«Утопия» в Театре наций: о людях, которые ползают

Спектакль «Утопия» по пьесе Михаила Дурненкова поставил режиссер Марат Гацалов
Анастасия Плешакова
04.07.2018
606
0
Поделиться:

Фото: Пресс-служба Театра наций

Герои «Утопии» — жители русской глубинки: отец-алкоголик Леха, сын-наркоман Юра и его мать Надя. Спившиеся, опустившиеся люди без веры и без надежды. И вот появляется змей-искуситель — бизнесмен из Москвы (Андрей Соколов), который как будто дарит надежду. У него идея фикс — воскресить разорившееся еще в 90-е годы кафе «Утопия». Но не заново открыть, а возродить в «первозданной красоте» — как было: с плохим пивом, стеклянными банками вместо кружек. Чтобы занавески вырвиглаз, чтобы сломанные стулья и пахло тошниловкой. Задача фантастическая, но он дает на «Утопию» деньги. «Но мы можем сделать кафе лучше!» — предлагает Леха. Для него это шанс, перемены — это жизнь. Застой — это смерть. «А лучше не надо, надо — как было много лет назад», — говорит бизнесмен. Аллегорию, заложенную в тексте, можно расшифровывать по-разному: страх перед будущим,  присутствие прошлого в дне сегодняшнем, попытка вернуться назад, но с большими потерями. Однозначного объяснения быть не может: в пьесах Михаила Дурненкова всегда есть сверхъестественное и иррациональное.

Основной элемент сценографии — наклоненное зеркало, которое служит экраном. Почти все действие зрители видят актеров отображенными в зеркале. Там они ходят, сидят на стульях и даже стоят на голове. А на самом деле играют, лежа на полу, перемещаясь по сцене на досках, к которым приделаны колесики. Этот зеркальный эффект переворачивает героев с ног на голову, из лежащих делает стоящими.

В необычной сценографии, придуманной художником Ксенией Перетрухиной, заложена своя аллегория: это история о людях, которые ползают, хотя им кажется, что они ходят. Мизансцены почти статичные, как на картинах или на фресках.

Актеры играют в пластике замедленной съемки, словно завязли в сонном болоте. Следует выразить респект не только всем занятым в спектакле артистам, но отдельно отметить работу хореографа Татьяны Гордеевой и мастера пантомимы, исполнителя роли Лехи Леонида Тимцуника.

Новый спектакль Марата Гацалова аккумулирует театр, кино и живопись. Красные яблоки, разбросанные по сцене, не только эффектный элемент сценографии, но еще иллюстрация к библейской истории про Адама и Еву.

ГДЕ: Театр наций, м. «Чеховская», «Пушкинская», «Тверская», Петровский пер., 3.

КОГДА: 17, 18 сентября.

Цена билетов: 100 — 3000 руб.

В РАМТе стартуют XVIII «Летние балетные сезоны»

Что еще посмотреть

«Геликон-опера»

«Золотой петушок»

Опера с трудной судьбой, при жизни ее автора — композитора Римского-Корсакова — из-за театральной цензуры так и не поставленная, зато в наше время существует немало постановок «Золотого петушка». Новый спектакль — совместная работа театра «Геликон-опера» и Немецкой Оперы на Рейне.

м. «Пушкинская», «Тверская», ул. Б. Никитская, 19/16.

30, 31 августа, 2 сентября.

Цена билетов: 2000 — 4000 руб.

Театр им. Моссовета

«Шум за сценой»

Популярная комедия английского драматурга Майкла Фрейна много лет идет с неизменным аншлагом. Артисты сборной труппы едут с антрепризой по провинциальным городам. Комические сюжеты из спектакля, который они вывезли на чес, переплетаются с не менее смешными сценами закулисья.

м. «Маяковская», ул. Б. Садовая, 16.

6, 14 июля, 9, 17 августа.

Цена билетов: 200 — 2500 руб.

Театр «Современник» (Другая сцена)

«Пока существует пространство»

В этом спектакле два исполнителя и оба главных. Один из них — Валентин Гафт, второй — Саид Багов. Они играют отчима и пасынка. Они приезжают в дом, где когда-то жили.

Много лет назад герой Гафта женился на женщине с ребенком, которую потом бросил. Но она его продолжала любить…

м. «Чистые пруды», «Тургеневская», «Сретенский бульвар», Чистопрудный б-р, 17.

8, 22, 29 июля.

Цена билетов: 600 — 3000 руб.

Поделиться:
 
Есть событие, которым вы хотите поделиться?
 
Самое интересное в Москве подпишитесь на рассылку!



  • Сегодня в театрах
     
     
     
     
    x
    Есть событие, которым вы хотите поделиться?
    Спасибо!