сидеть и советовать из студии. Хочется каких-то таких больших планов, проектов, хочется, чтобы тебе рассказали о полете на Марс, чтобы рассказали о том, что сеть 4G покроет всю страну…

Широков:

- Лучше – покрыла.

Бовт:

- Хотя бы к 2025 году и т.д. Хочется чего-то такого большого, образа будущего. Но нынешнее Послание было в другом жанре – тактика малых дел. Тут такого в советском стиле обрисовывания будущего – у нас к 2000-му году будет решена (помню, нам обещали) проблема жилья, продовольственная программа и т.д. Он вообще в последние годы избегает таких обещаний в стиле Деда Мороза.

Широков:

- Здесь все четко, даже четкие цифры.

Бовт:

- Да. Лучше сделать меньше, чем больше. Он не обещает, что в России будут побеждены сердечно-сосудистые заболевания к 2030 году. Или что, например, продолжительность жизни вырастет на 10 лет через 5. Или что у нас в крупнейших городах будет сеть интернета, что высокоскоростные железные дороги покроют европейскую часть территории страны. Он даже не сказал, когда будет построена высокоскоростная шоссейная трасса МоскваПетербург. Поэтому это все конкретика, конкретные малые дела. Сейчас с экономической точки зрения, может быть, не то время, когда нужно раздавать такие широкие обещания.

Но вообще хочется от правительства и от властей такого образа будущего, некой стратегии, какой мы будем страной через 10 лет. Но поскольку в 18-м году президентские выборы, начнется предвыборная кампания…

Широков:

- Мне кажется, она уже года 2, как идет.

Бовт:

- Нет, еще не началась. Когда она начнется, тогда он, мне кажется, будет вынужден говорить о том, что должно произойти со страной через 6 лет. Вот он в 18-м году идет с чем? И это неизбежно будет сделано. Должно быть сделано, по крайней мере. И некая такая программа должна быть обрисована: я хочу то, то, то и то в течение 6 лет достигнуть. А ежегодное Послание, оно ежегодное. Когда в следующем году, тогда мы посмотрим, проведем высокоскоростной интернет во все больницы или нет. Я думаю, что такие конкретные вещи нашим чиновникам легче выполнять. Потому что здесь начнется такая штурмовщина в плохом и в хорошем смысле, чтобы отчитаться.

Широков:

- То есть, возможно, придется немного сделать меньше в каком-то другом направлении…

Бовт:

- Да. Потому что хочется доложить: Владимир Владимирович, высокоскоростной интернет в Переплюйск проведен.

Широков:

- Возможно, туда не будет дороги.

Бовт:

- Да, дороги не будет. Про дороги он же ничего не сказал. Когда он скажет, что во все переплюйские населенные пункты должна быть дорога, тогда будут отчитываться. А пока нет такого.

Широков:

- По поводу столетия революции и всего прочего, как вам показалось, президент действительно говорит о том, что на это уже стоит смотреть с точки зрения истории и перестать там копаться.

Бовт:

- В свете того, что «Мемориал» опубликовал списки сотрудников НКВД, мне кажется, что это и сюда выпад, что не надо разжигать, как говорится. Но это и выпад в сторону красных так называемых. Что это не будет столетие Великой Октябрьской социалистической революции. Это будет столетие процесса, который начался в феврале 17-го года и закончился в октябре. То есть в новом регламенте преподавания истории это сказано как великая русская революция. Одна, а не две, как нас учили в советской школе. Поэтому это некая такая общая платформа. В этом, наверное, есть уже смысл, пора, наконец, закончить мериться на красных и белых и стать каким-то единым народом.

Широков:

- Начинать жить и становиться великой Россией.

Обсуждение Послания Федеральному Собранию: вопросы внутренней политики

00:00
00:00
Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24