2016-12-29T10:18:45+03:00
Комсомольская правда
25

"Соседи поневоле": В Петербурге открылась выставка коммуналок

До сих пор каждый восьмой житель города на Неве делит кров с чужаками [фото]

Коммунальные "пейзажи"Коммунальные "пейзажи"Фото: Александр ГЛУЗ

«В нашенской квартире коммунальной, деревянной и полуподвальной, под плакатом Осоавиахима общий счетчик слез висел незримо».

Читатели нашей газеты, наверняка, знают стихотворение Евгения Евтушенко «Плач по коммунальной квартире». Самый большой отклик оно находит в душах петербуржцев-ленинградцев. Ведь наш город был самым коммунальным в Советском Союзе. Даже в начале семидесятых годов исторический центр сплошь состоял из коммуналок. Среди моих одноклассников в отдельных квартирах проживали всего трое учеников. Лишь в старших классах еще несколько семей получили отдельное жилье в новостройках.

Родом из коммуналки

В дореволюционной России жилищная проблема стояла остро: в городах многие семьи рабочих ютились в подвалах и бараках. Существовали так называемые доходные дома, где можно было арендовать, комнату, часть комнаты, угол, спальное место. Придя к власти, большевики решили улучшить жилищные условия пролетариев. Самым простым путем: в принадлежавшие богатым гражданам большие квартиры стали вселять других людей, оставляя бывшим хозяевам одну-две комнаты.

Так возникали коммунальные квартиры. Сразу вспоминается попытка «уплотнить» профессора Преображенского, героя повести Михаила Булгакова «Собачье сердце».

Почему именно в городе на Неве было особенно много коммуналок? На этот вопрос трудно дать однозначный ответ. По одной из версий, в Петрограде, как в недавней столице, проживало достаточное количество людей с большими доходами – адвокаты, врачи, педагоги, инженеры. То есть, было, кого «уплотнять»…

Вспомнить свое коммунальное детство жители Северной столицы среднего и старшего поколения могут на открывшейся в Особняке Румянцева – филиале Музея истории города - выставки «Коммунальный рай или близкие поневоле».

Кухонная утварь Фото: Александр ГЛУЗ

Кухонная утварьФото: Александр ГЛУЗ

- Помещения, где развернута экспозиция, относятся к нашему музею уже на протяжении десятилетий, - рассказала корреспонденту «Комсомолки» заведующая сектором экспозиционно-выставочной работы Эльвира Пияева. – Но прежде это была ведомственная коммунальная квартира, где проживали наши сотрудники. Ее расселили лишь в 1995 году. Ремонт квартиры для размещения в ней музейной экспозиции удалось произвести лишь два года назад.

Любопытный факт. Среди гостей, пришедших на открытие выставки, был и писатель Сергей Арно, детство которого прошло в этой самой квартире.

- В нашей «квартире» проживают четыре персонажа, каждого из которых мы наделили своей «легендой». В действительности они не могли жить в одно время, но с их помощью мы рассказываем историю ленинградской коммуналки, - говорит Эльвира Пияева. - Это пережившая в двадцатые годы «уплотнение» бывшая хозяйка квартиры, семья, перебравшаяся в тридцатые годы из деревни в город, «неформал» шестидесятых, и художник - представитель ленинградского андеграунда семидесятых-восьмидесятых годов.

Бывшая хозяйка

Вот в такой комнате жила бывшая хозяйка квартира Фото: Александр ГЛУЗ

Вот в такой комнате жила бывшая хозяйка квартираФото: Александр ГЛУЗ

… Уже в марте 1918 года Петроградский Совет принял декрет, ограничивающий жилищные права буржуазии. Устанавливалась норма: по одной комнате на одного взрослого человека или на двух детей. В освободившиеся помещения вселялись семьи находившихся на фронте красноармейцев, а также безработных.

Слегка притормозив в годы нэпа, процесс «коммунализации» страны затем резко ускорился. В марте 1928 года вышло постановление СНК СССР «О порядке самоуплотнения жителей больших городских квартир». В процессе «уплотнения» жильца или жильцов «загоняли» в одну из комнат, а в остальные подселяли посторонних людей. В квартирах делались перепланировки: между комнатами, которые зачастую были проходными, закладывали двери, большие залы «нарезались» на меньшие по площади, на кухнях устанавливали дополнительные плиты.

В единственную оставшуюся у них комнату бывшие хозяева квартиры вносили свое имущество. Предметы дворянского быта, назовем их так. Этим людям приходилось привыкать к тому, что кухни, туалеты, раковины теперь находятся в «общем пользовании».

Переселенцы из деревни

За годы первой пятилетки – с 1928 по 1932 годы - население Ленинграда увеличилось более чем на миллион человек. Начавшаяся индустриализация требовала все большего количества рабочих рук.

В Ленинграде бывшие крестьяне жили так, как привыкли в деревнях. Сохнущие на печах ватники, валенки и трехдневные портянки, разносящиеся по коридорам запахи жареного сала и квашенной на зиму капусты,– все это выводило из себя родившихся в Петербурге «коренных ленинградцев». Возникали не прекращавшиеся затем годами склоки и скандалы.

После окончания Великой Отечественной войны началась вторая волна притока в Ленинград сельского населения: нужно было восстанавливать разрушенное за годы блокады городское хозяйство. «Новых ленинградцев» вселяли в уже «уплотненные» квартиры. Но и в них места хватало не всем. Кому-то приходилось жить в бараках, и полуразрушенных общежитиях.

Неформал и представитель андеграунда

Двери были увешаны звонками Фото: Александр ГЛУЗ

Двери были увешаны звонкамиФото: Александр ГЛУЗ

Что представляла собой коммунальная квартира в пятидесятые-восьмидесятые годы? Облепленная звонками дверь. За дверью – длинный коридор. Множество электросчетчиков, на стенах - график уборки мест общего пользования, иногда – телефон. На стенах – также велосипеды и санки. Огромная, заставленная столами кухня.

Обычно в коммунальных квартирах проживали три-пять семей, но известные случаи, когда «численность населения» достигала пятидесяти человек.

До начала восьмидесятых годов большинство ленинградцев не имели отдельного жилья. В коммуналках обитали самые разные, в том числе и весьма колоритные персонажи. Среди них – уже упоминавшиеся «неформал» и «представитель ленинградского андеграунда».

Коридор коммуналки Фото: Александр ГЛУЗ

Коридор коммуналкиФото: Александр ГЛУЗ

В так называемую оттепель, начавшуюся в середине пятидесятых годов, стали появляться полулегальные общества, кружки, литературные и художественные объединения, в которых вызревали взгляды, радикально отличающиеся от общепринятых. В СССР возникло диссидентство. Среди диссидентов встречались разные люди: были и те, кто задумывался о том, как изменить существующий режим и даже предпринимал для этого какие-то действия. А кто-то просто старался отгородиться от окружающей действительности.

В комнатах, где проживал неформал, как правило, был проигрыватель, коллекция пластинок, и радиоприемник, чтобы слушать зарубежные «голоса».

Другой характерной чертой жизни советского общества второй половины XX века было не признававшееся властями неофициальное художественное искусство. Оно характеризовалось разными терминами, один из которых - андеграунд. Большинство представителей андеграунда творили в «стол», а чтобы иметь хоть какие-то средства к существованию, работали кочегарами, дворниками, грузчиками.

Мастерской для них была комната в «коммуналке», в которой и жил сам художник. Обычно там царил творческий беспорядок. Частенько захаживали другие мастера кисти, вспыхивали бурные, пугающие соседей дискуссии.

Выпьем за демократию

Многие неформалы, как и представители андеграунда, искали контактов с зарубежными посольствами. А еще … любили выпить. 4 июля 1986 года, в разгар горбачевской антиалкогольной кампании, произошел забавный эпизод. Участники проходившего в центре города милицейского рейда постоянно натыкались на в стельку пьяных людей, от которых несло изысканными напитками. Как выяснилось, большинство из них были непризнанными художниками, поэтами, музыкантами, а также членами различных неформальных кружков. Напились же все они в ... Консульстве США, которое давало прием по случаю Дня независимости.

Коммуналки были бичом города. Но когда в шестидесятые годы началось их расселение, далеко не все ленинградцы захотели переезжать в отдельные квартиры. Кто-то не желал жить на городской окраине, а кто-то хорошо чувствовал себя в родной коммуналке. Ведь склоки и скандалы царили не во всех квартирах. Где-то между жильцами, наоборот, были дружеские, почти семейные отношения.

Сто тысяч коммуналок

К восьмидесятым годам доля коммунальных квартир в Ленинграде снизилась до 40 процентов. В период перестройки власти объявили, что к 2000 году каждая семья будет жить в отдельной квартире. Увы.. Сегодня в городе на Неве насчитывается больше ста тысяч коммуналок, в них проживает 650 тысяч человек, то есть, каждый восьмой петербуржец. По этому показателю наш город сохраняет «лидирующие» позиции в стране.

ФОТОРЕПОРТАЖ: "Соседи поневоле": В Петербурге открылась выставка коммуналок

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24