2017-03-30T15:56:39+03:00
Комсомольская правда
17

Свобода от сельдерея

Все, что вы хотели знать о частных школах Москвы, но стеснялись спросить
Великий Закон об образовании 1992 года был настолько либеральным, что признавал и свободу учителя и возможность собственных обучающих программ. Фото ТАСС/ Алексей ФилипповВеликий Закон об образовании 1992 года был настолько либеральным, что признавал и свободу учителя и возможность собственных обучающих программ. Фото ТАСС/ Алексей Филиппов

- …А еще здесь можно сельдерей из салата убрать. Понимаете, я сельдерей не люблю, - говорит парнишка-одиннадцатиклассник с лихо начесанным чубом. Парнишка учится в частной школе «Ступени». Раньше ходил в обычную муниципальную и может сравнить. В муниципальной, если сказано есть сельдерей, значит, все едят сельдерей. В частной - добрая Марьванна на раздаче этот сельдерей лично для тебя из салата вытащит. Свобода от сельдерея – один из важнейших аргументов в пользу частного образования. На птичьем педагогическом языке это называется индивидуальным подходом к учащемуся.

Краткая история частных школ в России: Начало

- Первыми организовывать частные школы начали учителя, люди науки, чиновники от образования, - говорит Александр Моисеев, директор Ассоциации негосударственных образовательных организаций регионов (АСНООР), - Они делали это прежде всего для своих собственных детей. Учили так, как хотели учить. И чужих детей учили, как своих собственных.

Когда в начале 90-х воображение педагогов пронзила идея свободы от государственно-чиновного тоталитаризма, индивидуальный подход виделся как возвращение в рай. «Мы будем формировать свободную личность, воспитанную на высших духовных достижениях человечества. В наших Школах не будет зла, унижения, непрофессионализма», - мечтали наивные энтузиасты, основатели первых частных школ.

Великий Закон об образовании 1992 года был настолько либеральным, что признавал и свободу учителя, и возможность собственных обучающих программ. Четко было прописано только одно: частная школа - некоммерческая организация. Это спасло частное образование от жуликов, но не спасло от энтузиастов. И понеслось… Частные школы возникали как грибы после дождя. ТОО, АО, ИЧП – наивные энтузиасты учили детей всему, что любили сами. Орнитология? – давай сюда орнитологию. Теория графов? – давай сюда теорию. Учили так, как хотели: сидя на коврах, гуляя по паркам. Отменялись классы, возрастное деление учеников, стулья, парты, неравноправное «вы» к учителю. При внешнем разнобое талантливые педагоги ухитрялись выдумывать невероятно эффективные методики и добиваться сногсшибательных результатов. Это было почти счастье!

Сколько всего в Москве частных школ?

Согласно данным Департамента образования Москвы, в столице действует 162 частные школы, имеющих лицензию на ведение образовательной деятельности. Сайт irad.ru приводит информацию о 167 частных школах. Сайт damspravku.ru - о 194. Правда, в этот список кроме общеобразовательных входят частные школы балета, вокала и всяких прочих искусств. Директор АСНООР Александр Моисеев говорит, что в Москве всего около 150 частных школ. Подсчитать точное количество НОУ (некоммерческих образовательных учреждений) по определению трудно. Для того, чтобы быть официально зарегистрированной, школе нужно получить 4 государственные лицензии. Этот процесс может длиться годами. Есть лицензия на право ведения образовательной деятельности, а есть лицензия, удостоверяющая ее, деятельности, качество. НОУ может иметь первую, но не иметь вторую. При этом школа может набирать учеников и работать. Но есть ли она – это вопрос.

В частных школах учится 4% школьников столицы. Пик популярности частники пережили в 2008-10 годах. Тогда в Москве было 245 частных школ (из них 158 лицензированных). Однако кризис сделал свое дело. Высокая аренда, налоги, сокращение родительских доходов и вот уже число частников медленно, но заметно сокращается. При этом запрос на частное образование по-прежнему остается высоким. Начиная с 2003 года число учеников в частных школах Москвы стабильно растет на 8,5% ежегодно.

- Вот смотрите, мы можем посадить в первый класс только 21 человек, помещение не резиновое, - говорит Ольга Александрова, замдиректора частной гимназии «Греко-латинский кабинет Ю.А.Шичалина», - Но каждый год детей приходит больше. Надо отбирать. Еще надо оставить места для дополнительного набора. Каждый год просят принять кого-то, и мы берем.

История частных школ в России началась всего 25 лет назад Фото: ТАСС

История частных школ в России началась всего 25 лет назадФото: ТАССtrue_kpru

Частные школы это для детей олигархов?

«Обязательный китайский, бассейн с морской водой, Дмитрий Быков в педсовете, стажировки в Англии и первый класс за 1,6 миллиона рублей» - так выглядит частная школа в глазах корреспондента «Афиши-дейли». Упоминание о частных школах у многих вызывает обострение классового инстинкта – ууу, богатые развлекаются. Отчасти это действительно так.

- Вы же понимаете, что корпоративный запрос никто не отменял. Он будет всегда, - вежливо замечает Василиса Маслова, директор частной школы «Русский Гарвард».

Корпоративный или сословный запрос выглядит просто: за дорого, роскошно и строго для своих. Этот самый запрос очень быстро поделил частные школы на «черные» и «белые». Учредителями «белых» стали такие монстры как «Газпром», Московская товарная биржа, Росгосстрах. Там школьники скачут на лошадях и питаются устрицами. Это школы-клубы. Даже имея очень большие деньги, туда попасть трудно. Детей принимают только по рекомендациям и то не всех. Обучение в таких школах может стоить сильно больше 1 000 000 рублей в год. Кроме конных прогулок и каникул в Альпах, никаких особенных чудес эти школы не таят. Образование там ровно такое же качественное, как и в других частных школах. Закрытые двери этих школ часто скрывают другие вещи.

- К нам недавно привели мальчика из очень богатой семьи, - рассказывает Василиса Маслова, - Он только что вышел из наркодиспансера. Он учился в очень дорогой частной школе где-то в Подмосковье. В школе активно торговали наркотиками и вот – закончилось все больницей. Понимаете, когда у детей есть большие деньги, они их губят.

Впрочем, не надо пугаться. Такие школы скорее исключение, чем норма. Они составляют всего 8% от всех частных школ Москвы. На них родителю лучше и не рассчитывать. Скорее всего, вас туда просто не возьмут.

Краткая история частных школ: Опыт выживания

Муниципальную школу закрыть нельзя – за ней стоит государство. А вот закрыть частную школу легче легкого. Если школа не обзавелась знатными учредителями, за ней не стоит никого, кроме вышеозначенных энтузиастов.

- Наш первый директор, Шустик Валентина Васильевна, из этого числа, - рассказывает Аллий Ту, замдиректора частной школы «Ступени», - Она прошла все: и рэкет, и ОМОН, который выгонял детей из здания. Продавала квартиру, машину, покупала развалившийся детский сад на окраине, в общем, начинала с нуля много раз. В 90-е был полный беспредел…

Первая кровь пролилась еще на стадии организации. На коврах ли будут заниматься дети или на стульях, нужна была крыша над головой. Помещение надо было где-то арендовать. А где? Государство ухмылялось в усы и ворчало – вам надо, вы и морочьтесь. Дух воспитывали в цоколях жилых зданий, детских садах, каких-то подвалах и пристройках. Многие выжившие остаются в цоколях и по сей день. Государственную аккредитацию тоже не удавалось объехать на кривой козе: аккредитованным давали субсидии. Пришлось аккредитовываться и хоронить себя под грудами бумаг. Но самым большим разочарованием стали родители. Частники быстро выучили циничную мудрость рынка - кто платит за ужин, тот девушку и танцует.

- В 90-х годах, да и в нулевых тоже, к нам шли в основном родители из бизнеса, - говорит Владислав Гребенюк, исполнительный директор школы «Ступени», - Вот пришел к нам один папа и говорит: «У меня две дочери. Я хочу, чтобы они дожили до 11-го класса нормальными и здоровыми – все!»

Родители не хотели высот духа. Они хотели, чтобы детям было хорошо, то есть безопасно, сытно, не очень трудно, ну и забавно. Частные школы оказались между сциллой и харибдой. Те, кто хотел учить своих детей прекрасному, сидели без зарплат. А те, кто имел средства, имел и свои представления об образовании. Совмещать деньги и дух получалось плохо.

- Ко мне как-то пришел очень богатый человек, отец троих детей, - рассказывает Василиса Маслова из «Русского Гарварда» (расположен в цоколе жилого здания на окраине), - Он походил к нам на уроки и ему все страшно понравилось. И вот он мне говорит: «Я арендую особняк в центре Москвы. Все, что вы делаете здесь, вы будете делать там. Тогда я отдам вам своих детей». Я его спрашиваю: «А сколько будет стоить обучение?» - «Где-то 100-150 тысяч в месяц с носа». Ну, я засмеялась только – у меня ни один родитель такого не потянет. Так и не получилось у нас ничего…

Назвать точное число частных школ в Москве трудно. Государственную аккредитацию имеют около 150 школ. Фото ТАСС/ Алексей Филиппов

Назвать точное число частных школ в Москве трудно. Государственную аккредитацию имеют около 150 школ. Фото ТАСС/ Алексей Филиппов

Но если не дети олигархов, то кто?

Самые обычные дети обычных родителей, имеющих более или менее неплохой доход.

80% всего частного образования Москвы рассчитано на детей среднего класса. Ну, может быть, верхней его, среднего класса, части. Образование в этих школах стоит менее 1 миллиона в год, а ежемесячные выплаты колеблются в промежутке от 20 до 100 тысяч. Именно этот сегмент частного образования, разумеется, самый востребованный. Целевая группа частников – родители с совокупным семейным доходом от 150 до 200 тысяч рублей в месяц. По данным опросов, 64% московских семей готовы отдать до 30% своего бюджета за обучение в частной школе.

… и зачем?

Если не иметь в виду родительские амбиции, то уважительных причин отдать ребенка в частную школу довольно много. Во-первых, дети бывают разные.

- Частные школы малокомплектные и поэтому всегда будут дети, которым по тем или иным причинам, психическим или физическим, неуютно в массовой школе, - объясняет Моисеев, - К ним нужен определенный подход. Процент этих детей всегда был, есть и даже постепенно возрастает. Для них частные школы нужны как воздух.

Школьные преподаватели могут рассказать много печальных историй о детях, которые постоянно роняют ручки, путают время и даты, плачут, убегают из дома и так далее. Отдавать проблемных детей в обычные школы или специализированные интернаты многие родители просто не хотят. Остаются частные школы, которые берутся удовлетворить любой запрос.

Во-вторых, комфорт, покой, гарантия безопасности и самое пристальное внимание к ребенку.

В среднем в одном классе частной школы учатся 10-12 детей. Но зачастую число учеников еще меньше. Маленькие, если не сказать крошечные классы, дают возможность не просто индивидуально подходить к ребенку, но прямо-таки носить его на руках. Здесь не просто учат, но и воспитывают, и дружат, и формируют, и просто заботятся.

- У нас в школе 3-4 человека в каждом классе. На каждого ученика приходится по 2 преподавателя, - говорит Василиса Маслова из «Русского Гарварда».

Отдавая дите в частную школу, родитель точно знает, что деткой будет заниматься целая толпа отличных специалистов. И не формально, а с душой. Это значит, что школа для ребенка станет родным домом, а учителя - вторыми родителями. Еще непонятно, кого ребеночек будет любить больше.

И наконец, в-третьих, частная школа может удовлетворить практически любой образовательный запрос. Если, конечно, родителям это надо.

- У нас дети изучают латынь с 4-го класса, а греческий - с 5-го. К нам приводят детей в основном очень образованные, если хотите, интеллигентные родители. Те, кто понимает ценность классической филологии и философии, - говорит Ольга Александрова из гимназии «Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина».

Классическая филология – это частный случай. Если поискать, найдутся школы с преподаванием японского, китайского, корейского языков, не говоря уже о большинстве европейских. Есть школы с серьезной театральной, музыкальной, естественнонаучной, спортивной и любой другой подготовкой. Это муниципальные школы похожи друг на друга как две капли воды. А частные школы все разные. Именно для этого они и создавались.

Впрочем, блеск платного образования не надо преувеличивать. Если ваша цель - сдать ЕГЭ хорошо, можно обойтись и без частной школы.

- Сейчас муниципальное образование очень сильно укрепилось, - говорит Александр Моисеев, - В обычных школах хорошо стали учить, к ЕГЭ вас там отлично подготовят. В 90-е годы такого не было.

В муниципальных школах средний балл по всем предметам колеблется в районе 450-480. В частной школе он составляет примерно 500 баллов. Конечно, это средняя температура по больнице. Но стоит ли ради 20 лишних баллов тратить сотни тысяч?

Краткая история частных школ: Что из этого вышло?

Со времен диких 90-х изменилось многое. И прежде всего родители.

- Сейчас контингент другой, - говорит Аллий Ту из «Ступеней», - У нас учатся дети хороших врачей, людей из айти-сферы. Сами дети изменились. Если раньше к образованию относились как к неизбежному злу, то сейчас любой первоклассник вам скажет: «А мне мама сказала, что надо хорошо учиться».

Впрочем, изменились и сами частные школы. Отпустив образовательного джина из бутылки, государство сразу испугалось собственной смелости. В 1996 году Закон об Образовании был отредактирован первый раз. Потом еще и еще. Каждая следующая редакция отнимала у частников права на самостоятельность и налоговые льготы. После редакции 2012 года государство окончательно уравняло частные и муниципальные школы в части образовательных стандартов и финансовой поддержки. Все нормативы, ФГОСы и программы обучения везде одинаковые. От былой свободы духа остался только сельдерей, тот самый индивидуальный подход к учащемуся.

Оказавшись в зоне рыночной экономики, частники столкнулись с удивительным парадоксом. Если бесплатные школы предлагают образование как услугу, отказываясь отвечать за воспитание ученика, то частники буквально обречены делать все наоборот.

- Конечно, мы никогда не будем относиться к образованию как к услуге. Мы занимаемся ребенком, всеми его проблемами. Мы не можем не любить наших учеников, - пожимает плечами Василиса Маслова.

Как и следовало ожидать, на рынке образования самым дорогим товаром оказалась душа преподавателя и его внимание к ребенку.

Отдавая дите в такую школу, родитель получает полную гарантию того, что ребенку там будет очень хорошо Фото: Михаил ФРОЛОВ

Отдавая дите в такую школу, родитель получает полную гарантию того, что ребенку там будет очень хорошоФото: Михаил ФРОЛОВtrue_kpru

Чем обучение в частной школе отличается от обучения в школе государственной?

- Да, в общем-то ничем! - смеется Сергей Александров, завуч по воспитательной работе из частной школы «Сотрудничество», - Программы те же, методики те же. Просто мы очень стараемся и очень любим свою работу. Вот у меня сейчас ребята будут давать две премьеры. Один мюзикл на английском языке, один на русском. В мае театральная студия даст еще одну премьеру. Вы представляете, с каким кайфом мы все это делаем – и ребята и взрослые?! А ведь ничего особенного. Обычный школьный театр. Отличие только в том, что мы реально это делаем.

В школе «Сотрудничество» 22 студии по интересам. Занятия заканчиваются в 15 часов, но дети неохотно отправляются по домам только часам к семи вечера. Им просто интересно!

Образец типичной частной школы среднего сегмента – школа «Ступени». Оплата здесь составляет примерно 500 000 рублей в год, в классах по 8 человек, высокие показатели в образовательных рейтингах, МГУ и МГИМО – целевые вузы. Старый детский садик, выкупленный и полностью реконструированный под нужды школы, утешает сердца администрации отсутствием бешеной аренды и приветливыми интерьерами.

Если родитель ищет местечко, где бы его сынок мог тихо отсидеться 11 лет, это не сюда. Здесь все строго. В три часа дня школа выглядит почти пустой, но это иллюзия. «Ступени» обеспечивают полупансион: дети находятся здесь с утра до 16.30. Сначала уроки, потом выполнение домашней работы и дополнительные занятия. Если тихонько сунуть нос в закрытые классы, там обнаружатся кучки сосредоточенных ребят, грызущих ручки над распахнутыми тетрадями – уроки делают. Издалека доносится чья-то распевка под фортепьяно – это тренируются вокалисты. За окном на школьном футбольном поле с громкими воплями идет занятие футбольной секции. Учительница ведет за собой стайку третьеклашек – начинаются занятия в изостудии. Во всех коридорах тихими книжными шелестениями шуршит налаженная школьная жизнь. Аккуратно и неброско одетые дети вежливо здороваются при встрече, на всех лицах спокойные и слегка отрешенные улыбки – здесь все чем-то заняты. Дети – учебой, а взрослые - детьми. Родители могут быть спокойны.

Частные школы – это прибыльный бизнес?

- Да что вы?! Мы работаем себе в убыток! С трудом сводим концы с концами, - восклицает Ольга Александрова из частной гимназии «Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина», - Родители, конечно, помогают, но у нас в основном учатся люди интеллигентные, то есть не очень богатые.

Обучение в этой гимназии стоит всего 26 тысяч рублей в месяц. Есть скидки для многодетных и персональный подход к каждой семье.

- Мы же христианская гимназия, - говорит Ольга Петровна, - Это же не рынок, это школа, дети. К одним деньгам все не сведешь.

Частное образование крайне уязвимо для всех экономических колебаний. Финансовая подушка безопасности у этих школ крайне невелика. Как некоммерческие организации они могут получать прибыль только в виде зарплаты сотрудников. Накапливать средства на счетах нельзя – будут проблемы с налоговой. Да и взять эти средства особенно неоткуда. Доходные статьи частных школ выглядят просто: родительские деньги составляют примерно 70% дохода школы. Еще 30% - это субсидии государства. Еще есть вспомоществования спонсоров и гранты, то есть деньги шальные и трудно предсказуемые. Немного можно заработать на платных услугах. Расходные статьи выглядят еще проще: 97% всех средств уходит на аренду, коммуналку и зарплаты. Вся эта огромная и неустойчивая конструкция под названием частная школа приносит чистой прибыли не более 3%. Но и эти копейки тут же уходят в развитие, то есть в ремонты и закупки нового оборудования.

- Частные школы это точно не вопрос сверхприбыли, – говорит Владислав Гребенюк из школы «Ступени», - Ее тут никогда не будет. Школа это сложнейший организм, если он уже состоялся, его надо постоянно поддерживать просто по факту того, что он есть.

В старом одесском анекдоте герой покупает на базаре яйца, варит и продает их по той же цене. «Так в чем же выгода?» - спрашивают его коллеги по частному бизнесу. «Бульон и я при деле!» - гордо отвечает предприниматель. Примерно так же выглядит частная школа с точки зрения бизнеса.

Как выбрать подходящую частную школу для ребенка?

Частные школы как яблоки – их много и они все разные. Можно найти покислее, можно послаще. Можно красные, можно зеленые. Что же выбрать? И тут для родителя начинаются муки…

Многочисленные рейтинги, которыми пестрит интернет, в этом деле не помогут. Объективные рейтинги частных школ невозможны в принципе – уж слишком разные. Не особенно помогут и замеры качества образования. Во всех частных школах это качество вполне высоко. Отличаются школы только преподавателями, вариантами дополнительного образования, материальной базой, а соответственно и оплатой. И тут давать советы дело неблагодарное. Важно помнить одно: история школы и людей, которые ее делают, – это то, что любящему родителю следует заранее разузнать.

Тот же «Русский Гарвард» образовался всего несколько лет назад в результате распада старой частной школы. Тогда преподаватель английского языка Василиса Маслова поняла, что нельзя бросать ни детей ни учителей и организовала собственную школу. Сама Маслова приехала из Мурманска. Ее дед в 50-х годах с нуля построил животноводческий колхоз-миллионник на вечной мерзлоте. Героизм и самопожертвование у Масловой в крови.

- Первые 5 миллионов, которые я на квартиру откладывала, ушли за 4 месяца, - рассказывает Маслова, - Аренда, ремонт, зарплата учителям. У деда на стройке студенты за кефир работали, а я же не могла людям не платить. Хотя у нас тогда еще только 2-3 ученика было.

Надо думать, что здесь ребенка не бросят.

Совершенно другая история у школы «Сотрудничество», одного из лидеров частного образования Москвы. В 1990 году школа была государственной. Как только юридически это стало возможным, она почти в полном составе ушла в частный сектор. Татьяна Стрункина, директор «Сотрудничества», - искренний фанат образования. Отдать в ее руки ребенка можно не сомневаясь. Но что же выбрать?

Сравнение «Гарварда» и «Сотрудничества» для родителя может стать серьезной головной болью. «Русский Гарвард» ютится в арендованном цоколе жилого дома, а у «Сотрудничества» в собственности целое школьное здание. В «Гарварде» нет своего спортзала, футбольного поля и бассейна. У «Сотрудничества» все это есть. Однако в «Гарварде» ученики платят всего 30 тысяч в месяц, а в «Сотрудничестве» - почти 100. В «Гарварде» в классах по 3-4 человека, а в «Сотрудничестве» - 14-16. В «Сотрудничестве» учится 350 человек, а в «Гарварде» всего 30. При этом по данным образовательных рейтингов «Гарвард» существенно опережает «Сотрудничество». Кто же лучше? Родителю есть о чем подумать.

ВЗГЛЯД С 6-ГО ЭТАЖА

Александр МИЛКУС, редактор отдела образования «КП»

Школы разные нужны, школы разные важны

На самом деле нет единого рецепта - мол, если ребенок будет учиться в частной школе, то все у него потом в жизни будет хорошо.

У меня были состоятельные знакомые, которые просили помочь перевести их сына в муниципальную гимназию потому что частная школа не давала никаких знаний: "Учителя добрые, а если они начинают требовать знания, дети их тут же ставят на место: вам зарплату платит мой папа, вот меня и не доставайте" (Детишки у нас грамотные пошли). В общем, за три года до окончания школы пришлось сыну идти в школу, где папа "не платит зарплату учителям" и заниматься.

Индивидуальный подход - вот, пожалуй, чем могут брать частные школы. Если ребенок сложный, с непростым характером - да, конечно, ему лучше учиться в классе, где не 35 учеников и вечно захлопотанная учительница. Ребята их небогатых семей в этом случае вынуждены переходить на домашнее обучение, что, конечно, не так хорошо.

За последние два десятилетия частные школы нашли свою нишу (не массовую), обустроились и в общем-то вписались в систему образования.

Сейчас интереснее новая тенденция - состоятельные люди открывают частные школы не для детишек из богатых семей, а для подготовки интеллектуальной элиты страны. Объявила недавно набор школа "Летово", где обучение в год одного ребенка будет стоить учредителям около 1 миллиона рублей. Набирают не из тех семей, где родители в состоянии заплатить такие деньги, а особо одаренных, в которых владельцы школы готовы вкладывать с тем, чтобы развивать таланты детей. Подобную школу открывает и Евгений Касперский. И вот тут, понятно, возможностей у частных учредителей, бизнеса гораздо больше, чем у муниципалитетов, ограниченных нормами финансирования.

То, что состоятельные люди берут на себя такую ответственность - и финансовую, и интеллектуальную (особых детей надо учить по особым программам) - это, на мой взгляд, и есть результат того, что частные школы у нас выжили в непростые времена и отстояли себя как образовательный институт.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также