Петербурженка лишилась детей из-за бедности

Органы опеки не устроило то, что женщина жила только на детские пособия [фото]

Несчастья сыплются на Веру Камкину как из рога изобилия. У жительницы Колпина (один из районов Санкт-Петербурга) сначала умерла мать, затем муж. 34-летняя женщина не работала и сидела с четырьмя детьми (младшей Ларисе чуть больше полутора лет). Жила преимущественно на детские пособия. Соседи характеризуют многодетную мать как женщину с некоторыми странностями. Дескать, она «социально пассивный человек». Это надо понимать так: сидит дома и ждет, что кто-то ее осчастливит или все само по себе как-нибудь образуется...

- Я не пью, не курю, не наркоманка, - говорит сама Вера Александровна. - Конечно, мы живем крайне бедно. Нам помогают благотворительный фонд и наши родственники.

Накануне Нового года в коммуналку к Камкиным пришли две женщины. Представились сотрудницами инспекции по делам несовершеннолетних и органов опеки и попечительства. Документов, подтверждающих свои полномочия, впрочем, не показали. А Вера и не настаивала...

Решительные незнакомки заглянули в шкафы и холодильник. Пусто. Малыши в это время бегали по комнате полуголые и голодные.

«Нам нужны документы на детей», - заявили визитерши. А потом ребятишек отправили в больницу - мол, на обследование, и вообще им там будет лучше. А уже оттуда отвезли... в детдом.

Как пояснили «Комсомолке», у женщины огромный долг по квартплате. Почти 140 тысяч рублей. Когда Вера устроится на работу, начнет получать зарплату и рассчитается с коммунальщиками, детей ей, возможно, вернут. «Причиной изъятия детей стали не долги перед коммунальщиками - это простое совпадение, - говорят сотрудники попечительских органов. Реальной причиной стали плохие условия жизни ребят».

- От различных благотворительных фондов Вера получает порядка 27 тысяч рублей ежемесячно, но оплачивать квитки по-прежнему не считает нужным, - пояснили чиновники. - У нее год назад детей уже забирали. Тогда у ребят обнаружили вшей, отправили подлечиться в больницу и вернули нерадивой маме.

Приходили к Камкиным и в конце прошлого года. Ничего в семье не изменилось. Да и как могло измениться, если, кроме проверок, органы опеки ничего более-менее реального для одинокой матери не сделали? В общем, решили: нечего этой Камкиной тунеядствовать!.. Хотя вообще-то по закону Вера вправе сидеть дома еще полтора года, пока младшенькой девочке не стукнет три года, но какое значение имеют юридические тонкости, если дети находятся в плохих условиях? Вот опека и решила их забрать...

Пока трое детей - девятилетний Руслан, тринадцатилетняя Дарья и четырехлетняя Лиза - находятся в детском доме № 31. Маленькая Лариса - в специализированном доме ребенка в Красносельском районе Питера. Там им будет лучше, считают чиновники органов опеки. Потому как в комнате Камкиной в коммунальной квартире для всех даже не хватало кроватей.

Хотя загнанная в угол Вера очень хочет устроиться на работу и договориться насчет яслей для младшей дочери, сделать ей это будет совсем непросто: образования нет, специальности - тоже. Раньше Камкина торговала на рынке, но какому владельцу ларька нужна мать с четырьмя малолетними детьми, которые часто болеют?

Но у чиновников свой взгляд на проблему.

- Вере несколько раз предлагали устроиться на работу. Сердобольный социальный работник даже платил три месяца подряд за садик, который посещал один из детей, но женщина так и никуда не устроилась! Более того, она два раза привлекалась к административной ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей.

По мнению же директора детского дома № 31 Валентины Григорьевой, где сейчас находятся сын и две дочки Камкиной, дети должны вернуться к матери.

- Ребятам, разумеется, будет лучше дома. Я надеюсь, что органы опеки во всем разберутся и дети вернутся к маме, - сказала Валентина Геннадьевна.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Бедная во всех смыслах мама

Вот призывают вокруг - с плакатов, с экранов телевизоров, с трибун высоких - рожайте-рожайте: государство вам поможет! Однако, кроме громких лозунгов, что остается в сухом остатке? Ведь пособия на ребенка до сих пор вызывают грустную улыбку. Если папа не пашет как вол, если не помогают бабушки-дедушки, то одной маме не поставить на ноги малыша. А если мама одна? Совсем одна! Кто ей поможет?

Конечно, существуют какие-то госпособия. Только, чтобы собрать документы, нужно обойти столько инстанций. И таскать с собой ребенка - ведь матери-одиночке его не с кем оставить. Это как с ипотекой. Чтобы ее получить без проблем, надо иметь доходы, позволяющие купить квартиру и без залезания в долги. Замкнутый круг.

Официально питерские органы опеки детей спасают. Молодцы, не забывают о работе, как их коллеги в других регионах, где находят малышей-маугли при живых родителях. Но не проще ли было бы для всех - для матери, детей, тех же социальных работников - дать ей ворох грантов и вытащить из нищеты? Или, кроме как отобрать детей у бедной (во всех смыслах) матери, больше ничем ей помочь невозможно?

Евгений САЗОНОВ

ВОПРОС ДНЯ

Правильно ли поступили чиновники?

Руслан БАЙСАРОВ, бизнесмен, отец четверых детей:

- А не лучше было бы нашим чиновникам пересмотреть законы и уменьшить тарифы коммунальных платежей? Многодетным семьям и малоимущим надо помогать, а не загонять их в угол и доводить до отчаяния.

Игорь БЕЛОБОРОДОВ, директор Института демографических исследований:

- Система западной ювенальной юстиции шагает по стране! Во Франции родители трясутся уже в период беременности - как бы у них ребенка не отобрали. Последний «накат» был, когда родители стали отказываться от полового просвещения детей в школах. Не всем понравилось то, что, например, гомосексуализм преподносится как норма. При этом мигрантов у них не трогают.

Алика СМЕХОВА, певица, мать двоих детей:

- Это ужасно! Сейчас почему-то резко стали следить за исполнением законов. Причем вся строгость ощущается на бедных и неимущих. То домик в деревне снесут, то детей отнимут...

Алексей РУДОВ, руководитель проекта «Содействие развитию семейных форм воспитания детей, оставшихся без попечения родителей»:

- Странная ситуация. Нельзя же просто прийти и сказать: «Дети, пойдемте-ка со мной». Значит, были подключены органы опеки. Но их забота - чтобы жизни и здоровью ребенка ничто не угрожало. При чем здесь долги по квартплате? Сколько я ни разбираюсь с подобными историями, всегда есть еще какие-то основания для отобрания детей. Вероятно, питерская мама что-то недоговаривает.

Сергей СЕМУШИН, актер, отец восьмерых приемных детей, Волгоград:

- Но почему не помогут этой многодетной матери? Есть же специальные программы помощи родителям, у которых могут забрать детей, им дают субсидии, устраивают на работу... Ведь даже в самом лучшем детском доме ребенок будет смотреть в окно и ждать маму!

Юля ЕФРЕМОВА, мать пятерых детей, Нижний Новгород:

- Год назад я выбросилась из окна 9-го этажа, когда поняла, что мне не перечислили вовремя детские пособия. Выжила! И пока я лежала в больнице, квартиру завалили тушенкой, сгущенкой, одеждой, игрушками. Увы, в нашей стране сначала доведут до крайности, а потом меры принимают...

Андрей, читатель сайта KP.RU:

- А не пробовали для начала помочь мамаше с местами в школе и садике, устроить хотя бы посудомойкой в том же заведении? Изъять-то оно, конечно, проще. Поставят потом себе галочку: спасли еще 4 ребенка. И сделали из них сирот.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости: