39

Концерт Петра Налича: триумф в ля-миноре

Автор мегахита «Гитар» заставил плясать серьезного журналиста [видео] [18:29]

Клуб “Икра” с утра лихорадило. Взволнованные люди, различных возрастов, полов и наций осаждали двери. Два невеселых охранника в черном устали повторять суровую правду жизни: “Билетов нет!”.

Хитрый народ (я был в их числе) брал пиво в баре второго этажа и зависал, надеясь на счастливый случай: а вдруг пропустят без билета. И ведь правильно зависал! Пропустили-таки меня добрые охранники!

Да кто же это так взорвал московское музыкальное пространство? Ингви Мальмстим, Хворостовский, Стив Вей, Джо Сатриани, Басков или Стас Пьеха? (В наш парадоксальный век все возможно). А вот и нет. Простой, незамысловатый, романтичный московский архитектор, в клетчатой немодной рубашке, в простых портках с Черкизовского рынка, с редкой для наших широт экзотичной фамилией Налич.

Какой русский пользователь сегодня не посмотрел его парадоксальный, нелепый, и, несмешной, словно “Аншлаг”, видеоклип “Guitar”! Но ведь чем-то взял он российскую аудиторию! Доморощенное видео, “Сам себе режиссер”, снятое дрожащей рукой (похоже, на телефон?).

Объяснить его успех, так же трудно, как и трудно в свое время было объяснить триумф подъездной эстетики “Ласкового мая”. Виртуозные музыканты, угробившие долгие годы на развитие своего таланта, уникальные вокалисты, инструменталисты долго пребывали в шоке.

Четыре аккорда “Белых роз” (Ля-минор, ре-минор, соль мажор, до мажор) перевернули представление о мировых музыкальных ценностях. Гендель и Бах, Эдисон Денисов и Шаинский, Штокгаузен и Битлз пропали для миллионов обезумевших русских. Незамысловатая и в то же время понятная “Мурка” “Ласкового мая” свела на нет все эстетические поиски великих музыкантов. Непостижимая загадка русской души.

И это в то время, когда у нас уже были гениальные музыканты мирового уровня: неповторимый “Автограф”, уникальный “Парк Горького”, сумасшедший “Круиз” и виртуозный Виктор Зинчук.

Можно, конечно, списать этот феномен любви к примитивной музыке на потрясающе низкий уровень музыкальной культуры нашего многострадального народа. Но мне всегда это было как-то это совестно, потому что я и сам есть этот народ. К счастью, меня не перло от Ласкового мая. Я тоже пребывал в невдомеке. Профессиональные музыканты, послушав шедевры Петра Налича, поморщатся, но своего “братушку” не обидят и не “сдадут”.

Тут надо осознавать главный факт: раз ты пользуешься успехом, значит, в тебе что-то есть. Сможет ли Прохор Шаляпин собрать в одиночку тысячный зал клуба “Икра”? Вряд ли. А Налич собрал. Значит, он “мачо”.

Незамысловатая музыкальная эстетика простого российского паренька в первую очередь нашла отклик в романтичных, мягких, словно йогурт, податливых сердцах россиянок. Отчасти их привлек неправильный, немудреный английский текст. Я видел в этот день в “Икре” и приплясывающих старичков и притоптывающих старушек, плачущих отроков и отроковиц, бородатых серьезных мужей, с отблеском угасшего от такой немудреной музыки интеллекта в очах.

“Вот мы вдвоем грустим

Не говори, молчи

Давай веселиться

Снег укрывает нас

Давай обниматься

Ты говоришь мне чуть слышно

Давай разведемся”

Нехитрая тембровая модификация клавишных инструментов (Петр сам лично играет на электропианино и гитаре) микрохроматическая интервалика, клистирный звук кларнета, сужают тембровый спектр до одной точки звука fis малой октавы (он похоже и сам не понял, что сыграл). Зал взрывается шквалом аплодисментов, топотом, визгом, стонами, пыхтением, кряхтением.

Нетрудно заметить, что Петю Налича проблема рифмы не особо тяготит. Он не маялся, как Пушкин, или Бродский. Да и метафоры, синекдохи и оксюмороны ему ни к чему. Возможно, от такой поэзии перевернулся бы в гробу Гете, Гомер и Петрарка, но наш народ был потрясен. Я – свидетель этого чуда.

А в один прекрасный момент я вдруг осознал себя так же нелепо и смешно притоптывающим и приплясывающим. Хорошо, что меня в этот момент не видели мои дети и руководство (то-то было бы смеху!). Почему-то вспомнилось нашумевшее: “Белые розы, белые розы, беззащитны цветы. Что с вами сделали снег и морозы. Лед витрин голубых!” (Это точно не Бродский писал!)

- /bigger>/bigger>/fontfamily>“/bigger>/bigger>/fontfamily>Джамп ту май ягуар, кам ту май будуар”. – поет с чувством Петр. И невольно хочется ему верить. Искрятся счастьем глаза юных поклонниц! Чувствуется: они не против будуара и ягуара. Пляшет седовласый старец, наступая мне на ноги. (Ты-то что веселишься на закате дней?) Обнимаются и целуются две очаровательные поклонницы трибадии.

Прыгает, сотрясаясь, словно студень, (на 20 сантиметров вверх) пухлая шестидесятница, возросшая на поэзии Евтушенко, с голубыми волосами и химической завивкой. Да что же это за диво? Искры счастья в глазах Петра Налича. Его понять можно.

Сколько “фабрикантов” навыпускала наша страна, а прозябают они в безвестности, пробиваясь редкими эфирами. А тут раз и в дамки, без всяких затрат времени и денег. Он поет просто и искренне, никого не стесняясь, словно в электричке. Он считает, что его аудитория – это студенты и московские интеллектуалы. Вполне возможно. Если учесть, что сегодня интеллектуалом себя считает всяк, прочитавший Бернарда Вербера и Фредерика Бегбедера. Музыка Налича из той же серии.

Читается легко и эпатаж присутствует.

- Так. Че бы вам еще спеть на “бис”? А то пора уже завершать. – спрашивает Петр как бы у себя и у меня. Кабак, в общем, полный! Голос у Петра высокий с мелкой вибрацией. Мог бы запросто петь в оперетте.

Сольные кантилены отличаются гибкостью и тупой пластичностью мелодической линии, с отчетливо обозначенной мягкой песенной интонацией, типа: “Там на шахте угольной паренька приметили….”.

Во всем этом зрелище видится яростная и непоколебимая, уверенная попытка автора осмыслить общечеловеческую сущность мироздания, через индивидуально-личностные тона. Ну, в общем, то, что нам надо для того, чтобы не напрягать свой уставший от серой бытовухи мозг.

Да что там говорить: послушайте сами!

Петр Налич: Концерт в клубе IKRA. Автор мегахита «Гитар» заставил плясать серьезного журналиста

Подпишитесь на новости:
39