2017-03-07T10:42:56+03:00
Комсомольская правда
7

Вода такое же богатство России, как нефть и газ!

О том, какие выгоды принесет нашей стране обладание еще одним ключевым ресурсом, рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда» (FM 97,2) временно исполняющий обязанности руководителя федерального агентства водных ресурсов Вадим Никаноров
Временно исполняющий обязанности руководителя федерального агентства водных ресурсов Вадим Никаноров.Временно исполняющий обязанности руководителя федерального агентства водных ресурсов Вадим Никаноров.Фото: Евгения ГУСЕВА

В мире всегда шла борьба за природные богатства. Нефть, газ и уголь не раз были причиной конфликтов ведущих мировых держав. Сейчас к такого рода уникальным ресурсам причисляют и питьевую воду. Нехватка чистой воды - это одна из самых острых проблем на планете. Сегодня каждый шестой человек в мире сталкивается с таким дефицитом. Но, как в случае с нефтью и газом, наша страна является мировым лидером по запасам водных ресурсов. В чем уникальность этих наших богатств и с какими вызовами предстоит столкнуться России? Об этом в эфире Радио «Комсомольская правда» (FM 97,2) мы поговорили с временно исполняющим обязанности руководителя федерального агентства водных ресурсов Вадимом Никаноровым.

БАЙКАЛ ГУБЯТ... СТИРАЛЬНЫЕ ПОРОШКИ

- Вадим Анатольевич, можете обрисовать масштабы нашего водного богатства? Чем мы отличаемся в этом плане от других стран?

- Водные ресурсы есть понемножку у всех. Просто у России этого очень много. Наша страна омывается водами 12 морей, насчитывает свыше 2,5 миллионов больших и малых рек, более 2 миллионов озер. Это и есть основа водного фонда России. Единственный недостаток в том, что эти водные объекты расположены на ее территории очень неравномерно. Так водный каркас России создают 120 тысяч рек длиной более 10 км создают. Это способствует экономическому развитию. Но 90% годового речного стока приходится на бассейны Северного Ледовитого и Тихого океанов. И лишь менее 8% - на Каспийский и Азовский бассейн. При этом, здесь - в бассейне Каспия и Азова, проживает более 80% населения России, здесь также сосредоточена основная часть хозяйственной инфраструктуры страны. Что касается озер. Как я говорил, у нас их порядка 2 миллионов: пресных, соленых, солоноватых. Также к озерам многие исследователи относят Каспийское море. По территории России озера также распределены неравномерно. Большая часть их расположена на северо-западе – это Кольский полуостров, Карелия, Урал, Западная Сибирь, Забайкалье и бассейн Амура. Такое количество озер, как у нас, действительно практически не повторяется. Только Канада имеет озер больше, чем Россия. Ну и, конечно, Байкал, самое глубокое в мире пресноводное озеро. Основная часть ресурсов пресных вод сосредоточено в Байкале. Это 23 тысячи кубических километров. Или 20% мировых и более 90% национальных запасов пресных вод.

- Вы сейчас сказали о Байкале. Насколько сейчас мы имеем основание говорить о том, что это одно из чистейших озер на планете? Ведь, к сожалению, мы помним скандальные истории, когда Байкал губили сточными водами промышленных предприятий. Как эту ситуацию изменить в лучшую сторону?

- Над этой проблемой работают все природоохранные службы, которые расположены по берегам Байкала. Нельзя допустить дальнейшего загрязнения уникального озера. На самом деле, со стороны республики Бурятия крупных предприятий, непосредственно находящихся на территории Байкала, уже нет. Байкальский целлюлозно-бумажный тоже комбинат закрыт. Там остались проблемы с прошлым экологическим ущербом, но этот вопрос решается. Новых сбросов не осуществляется. Однако в береговой зоне остались санаторно-курортные учреждения, небольшие предприятия, базы отдыха и т.д. – они все работают без очистных сооружений. И, наверное, это сейчас одна из главных проблем. Сейчас поминать кого-то недобрыми словами, наверное, не стоит: разрешение на строительство этих учреждений были выданы очень давно. Сегодня надо сделать так, чтобы эти предприятия стали сбрасывать ту воду, которая бы не повредила Байкалу. Вторая главная проблема – это рост в Байкале новых водорослей, так называемых спирогир. Ученые доказали, что средой для их роста, являются химические вещества, которые находятся в моющих средствах. Задачей властей является введение запрета на продажу и распространение на территории Прибайкалья таких моющих средств. По мнению ученых Лимнологического института РАН, это резко улучшит состояние экосистемы Байкала.

СТОИТ ЛИ ПРОДАВАТЬ ВОДУ ЗА РУБЕЖ?

- В советское время был лозунг «повернем реки вспять». Сейчас от такой политики отошли?

- Сегодня управление водными ресурсами строится на других принципах. Хотя есть буйные головы в нашей стране и в соседних государствах, которые говорят: Россия имеет слишком много воды и давайте продавать ее за рубеж! Но мы понимаем, что надо учитывать два фактора. Во-первых, водные ресурсы, как мы уже говорили, распределены неравномерно. Во-вторых, они подвержены цикличности. В один год мы имеем наводнения, паводки. В другой год воды может не хватать и тогда какой-то регион нашей страны может входить в стадию маловодья. Таким образом, мы не угадаем наперед, сможет ли Россия выполнять свои международные договора по поставке воды за рубеж в течение длительного периода времени. Я думаю, что необходимо использовать воду на благо России внутри страны.

- А в чем те самые главные вызовы современности? Как бы вы их могли определить?

- Если говорить о том, что происходит внутри нашей страны, то, это чередование наводнений и периодов маловодья. Это очень сложная система, которая зависит, как от климата, так и от технологических факторов. В принципе с наводнениями мы знаем, как бороться: при должном прогнозе Росгидромета мы заранее опорожняем водохранилища и затем наполняем их паводковой водой, не давая затопить города ниже по течению. А вот в период маловодья начинаются проблемы в судоходстве, в промышленности. В соответствии с Водным кодексом при дефиците воды в первую очередь удовлетворяются нужды населения. А потребности экономики урезаются. В частности, у нас в течение нескольких лет были очень большие проблемы на Волжско-Камском каскаде, а это крупнейший каскад на европейской территории Российской Федерации. Вводились ограничения по судоходству, с этим были связаны и недогруз судов, неполная загрузка предприятий, которые использовали воду в районе Волжско-Камского каскада. Приходилось ограничивать туристический бизнес, потому что верхневолжские водохранилища попадают частично и в систему Золотого кольца России. То есть при маловодье возникает множество барьеров.

- Можно ли эту периодичность предсказать?

- Получить прогноз в принципе возможно, но запасти такие огромные объемы воды, на период маловодных лет, очень трудно. Для этого нужны очень крупные водохранилища с многолетним периодом работы. Таких водохранилищ у нас мало. В основном водохранилища у нас сезонного или годичного регулирования. Выходом является строительство новых водохранилищ и, естественно, адаптация существующей водохозяйственной структуры под работу с низкими уровнями.

«В АМУРЕ УЖЕ НЕЛЬЗЯ КУПАТЬСЯ!»

- Давайте посмотрим, что наши радиослушатели пишут. «Северный Донец. Берега реки завалены мусором. Противно смотреть» - это сообщение из Белгорода. Егор из Твери пишет: «В целом доволен, за исключением застройки вплотную к рекам, мусор эти товарищи не убирают». «У нас город на Амуре, - пишет наш радиослушатель из Хабаровска, - состояние воды ужасное, купаться нельзя, рыбу ловить опасно. Загрязнение в основном идет со стороны «братьев-китайцев». И это великая российская река?». Есть возможность ответить нашим радиослушателям на эти претензии?

- Они абсолютно правы. Застройка вблизи рек, в так называемых водоохранных зонах – это и есть главная проблема. Если бы соблюдались все нормы по застройкам, конечно, ущерба от наводнений было бы гораздо меньше. Но люди тянутся к воде и считают, что, чем ближе он построит дом, тем ему будет лучше. Потом приходит большая вода, дом смывает или затапливает и люди требуют от государства, чтобы им восполнили ущерб от наводнения.

- А вообще, кто управляет водными ресурсами, как эта схема устроена? Могут ли, например, реки быть в частной собственности?

- Нет. А вот небольшие водные объекты, карьеры, пруды, которые находятся на территории одного земельного участка, – вот их действительно активно в частную собственность переводят. Что же касается всех остальных водных объектов, то они находятся в собственности государства. Часть полномочий по их управлению федеральная власть передала субъектам федераций. Оставив за собой управление крупными водохранилищами, каскадами водохранилищ, которые имеют стратегическое для страны значение, и водохранилища, которые используются для питьевого водоснабжения двух и более субъектов федерации. Вот всем этим управляет федеральное агентство водных ресурсов.

- А для чего это сделано? Почему не передать на усмотрение региональных властей?

- В первую очередь, чтобы избежать возможных конфликтов между соседями по вододелению. Структура управления водными ресурсами в России построена по бассейновому принципу. У нас 15 бассейновых управлений. Это наши территориальные органы. Вот они на своем месте следят за тем, чтобы все возможности крупных водохранилищ были использованы для удовлетворения потребностей того или иного субъекта. Для этого на территории этих бассейновых управлений создаются советы, в которые входят представители субъектов федераций, крупные водопользователи, другие заинтересованные лица, которые вместе решают все проблемы, возникающие на территории бассейна.

ПЕРВАЯ ЯДЕРНАЯ ВОЙНА НАЧНЕТСЯ ИЗ-ЗА ВОДЫ?

- Давайте мы сейчас вновь обратимся к нашим радиослушателям, у нас звонок на линии. Здравствуйте, как вас зовут?

- Это Александр, город Белгород. Как вы и говорили, у нас Волго-Донской бассейн, река Северский Донец, протекает по двум государствам. Вопиющий случай! К сожалению, власти не обращают на это внимания, водохранилище мельчает, цветет, земли разворовываются. Мы, жители, неоднократно обращались, но ничего не меняется. У меня вопрос к Вадиму Никанорову, вы были когда-нибудь в нашей многострадальной, с точки зрения воды, области?

- В свое время я проехал весь бассейн Северского Донца, знаю проблемы, которые там есть. Там река начинается в Белгородской области, проходит через Украину и заканчивается в Ростовской области, впадая в Дон и неся туда всю гадость, которая накопилось за все время течения Северского Донца. Действительно, река в очень неудовлетворительном состоянии. Как на территории Белгородской области, так и на территории Украины. Туда сбрасывается огромное количество запрещенных веществ… Когда наши отношения с Украиной были лучше, мы на уровне межправительственной комиссии обсуждали эти вопросы каждый год. Существовали лаборатории, которые отслеживали качество воды как в Белгородской области, перед подачей ее на Украину, так и в Ростовской области, когда мы отслеживали, что Украина сбрасывает нам. Ситуация была более-менее удовлетворительная. Сейчас мы продолжаем замерять уровень загрязняющий веществ, которые попадают к нам с территории Украины, но сделать с этим пока ничего не можем. Единственное, успокаивает, что в связи со сложившейся ситуацией в Донбассе там промышленность сейчас практически не работает, поэтому сбросы в Северский Донец минимизированы. Что же касается Белгородской области, то, конечно, надо обратить внимание местному руководству, губернатору, на состояние реки Северский Донец. Мы со своей стороны попросим Донское бассейновое водное управление рассмотреть на ближайшем бассейновом совете состояние реки и водохранилищ, которые находятся на территории Белгородской области. А по итогам принять какие-то экстренные, а, может быть, и плановые решения.

- Мы вышли на интересную тему. Совместное использование водных ресурсов разными государства приводит порой к серьезным конфликтам. Давайте вспомним конфликт между Турцией и Сирией из-за Тигра и Евфрата. Между Египтом, Суданом и Эфиопией из-за реки Нил. Между Израилем, Палестинской автономией и Иорданией из-за бассейна реки Иордан. Вот ученые еще, кстати, напугали, что первый ядерный конфликт на нашей планете вспыхнет не между Россией и США, а между Индией и Пакистаном из-за проблем вокруг доступа к питьевой воде на полуострове Индостан. Вы такого рода риски просчитывает?

- Да, проблема водопользования в мире становится важнейшим фактором, который влияет не только на экономику, социальную сферу, но и на обеспечение национальной безопасности. Я сошлюсь на доклад Всемирного экономического форума 2015 года «Глобальные риски», где говорилось, что водный кризис несет в себе первостепенную опасность для человечества. Авторы доклада предполагают, что потребность в воде к 2030 году будет превышать объем имеющихся водных ресурсов на 40%. Это очень свежие данные и не прислушиваться к ним невозможно. Что касается нас, то водный кризис России не грозит. В среднем у нас по стране на одного человека приходится чуть более 30 тысяч кубометров воды в год. Что значительно превышает установленный ООН критический показатель. А он равен 1,7 тысяч кубометров. Заметили разницу?! При том, что даже вот этот минимальный уровень, установленный ООН, гарантирует обеспечение минимальных нужд населения, экономики и сохранения окружающей среды.

- Значит, без пресной воды мы не останемся?

- Совершено верно!

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также